Вся активность

Этот поток обновляется автоматически     

  1. Последняя неделя
  2. Семёнов Валентин Евгеньевич, руководитель направления Центра христианской психологии и антропологии "Современное общество в контексте концепции российской полиментальности", докт. психол. наук, профессор, заслуженный деятель науки Российской федерации (Санкт-Петербург). Научный руководитель НП «Центр политических и психологических исследований», экс-директор НИИ комплексных социальных исследований СПбГУ. Основатель новой научной отрасли «Социальная психология искусства» (две монографии и докторская диссертация, автор «Концепции российской полиментальности» (за которую награжден премией СПбГУ «За фундаментальные достижения в науке», 2013). Действительный член Международной академии психологических наук, The International Accosiation of Empirical Aesthetics, Академии гуманитарных наук. Член Совета Межрегионального общества «Знание», член Национального совета по социальной информации, член Экспертного Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы, один из создателей и член Совета Собора православной интеллигенции (Санкт-Петербург), член научно-методического совета Межвузовской ассоциации духовно-нравственного просвещения «Покров». Член редколлегий и редсоветов научных и общественных журналов: «Психологический журнал» (Москва), «Журнал социологии и социальной антропологии», «Проблемы современной экономики», «Психология и экономика» (Саратов), «Молодёжная галактика», «За нравственность в образовании», «Родная Ладога». Более 10 лет был членом редсовета международного журнала «Empirical Studies of the Arts». Валентин Евгеньевич Семёнов, работая старшим инженером-социологом на Ново-Адмиралтейском судостроительном заводе, в 1970 г. окончил факультет психологии Ленинградского госуниверситета. С 1971 г. работал в НИИ комплексных социальных исследований ЛГУ (СПбГУ) младшим и затем старшим научным сотрудником, с 1977 г. – заведующим лабораторией социальной психологии, с 1999 г. – директором. С 1976 г. совмещает научную работу с преподаванием в ЛГУ (СПбГУ) на факультетах психологии, философском, социологии, историческом, свободных искусств и наук, а также в других вузах Санкт-Петербурга и других городов России. С 1998 г. являлся профессором кафедры культурной антропологии и этнической социологии факультета социологии СПбГУ. Возглавлял лабораторию политической социологии и психологии НИИ комплексных социальных исследований Санкт-Петербургского государственного университета. По совместительству работал проректором по науке в Гуманитарном университете профсоюзов (1996 г.), деканом факультета психологии в Академии гуманитарного образования (1999-2004 гг.), профессором Санкт-Петербургской Духовной Академии (2005-2010 г.). В 1975 г. В.Е. Семёнов защитил кандидатскую диссертацию на тему «Применение метода контент-анализа в социально-психологических исследованиях», а в 1996 г. – докторскую диссертацию на тему «Социальная психология искусства: предмет, концепция, проблемы». Имеет учёное звание профессора (1999 г.). Неоднократно выступал с докладами на международных конференциях, был организатором и членом оргкомитетов различных конференций и симпозиумов. В.Е. Семёнов является высококвалифицированным и известным специалистом в области социальной психологии, соавтором и соредактором (с Е.С. Кузьминым) значимых для становления отечественной социальной психологии коллективных монографий «Методы социальной психологии» (Л., 1977) и «Социальная психология: история, теория, эмпирические исследования» (Л., 1979). Автор наиболее цитируемой в отечественной науке классификации методов социальной психологии и оригинальных методических разработок (наблюдение, контент-анализ). Обосновал и концептуализировал социальную психологию искусства как новую отрасль психологической науки в своих монографиях («Социальная психология искусства» (Л., 1988); «Искусство как межличностная коммуникация» (СПб. Изд-во СПбГУ, 1995; 2-ое изд. Самара, 2007) и в докторской диссертации «Социальная психология искусства: предмет, концепция, проблемы» (1996 г.)). С 1994 г. развивает авторскую концепцию российской полиментальности. Ввёл и обосновал данное понятие и создал типологию базовых российских менталитетов. См.: «Российская полиментальность и социально-психологическая динамика на перепутье эпох» (СПб.: Изд-во СПбГУ, 2008). На договорной и конкурсной (гранты) основе руководил многими прикладными исследованиями в сферах промышленности (разработал концепцию деятельности средств социально-производственной информации на предприятии), культуры, искусства, образования, религии. Организовал и провёл цикл оригинальных социологических и социально-психологических исследований жизненных ценностей и установок молодёжи (2001-2013 гг.). Научный руководитель иследовательской темы «Духовно-нравственные ценности как важнейший фактор социального согласия и развития» (грант СПбГУ, 2010-2014 гг.). В.Е. Семёнов является руководителем и консультантом 12 успешно защитившихся кандидатов и докторов наук, а также более 100 специалистов и бакалавров по психологическим и социологическим дисциплинам. Им разработаны учебные курсы: «Социальная психология», «Методология и методы социально-психологических исследований», «Социология и социальная психология искусства», «Базовые российские менталитеты: прошлое, настоящее, будущее», «Духовно-нравственные проблемы российского общества в контексте его полиментальности». Он работал и работает в диссертационных советах по защите докторских диссертаций по психологии и социологии, председателем ГАК (на факультете социальных наук в РГПУ им. А.И. Герцена), член ученого совета и научной комиссии СПбГУ (1999 – 2013 гг.) и ученого совета факультета социологии СПбГУ, член Профильной комиссии по науке Законодательного Собрания Санкт-Петербурга. Преподавал в Санкт-Петербургской православной духовной академии и Свято-Сергиевской православной богословской академии. В.Е. Семёнов является главным редактором научного альманаха «Человек и общество», членом редколлегий и редсоветов научных и общественных журналов: «Психологический журнал» (Москва), «Журнал социологии и социальной антропологии» (СПб), «Проблемы современной экономики» (СПб), «Психология и экономика» (Саратов), «Молодёжная галактика» (СПб), « Нравственность в образовании» (СПб) и др. Более 10 лет был членом редсовета международного журнала «Empirical Studies of the Arts». Действительный член ряда общественных научных (в том числе международных) академий. Много лет он активно занимается общественной деятельностью: член правления межрегиональной организации Общества «Знание», один из создателей Санкт-Петербургского Собора православной интеллигенции, член методического совета Межвузовской ассоциации духовно-нравственного просвещения «Покров», член Национального совета по социальной информации, член Экспертного Совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы. Постоянно выступает в средствах массовой информации и интернет-изданиях. Автор более 350 научных публикаций (в т.ч. в Германии, Италии, Китае, Польше, Словакии, США, Финляндии, Чехии), включая 28 индивидуальных и соавторских монографий, книг и учебных пособий. Основные научные труды: Социальная психология. / Под ред Е.С. Кузьмина, В.Е. Семёнова. Л., 1979. Социальная психология искусства. Л., 1988. Искусство как межличностная коммуникация. СПб., 1995 (2-е изд., исп. и доп.: Самара, 2007). Социальные и ментальные тенденции современного российского общества / Под ред. В.Е. Семёнова. СПб., 2005. Ценностно-нравственные проблемы российского общества: самореализация, воспитание, СМИ / Под ред. В. Е. Семёнова. СПб., 2007. Российская полиментальность и социально-психологическая динамика на перепутье эпох. СПб., 2008. Ценностные ориентации современной молодежи // Социологические исследования. 2007. № 4. Современные методологические проблемы в российской социальной психологии // Психологический журнал. 2007. № 1. Будущее России в контексте российской полиментальности // Вестн. СПбГУ. Сер. 12. – 2009. – Вып. 3. Ч. 1. – С.153-165. Духовно-нравственные ценности и воспитание как важнейшие условия развития России // Психологический журнал. 2011. № 5, с. 115-119. Психологический гений Ф.М. Достоевского // Психологический журнал. 2011. № 6, с. 108-111. Российское общество: проблемы социального согласия и развития / Под ред. В.Е.Семёнова. СПб: Изд-во СПбГУ, 2014. В.Е. Семёнов имеет звание «Заслуженный деятель науки России» (2005 г.), награждён почётной грамотой Министерства образования и науки РФ «За большой личный вклад в развитие отечественной науки» (2007 г.), премией СПбГУ «За фундаментальные достижения в науке» (2013 г.), тремя государственными медалями, грамотами Губернатора и Администрации Санкт-Петербурга и многими общественными наградами. Выступление на открытии Центра христианской психологии и антропологии Мне очень радостно здесь быть у вас. Несколько лет назад обрушили многие петербургские институты. Наш НИИКСИ, директором которого я был, просуществовал дольше, чем другие институты, но и его не стало. Я общаюсь с московскими психологами из Института психологии и вижу, что наукой стало практически невозможно заниматься. У меня есть концепция полиментальности общества: российское и любое другое общество полиментально и с этим приходится считаться. Сами психологи стали полиментальны. Самое мощное движение, конечно, прозападное – особенно среди молодых психологов. С другой стороны, существует ещё и советская, марксистская психология. Затем появилась, слава Богу, и христианская психология. Но и здесь, смотрите, появились разные направления и каждый тащит одеяло на себя. Владыка Иоанн (Снычев) в одном из своих предсмертных бесед говорил, что самое главное, чтобы мы русские, православные преодолели эту недружность. А мы страдаем от этого постоянно. У нас везде просто безумная полиментальность. Экстрасены, колдуны имеют психологическое образование и их рекламируют через телевидение и газеты, а православие государство вообще не поддерживает. Нередко говорят, что у нас в России 85 % православных. Но если бы это реально было так, то мы жили бы в совершенно другом обществе, всё было бы совершенно по-другому. В НИИКСИ последние годы мы занимались социологическими исследованиями того, что реально творится в обществе в отношении религии. Да, действительно, если напрямую спрашивали молодежь верующие ли они, то 60 % отвечали утвердительно. Но это – православная поверхностная культура, поскольку среди базовых ценностей вера оказывается у них на последнем месте. Тогда по-настоящему верующих среди молодёжи оказывается максимум 20 % – и это очень хорошо (в провинциях – больше, в больших городах – меньше). А что происходит сейчас с нашей идентификацией, что происходит с русским языком? Я считаю, что русскость и православие – очень близкие понятия, даже перекрещивающиеся. Но социологические данные показывают, что до сих пор советский менталитет самый распространенный, даже у внуков, хотя мы уже больше четверти века живём при капитализме. Часть современной молодежи уже даже не русские, они ненавидят собственную страну и считают себя "гражданами мира". Такой общий глобализм и экуменизм (которые проявляются даже и в церкви). Слава Богу, здесь собрались люди интуитивно близкие друг другу по ментальности. Работы Семёнова Валентина Евгеньевича в библиотеке сайта Центра христианской психологии и антропологии Семенов В. Е. Религия и вера в современной России // Санкт-Петербургский университет. 2007, 30 марта, № 5. – Текст здесь. Семёнов В. Е. Российская идентичность и патриотизм в полиментальном обществе // Институт психологии Российской академии наук. Социальная и экономическая психология. 2017, № 3 (7), с. 116-142.– Текст в формате pdf. Семенов В. Е. Социокультурные и психологические особенности российской полиментальности // Сибирский психологический журнал. 2000, № 12, с. 19-22.– Текст в формате pdf. Семенов В. Е. Ценностно-ментальная дифференциация и согласие в современном российском обществе // Вестник ЛГУ им. А.С. Пушкина. 2013, № 2, с. 5-14. – Текст в формате pdf. Семенов В. Е. Ценностные ориентации современной молодежи // Социологические исследования. 2007, № 4, с. 37-43. – Текст здесь. Электронный текст с сайта www.xpa-spb.ru. http://www.xpa-spb.ru/uchastniki/Semenov-VE/info.html
  3. ПРОЩЁНОЕ Сгорает белоснежная сирень, безропотно, роняя пепел ржавый в колодцы снов. Скучающей державы для веб-страницы сжавшаяся тень приблизилась, дабы на печь смотреть, настроив любознательную жалость на распродажу милости и жара – о сколько б здесь могло ещё сгореть… когда бы не поэзии покров в младенческом своём сопротивленьи. Развязан бант. И содраны колени. Но их не жаль, как и для печки дров, для счастья слёз. Весна. К себе. Домой. Ты всё простил – неверье, гордость, слабость… Но кто простит мне красоту и славу даров Твоих предвечных, Боже мой?
  4. Знахарка Елена Нарижняк Проходи милок , не глядя Через энтот - тот порог , Сплюнь налево , направляя Всю струю на потолок . Только вытрь о коврик боты . Черный кот мой чистоплотный : Протухает шерсть от грязи - В ней исчадие заразы . Все четыре вытри сразу . Тьфу - тьфу -тьфу ! Боюсь проказы , А покуда сядь в ведро - Тебе крупно повезло . Не гляди на левый угол - Паучиха там сидит , Моет лапы каждый ужин : Рукомойник ей висит . А теперь пожалуй в гости . Брошу на мышиный хвостик : Ай - ай - ай ! Душа болит - Будешь полный инвалид . Думы ведаю , не глядя На вчерашний Луноскоп , Зря прикрылся ты тетрадкой Под названьем "Гороскоп " В ем - неправильные даты , Если кушал натощак , И тогда все фигуранты Прейскурантом в швах трещат . Красный нос совсем холодный И похож на огурец . Попечалься о здоровье - Не бездойный твой конец . Не волнуйся своей правдой - У меня листок тетрадный , В ем записаны слова , Чтоб не мерзла голова . Я сверну клубочек шерсти , Чтоб не плакала невеста . Нет невесты ? Не волнуйся И в дела мои не суйся . Карта слева - ваших нет , Карта справа - шлет привет Царь - невеста . Слепок теста Узаконит весь пакет . Да не прячь житейской правды Замусоленный конверт : В ем - все зло , здоровья ради Я возьму его , на смерть . Только я привычна к яду - Не берет меня ничто . Положи его не рядом , А на левое плечо , А не то , болит несносно . Тьфу - тьфу - тьфу ! Боюсь коросты . Я прилажу то плечо К батарее , где же еще ? Капни яду мне на руку : Сильно пухну я от скуки . Извлеку я корень боли - Будешь насмерть мной доволен . У меня умок незрящий : Сведу с прошлым - настоящим , Пересыплю слоем соли , Положу на антресоли . А покуда , мил - дружок Забирайся на полок , Веник сдобрю карасином - Будешь пахнуть как резина . Да не бойся той отравы : Деколон я дам на травах - Враз забудешь свою смуту , Даже черт с таким не шутит . Коли хрупнет что то в носе , Иль подагра заболит , Знай : я твой домушный дохтур , По призванью Айболит . Ежли клещ тебя укусит , Напугай энцефалит : Мухомора на ночь скушай - Препользительнейший гриб ! Раздели на два ломточка : Один - внутрь , другой в носочек Сунь скорее . Меня слушай , Не то сглупишь свою душу . За трефовою дорогой Плюнь налево от порога , Не пропутай ты углы - Ныне ночь : ни згя , ни зги . Запиши углем мой адрес : " Куст ракиты за углом , Дальше прямо , там узнаешь В старом дереве дупло " . Дважды крякнешь старой уткой , Чтоб с тебя слетела грязь - Тут и я с венцом науки , Чертовщины не боясь . А теперь , с Валетом вместе Замешу тугое тесто , Настругаю пуд лапши От всей знахарской души . 26 02 2010
  5. Правильно: "АнгелА за трапезой!" (пожелание помощи ангела при принятии пищи). Эх, грамотеи...
  6. «К нам ходят за девственницами»: меня обнюхали в клубе православных знакомств Витя откроет сарай и даст все для готовки В День Святого Валентина принято признаваться в любви. Кольца с бриллиантами, шампанское в номер, машины, перевязанные бантиком — это все мы уже проходили. К счастью, выяснилось, что в Москве работает клуб православных знакомств имени Петра и Февронии, куда наш спецкор и сходила. На встрече верующих баловали тонким слоем кабачковой икры, рассуждали о девственности и нюхали женщин. В развлекательную программу входили - общая молитва, проповедь настоятеля храма, чаепитие, во время которого и планировался непосредственный поиск второй половинки. фото: Алексей Меринов Началось все с объявления в соцсети: «При храме Успения Пресвятой Богородицы в Путинках действует Молодежный клуб во имя Петра и Февронии. Каждое воскресение в 17.00 служится молебен перед чудотворной иконой Петра и Февронии, о. Алексий читает проповеди, посвященные поиску второй половинки, гармонии в семье. Проводится чаепитие, на котором присутствует обычно около 300 человек. Приглашаются православные исполнители. После чаепития - прогулки по Москве, спортивные мероприятия, мастер-классы по историческим бальным танцам. Основной возраст участников Клуба – 25-40 лет. С момента создания Клуба (сентябрь 2007 год) из участников образовалось около 100 венчанных пар». Программа вечеринки, планируемой на 11 февраля, выглядела несколько скромнее. Танцы и прогулки по Москве никто не обещал. Ограничились молебном, проповедью и чаепитием. Организаторы «банкета» предупреждали, что 11 февраля — последний шанс для судьбоносной зимней встречи. Далее — перерыв на Великий пост до 15 апреля. Во время поста, предаваться любовным утехам - тяжкий грех. Я списалась по сети с президентом клуба Екатериной. Поинтересовалась точным местом и временем встречи, уточнила правила дресс-кода, спросила, нужна ли какая-то помощь и почем нынче православный кутеж. Ответ от Екатерины пришел мгновенно: «С собой нужен головной убор. Насчет денег: мы обычно просим пожертвования по силам — на продукты. Приходите к 17.15, поможете накрыть на стол. Вам нужно будет пройти в трапезную. Это справа от Храма. Там же, где туалет. Можете спросить женщину, которая пирожками торгует. Она покажет. Если Витя будет уже, он вам откроет сарай и даст все необходимое для готовки. Если нет — тогда придется это делать Жене. Я буду на связи». Кто такие Женя и Витя, Екатерина не пояснила. В назначенный день я направилась в Храму. Над нарядом голову ломать не стала. Черные брюки, толстовка, ботики, минимум косметики. В сумку бросила на всякий случай юбку, на голову повязала платок. «Можно кого покраше и помоложе прислать?» Гулянка для верующих намечалась в самом центре Москвы. Храм Успения пресвятой Богородицы - в 10 минутах ходьбы от Пушкинской площади. Захожу во внутренний двор. Слева — вход в храм. Справа — сарай, он же — трапезная с общей уборной. В сортир выстроилась приличная очередь из мужчин. Внешне — все на одно лицо. Одежда тоже не блещет разнообразием. На ногах - стоптанные ботинки, из верхней одежды - толстые бушлаты, напоминающие телогрейки, на лице - щетина месячной давности. Никто не разговаривает. Не улыбается. С каменными лицами ждут своей очереди. Приспичило не по-детски, видно. В узком коридоре не развернуться. Пытаюсь протиснуться к двери, ведущей на кухню. Меня не пропускают. Думают, что решила пролезть без очереди. Жду, пока собравшиеся, разойдутся. Когда проход освободился, я открыла дверь на кухню. Комнатка в 10 «квадратов». На стенах — десятки икон и внушительных размеров портреты Николая Второго и патриарха Кирилла. Сбоку - встроенная кухня, посередине - большой стол, за которым стругают овощи-фрукты худощавая женщина и двое мужчин — один высокий в черной водолазке и в спортивных штанах с острым носом, второй — хрупкий, в тельняшке, напоминающий моряка-дембеля. - Я пришла вам помогать, - поприветствовала я собравшихся. Радости на лицах встречающих не заметила. - А помоложе и покрасивше нельзя было кого прислать? - выдал остроносый. «Видимо, в моей помощи здесь не нуждались», — подумала я. Вышла на улицу. Решила подойти позже, сразу к пиршеству. Пока раздумывала, из трапезной выбежал «моряк»: «Вы на него не реагируйте, пойдемте обратно в трапезную, поможете нарезать нам продукты». Я дама не гордая. Дважды звать меня не надо. Так что с радостью проследовала за переговорщиком. На этот раз меня встретили немного теплее. Мы познакомились с коллегами по готовке. Тот, который требовал «помоложе и красивее», представится Львом, парня в тельняшке звали Иваном, худощавая девица лет 36 - Ольга. К нашей компании чуть позже присоединилась пожилая женщина. Видимо, работница храма. Она так и осталась для меня безымянной. - Ирина, берите нож, режьте хлеб, мажьте икру, разделывайте фрукты, все это раскладывайте по тарелочкам, - руководила процессом Ольга. По замыслу женщины, должно было получиться 25 тарелочек со сладкими блюдами, 25 — с фруктами, 25 — с бутербродами и овощами. - На какие деньги вы покупаете продукты? - поинтересовалась я. - Это все пожертвования, все от Бога, - ответили хором присутствующие. Ассортимент блюд вызвал легкое недоумение, учитывая количество предполагаемых гостей — порядка 200 человек (летом в храме собираются до 700 человек). Итак, в этот день Бог послал на традиционное чаепитие икру заморскую — одну банку, хлеб — белый и черный, огурцы и помидоры — по 3 штуки, сыр «Российский» — 200 граммов, яблоки — 1 кг, бананы — 1 кг, мандарины — 1 кг. Из сладостей: кексы — 6 шт, конфеты «Батончики» - 2 упаковки, пастила — 1 пачка, зефир — 1 пачка, пирожные — 4 шт, шоколадные рулетики — 8 шт. Мне велели нарезать тонкими кольцами банан, очищать мандарины и делить их на дольки, стругать яблоки — затем фруктовое ассорти раскладывать по тарелочкам. - Поменьше нарезайте, народу много, всем должно хватить хотя бы по дольке фрукта, - напутствовала меня Ольга. Дальше приступили к готовке сэндвичей с кабачковой икрой. Ломтик белого хлеба покрывали таким тонким слоем деликатесного продукта, что бутерброд тут же заветривался. Вид у блюда становился, мягко говоря, непрезентабельным. В какой-то момент еда начала вызывать у меня чувство тошноты. «Неужели это кто-то станет есть?» - непроизвольно вырвалось у меня. - Еще как станут. Все сметут в момент. Вот увидите, - убеждал меня Лев. На тарелки также разложили скоромные бутерброды с огурцом и с сыром. В процессе подготовки к вечеринке мы, наконец, разговорились. - Вы не обижайтесь на Льва, он слабовидящий, не разглядел вас, вот и обидел случайно, - начал беседу Иван. - Да, я практически ничего не вижу, - кивал Лев, заглядывая мне в глаза. - Вот вы для меня - сплошное серое пятно. - Как же вы поняли, что я немолодая и некрасивая? - По запаху. Вот я общался с глухонемыми. Они выглядят моложе. Хорошо сохранились, потому что много двигаются, фейслифтингом занимаются, мимика у них подвижная. Пойдемте со мной на спектакль глухонемых, сами увидите. На неделе давайте встретимся, бесплатный вход для всех. И платить ничего не придется. Надо только заранее приехать. Места лучшие занять. Вы не думайте, я ведь умный очень, по образованию социальный психолог, 10 лет изучаю язык слепоглухонемых. - Значит, внешность спутницы жизни для вас имеет значения? - Нет. Мне главное, чтобы она здоровая была. Та женщина, которая будет со мной - я ее сделаю самой счастливой. - Вы давно состоите в клубе знакомств? - Я случайно нашел это место. В интернете лазил, всякие знакомства искал, а тут раз и на православных наткнулся. Уже 7 лет сюда хожу. И все никак не найду свою судьбу. Тут всем надо материальное — машину, дачу. Православные ничем от обычных баб не отличаются. А у меня ничего нет. И работы нет. На бирже труда стою. В разговор вмешивается пожилая женщина, которая все время тихо сидела в сторонке. Наблюдала за процессом готовки. - Не поэтому у тебя никого нет, просто ты не умеешь общаться с людьми. Тебе даже батюшка сказал - надо учится находить общий язык со всеми. Впрочем, «матрос» Иван тоже четыре года обивает пороги клуба Петра и Февронии. И тоже сидит без пары. - Сколько вам лет, Лев? - продолжаю разговор. - Сколько дадите, все мои, - неожиданно начал кокетничать мужчина. - Я свой возраст теперь скрываю. Вот тут одно сказал, так она обиделась. Потому что ей было 25, а мне 45. Она ждала молодого. Меня отшила. Сказала, я для нее старый. Ну я ей и ответил: «Так у тебя глубокие морщины и волосы седые, ты тоже на 45 лет выглядишь». - Как же вы ее разглядели, если ничего не видите? - По запаху. Я всех женщин «вижу» по запаху. Вот вы сейчас конфеты достали батончики - их я тоже определяю по запаху. И обоняние у меня острое. Вон телефон вы сейчас достали. По кнопкам стучите. Кнопок на моем телефоне не было. Но я не стала спорить. Вдруг это грех? Когда бутерброды были готовы, фрукты нарезаны и расфасованы, мы приступили к сладостям. - Чтоб на всех хватило, пряники, зефир и пастилу режем на четыре части, а вот эти шоколадные рулетики можно и на 6 частей, - инструктировала Ольга. За 20 минут искромсали все сладости: кексы, зефир, пирожные. Разве что батончики велели подавать целиком. И долго не могли решить, что делать с творожным пирожком. - Может, его тоже порезать? - задумалась Ольга. - Или давайте сами съедим. Я от угощения вежливо отказалась. Когда было все готово к торжеству, Лев неожиданно обратился ко мне. - А вы зачем сюда пришли? Думаете, на вас сейчас все набросятся? - и засмеялся в кулачок. Я помнила, что в чужой монастырь со своим уставом не ходят, поэтому сдержалась и на этот раз. «На все воля Божья», - вздохнула в ответ. Мы присели в ожидании окончания молебна, где присутствовали основные гости клуба. - Давайте помолчим, послушаем, что батюшка говорит, такая хорошая и полезная молитва, - служащая храма включила радио, откуда доносился голос священника. - Я пыталась разобрать слова батюшки. Не вышло. Связь оказалась слишком неважнецкой. Молчание между нами прервала директор клуба Екатерина, которая ввалилась в трапезную с коробкой. - Смотрите, что нам принесли, это конфеты — подарок от наших молодоженов, - девушка выставила коробку на стол. - Ребята здесь познакомились, сейчас пришли к нам. Сфоткайте обязательно коробку и конфеты, и выложите в нашу группу в соцсети. Все сегодня снимайте, что будет происходить. Это важно, чтобы люди видели, что только в Успенке (так старожилы клуба называют храм Успения Пресвятой Богородицы — Авт.) можно найти настоящую любовь. Так я получила карт-бланш на съемку всего происходящего. Екатерина удалилась. И мы остались ждать окончания молебна, чтобы отправится в храм сервировать столы. «Давай накатим, или ты уже?» Как выяснилось чуть позже, окончание молебна — не означало начала чаепития... - Теперь помазание, помазание, скорее, бежим — закричали хором и буквально за руку выволокли меня из трапезной коллеги по поварскому цеху. - Можно мне не ходить? - упиралась я. Признаюсь, в этот момент меня охватила легкая паника. С церковными обрядами я была не особо знакома. Все замерли. Округлили глаза. - Как это не ходить на помазание? Вы что? Нельзя не ходить. Это самое важное действо. Вы ведь ищете любовь. Вам надо приложится к иконе. Батюшка совершит помазание, - втолковывал Иван. - А если я стесняюсь? - пыталась придумать оправдание. - Побежали, хватит разговаривать, - мужчина схватил меня за руку, и мы всей дружной компанией направились в храм. Народу внутри было не протолкнуться. Как выяснилось, все собравшиеся гости после молебна выстроились в очередь на помазание. - Нам можно без очереди, мы помогали готовить, - протискивался через толпу Иван. Я даже не успела понять, что нужно делать во время помазания, как оказалась перед иконой. Что происходило дальше — помню плохо. Слышала лишь, как шипели окружающие: «Давай уже быстрее. Подошла к батюшке и ушла». Я ткнулась носом сначала в икону, потом в батюшку и рванула на улицу. - А теперь несем подносы с блюдами. Накрываем столы, - окликнула меня Ольга. Очередь на помазание потихоньку рассосалась. Там, где еще недавно читали молебен, расставили столы. Мужчины, женщины ломанулись занимать лучшие места. Представители сильного пола, не стесняясь, расталкивали руками потенциальных невест, и усаживались поближе к главному столу, к месту, отведенному батюшке. Сидячие места достались не всем. - На каждый стол ставим по одной тарелке со сладостями, с бутербродами и фруктовую, чтобы всем хватило, - засуетились мои компаньоны. На какой стол что ставить, я уже не думала. В итоге, на одном столе оказались сладости. А кому-то пришлось довольствоваться теми самыми бутербродами с заветренной икрой. Замечу, что продукты со стола сметали, действительно, со скоростью звука. Чая не дожидались. Пока я носилась с подносами, мне не хватило места за столом. Уступать стул никто не собирался. Я присматривалась к людям. Большинству собравшихся — далеко за 30. В храме стоял гул. Мужчины мне показались все на одно лицо. Такие лица бывают у тех, у кого за плечами тяжкий груз прожитых лет. Женщины — разные. Молодые и не очень. Одеты прилично, некоторые пришли на вечер знакомств в норковых шубах и в откровенных декольте. - Ангелы за трапезой, приветствую вас, - раздался в микрофон голос главы клуба Екатерины. Все улыбнулись, дожевывая бутерброды с огурцом и икрой. Екатерина долго рассказывала про цели клуба, приветствовала новичков, приглашала всех в паломническую поездку. Затем к зрителям вышел могучий парень с деревянным ящичком в форме сердечка. Ящик пустили по рядам. Кто-то бросал по 100 рублей, кто-то по 50. Скидывались не все. Крепыш заметил это. И направился по рядам выбивать пожертвования. - Ты давай сбрасывайся, каждый раз ходишь, с тебя не убудет. - тряханул он за плечо мирно сидящего мужчину. - Я уже кинул, спроси у других, - оправдывался тот. Рядом закивали. Ответственный за ящик повернулся ко мне. - Я уже сдала, - не стала дожидаться я вопроса. - Это хорошо, - кивнул он и прошел мимо. Тем временем, за столами началась непринужденная беседа. Заметила, как 40-летний мужчина заигрывал с молодой девушкой. Та смеялась, жеманничала. Но в какой-то момент кавалер переключил свое внимание на соседа. - Ну что, сейчас закончится все здесь и пойдем в соседнее заведение. Накатим там, - мужчины ударили по рукам. Сосед улыбнулся. - Или ты уже? Сосед кивнул. - Я бы тоже махнул коньячку. Нет случайно с собой? Таких желающих «согреться» в храме оказалось немало. Запах крепкого алкоголя постепенно стал заполнять стены церкви. «Ходят специально, чтобы найти девственниц» Следующая часть программы — проповедь батюшки, настоятеля храма отца Алексия. Священнослужитель сидел по центру и отвечал на вопросы, которые все желающие писали на листочках. - Вот первый вопрос от девушки: «Уже второй православный парень спрашивает, девственница ли я?», - зачитал вопрос батюшка. - Я вам так скажу, к нам в Успенку ходят специально, чтобы найти здесь девственниц. Сюда идут мужчины, побитые жизнью, потерянные, которые надеются встретить чистую и непорочную девушку. В зале раздался смешок. Девушки зарделись. Женщины постарше улыбнулись. - Меня часто спрашивают девушки, почему мужчины ищут именно целомудренных, это же большая редкость? - продолжал отец Алексий. - Я им и мужчинам отвечаю, что девственность сейчас не в цене, главное, чтобы женщина не там была девственна (опускает глаза), а в голове. Мысли ее должны быть девственно чистые. Оратор делает паузу. Затем зачитывает следующий вопрос из зала: - «Хочу девственного парня». Девушки, хочу заметить, может, внешне он и девственный, но в голове у него много шалостей. Ведь среди священников - единицы девственники. Кто бравирует целомудрием, не слушайте их. На душу надо смотреть. И запомните, в этой жизни все можно вымолить, кроме целомудрия. Женщины выдохнули. Мужчины не сдержали громкий смех. Далее батюшка переключился на вопрос про изгнание беса. Я уже его не слушала. Мне хотелось побыстрее удалиться. Вдруг услышала сзади знакомый голос:«Ну что стоите, да? Никто с вами не разговаривает? А что я говорил?». Это был Лев. Сглазил меня, наверное, когда задолго до чаепития сказал: мол, никто на тебя и не клюнет. Дожидаться окончания трапезы я не стала. Вышла на двор. Кто-то из девушек тоже стал покидать церковь. К одной скромной мадам в очках, подошел молодой человек. - Телефончик оставите? Девушка сразу продиктовала. - А как вас зовут-то? - Катя. - Где работаете? - В налоговой. - Вы далеко живете? Я бы вас проводил. - Далеко. Нагатинская. - Далеко. Тогда сами идите. Потом созвонимся. Довольная девушка побежала к метро. Она вся светилась от такого внимания. Мужчина тем временем вернулся в храм. Вот и познакомились. Наверное, созвонятся. Но историю этих отношений мы уже не узнаем. Не знаю, отмечают ли эти люди День святого Валентина. Я же теперь обязательно отмечу. С бутылкой шампанского и без бутербродов с кабачковой икрой. Ирина Боброва Источник: http://www.mk.ru/social/2018/02/13/k-nam-khodyat-za-devstvennicami-menya-obnyukhali-v-klube-pravoslavnykh-znakomstv.html
  7. Как на самом деле устроены православные клубы и сайты знакомств «МК» в Питере» выяснил, где верующие знакомятся и как быстро бегут под венец Церковь в последнее время оказывает серьезное влияние на жизнь россиян — особенно в вопросах создания семьи. В школах детей учат нравственным основам семейной жизни, представители духовенства призывают запретить аборты и быть целомудренными. Впрочем, только школой и семьей дело не ограничивается. Например, в Петербурге уже есть православные такси, ателье, стоматологические клиники, женские консультации и даже риелторские конторы. Не обошло православие стороной и тему «поиска любви»: для желающих создать христианскую семью существуют православные сайты и клубы знакомств. Мужчины из православных групп быстро идут ва-банк и зовут замуж. Фото: feedfad.com Знакомства по-православному В социальной сети во «Вконтакте» по запросу «православные знакомства» можно найти около 200 тематических групп. В большинстве из них до 1000 участников и почти никакой информации в новостной ленте. Но есть и несколько популярных сообществ. Так, в топе — группа «Православные знакомства», в разделе информации которой сказано, что она создана в 2007 году «по благословению». Правда, чьему — непонятно. У нее 30 тысяч подписчиков, а на «обложке» изображение православных святых Петра и Февронии Муромских (русские православные святые, стали символом супружеской жизни. — Ред.). Желающие познакомиться должны первым делом направить администратору группы собственную фотографию и небольшой рассказ о своих намерениях. Через пару часов анкета появится в ленте. После этого можно ждать сообщений от противоположного пола. Корреспондент «МК» в Питере» вступила в несколько таких православных групп, отправила анкету с вымышленным именем и фотографией и, чтобы не терять времени зря, ожидая, пока кто-нибудь смелый решит познакомиться, стала действовать сама. Написала трем первым юношам, чьи анкеты увидела на сайте, и предложила пообщаться. Ответы пришли сразу, правда, неожиданно все трое молодцов оказались далеки от православной «тусовки». На вопрос — а что вы тогда делаете в этой группе, один из них скромно заметил: — Просто «на удачу» пришел. Я крещеный, но веры во мне очень мало, полагаюсь больше на себя. В обычных группах знакомств все ведут себя как-то высокомерно, оценивают чаще по внешности. Мне показалось, что здесь все должно быть иначе, можно найти человека спокойного, которому внешняя «мишура» не так важна. Я вот, например, всегда оцениваю людей по поведению. И того же требую взамен. Хочется, конечно, чтобы девушка была еще и красивая, но это не обязательно. Зато следующий мужчина — 40-летний Григорий — был в поиске именно православной жены. — Некоторые люди очень агрессивно настроены против православия. И мне бы не хотелось связывать жизнь с таким человеком, — объяснил Григорий. А после непродолжительной паузы робко добавил: «Хотелось бы, чтобы девушка была верующей, ходила в храм хотя бы в воскресенье, соблюдала посты по возможности». Скриншот с сайта vk.com Смиренная жена Эксперимент мог потерпеть фиаско. Но к утру следующего дня «выстрелила» анкета, и на вымышленный профиль корреспондента пришли 11 сообщений с предложением познакомиться. После нескольких коротких фраз «как дела» и «ты красивая» трое героев неожиданно предложили руку и сердце. Так как православие одобряет только официальный брак, то парни в Сети очень быстро идут ва-банк и зовут замуж. — Мне бы хотелось, чтобы такая девушка, как ты, стала моей женой, — написал 29-летний Артем. Позже оказалось, что «будь моей женой» спустя 15 минут общения в Интернете, — это не уникальная история корреспондента «МК» в Питере». Один из собеседников, 25-летний Игорь (он признался, что пришел в православную группу скорее понаблюдать за поведением участников, чем познакомиться с кем-то), рассказал, что такой серьезный настрой здесь — обычное дело. Но связан он далеко не с христианскими представлениями о целомудрии. — Мне было интересно понять, как рассуждают другие парни в этой группе, сколько среди них фанатиков, а сколько тех, кто ищет свою любовь, — сказал Игорь. — Как-то вечером я решил разместить анкету своей сестры и початиться от лица девушки. Наутро я насчитал около 20 сообщений от разных участников группы. В основном мужчины делали комплименты и тоже почти сразу звали замуж. Некоторым действительно было важно, чтобы девушка оказалась православная. Но чаще они вели себя как обычные парни, только очень неуверенные в себе. Кто-то хвастался своим материальным положением: «Смотри, у меня квартира, машина, хорошая работа». Когда я говорил, что так кичиться деньгами не по-христиански, он отвечал: «Мне приятели подсказали, так больше шансов понравиться девушке». В группе действительно много совсем далеких от религии парней. Они сюда идут, думая, что «православная девушка» заведомо смиренная. И можно не «париться», стараясь завоевать ее сердце. Девушки, с которыми общался Игорь в православных группах, никогда не спрашивали о его достатке и способности обеспечить будущую семью. Зато интересовались, часто ли он посещает церковь и соблюдает ли пост. «Мы создаем серьезные пары» В Интернете есть еще и специальные клубы знакомств — самые популярные из них «Светелка» и «Азбуки верности». Подход к кандидатам там куда серьезнее. Администраторы предупреждают пользователей, что главная цель сайта — знакомства для вступления в брак. Желающие обрести семейное православное счастье обязаны заполнить анкету, в которой, помимо личной информации, надо ответить на ряд вопросов. Например, надо сообщить, какое значение имеет материальный достаток, указать отношение к незарегистрированному браку, степень активности духовной жизни (здесь учитывается чтение Священного Писания и молитвы), количество часов, проведенные за просмотром телевизора. Прежде чем разместить эту анкету на сайте, администраторы тщательно проверят ее на предмет целомудрия — например, оценивают, не оскорбляет ли фотография религиозные чувства других людей, проверяют, чтобы на снимке не было полуобнаженных частей тела, непристойных жестов или символов. А еще администраторы просят «не использовать ники с названиями падших духов». Также кандидату могут предложить пройти тест на знание христианства, результаты которого будут отражаться в той же анкете. Завали «экзамен» и все, желающих познакомиться с таким «неучем» будет куда меньше. Еще одно испытание — общение с потенциальными женихами и невестами. Болтовня о погоде и увлечениях здесь мало кого интересует. Например, собеседник может спросить, хорошо ли вы знакомы с Библией и соблюдаете ли пост. А, чтобы окончательно отпугнуть далеких от религии пользователей, на главной странице сайта «Азбука верности» есть опрос «Готовы ли вы к браку с нехристианином». В результате, 40 процентов откликнувшихся — 3 тысячи человек — категорично ответили: «Нет, исключено». Например, семинарист Андрей сообщил корреспонденту «МК» в Питере», что его потенциальная девушка должна жить исключительно по религиозным предписаниям. То есть, в числе прочего, ходить в церковь, не заниматься сексом до брака и воздерживаться от тактильных контактов с мужем во время поста. А это в сумме где-то 132 дня. На робкие просьбы корреспондента быть чуть менее ортодоксальным, Андрей отрезал: — Здесь люди создают серьезные православные пары, и если вы далеки от Бога, не стоит тратить чужое время. А вот романтично настроенный 45-летний Николай, который написал после Андрея, оказался настроен менее категорично, и предложил помочь корреспонденту «МК» в Питере» «подтянуть матчасть». А именно — вместе почитать Священное Писание. Серафима Таран Источник: http://spb.mk.ru/articles/2018/02/12/kak-na-samom-dele-ustroeny-pravoslavnye-kluby-i-sayty-znakomstv.html
  8. «Кто в рясе, тот и поп» Почему священники считают РПЦ франшизой Фото: Philippe Desmazes / Reuters Говоря о внутреннем устройстве РПЦ, ее часто сравнивают с корпорацией. Однако по мнению тех, кто имеет непосредственное отношение к экономической деятельности церкви, сегодня для нее лучше подходит понятие франчайзинг. «Лента.ру» обсудила это с представителями РПЦ, посвященными в финансово-экономические вопросы церковной жизни. Своим мнением поделились протоиерей Петр, благочинный одного из округов Московской епархии; архимандрит Иов, глава финансово-хозяйственного управления одной из епархий центральной части России; протоиерей Александр, настоятель крупного храма, благочинный и бывший глава одного из отделов в Санкт-Петербургской епархии (ныне — митрополии). Как религия превращается в церковь Есть ощущение, что религия утрачивает прежнее тепло духовного братства, а ее символы превращаются в бренд. Протоиерей Петр: Религиозное сообщество живет дольше, чем простое человеческое семейство. Там, где раньше все было понятно и так, теперь надо формулировать и объяснять. Объяснения кодифицируются, обычаи превращаются в правила и заповеди. Возникает религиозная культура. Рождаются символы, которые навсегда становятся незаменимыми элементами религиозной культуры. Эти символы, по сути, — элементы бренда. Они отлично справляются со своей главной задачей: маркировать религию, делая ее образ уникальным и узнаваемым для друзей и врагов. Так Бог превращается в основу для франшизы. Франшиза в церкви? Архимандрит Иов: Да, это именно так. Наверху — администрация патриарха. Но в глазах местной политической и деловой элиты, которая не нисходит до контактов с приходским духовенством, именно архиереи выступают в роли продавцов церковной франшизы. Протоиерей Александр: На областном уровне архиерей — самый серьезный представитель церкви в понимании власти или крупного бизнеса. Он может договориться с губернатором о передаче недвижимости или убедить владельца крупной компании взять на себя финансирование семинарии. Часто он же является настоятелем кафедрального собора и нескольких монастырей. Фото: Yorgos Karahalis / Reuters То есть, будучи франчайзи по отношению к высшему руководству РПЦ, епископы являются региональными дистрибьюторами церковной франшизы? Ведь именно они назначают приходских священников. Но действуют они не напрямую, а через благочинных. Это священник, которому поручен контроль за храмами и духовенством на определенной территории. Благочинный — важнейшее звено. Епископы лично не занимаются делами отдельных приходов, препоручая это благочинным. Именно от их умения получать от настоятелей храмов ресурсы зависит финансовое положение епархии. Благочинные, конечно, не могут сами назначать или смещать настоятелей — это привилегия архиерея. Но влиять на такие назначения они стараются. Им просто необходимо, чтобы настоятелями были такие люди, с которыми они смогут договориться. Если настоятели получают приходы по франшизе, по правилам франчайзинга они должны отчислять за них роялти. Разумеется. Каждый приход (то есть фактически каждый настоятель) отчисляет в епархию 25 процентов всех заработанных денег. Этот процент может отличаться от епархии к епархии, но это примерно четверть всего, что люди приносят в храм. Однако неофициальным образом епархиальные власти постоянно требуют денег сверх этого отчисления. Настоятелю просто называют конкретную сумму: на монастырь — дай, на епархиальный молодежный съезд — дай, на ремонт кафедрального собора — дай. А визиты архиереев на приход — это вообще как пожар. Даже небольшому приходу он обходится минимум в миллион рублей. Все оплачивается из приходской казны, включая подарки архиерея прихожанам. То есть прихожане дарят их сами себе. Ну и, конечно, архиерею, его свите, даже иподиаконам надо давать конверты. Протоиерей Петр: Ладно бы только приходской бюджет трясли, но ведь и зарплату священников облагают. Для этого есть разные фонды. И священники обязаны отчислять крупные суммы из личных средств, из зарплаты. И не просто отчислять, а отчитываться перед благочинным с квитанцией в руках. Но ведь есть еще и богатые спонсоры, крупные бизнесмены. Или возможность общаться с ними — это тоже часть дохода от франшизы, с которой священники должны платить роялти? Протоиерей Александр: Обычно крупные пожертвования считаются целевыми, поэтому не облагаются епархиальным налогом. Жертвуют как бы не деньги, а что-то конкретное: автомобиль, колокола, иконостас. Однако если у вас появился серьезный спонсор, будьте готовы им делиться. Благочинный попросит познакомить с щедрым бизнесменом или же просто скажет настоятелю: у тебя друг состоятельный, а не мог бы он за все благочиние епархиальный взнос уплатить? Но это, конечно, все не формализовано и зависит от способности сторон давить и уступать давлению. Франчайзинг часто предполагает, что поставка продукции идет исключительно со складов франчайзера. Так ли это в РПЦ? Протоиерей Петр: Да. От приходов требуют закупать свечи и предметы церковного обихода у патриархийных производителей, в первую очередь «Софрино». Многие архиереи заставляют даже книги в приходские лавки закупать только через епархию. Причем они еще и объемы устанавливают: например, такой-то приход обязан взять на реализацию с епархиального склада книг на 300 тысяч в месяц. Конечно, далеко не всегда эти рекомендации выполняются. И священникам это невыгодно, и сторонние производители — тоже не очень сторонние, это часто крупные монастыри и даже приходы, да и контроль обеспечить сложно. Фото: Виктор Бартенев / ТАСС Кому это выгодно На кого работает вся эта система? Кто главный бенефициар? Архимандрит Иов: В первую очередь эта система выгодна церковному руководству и архиереям. За редчайшими исключениями они не тратят никаких средств на открытие новых приходов. Инициатива всегда исходит снизу, епископу пишут прошение, а он лишь благословляет это дело и присылает священника. Поиск земли, спонсоров, договоренности с местными властями — все это ложится на нового настоятеля. Архиерей обычно не помогает никак, даже морально, не говоря уже о деньгах. А выгоду с этого предприятия он начинает получать сразу же. При этом рисков у епископа тоже никаких. Если священник не справится или если он вдруг окажется безнравственным, и церковь начнет нести репутационные потери, от него сразу же отрекутся. Мол, он не наш, он со вчерашнего вечера под запретом, и вообще мы тут ни при чем. Протоиерей Александр: Но здесь не стоит преувеличивать финансовую выгоду. Золотых гор, за редкими исключениями, священный сан не сулит, хотя и голодать не придется. Абсолютное большинство священников выбрали этот путь совершенно искренне и остаются ему верны ради служения Богу и людям. Помимо этого есть еще и социальная мотивация: батюшка всегда в центре внимания, его любят, слушают. Он может аккумулировать и деньги, и человеческие усилия для каких-то вещей, которые он считает важными. И если в светских сферах для подобного положения нужно долго учиться и вообще расти, то в церкви это дается практически сразу. Сравнение с франшизой очень верное — кто в рясе, тот и поп. А миряне? Им это тоже нравится? Протоиерей Петр: Большинству это удобно. Многим приходящим в церковь не нужно общение с Богом, им нужна магия. Евангельская проповедь не только не интересна таким людям, но даже иногда вызывает агрессию. Система как раз и подстроена под удовлетворение простейшего спроса на «религиозные услуги». Есть еще небольшая — несколько процентов — прослойка постоянных прихожан. Они не то чтобы довольны этой схемой, но полностью лояльны. Раз так оно есть — значит, так надо. Архимандрит Иов: Последний фактор крайне важен для высшего церковного руководства — патриарха и его администрации. Ведь именно огромная масса «захожан» позволяет священноначалию РПЦ выступать от лица абсолютного большинства населения по вопросам веры, нравственности, а порой даже культуры и политики. Собственно, это тоже роялти, не менее важные для священноначалия, чем отчисления «снизу». Ведь политический вес — это ключ к средствам «сверху», а в российских условиях это куда важней. Фото: Александр Уткин / РИА Новости Угрозы и перспективы Как и любая бизнес-схема, франчайзинг имеет свои недостатки. Какие из них характерны для РПЦ? Архимандрит Иов: С точки зрения церковного руководства — это то, что все прячут деньги ото всех. Как можно определить сумму или процент роялти, если доход франчайзи неизвестен и нет никакой возможности его подсчитать? Пожертвования прихожан и помощь спонсоров чаще всего делаются наличными деньгами. Кроме того, священник — фигура публичная. Он много общается, ему порой дарят подарки — просто как человеку. Наконец, он может просто подработать на стороне: книгу издать, овощи продать со своего огорода, если на селе живет. Начальство же отказывается видеть все эти градации. Раз ты поп — значит, ты нам должен. Вот начальственная логика. Кроме того, священник никогда не знает, что будет завтра: «отвалится» кто-то из спонсоров, или люди принесут меньше, или что-то случится с храмом. Те же опасности и у благочинных, только суммы с них требуются гораздо большие. Чтобы пережить проблемы, необходим некий стабфонд. Можно ли такое сбережение средств назвать сокрытием доходов? По форме это выглядит именно так: настоятели прячут отчетность от благочинных, благочинные — от епископа, епископы — от администрации патриарха. Протоиерей Петр: К сожалению, девальвация имени церкви бьет в первую очередь по самым лучшим священникам, тем, кто окружен думающими людьми, кто делает какие-то общественно и культурно важные вещи. А тех, кто занят ритуальным обслуживанием «захожан», это задевает меньше. Но есть же и опасность репутационных потерь. Любой скандал с очередным «попом на мерседесе» может запросто ударить по множеству добросовестных священников. Разве нет? Протоиерей Александр: Эти репутационные потери еще больше бьют по самосознанию самих священников. Какие-то выплаты в епархию — это все нам, клирикам, привычно. Но ведь последнее время от нас просят жертвовать не только деньгами, но и честью, простите за высокий слог. Сгоняют седых протоиереев в качестве массовки: и ладно бы на крестные ходы, а то ведь на какие-то митинги под видом молебнов. Ну когда в церкви такое было? А тут еще не только сам приходи, но и прихожан сколько-то надо с собой привести. Фото: Алексей Мальгавко / РИА Новости В патриархийных документах священников называют «религиозный персонал». Так духовенство даже советская власть не унижала. Я больше тридцати лет служу в церкви, всего себя отдаю, для сотен людей я как отец, а они мне — как родные дети. И вдруг я — «персонал». Я уже пожилой, а молодежь совсем в таких условиях служить не хочет. Кто поумнее из семинаристов и даже священников — уходят, а остаются те, кому пойти больше некуда, либо циники, которым ничего не надо, кроме как себе набрать. Потому что церковному начальству доверять нельзя и честно вести себя — тоже, что урвал — то и твое. От такого подхода совесть разрушается, и священник становится не пастырем, а наемником. Знаете, когда в начале 1990-х было крайне мало духовенства, в священный сан рукоположили массу очень разных людей, в том числе имевших проблемы с психикой или законом. Многие тогда говорили: «нарукополагали». А сейчас есть селекция, но эта селекция отрицательная. Какое будущее у церковного франчайзинга? Протоиерей Александр: Думаю, долгое. Ведь большинство участников системы к ней привыкли. Работает — и ладно. Однако сама по себе она очень способствует тому, чтобы ряды духовенства пополнялись людьми, единственной добродетелью которых является лояльность. Да и мирянам предлагается только свечки ставить да молебны заказывать. Остальное просто не востребовано. Но если нас постигнут какие-то серьезные перемены в обществе, будет много новых проблем. В том виде, в котором франчайзинговая система существует сегодня, она осуществляет в церкви отрицательную селекцию. Изживать ее последствия придется очень долго. Но Бог выше всех этих систем. Да и русское православие — это не схема по перераспределению земных ценностей, а тысячелетняя духовная культура, продолжающая определять облик России. Но этот, если угодно, бренд — не собственность какой-то группы людей и уж точно не предмет торговли. Он принадлежит всему нашему народу — как воздух, как небо. Разве можно торговать небом? P.S. Имена собеседников по их просьбе изменены. Беседовал Василий Чернов Источник: https://lenta.ru/articles/2015/09/26/churchfranchise/
  9. Изыди, бес Зачем освящать боевые ракеты, серверы и урны для голосования Фото: Тарас Литвиненко / РИА Новости Священники в России становятся сегодня завсегдатаями самых неожиданных мероприятий. Их приглашают на открытие различных заведений, они освящают ракеты, дороги, заводы и целые города, изгоняют «демонов фальсификации» и проводят молебны в помощь ипотечным заемщикам. «Лента.ру» поинтересовалась, кто прибегает к помощи человека с кропилом и что гарантируют сотрудники РПЦ своим клиентам. При помощи религиозных обрядов россияне пытаются решить самые разные проблемы. Например, в марте 2015 года в московском храме Святителя Николая на Трех горах прошел особый молебен о ниспослании божьей помощи ипотечным заемщикам, оказавшимся на грани банкротства. Провести службу попросили сами граждане, пострадавшие от падения рубля и разочаровавшиеся во всех прочих способах защиты. «Государственные меры поддержки фактически отсутствуют, банковские структуры проявляют жестокость и бессовестность», — объясняли они. На Кубани священник пытался бороться доступными ему методами с нечестными выборами. При помощи святой воды и молитвы он хотел изгнать «демона фальсификации», однако был задержан после того, как один из окропленных наблюдателей набросился на батюшку с кулаками. «Я собирался пройтись по избирательным участкам Краснодара, чтобы освятить их, чтобы у членов избиркома не было соблазна сфальсифицировать выборы. Но попал в полицию», — рассказывал отец Николай. Даже представители власти, несмотря на то, что Россия является светским государством, не прочь окропить что-нибудь святой водицей. Летом 2014 года самолет, в котором находился мэр города Инта (Республика Коми), совершил жесткую посадку на городском аэродроме. Сразу после этого было решено принять меры. Городская администрация обратилась к РПЦ с просьбой освятить взлетно-посадочную полосу. Пресс-секретарь градоначальника объяснил тогда, что освящение аэропорта имеет «важное значение». Молебен о преодолении кризиса и окропление святой водой производства ОАО «Нижегородский машиностроительный завод» Фото: Роман Яровицын / «Коммерсантъ» Освящением православные христиане называют обряд, по результатам которого предмет посвящается богу. Таким образом верующий обещает, что будет использовать его для богоугодных дел. Однако, по словам священников, зачастую обряд воспринимают как мистический ритуал, защищающий машины от аварий, а квартиры — от ограблений. «Освящение символизирует, что мы передаем на милость творца судьбу объекта. Господь, в соответствии с вероучением христианским, оставляет перед человеком некий выбор: либо человек живет сам, не пуская бога в свою жизнь, либо он дает богу действовать. Если мы даем богу действовать, больше шансов, что мероприятие будет успешным», — объясняет диакон Павел Шульженок. В отличие от потомственных колдунов и ясновидящих священники не обещают стопроцентного успеха. «Освящение не дает полной гарантии благополучия освящаемого объекта. Если у бога есть на то свои планы, этого может не произойти: и ракета не взлетит, и неприятность случится. Освящение — это не магическое заклинание, результат не гарантирован, но лучше сделать, чем не сделать», — заметил Шульженок. Вероятно, именно этим постулатом руководствуются чиновники Роскосмоса, освящая ракеты перед пуском. Такая традиция существует на космодроме Байконур с 1998 года. Процедура не является обязательной, однако проводится сейчас почти перед каждым стартом. Обряд совершает настоятель местного храма отец Сергий Бычков. «Были такие случаи — нас пригласили освятить корабль "Протон". Он благополучно ушел. После этого на предприятии была дискуссия: надо ли священников приглашать? Следующий "Протон" решили не освящать. Это был 1999 год. И он упал через 70 секунд. Другой "Протон" мы опять освящали, и он благополучно стартовал. Затем опять не стали освящать. Следующий опять падает», — рассказывает Бычков. При этом он подчеркнул, что специально не следит за успехами освященных и не освященных стартов. Церемония освящения ракетоносителя «Союз-ФГ» с пилотируемым комплексом «Союз-ТМА» перед полетом Фото: Дмитрий Лебедев / «Коммерсантъ» Нередко к представителям духовенства обращаются для того, чтобы они прочли молитвы над вооружением: бомбардировщиками, боевыми ракетами («Тополь» и «Искандер») и подводными лодками. Никакого этического диссонанса при освящении орудий убийства, по мнению священнослужителей, нет. «У нас в требнике даже есть такой обряд как освящение оружия. В данном контексте оружие воспринимается как средство защиты и спасения. Есть осознание того, что если бы этого оружия не было, мы все бы оказались в большой беде. Тут важно молиться не о том, чтобы кому-то было плохо, а чтобы оружие помогло нам себя защитить», — говорит Шульженок. Иногда освящают целые города. Например, этим летом митрополит Нижегородский и Арзамасский Георгий совершил чин освящения Нижнего Новгорода. Для этого священнослужитель поднялся над городом на аэростате и окропил его святой водой. Подъем воздушного шара сопровождался песнями в исполнении архиерейского хора и аккомпанементом колоколов переносной звонницы. Весьма распространенная практика — предотвращение дорожных происшествий при помощи молитвы и святой воды. В Ставрополье, в Белгородской области и других регионах священнослужители освящали наиболее опасные участки трассы. А в Нижнем Новгороде в феврале 2013 года освятили Мызинский мост через реку Оку, который из-за большого числа аварий в городе прозвали проклятым. Священник на специально оборудованном епархиальном автомобиле проехал по мосту и окропил проезжую часть святой водой. Однако стопроцентной эффективности он не обещал. «То, что мост освящен, вовсе не означает, что водитель полностью защищен, — нужно всегда помнить о соблюдении правил дорожного движения», — заметил отец Михаил. Кроме того, во многих регионах святой водой окропляют полицейские машины: обряды совершали в Тюмени, Геленджике и других городах. Похоже, освятить можно практически все. Святой водой кропили Северный морской путь, электростанцию за Полярным кругом, мотоциклы байкеров из клуба «Ночные волки», медицинские халаты, рестораны. Освящение компрессорной установки на месторождении природного газа Фото: Павел Паламарчук / РИА Новости К попам обращаются даже специалисты IT-компаний: в 2011 году православного священника пригласили изгнать злых духов с серверов видеохостинга RuTube. Проводивший обряд отец Виктор в ответ на замечание сотрудников, опасавшихся, что святая вода может повредить оборудование, заявил, что «разбирается в технических деталях освящения серверов, так как Русская православная церковь давно использует интернет для общения с паствой». Списка предметов, которые нельзя освящать, действительно нет. Однако священники утверждают, что освящать нельзя все то, что служит злу и греху. В дореволюционной России, например, запрещено было освящать заведения, в которых предаются пороку, а также места казней и пыток. «Мы руководствуемся здравым смыслом, — говорит диакон Шульженок. — Мы не будем освящать ночные клубы, стриптиз-клубы, потому что все, что связано с грехом, не должно освящаться. Очень разнообразны могут быть греховные затеи, и на все перечень не составишь». Однако отдельные священнослужители нарушают этот запрет. Так, в 2008 году в Челябинске священника пригласили провести обряд в стриптиз-клубе, чтобы атмосфера там «стала более позитивной». Этот поступок вызвал возмущение в епархии, однако там пришли к выводу, что батюшку заманили туда обманом. «Отца Николая звали освятить магазин. Батюшка не местный, из поселка на окраине города. Он и не знал, что тут ночной клуб», — объяснил тогда викарий Челябинской епархии Феофилакт. Александра Федотова Источник: https://lenta.ru/articles/2015/10/12/holiness/
  10. Пути России: границы политики 30-31 марта 2018 года в Москве пройдет очередной Международный междисциплинарный симпозиум «Пути России». Организаторы – Московская высшая школа социальных и экономических наук (МВШСЭН) и Российская Академия народного хозяйства и государственной службы (РАНХиГС). Отдельные секции проводятся при поддержке фондов Розы Люксембург, Фридриха Науманна и других партнеров. Пленарное заседание по традиции должен открыть профессор Теодор Шанин, президент и основатель МВШСЭН. За последние 25 лет координаты, в которых Россия делает свой политический выбор, полностью изменились. Перерисованы границы политики во всём мире – как символические, так и географические. Привычные грани между политическим и экономическим, внутренним и внешним, нормальным и ненормальным стерлись и больше не позволяют ничего объяснить. Четверть века назад Россия выбирала путь развития для себя; сегодня она активно влияет на выбор путей, которыми движется в будущее весь мир. Юбилейный симпозиум «Пути России» посвящён обсуждению новых границ политики и поиску адекватных им социальных теорий. Вопрос о рубеже между политическим и неполитическим является ключевым для современной социальной мысли. Прошедшие 25 лет убедительно показывают, как подвижна эта граница. То, что вчера было религиозным или приватным и демонстративно неполитическим, сегодня резко политизируется. Одни видят в этом наступление государства на индивида, а другие – возможность для эмансипации. Череда неожиданных событий в мире делает неизбежным то, что ещё вчера казалось политически невозможным – изменение государственных границ, небывалую миграцию, триумф популистов в либеральных демократиях. «Где провести границу?» Этот вопрос решает социальная наука, но он имеет политические последствия. Как определить, кого следует включать, а кого – исключать из политической жизни? Кому дозволено участвовать в публичной политике? Какие границы могут обеспечить политическое единство? Как должны быть устроены физические границы – например, границы государства или границы между территориями с разным образом жизни? Эти и другие вопросы станут предметом обсуждения участников юбилейного симпозиума. Заявки с докладами принимаются до 1 марта 2018 года на адреса руководителей секций ПЛАНИРУЕМЫЕ СЕКЦИИ И КРУГЛЫЕ СТОЛЫ: Особые пути России: вне столиц и мегаполисов Ханна Арендт и пределы допустимого: Публичная сфера, плюрализм и ответственность «Смертный бог» в эпоху позднего модерна: Государство и его конкуренты на (пост)глобальном рынке коллективного спасения Политика границ Круглый стол. «Постсоветская «сексуальная революция»: история и современность» Стиль лидерства или микрополитическая компетентность: пути развития организационной эффективности Завершающий круглый стол, посвященный 100-летию со дня рождения М.Я.Гефтера Организаторы Московская высшая школа социальных и экономических наук Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ http://www.conferences.msses.ru/putirossii2018
  11. Ранее
  12. "Кровавый мальчик" встал между Церквами Московский патриархат опять попал в тиски украинской политики Андрей Мельников Ответственный редактор приложения "НГ-Религии" Националисты заблокировали вход в Киево-Печерскую лавру. Фото из социальных сетей В Украине разворачивается новый виток конфликта между теми, кто хочет ускоренными темпами создать независимую православную Церковь с национальным характером, и теми, кто видит православие последним инструментом влияния на украинский народ. Основные очаги этого конфликта – Запорожье, Киев и Одесса. Казалось бы, не связанные друг с другом события, происходившие в разных частях страны, но они воспринимаются как метастазы единой проблемы, начало которой видится в попытках Московского патриархата играть посредническую роль в политических противоречиях России и Украины. Служба безопасности Украины 11 января с.г. провела обыск в общественной организации «Союз православный «Радомир». На сайте ведомства сообщается, что оперативники обнаружили здесь огнестрельное и холодное оружие, а также агитационные антиукраинские материалы. В тот же день Генеральная прокуратура Украины объявила о расследовании в отношении «Радомира», а также отдельных представителей Запорожской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата (УПЦ МП), подозреваемых в насильственных акциях, направленных на разжигание религиозной вражды. Военнослужащие Национальной гвардии Украины взяли под охрану на Хортице историко-культурный комплекс «Запорожская сечь» с церковью, относящейся к Киевскому патриархату. Полицейские и нацгвардейцы ведут усиленное дежурство и у других местных храмов. Действия силовиков стали результатом конфликта, который развивается в Запорожье с первых дней 2018 года, когда священник УПЦ МП отказался отпевать трагически погибшего ребенка, мотивируя это тем, что мальчик был крещен в лоне «раскольнического» Киевского патриархата. За своего священника вступился митрополит Запорожский Лука (Коваленко), после чего в адрес УПЦ МП посыпались упреки и даже угрозы. Активисты начали флешмоб: приносили к храму, в котором отказались отпевать ребенка, мягкие игрушки. 7 января некоторых из активистов избили, предположительно насилие совершили члены «Радомира». В свою очередь, украинские националисты, разгоряченные скандалом в Запорожье, совершили ряд агрессивных действий в отношении «московских» храмов в разных городах страны. В ночь на 10 января был ограблен и осквернен Свято-Покровский храм г. Черноморска Одесской области, в ночь на 12 января – храм в честь иконы Божией Матери Казанской при Национальном научном центре радиационной медицины Национальной академии медицинских наук Украины в Киеве. 9 января украинские радикалы обклеили одесские храмы УПЦ МП наклейками с антироссийскими воззваниями. Соборы УПЦ МП есть не что иное, как «офисы ФСБ, маскирующиеся под храмы», сообщается в наклейках. Ранее радикально настроенные молодые люди из украинской общественной организации «Лига сходу» сорвали рождественское богослужение в Троицком кафедральном соборе в г. Днепр, после чего выложили соответствующее видео в Интернет. Продолжилась и акция «Принеси игрушку». На ограду одного из соборов в Тернопольской области члены запрещенного в России «Правого сектора» 14 января повесили гирлянду «окровавленных» мягких игрушек. Вслед за этим последовала потасовка националистов со служителями собора. Наиболее яркий характер приобрело противостояние у стен Киево-Печерской лавры. Активисты радикальной группировки «С14», ответвления «Правого сектора», 8 января блокировали монастырь, растянув транспарант с надписью: «ФСБ, вон из лавры!» Националисты утверждали, что в обители прячутся «титушки», то есть «промосковские» активисты вроде тех, в отношении кого Генпрокуратура позже начала расследование. При просмотре видеосъемки происходящего слышно, что пикетчики наиболее часто упоминают организацию «Верное казачество», которая настроена резко враждебно по отношению к нынешней киевской власти. Националисты утверждают, что эта организация проводила в 2014 году «Русский марш» от стен лавры и ее активисты по-прежнему скрываются в монастыре. К пикетчикам вышел наместник лавры митрополит Павел (Лебедь) и вступил с ними в дискуссию. В пылу спора митрополит заявил, что Крым никогда «не был украинским», что вызвало негодование националистов На следующий день директор Департамента по делам религий и национальностей Министерства культуры Андрей Юраш в интервью западноукраинскому информационному агентству ZIK сказал, что «если со стороны церковных деятелей звучат политические заявления и эти заявления имеют сепаратистский характер, то очевидно, что они должны быть изучены специальными правоохранительными органами, Службой безопасности на предмет того, насколько они согласуются с нынешней ситуацией и насколько вредят Украинскому государству». «Надо отслеживать, иметь это все в виду, и если есть состав преступления, государственной измены в высказываниях и проповедовании каких-либо сепаратистских, антиукраинских взглядов, то каждый священнослужитель, являющийся гражданином Украины, несет такую же ответственность, как и любой другой гражданин нашего государства, – считает чиновник. – И если эти действия будут квалифицированы правоохранительными органами как призывы к сепаратизму, к нарушению государственной целостности, эти лица должны быть привлечены к ответственности». Как уже было сказано, поводом для обострения ситуации стал инцидент с отказом отпевать погибшего ребенка в Запорожье. Разумеется, гибель ребенка произошла случайно, но реакция на неосмотрительное поведение запорожского священника во время погребения оказалась настолько резкой и масштабной, что заставляет задуматься о том, что случайной трагедией просто решили воспользоваться. Подспудной причиной вспышки взаимной агрессии могли стать политические инициативы Московского патриархата и их успех, связанный с поддержкой политических властей Украины, России и самопровозглашенных республик. Киевский митрополит, глава УПЦ МП Онуфрий (Березовский) сообщил 4 января с.г. о планах обмена 10 пленных с каждой стороны конфликта на востоке Украины в дополнение к предыдущей договоренности, которая реализовалась в конце 2017 года при посредничестве УПЦ МП. Тогда было обменено несколько сотен человек в результате встречи патриарха Московского и всея Руси Кирилла с лидерами ДНР и ЛНР в московском Даниловом монастыре 25 декабря 2017 года. Объявляя о договоренности, глава РПЦ необычайно миролюбиво высказался в адрес украинцев. «Этот конфликт никому не нужен, он ослабляет всех его участников, – сказал он. – Но самое главное – этот конфликт приносит в жертву многих и многих людей, и для того, чтобы это прекратилось, должны быть усилия с обеих сторон». Патриарх подчеркнул необходимость «скорейшего мирного решения проблемы, связанной с возникновением военного конфликта на востоке Украины». Патриарх также отметил, что для РПЦ предстоящее освобождение пленных – «очень важный вопрос». «И там и там наша паства. И там и там наши люди. Кто еще так скорбит, как скорбит Русская церковь в отношении всего того, что происходит, когда брат поднимает руку на брата!» – сказал глава РПЦ. При этом не звучали обвинения и жалобы в адрес киевских властей, как нередко бывало ранее. «Когда в межгосударственных отношениях случается напряжение, проявляется особая роль Церкви», – заявил уже в первых числах нового года председатель Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ Владимир Легойда, утверждая, что УПЦ МП остается единственной миротворческой силой в Украине. Вероятно, в ответ на подобные утверждения украинские националисты постарались доказать, что церковный вопрос остается одним из самых конфликтогенных, и тут очень кстати оказалась нетерпимость запорожских священнослужителей. Источник: http://www.ng.ru/ng_religii/2018-01-17/9_435_ukraina.html
  13. Современные религиозные рынки: теоретико-социологическое осмысление и эмпирическое измерение 2–3 февраля в МГИМО состоялся VIII Общероссийский научно-практический семинар ИК РОС на тему «Современные религиозные рынки: теоретико-социологическое осмысление и эмпирическое измерение». В семинаре приняли участие более 50 представителей ведущих университетов и научных центров Москвы, Санкт-Петербурга, Казани, Омска, Белгорода, Владимира, Саранска, Нижнего Новгорода и др. С приветственным словом и основным докладом на тему «Теория „религиозной экономики“ в контексте плюрализма теоретических подходов к познанию современного религиозного разнообразия» выступила И.Г.Каргина, председатель Исследовательского комитета «Социология религии» Российского общества социологов. И.Г.Каргина также представила анализ тематик сессий Исследовательского комитета «Социология религии» Международной социологической ассоциации на предстоящем XIX Всемирном социологическом конгрессе (пройдет с 15 по 21 июля в г. Торонто, Канада), которые презентируют наиболее актуальные предметные сферы познания современных реалий в контексте религии. Это: «диффузная» религия: за пределами секуляризации; религия и секулярность; религия и публичная сфера, в том числе религия в публичной сфере Азии; религия и ненасильственные социальные движения, их роль в легитимации политических интенций; средства массовой информации и религиозная радикализация: процесс контроля и конструирование экстремизма; религия и миграция: противоречия с первым и вторым поколениями; динамики гендера, религии и межсекторальности; религия и национальная идентичность, гендер, феминизм, ислам и Запад; религия, гендер и насилие в семье; предрассудки, изгнание и насилие в транснациональном мире; религия и разнообразие: опыт международного исследования (Канада, США, Франция, Англия и Австралия); социальная теория и религия, в том числе создание новой, не евро- и америкоцентричной социологической теории религии. Два дня работы семинара были отмечены плодотворным обсуждением целого спектра тем научных исследований, сопряженных с проблематикой современных религиозных рынков и глоболокальными трендами социальных, политических и экономических трансформаций, в том числе на примере России. — Программа семинара Кафедра социологии https://mgimo.ru/about/news/departments/sovremennye-religioznye-rynki/
  14. Программа научно практического семинара «Современные религиозные рынки: теоретико-социологическое осмысление и эмпирическое измерение» 2 февраля • 10.45-11.30 – регистрация участников, приветственный кофе. 11.30. – 13.30 – выступления, дискуссии Каргина Ирина Георгиевна, д.с.н., профессор кафедры Социологии, начальник управления учебно-организационной работы, МГИМО МИД РФ, председатель ИК «Социология религии» РОС , г. Москва • Теория «религиозной экономики» в контексте плюрализма теоретических подходов к познанию современного религиозного разнообразия • «Религия, власть и сопротивление: новые идеи для разделенного мира»: анализ тематик сессий исследовательского комитета 22 «Социология религии» Международной социологической ассоциации на XIX Всемирном социологическом конгрессе (15-21 июля, г. Торонто, Канада) Руткевич Елена Дмитриевна, к.ф.н., ведущий научный сотрудник, Институт социологии РАН, г. Москва • Плюсы и минусы «новой» парадигмы Саватеев Анатолий Дмитриевич, д.ист. н., в.н.с., Институт Африки РАН, г. Москва • Идея конкуренции цивилизаций против теории «религиозной экономики Лебедев Сергей Дмитриевич, к.с.н., профессор кафедры Социологии и организации работы с молодёжью, Институт управления НИУ «Белгородский государственный университет», г. Белгород • Теория «религиозной экономики»: критика рациональности как базового методологического допущения Трофимов Сергей Викторович, к.с.н., доцент кафедры Современной социологии, МГУ им. М.В. Ломоносова, г. Москва • Религиозный рынок и постреальная религия 2 Глаголев Владимир Сергеевич, д.ф.н., профессор кафедры Философии, МГИМО МИД РФ, г. Москва • Герметичность религии на современных религиозных рынках 13.30 – 14.00 - перерыв, общение, кофе-брейк, фуршет 14.00. – 16.30 – выступления, дискуссии Яблоков Игорь Николаевич, д.ф.н., заведующий кафедрой Философии религии и религиоведения, МГУ им.М.В. Ломоносова, г. Москва • О понимании Питером Бергером секуляризации и религиозного плюрализма Зайцев Павел Леонидович, д.ф.н., декан социально-гуманитарного факультета, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, г. Омск • «Постулат Дюркгейма» и проблема легитимизации социологических исследований "новой" религиозности Лункин Роман Николаевич, к.ф.н., ведущий научный сотрудник, Институт Европы РАН, руководитель Центра по изучению проблем религии и общества ИЕ РАН, заместитель главного редактора журнала «Современная Европа», г. Москва • Религия на рынке политических институтов Мирошникова Елена Михайловна, д.ф.н., главный научный сотрудник Центра этнополитических и религиоведческих исследований, Ленинградский государственный университет им. Пушкина, г. Санкт-Петербург • О госзаказе на религиозном рынке Гузельбаева Гузель Яхиевна, к.с.н., доцент кафедры Общей и этнической социологии, Казанский государственный университет, г. Казань • Радикализация веры: личный выбор, давление группы, непримиримость с внешним миром Пронина Татьяна Сергеевна, д. ф. н., главный научный сотрудник Северо-Западного Центра культурологических и религиоведческих исследований, Ленинградский государственный университет им. А.С.Пушкина, г. Санкт-Петербург • Конкуренция духовных услуг и религиозный выбор россиян 3 февраля • 10.45-11.30 –приветственный кофе-завтрак 11.30. – 13.30 – выступления, дискуссии Смирнов Михаил Юрьевич, д.с.н, заведующий кафедрой Философии, Ленинградский государственный университет им. Пушкина, г. Санкт-Петербург • «Энциклопедический словарь социологии религии» - опыт создания, проблемы и перспективы 3 Кузьмина Елена Викторовна, к. ист. н., доцент кафедры Теологии и мировых культур, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, г. Омск • Модель «умной границы» в межрелигиозных отношениях современной России Оводова Светлана Николаевна, к. ф. н., доцент кафедры Теологии и мировых культур, Омский государственный университет им. Ф.М. Достоевского, г. Омск • Ареалы распространения религиозных сообществ: маркировка пространства и влияние на экономическую жизнь города Хруль Виктор Михайлович, к.филол.н., доцент кафедры Социологии массовых коммуникаций, ф-т журналистики, МГУ им. М.В Ломоносова, г. Москва • Крещенские купания на рынке ритуальных услуг: опыт анализа текстов интернет-коммуникации Симонов Игорь Валентинович, к.ф.н. доцент кафедры Журналистики, Нижегородский государственный университет, г. Нижний Новгород • Религиозная ситуация в провинциальном регионе России как иллюстрация к концепции «религиозных ниш» (на примере Нижегородской области) Сергазина Ксения, к. ист. н., доцент Учебно-научного центра изучения религий, Российский государственный гуманитарный университет, эксперт центра «Сова», г. Москва • Основные проблемные зоны во взаимоотношениях общества, религии и государства в России в 2017 году 13.30 – 14.00 - перерыв, общение, фуршет 14.00. – 16.30 – выступления, дискуссии Чуприков Петр Борисович, заместитель декана факультета международных отношений, экономики и управления, НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, г. Нижний Новгород • Пути интеграции религиозных институтов России в условиях рынка политических стратегий на примере Московского Патриархата Гневашева Вера Анатольевна, д.э.н., профессор кафедры Демографической и миграционной политики, МГИМО МИД РФ, г. Москва • Религиозное восприятие молодежи на фоне экономической самооценки (результаты исследования) Гузельбаева Гузель Яхиевна, к.с.н., доцент кафедры Общей и этнической социологии, Казанский государственный университет, г. Казань • Риски исламской глобализации, раскол мусульман Татарстана и поиск интеграции Гаджимурадова Гюльнара Ильясбековна, к.ф.н., доцент кафедры Демографической и миграционной политики, МГИМО МИД РФ, г. Москва • Место мусульманской идентичности в европейском социуме (по результатам качественного исследования в лагерях беженцев) Ярославцева Юлия Олеговна, магистр, РАНХиГС, г. Москва • Исламский банкинг на территории РФ: пути развития
  15. Основные проблемные зоны во взаимоотношениях общества, религиозных организаций и государства в 2017 году Ксения Сергазина Мы публикуем тезисы Ксении Сергазиной, эксперта Центра «Сова», доцента Учебно-научного центра изучения религий РГГУ, представленные на круглом столе «Современные религиозные рынки: теоретико-социологическое осмысление и эмпирическое измерение» в МГИМО. Мне бы хотелось сделать обзор основных проблемных зон во взаимоотношениях общества, религиозных организаций и государства в России в 2017 году. Мое сообщение основано на данных ежедневного мониторинга, который проводит Центр «Сова». Кейсы, которые я буду упоминать, доступны на сайте Центра «Сова». 1. На мой взгляд, самые заметные конфликты 2017 года, связанные с религией, возникают во взаимоотношениях православных верующих и общества – и здесь есть две основные тенденции: протесты верующих, чьи чувства задеты (а также защита этих чувств государством), и борьба за храмовые территории – в основном, против горожан и экологов, протестующих против строительства храмов на территории парков и лесопарков. Против строительства новых церквей в 2017 году выступили жители Красноярска (храм на стрелке), Чувашии (яблоневый сад и старое кладбище), подмосковной Черноголовки (поклонный крест), Екатеринбурга (храм-на-воде, набережная Исети), Нижнего Новгорода (парковая зона), Махачкалы (озеро Ак-Гель), Смоленска (Соловьиная роща), Ростова-на-Дону (сквер Анатолия Собино), Брянска (парковая зона), Каменска-Уральского, Томска (сквер), Пскова и, конечно, москвичи и петербуржцы. Из московских показателен конфликт между Высоко-Петровским монастырем и жильцами дома на Петровке, двор которого был передан в бессрочное пользование монастырю еще в 1998 году (дом 28 стр. 1 на ул. Петровка). Монастырь лишил жильцов парковки во дворе, ограничил доступ экстренных служб и пытается забрать подвальные помещения. Другой пример, вызывающий недоумение общественности, - это передача Церкви Всероссийского научно-исследовательского института рыбного хозяйства и океанографии (ВНИРО). Такое решениеприводит к закрытию 29 различных лабораторий и уникального экспериментального комплекса для наблюдения за рыбами, расположенного на цокольном этаже ВНИРО. Стоимость оборудования аквариального комплекса руководство института оценивает в несколько миллиардов рублей. В Петербурге самый значимый конфликт общества (включая церковных людей) с церковной администрацией – это, конечно, возможная передача Исаакиевского собора Петербургской епархии, которая повлекла за собой и волну протестов, и снятие директора, и какой-то паралич в музейной деятельности не только собора, но и города в целом. Почти за всеми конфликтами, похоже, стоят имущественные споры, которые прикрываются специфической риторикой о вере и традиции. По всей видимости, общество реагирует как раз на это противоречие – и рождается напряжение даже в тех случаях, когда конфликта могло бы и не быть. Против строительства новых церквей, как ни парадоксально, выступают довольно часто верующие люди, церковные, которые хотят сохранить экологическую ситуацию района и для которых важен этот конкретный парк, где гуляют дети или собачники. Они предлагают застраивать церковными зданиями пустыри и промзоны, но этого призыва никто не слышит. Что же касается защиты чувств православных верующих, то здесь, мне кажется, нужно упомянуть как главное событие года протесты против показа фильма Алексея Учителя «Матильда» и сопутствующие этим протестам инциденты. Приговоров, вынесенных в 2017 году по ст. 148 УК (нарушение права на свободу совести и вероисповеданий) именно за «оскорбление чувств», мы знаем не так много: приговор автору карикатуры на Христа (дело прекращено в январе 2018 года), трем «хабаровским живодерам», жителю Омутнинска, осужденному за атеистические высказывания, девушке, «прикуривающей» от свечи в храме, и блогеру Соколовскому, «ловцу покемонов». Кроме того по ч. 3 ст. 148 УК был вынесен приговор - штраф в размере 10 тысяч рублей - церковному рабочему за то, что он пришел в церковь требовать свой гонорар, – и тем самым прервал богослужение. В 2017 году православные граждане требовали также признать оскорбляющими чувства верующих: карикатуру Поклонской с фаллоимитатором в виде царя Николая, фотосессию в полупрозрачном платье для свадебного журнала на фоне церковной росписи, вертепное действо «Сказ о Егории Храбром» и, конечно, сценарий фильма «Матильда», но в этих случаях уголовные дела не были открыты. Реальных угроз срыва богослужения или порчи церковной утвари в 2017 году нет, а есть что-то другое – более эфемерное и связанное с разными традициями восприятия сакрального (особенно хорошо это видно в случае с протестом против вертепного действия – традиционной русской народной забавы). Все это вместе – и отдаленная от реальной жизни риторика патриарха, и ненужное упорство при решении вопросов строительства храмов в парковых зонах, и попытка через суд бороться с инакомыслием и атеизмом блоггеров, в некотором смысле маргинализуют Русскую православную церковь, превращая ее – в глазах нецерковного большинства – все больше и больше в субкультуру со своими четкими, но непрозрачными законами. Можно спорить, но мне кажется, что рубеж, положивший конец православному возрождению в России, – это 2012 год, дело Pussy Riot. 2. Второй блок проблем, лишь отчасти связанный с политикой Русской православной церкви, – это ограничение деятельности протестантских групп и новых религиозных движений (в первую очередь, Свидетелей Иеговы и саентологов, но не только их). Представители этих религиозных организаций страдают как от применения к ним антиэкстремистского законодательства, так и от «антимиссионерских» поправок к закону «О свободе совести» из так называемого «пакета Яровой». Впрочем, за «незаконное миссионерство» штрафуют теперь самых разных верующих. 3. Третий блок проблем связан с применением антиэкстремистского законодательства по отношению к российским мусульманам. В 2017 году по антитеррористическим и антиэкстремистским статьям вынесено более 20 приговоров мусульманам – главным образом, членам «Хизб ут-Тахрир», «Таблиги джамаат» и последователям Саида Нурси. Мы здесь имеем в виду тех людей, кто не был вовлечен ни в какую боевую деятельность. За организацию ячеек запрещенного исламского движения «Таблиги Джамаат» было вынесено 7 приговоров против 19 человек, многие из которых получили реальные сроки лишения свободы. Еще 4 приговора в отношении 9 человек было вынесено мусульманам, изучающим книги Саида Нурси - по обвинению в участии в «Нурджулар». Кроме того, в 2017 году было вынесено 14 приговоров против 37 последователей «Хизб ут-Тахрир» (cт. 205.2 УК или ст. 205.5 УК). Центр «Сова» считает эти приговоры неправомерными, а также считает неправомерным запрет религиозного объединения «Таблиги Джамаат» и запрет объединения «Нурджулар» (тем более что в России этого объединения не существовало вовсе: есть лишь отдельные верующие, которые сталкиваются с необоснованным преследованием за изучение книг Саида Нурси). Приговоры, вынесенные членам «Хизб ут-Тахрир» по антитеррористическим статьям только на основании информации об их принадлежности к партийной деятельности (то есть участие в собраниях, чтение литературы и прочее), мы также считаем неправомерными: при своей радикальной идеологии эта партия не вовлечена в террористическую деятельность. В целом, мне кажется, что религиозная политика государства в области религии ужесточается, возвращаясь к некоторым нормам советского законодательства, в числе которых - ограничение миссионерской деятельности, ограничение мест богослужения без уведомления властей, контроль над образованием духовенства (исламского прежде всего). При этом общество реагирует на изменение религиозной политики в целом равнодушно. Гораздо более острой оказывается реакция на конфликты с православными приходами и церковную риторику. И это, конечно, повод для современного православия подумать о своем образе на рынке религиозных услуг. Источник: http://www.sova-center.ru/religion/publications/2018/02/d38792/
  16. Ежегодное Заседание Президиума РОС состоится 07.02.2018 г. в 12.00 в аудитории № 323 в здании ФНИСЦ РАН по адресу: г. Москва, ул. Кржижановского, д.24/35, к.5. (3 этаж). Повестка дня: Отчеты ИК РОС за 2017 и планы на 2018 год. Отчеты Региональных отделений РОС о деятельности в 2017 году и планы на 2018 год. Подготовка энциклопедического издания «Российская социология в лицах» О подготовке международного конгресса в Торонто, Канада (XIX ISA Congress of Sociology Power, Violence and Justice: Reflections, Responses, Responsibilities 15 – 21 July 2018) Текущие дела и разное. Президент РОС д.ф.н., профессор В.А.Мансуров
  17. Владислав Бачинин Питирим Сорокин как социолог и христианин Питирим Александрович Сорокин (1889-1968) — крупнейший русский социолог ХХ века. Уроженец русского севера, Коми-Зырянского края, сын ремесленника и крестьянки, он прожил яркую и долгую жизнь, пройдя путь от сельского иконописца до декана социологического факультета Гарвардского университета, самого престижного из высших учебных заведений Америки. Обладая незаурядными способностями, Сорокин сумел, подобно Ломоносову, вырваться из северной деревенской глуши, получить вначале среднее, а затем и высшее образование. Ему удалось блестяще окончить Санкт-Петербургский университет, получить дипломом первой степени, а с ним и предложение остаться для подготовки к профессорскому званию по уголовному праву и пенологии (теории наказания). Интерес Сорокина к проблемам права возник под влиянием юношеских впечатлений, полученных им во время тюремного заключения за революционную деятельность. Там он имел возможность наблюдать пестрый контингент лиц с девиантным поведением – воров, насильников, убийц. Позднее, во время обучения в университете его интерес к проблемам, связанным с уголовным миром, обрел научно-теоретическую направленность. В этот период он основательно изучил историю и теорию права. Все сколько-нибудь значительные труды в этой области, принадлежащие западным и русским авторам, были им внимательно проштудированы. Его студенческая работа «Преступление и кара, подвиг и награда» была издана в виде отдельной книги и получила высокую оценку его учителей М. Ковалевского, Е. де Роберти, Л. Петражицкого. А его труд по написанию диссертации завершился успешной защитой и получением ученой степени магистра уголовного права. Волею внешних обстоятельств Сорокин оказался втянут в водоворот революционных событиях и даже стал одним из лидеров правого крыла партии социалистов-революционеров. В 1917 г. он уже был членом Учредительного собрания и личным секретарем А. Ф. Керенского. Активное участие в политической жизни страны не ослабило интереса Сорокина к научным занятиям. В 1920 г. вышла в свет его книга «Система социологии», которую он публично защитил в качестве докторской диссертации. Когда же при Петроградском университете был создан первый в России социологический факультет, то молодой профессор Сорокин стал его деканом. В 1922 г. Сорокин, негативно относившийся к коммунистической идеологии и советской власти, вынужден был эмигрировать на Запад. Получив приглашение президента Чехословакии Т. Г. Масарика, он некоторое время жил в Праге. Затем вместе с женой он переезжает в США, где начинает преподавать в ряде американских университетов, а позднее становится деканом социологического факультета Гарвард­ского университета и президентом Американской социологической ассоциации. Отличаясь высоким трудолюбием, незаурядной работоспособностью, Сорокин всегда подчеркивал, что он принадлежит к той категории ученых, которых называют «волками-одиночками», что он способен выполнять свою работу один, без помощников, персонала и дополнительного финансирования. Ему было близко рабочее кредо Альберта Эйнштейна, говорившего о себе: «Я – лошадь, везущая воз в одиночку, не приспособленная ни для работы в тандеме, ни для совместного группового труда». Годы, проведенные в Америке, были для Сорокина чрезвычайно продуктивными в творческом отношении. По его собственному признанию, уже за первые шесть лет пребывания в США он проделал такой объем работы, который превышал возможности среднего социолога за всю жизнь. Ученый получил мировую известность как автор ряда фундаментальных исследований, в том числе книг: "Социология революции"(1925), «Социальная мобильность» (1927), «Современные социологические теории» (1928), «Систематическая антология сельской социологии» (1932) "Социальная и культурная динамика" в 4-х тт. (1937-1941), «Кризис нашего столетия» (1942), «Человек и общество в условиях бедствий» (1942), «Социокультурная причинность, пространство и время» (1943), «Россия и Соединенные Штаты» (1944), «Общество, культура и личность: структура и динамика» (1947), «Система общей социологии» (1947), «Восстановление гуманности» (1948), «Альтруистичная любовь: исследование американских добрых соседей и христианских святых» (1950), «Социальная философия в век кризиса» (1950), «SOS – смысл нашего кризиса» (1951), «Виды любви и ее сила: типы, факторы и технические приемы нравственного перевоплощения» (1954), «Причуды и недостатки современной социологии» (1956); «Американская сексуальная революция: проявления и последствия» (1956), «Власть и нравственность» (1959). Многие из книг Сорокина носили «пионерский» характер и еще при жизни автора сделали его классиком социологии ХХ века. Они переводились на иностранные языки. Об идеях, содержащихся в них и творческом пути ученого написаны многочисленные книги и диссертации в разных странах мира. Жизненный успех Сорокина как ученого был во многом обусловлен особенностями его личности. Его отличала необычайно высокая адаптивность психики, позволявшая ему быстро приспосабливаться к новым обстоятельствам и завоевывать признание у ближайшего социального окружения. По своим душевным наклонностям и личностным качествам он являлся жизнелюбом-биофилом с ярко выраженными творческими наклонностями. Будучи по складу характера созидателем, а не разрушителем, не ниспровергателем, он не был приспособлен к деструктивной деятельности. Когда, будучи юношей, почти подростком, он оказался вовлечен в революционную деятельность, то, спустя некоторое время почувствовал, как стало ухудшаться его здоровье, ослабла энергия и исчезло прежнее душевное равновесие. Сорокин не мог выносить состояния разорванности своего внутреннего мира. Он обладал ярко выраженной склонностью к постоянному упорядочению своих воззрений, к приведению накапливаемых знаний и жизненных впечатлений в интегральную, внутренне уравновешенную, сравнительно гармоничную систему идей, ценностей и норм. Ему всегда были дороги единство и целостность его «я». Знакомство в университетские годы с позитивистской философией и социологией привело к тому, что он избрал позитивизм в качестве платформы, на которую могли бы опираться его собственные воззрения. Некоторое время он определял свое мировоззрение как научно-позитивистское, прогрессивно-оптимистическое и гуманистическое. Но события Первой мировой войны, гигантские волны насилия, захлестнувшие многие цивилизованные страны, подорвали его оптимизм. Ему потребовались немалые усилия, чтобы произвести внутреннюю реконструкцию своих взглядов. К концу 1920-х гг. этот болезненный процесс завершился и возник новый мировоззренческий симбиоз, который сам Сорокин назвал «интегральной системой философии, социологии, психологии, этики и личностных ценностей». Все свои последующие книги он рассматривал как реализацию основных принципов своего «интегрализма». Трагический опыт, приобретенный Сорокиным в России за первые два десятилетия ХХ в., привел его к формулировке трех важнейших жизненных принципов, которые он впоследствии пронес сквозь все перипетии своей судьбы. Вот они: 1) жизнь, даже самая тяжелая, — это лучшее сокровище в мире; 2) жизнь только тогда может быть счастливой, а в душе только тогда сохраняются силы, когда следуешь долгу, не изменяешь своим идеалам; 3) жестокость, ненависть и несправедливость никогда не позволят создать ничего великого ни в материальном, ни в интеллектуальном, ни в нравственном отношениях. Между язычеством и христианством Народность коми, к которой Питирим Сорокин принадлежал по своему рождению, официально числилась в реестрах Св. Синода по православному ведомству. Однако, подобно целому ряду других окраинных народностей, разбросанных по Российской империи, коми придерживались бытового двоеверия. То есть, наряду с христианством, в традиционном укладе народной жизни уживались и дохристианские, языческие верования, обряды и обычаи. Религиозное сознание как бы раздваивалось между христианской верой и сохраняющейся приверженностью языческому культу. Г. Флоровскому, анализировавшему феномен двоеверия, принадлежит мысль о том, что взаимодействие двух противоречащих друг другу социокультурных комплексов, христианского и языческого, привело в России к утверждению двух культур – «дневной» (христианской, официально признанной) и «ночной» (подспудной, таящей в себе языческие суеверия, коренящейся в глубинах народного сознания). Сам Сорокин называл тот причудливый симбиоз двух типов верований, который был характерен для народа коми, «языческим христианством» или «христианским язычеством». Он особо подчеркивал, что «никакого противостояния между элементами двух религиозных культов не наблюдалось, как не наблюдалось их и между представителями нескольких сект и направлений в рамках этого «языческого христианства» — все они были привержены евангелической ипостаси, миру и непротивлению злу насилием. Основой этого «мирного сосуществования» являлось общее убеждение в том, что весь мир – это живое единство, и что «истина едина, люди только называют ее разными именами». На протяжении всей жизни среди коми народа я не припомню хотя бы одного случая религиозной нетерпимости или гонений за веру»[1] Сорокин не отрицал, что приоритетное положение занимало все же православие. Однако, характерно, что при этом всю силу действенности православных обрядов он сводил к эстетическому началу. В своем автобиографическом романе «Долгий путь» Сорокин вдохновенно пишет о тех впечатляющих ритуалах, красочных шествиях, мудрых таинствах, которые он наблюдал в детстве и которые, по его мнению, были важной составной частью духовно-эстетической жизни крестьян. Для них сельская церковь была и театром и концертным залом. Наблюдения такого привели Сорокина впоследствии к следующему выводу: церковь играла в жизни крестьян такую же важную роль, какую играет хороший театр в жизни горожан. В этом приравнивании церкви к театру Сорокин, сам того не замечая, принизил ту форму христианства, в которой внешняя обрядность столь явственно выдвинулась на передний план, оттеснив далеко назад саму суть христианской веры. Впрочем, точнее говоря, не Сорокин ее принизил, а она сама, по всей видимости, давала основания тому, чтобы быть поставленной в один ряд с театром. По словам Сорокина, его отец, сельский мастеровой, веровал в Христа. Приветствуя кого-либо, он обычно говорил не «здравствуйте», а «Христос воскрес». Его главным принципом, определяющим отношение к работе, были постоянно повторяемые слова: «Я сделаю все, что в моих силах, остальное – воля Твоя, Господи»[2]. Однако, при всем этом церковь он посещал лишь время от времени и не настаивал на том, чтобы дети регулярно ходили к службе. Когда Питирим подрос, то отец стал брать его с собой для выполнения различных ремесленных работ по отделке церковных зданий, внутренних помещений сельских часовен и церквей. Они обновляли иконы, изготовляли ризы. Подростку приходилось общаться со священниками, дьяконами, псаломщиками. Беседы с ними, чтение христианских книг, знакомство с житиями святых заставляли его размышлять, побуждали молиться и поститься, рождали мечты об уединенной жизни аскета-отшельника,. Он с удовольствием прислуживал в церковных церемониях, пел в церковном хоре и даже исполнял обязанности его регента. Участие в религиозных обрядах дало ему, как он сам позднее признавался, глубокое понимание их мудрости и красоты. Питирима привлекала не только внешняя, эстетическая сторона православия. Нравственные заповеди христианства и, в первую очередь, Нагорная проповедь Христа, стали для него духовным ориентиром на всю жизнь. Многое дала ему в духовном отношении работа с внутренним убранством храмов. «Писание икон и изготовление риз, — вспоминал он, — развило мое чувство линии, цвета и композиции. Таинства Христовы – непорочное зачатие, воплощение Бога в образ человеческий, распятие на кресте, Воскресение Христа и его Вознесение, так, как они развертываются в молитве во время обедни, — открыли мне таинственную и загадочную реальность и трагические моменты жизни. Они заронили семена сохраняющегося до сих пор отвращения к мещанскому восприятию жизни, как череды удовольствий и развлечений, а также неприятия той поверхностной концепции, что все сущее есть материя, данная нам в ощущениях. Если в моих теориях содержатся элементы мистицизма, как утверждают некоторые ученые, такие мистические и трагические их черты были заложены именно в мои детские годы»[3]. Несмотря на эти дифирамбы в адрес православия, нельзя сбрасывать со счета то, что детство и ранняя юность Сорокина прошли, как уже отмечалось выше, в смешанной атмосфере народного «двоеверия». И хотя он сам не видел в этом ничего предосудительного, все же изначальная внутренняя раздвоенность и противоречивость его личного религиозного опыта неизбежно вела к ослаблению приверженности религиозного сознания как к одной, так и к другой ценностно-нормативной системе. Не оттого ли, когда ему пришлось погрузиться с головой в революционную деятельность и в столичную студенческую жизнь, где преобладали секулярные умонастроения, то его личная религиозность стала быстро таять и едва не сошла на нет. Даже обучение в церковно-учительской школе, готовившей учителей для начальных, церковно-приходских школ, куда Питирим поступил в 1903 г. не воспрепятствовало его отходу от христианства. Воздействие социально-политических обстоятельств, общение с фабричными рабочими, представителями различных партий привели к тому, что религиозные воззрения Сорокина оказались оттеснены далеко на задний план тем, что он назвал «полуатеистическим отрицанием теологии и обрядов русской православной церкви». Обязательные посещения церковных служб, требовавшиеся школьным начальством, оказались для него чреваты отрицательным эффектом в виде нарастания негативного отношения к религии как таковой. Сорокин был далек от того, чтобы впоследствии, с высоты прожитых лет и накопленного жизненного опыта характеризовать свое юношеское мировоззрение в терминах «двоеверия», «христианского язычества» или «языческого христианства». Но он не называл его и христианским, предпочитая более широкое и отвлеченное определение – идеалистическое. В той идеалистической картине мира, которая была ему близка, Бог вместе с такими ценностями, как природа, правда, добродетель, красота, религия, искусство, наука и этика, объединились для него в одно гармоничное целое. Однако, как он сам вынужден был с грустью признать, это «гармоничное мировоззрение» оказалось грубо разбито при столкновении с урбанистической цивилизацией и чередой кризисов, начавших сотрясать Россию при ее вступлении в ХХ столетие. Когда Сорокин увлекся революционной деятельностью, начал активно заниматься пропагандой социалистических идей, то ему постоянно приходило на ум сравнение себя и своих товарищей с миссионерами и даже с апостолами христианства. Он считал, что его тогдашняя кочевая жизнь похожа на жизнь первых миссионеров новой, еще не устоявшейся религии, а себя он прямо называл «бродячим миссионером революции». И хотя это сравнение было чисто внешним и деятельность социалистов-радикалов имела по своей сути анти-евангелизационный, деструктивный характер, однако, то духовное затмение, в котором пребывал Сорокин, было столь сильным, что сам он совершенно искренне воспринимал все «минусы» как «плюсы», а затмение считал просветлением. Поэтому сравнение пропагандистов-революционеров с апостолами казалось ему вполне правомерным. В тот период мышление Сорокина стало почти полностью секулярным. Всё, что прежде ему представлялось действием Провидения, теперь он объяснял не иначе как при помощи регулярно припоминаемого образа «госпожи Удачи». Между верой и секуляризмом Вынужденная эмиграция, приезд в Америку, внимательное изучение социальной жизни новой для него страны убедили Сорокина в том, что перед ним правовое государство. «Социальные институты на муниципальном уровне, в штатах и федерации в целом представлялись нам совершенными. Конституция страны и Билль о правах – вот воплощенный идеал того, за что мы боролись в России»[4], — писал он. Жизнь Сорокина в Соединенных Штатах не произвела сколько-нибудь существенного воздействия на его религиозное сознание. Где-то внутри него продолжал пребывать религиозный опыт, впитанный им в годы детства и отрочества и заставлявший его время от времени вспоминать имя Господа. Так, он мог, например, сказать, что получил Божьей милостью в подарок двух сыновей или что иные подарки судьбы воспринимались им как знаки Провидения. Он любил григорианские песнопения, охотно читал лекции в религиозных организациях, в теологических учебных заведениях, принимал участие в ежегодных сессиях Католического социологического общества, а на одном из них даже выступил с докладом «Заметки по поводу книги П. Т. де Шардена «Феномен человека». Американские коллеги-социологи, составлявшие профессиональное окружение Сорокина, не могли не видеть, что его теоретические построения имели особую идейную подоплеку, отличную от их собственной. Это дало основание Генри Адамсу определить его позицию как «консервативный христианский анархизм». Сам Сорокин сознавал, что его жизненное и научное кредо имеет маргинальную природу. Он писал: «Сам в глубине души верующий, я не относил себя к приверженцам какой-либо определенной религии… Я скорее был независимым нонконформистом со своими собственными теориями, убеждениями, стандартами поведения и ценностными ориентациями, которые считал более истинными, универсальными и прочными, чем преходящие, мелкие и быстро устаревающие ценности и идеологические привязанности многих моих коллег и студентов»[5]. Этот нонконформизм проявился в том, что в изысканиях Сорокина, несмотря на сильное воздействие позитивистского духа, господствовавшего в американской социологии, стал обнаруживаться явный религиозный подтекст. Это происходило в какой-то степени помимо воли самого Сорокина. Ход жизни, события, совершавшиеся в макросоциальных масштабах, как бы выталкивали его за пределы позитивистских стереотипов. Исследования, проведенные Сорокиным в 1930-1940-е гг., были пронизаны глубоким ощущением бедственности того состояния, в которое завел мировую цивилизацию процесс секуляризации. Ученый пишет об устрашающих социальных последствий высвобождения «темных сил» человеческой природы. У него в этот период обостряется трагическое восприятие жизни и социальной истории. Он исследует механизмы воздействий общественных катаклизмов, войн, революций, голода, эпидемий на социальные институты, мораль, культур, поведение, верования, образ мыслей людей. Его тезис о том, что «слепые поводыри ослепшего стада» ввергают миллионы людей в бедственное состояние, прямо указывает на главный результат социодинамики секуляризации – утрату социальными субъектами представлений о важности трансцендентных абсолютов, пренебрежение сакральными ценностными и нормативными ориентирами. Западные субцивилизации не могли усмотреть эти ориентиры нигде, кроме как в христианстве. Отпрянув же от Христа и Его заветов, они оказались заложниками «слепых поводырей». Пребывание в духовном пространстве между верой и секуляризмом – это распространенное состояние как индивидуального «я», так и массового сознания и даже целых цивилизаций. Хорошо знакомое Сорокину по его собственной внутренней жизни, оно стало для него чем-то вроде матрицы, которую он попытался наложить на всемирно-исторический процесс в целом. В работе «Социальная и культурная динамика» он представил концепцию трех исторических типов цивилизаций — идеациональной (умозрительной или религиозной), чувственной (сугубо светской, атеистической) и идеалистической (занимающей промежуточное место между первыми двумя). Согласно этой концепции, история имеет не прогрессирующий, а циклический характер попеременного господства каждого из трех типов ценностно-нормативных систем. Идеациональная цивилизация характеризуется тем, что ее высшие ценности восходят к сверхчувственному миру и его абсолютной доминанте — Богу. Примером идеациональных норм могут служить христианские заповеди: «Любите врагов ваших», «Не собирайте себе сокровищ на земле, ...но собирайте себе сокровища на небе...», «Ищите же прежде Царства Божия» и т. п. Для идеациональной этики характерно пренебрежительное отношение к социальным ценностям, власти, материальным благам, богатству, телесным удовольствиям. Земная жизнь рассматривается как нечто второстепенное и малозначимое. В браке видится не условие и возможность земного, полнокровного человеческого счастья, а в первую очередь священный союз. Главная цель и высший смысл жизни неотрывны от идеи служения Богу. Сорокин относит к религиозно-этическим системам такого рода индуизм, буддизм, даосизм, зороастризм, иудаизм и христианство. К идеациональной этике и нравственности непосредственно примыкает идеациональное право, рассматривающее своды своих законов как данные свыше. В нем юридические нормы считаются заповедями Бога, т. е. абсолютными, безапелляционными предписаниями, требующими беспрекословного исполнения. В эти предписания запрещено вносить какие-либо изменения. Не случайно Ветхий Завет, например, требует: «Не прибавляйте к тому, что Я заповедую вам, и не убавляйте от того: соблюдайте заповеди Господа». В идеациональном праве послушание закону равнозначно послушанию Богу, а преступление перед людьми расценивается как грех перед Богом. Преступлениями, заслуживающими самых суровых наказаний, считаются проявления непочтительного отношения к Богу в виде святотатства, богохульства, ереси, нарушений религиозных обрядов и священных запретов. Система кар за это включает как чувственные, т. е. телесно осязаемые, так и сверхчувственные наказания — загробное воздаяние, а также отлучение от церкви, предание анафеме, проклятие. Судьи являются одновременно и священнослужителями, а многие юридические процедуры оформляются как священные ритуалы. Идеациональному правосознанию запрещена критика судей и законов, не дозволены сомнения в правомерности норм-заповедей. Будучи тесно связано с нравственностью, идеациональное право, так же, как и она, предписывает всем людям относиться друг к другу по-братски, с любовью, поскольку все — дети единого Бога. В государствах, принадлежащих к идеациональной цивилизации, легитимностью обладают лишь те правители, чья родословная восходит к богам, а также те, кто имеет прямую божественную санкцию на правление. Поэтому в таких государствах монархия является, как правило, одновременно и теократией. Таковы были государства архаической Греции и Рима, Индии и Тибета, империя инков и средневековые европейские державы. Второй тип цивилизации назван Сорокиным чувственным (сенситивным) из-за того, что систему ценностей здесь венчают чувственные удовольствия и всевозможные земные радости. Этика данной системы гедонистична и призывает: ешьте, пейте и веселитесь, наслаждайтесь песнями, танцами и любовью, ловите каждое мгновение земной жизни, ибо она коротка и завтра вас уже не будет. Главный смысл человеческого существования состоит в том, чтобы стремиться к удовольствиям, наслаждениям и счастью. Чувственное право, опирающееся на принципы гедонистиче­ского мироотношения, выступает в качестве инструмента подчинения и эксплуатации одних социальных групп другими. Цели его норм и законов сугубо утилитарны и заключаются в том, чтобы оберегать элиту, имеющую наибольший доступ к разнообразным жизненным удовольствиям, охранять ее собственность и благосостояние, а также поддерживать стабильный правопорядок в обществе, гарантирующий все эти прерогативы. Нормы чувственного права относительны, изменчивы и условны. Не содержащие в себе ничего вечного и святого, они полезны одним и вредны другим, защищают права одних социальных групп и ущемляют права и свободы других. Они игнорируют вопросы высшей нравственности, индифферентны по отношению к Богу, душе и бессмертию. В уголовных кодексах, создаваемых в условиях чувственно-правовой цивилизации, нет места для религиозных преступлений — ересей, отступничества, колдовства, святотатства. В номенклатуре наказаний отсутствуют сверхчувственные санкции. Цели уголовных наказаний состоят не в искуплении вины, а имеют вполне утилитарные мотивы — воздать за содеянное, перевоспитать преступника, обеспечить безопасность общества и т. д. Личные и имущественные отношения в системе чувственного права регулируются соображениями целесообразности, полезности и взаимной выгоды. При этом религиозные мотивы и сверхчувственные ценности не имеют регулятивной силы. Здесь правосознание свободно обходится без божественных санкций. Судьи являются не жрецами, а светскими лицами. К цивилизации чувственного типа Сорокин относит европейские государства нового времени. Третья форма цивилизации — идеалистиче­ская, занимающая промежуточное место между идеациональной и чувственной системами. Она имеет переходный характер, являя собой смешение норм и ценностей обеих систем. Люди, живущие в ее условиях, способны видеть высшую ценность в Боге и одновременно положительно относиться к тем чувственным ценностям, которые не противоречат и не препятствуют почтительному отношению к Абсолюту. Наиболее характерным носителем идеалистической цивилизации Сорокин считает протестантское сознание. В нем, по мнению ученого, мирно соседствуют, поддерживая друг друга, любовь к Богу, добродетельность, честность, трудолюбие, бережливость с умением «делать деньги» и готовностью пользоваться жизненными благами, приносимыми материальным достатком. Протестант, не без иронии заме­чает Сорокин, способен по воскресеньям верить в Бога и вечность, а в будни — в фондовую биржу. Для него в воскресенье главная книга — Библия, но в будни его Библией становится гроссбух. Переходный характер имело, по мнению Сорокина, право в Советской России 1920—1930-х гг., когда нарушения, связанные с попранием идеациональных ценностей, в том числе рели­гиозные преступления, были исключены из перечня уголовно наказуемых деяний. Перестали считаться преступлениями адюльтер, полигамия, содомия, внебрачные связи, непристойное поведение в общественных местах. Это был поворотный момент, когда вместе с общим кризисом мировой цивилизации постепенно начала приходить в упадок и система чувственного права. Утрачивая былую действенность, она открыла путь грубой силе, видящей в морально-правовых ценностях всего лишь условности, которыми легко можно пренебречь. На этой волне в ряде стран мира воцарились тоталитарные режимы. По мнению Сорокина, эффективное противостояние этой тенденции утверждения «права силы» возможно лишь через возврат к идеациональному праву. Сорокин был убежден, что цивилизация, общество и человек не смогут существовать без Бога, без универсальных религиозно-нравственных и естественно-правовых ценностей абсолютного характера, что рано или поздно западная цивилизация опять возвратится к религиозно-умозрительным ценностям морали и права с присущим им принципами уважения к универсальным нормативным абсолютам. И лишь двигаясь этим путем, она сможет выйти из затянувшегося кризиса. О христианском и светском альтруизме В 1940-50-е гг. Сорокин увлекся исследованием проблем созидательного альтруизма. Он создал в Гарвардском университете научный Центр, чья деятельность была ориентирована в этом направлении. Ученый погрузился в исследование «многомерного пространства любви», его религиозных, этических, витальных, психологических и социологических измерений. Эта переакцентировка творческого интереса и профессионального внимания не была случайной. Тот факт, что ученый, считавший себя до этого скорее позитивистом, чем христианином, устремился в сферу, которая весьма близка области, именуемой христианской социологией, заслуживает особого внимания. А то обстоятельство, что это был ученый с мировым именем, находящийся на вершине всеобщего признания, еще больше повышает значимость данного события и выводит его за академические рамки. Фактической преамбулой проекта можно считать то обстоятельство, что Сорокин обратил внимание на явный дисбаланс между теми огромными силами и средствами, которые современные ученые тратят на исследование различных проявлений социальной патологии, и степенью интереса науки к таким жизненно важным феноменам, как любовь, дружба, героизм, творческая гениальность. Причину этой ненормальности Сорокин увидел в том состоянии общей дезинтегрированности и бездуховности, в котором пребывает современная культура. Концепция нового исследовательского проекта имела в своей основе несколько существенных предпосылок. Первая заключалась в констатации того факта, что ни один из современных рецептов по избежанию разномасштабных социальных конфликтов не дает положительных результатов. Ни распространение демократических ценностей, ни усилия ООН, ни повсеместная образованность и просвещенность не способны стать эффективным препятствием на пути войн, революций и преступлений. К возможностям религий изменить что-либо в этой сфере Сорокин относился тоже скептически. В качестве аргумента он приводит результаты проведенного исследования, объектом которого были 73 американца-бостонца, уверовавшие благодаря усилиям двух евангельских проповедников. У неофитов обнаружились три типа последствий: 1) изменение визуально фиксируемого поведения в сторону большей альтруистичности; 2) изменение речевых реакций в сторону более частого повторения таких словесных формул, как, например, «Прости, Господи», «Во славу Господа Иисуса Христа» и др., но при этом их внешнее поведение осталось прежним; 3) ни в речи, ни в социальном поведении изменений не наблюдалось. Количественное распределение оказалось следующим: в первую группу попал 1 бостонец, во вторую 37 и в третью 35 человек. Исследования такого рода, проводимые Сорокиным, а также его наблюдения за разными сторонами жизни секулярного мира, где крайне слабо обнаруживались воздействия религии на социальные и духовные реалии, привели ученого к убеждению, что путь к спасению от устрашающих катаклизмов пролегает не через религию. То, что он предложил в качестве спасительного средства, было названо им делом увеличения созидательной, бескорыстной любви в межличностных и межгрупповых отношениях. В любви такого рода Сорокин увидел носителя огромной терапевтической энергии, потенциал которой необходимо научиться аккумулировать и приумножать. Ее эффективное использование позволило бы объединить всех представителей человеческого рода в крепкую, дружную семью, что крайне важно перед лицом невиданных социальных бедствий ХХ века. Деморализованное, растерянное человечество нуждается в поиске путей духовного, нравственного обновления, в создании нового мирового порядка, более совершенного и благородного. В работе над этим проектом Сорокиным двигало стремление предложить секулярному обществу тоже вполне секулярное лекарство от зла, ибо другого снадобья оно будет просто не в состоянии усвоить. В глазах американцев этот путь выглядел вполне резонным и не вызывал каких-либо возражений. Он был ими уже немного освоен в процессе формирования той системы представлений, которая получила название гражданской религии. Этот причудливый продукт секулярного сознания, памятующего о своих христианских корнях, довольно прочно прижился в северо-американском общественном сознании. Очевидно, что данное обстоятельство позволяло надеяться и на успех проекта распространения созидательного альтруизма. Сорокин двинулся тем же путем, что и создатели идеи гражданской религии. Ему хотелось убедить общественность в том, что альтруистическая любовь – это не только религиозный феномен, представляющий собой распространенную тему для христианских проповедей, но и важный предмет для серьезных научных исследований и эффективное оздоровительное средство, способное излечивать социальные макроорганизмы. Сорокин признавал, что люди слабо осведомлены о сути той энергии, которую несет в себе созидательный альтруизма, что эта энергия для них – misterium tremendum et fascinosum[6]. Приходилось также признать, что современная наука совершенно не интересуется этим феноменом. Констатируя это и пытаясь прояснить существо последнего, Сорокин не нашел иного пути, как указать на Нагорную проповедь Христа, где, по его мнению, эта суть была «идеально сформулирована». Примечательно, что далее, на протяжении всего многолетнего процесса реализации исследовательского проекта христианские ценности становятся для Сорокина основным ориентиром, направляющим движение теоретической мысли социолога и его команды. Таким образом, получилось как в старой поговорке: христианство, которое Сорокин в своих прежних исследованиях попытался выставить в дверь, вернулось к нему, в его работы, что называется, через окно. Он, при всей его приверженности социологическому позитивизму, продолжал оставаться, как сам признавался, «в глубине души верующим». Иными словами, религиозный опыт, живущий в нем, не пребывал втуне. Он время от времени заявлял о себе не только на уровне повседневной обыденной жизни, но и в области социологических исследований. И одним из самых ярких свидетельств этого стал проект деятельности Гарвардского исследовательского центра по созидательному альтруизму. Один из промежуточных этапов работы Сорокина над проектом был ознаменован выходом его книги «Альтруистическая любовь» (1950). В исследовании использовался биографический метод. Он применялся к величайшим альтруистам прошлого, в том числе и к Иисусу Христу. В работе были представлены обобщенные характеристики более 4,5 тысяч христианских святых. Их выделили в отдельную социальную группу, существующую на протяжении двадцати веков христианской эры. Учитывались такие индивидуальные и, вместе с тем, типовые показатели, как возраст, пол, происхождение, состав родительских семей, социальный, профессиональный, экономический статусы, уровень и характер образованности, успеваемость в период обучения, состояние здоровья, продолжительность жизни, особенности тех обстоятельств, которые привели человека к состоянию святости. Принимались во внимание также такие показатели, как распределение святых по сельским и городским регионам, по национальной и социально-групповой принадлежности, политическим взглядам и др. К каким же выводам привел этот социологический обзор? Сорокин указывает на три из них. Первый – это бросающиеся в глаза крепкое здоровье и высокая продолжительность жизни, каковым не могли воспрепятствовать нередкие антисанитарные условия жизни и достаточно часто практикуемые самоистязания. Второй – это динамика численного возрастания женщин-святых. И третий – отрицательная динамика уменьшения числа святых в условиях нарастающей секуляризации, начиная с XVII в. и вплоть до ХХ в. Наряду со святыми, изучались данные о пятистах обычных американцах, которых окружающие считали «хорошими соседями» и в жизненных ориентациях и социальном поведении которых отчетливо просматривалась альтруистическая тенденция. Исследование позволило выделить три типа альтруистов-современников. Первый – это прирожденные альтруисты, которые с детства обладают устойчивой системой положительных ориентаций и качеств, среди которых доминирует любовь к ближнему. Люди такого рода способны постепенно наращивать свой альтруистический потенциал без влияния каких- либо катастрофический событий. К ним относятся доктор Ф. Гааз, Альберт Швейцер, Бенджамин Франклин и др. Второй тип – это благоприобретенные или потрясенные альтруисты, чья жизнь разделяется на два периода, доальтруистический и альтруистический. Между ними пролегает фаза глубокого духовного кризиса, связанного в радикальной перестройкой всей системы жизненных ориентаций. Непосредственным импульсом для подобной перестройки могли служить некие сильные потрясения вроде болезни или смерти близкого человека. Сам же переход индивидуального «я» в новое духовно-нравственное качество мог быть и краткосрочным и долговременным, продолжающимся месяцы и даже годы. Наиболее известные личности, пережившие подобные внутренние метаморфозы, — это Гаутама-Будда, апостол Павел, Августин, Франциск Ассизский, Игнатий Лойола. Третий тип Сорокин назвал промежуточным, поскольку в нем сочетаются черты первых двух. К этой категории относятся св. Феодосий, Василий Великий, св. Тереза, Ганди, Рамакришна. Еще один важный вывод Сорокина заключался в закрепившейся убежденности в том, что обрушившиеся на человека бедствия и переживаемая им фрустрация[7] далеко не всегда превращают его в озлобленного агрессора, как это утверждает З. Фрейд. Нередко они приводят к положительным изменениям в личностных структурах, обнаруживают в человеке духовные резервы нравственного достоинства и благородства. Сорокин формулирует так называемый «закон поляризации». Его суть в том, что характер индивидуальной реакции на бедствия зависит от типа личности. Чаще всего обнаруживаются две полярности – негативная и позитивная. Первая имеет вид личностной дезинтеграции, сопровождается ростом ожесточения, эгоизма, цинизма, жестокости или состоянием тупой покорности судьбе, умственными расстройствами и даже самоубийствами. Вторая выглядит либо как резкое усиление состояния религиозности, укоренение альтруистических реакций (Франциск Ассизский, Игнатий Лойола), либо как всплеск творческих усилий (ослепший Мильтон, оглохший Бетховен). Одна из существенных констатаций заключалась в обнаружении закономерности, согласно которой альтруисты живут дольше эгоистов. В целом же полученные данные подвели Сорокина к выводу о том, что способность к бескорыстной любви можно и необходимо воспитывать и развивать. Еще один вывод гласил: бескорыстная, созидающая любовь – это сила, которая, если пользоваться ею с умом, способна гасить вспышки агрессивности в социальной среде, превращать межсубъектные отношения из враждебных в дружеские, положительно влиять на разномасштабные международные и национальные конфликты. Все эти выводы, хотя и выглядели весьма нетривиальными в условиях мира, лежащего во зле, не были чем-то совершенно новым и не содержали в себе ничего неожиданного. Достаточно открыть Новый Завет, чтобы убедиться в том, что им уже почти две тысячи лет. Важно другое: светский ученый, социолог-позитивист Питирим Сорокин, не нашел возможности обойти вниманием колоссальный духовно-нравственный опыт, который был накоплен христианством благодаря его лучшим представителям. Он вынужден был признать огромную важность и поучительность этого опыта, необходимость его практического использования в условиях далеко зашедшего мирового секуляризма. [1] Сорокин П. А. Долгий путь. Автобиографический роман. Сыктывкар, 1991. С. 11 – 12. [2] Примечательно, что в конце 1920-х гг., уже будучи профессором университета Миннесоты и подводя итоги шестилетнего пребывания в Америке, Сорокин писал: «Я сделал все, что мог, остальное – в воле Божьей» (Сорокин П. А. Долгий путь. Автобиографический роман. Сыктывкар, 1991. С. 180). [3] Там же. С. 34. [4] Указ. соч. С. 176. [5] Там же. С. 206. [6] Тайна великая и завораживающая (лат.). [7] Фрустрация – состояние повышенной агрессивности, возникающее в ответ на внезапно обнаружившиеся препятствия, преграждающие путь к цели. http://www.archipelag.ru/authors/bachinin?library=1652
  18. Уважаемые коллеги! Библейско-богословский институт св. апостола Андрея приглашает на Летние богословские институты (25 июня - 7 июля 2018 г., Московская обл.). Летние институты – один из самых успешных проектов ББИ, продолжающийся уже восемнадцатый год. Ежегодно в них обучаются десятки слушателей из России, Украины, Беларуси и других стран СНГ и Восточной Европы. В этом году проводятся: XVII Московский летний богословский институт; III Летний институт по межконфессиональному и межрелигиозному диалогу. Приглашаем студентов старших курсов, аспирантов и преподавателей духовных и светских учебных заведений, философов, религиоведов, культурологов и историков религии. В течение двух недель участникам Института предстоит прослушать несколько лекционных курсов, а также принять активное участие в ряде семинаров и круглых столов. По результатам итоговой аттестации выдается сертификат; лицам с высшим образова­нием выдается Cвидетель­ство о повышении квалификации по направлению "Теология". Также есть возможность получить диплом о профессиональной переподготовке. Обучение оплачивается организаторами. Кроме того, все слушатели смогут купить книги Изда­тельства ББИ со скидкой 50% и получить несколько книг в подарок. Проживание в подмосковном пансионате, трехразовое питание и культурная программа мо­гут быть частично или полностью оплачены организаторами. Количество стипендий ограниченно (стипендии предназначены главным образом для студентов очных отделений духовных семинарий, академий и вузов). Срок подачи заявок – не позднее 31 мая 2018 г. Подробная информация: http://standrews.ru/rus/news/letnie-instituty-bbi-18.html Подать заявку: http://standrews.ru/anketa.html MLBI-LID_2018_buklet.pdf
  19. Крещенские Vladkor54 ПОНОМАРЬ Зима. Крещение. Январь. Трещат морозы. Хромает к церкви пономарь Слегка тверезый. Над куполами крик ворон. Змеится тропка. И день прозрачен и ядрен, Как в стопке - водка. МЫША Пошурши, мыша, газетою, Свей, мыша, себе гнездо. Назову тебя я Светою, - Мне со Светами везло. Погрызи сухарик, в усики Посвищи мотив простой. Чой-то я сегодня грустенький, Прямо скажем – никакой. За окном стоит Крещение, В иорданях - толкотня. Выпей, мышка, за спасение Непутёвого меня. Мне б твои заботы, серая, - Жил бы прямо как в раю… Назову тебя я Верою, Ведь без веры мне – каюк. Ты давай, давай, закусывай, А потом еще нальем, Разве мы с тобой – не русские? Не закусывая пьём… Пошурши, мыша, газетою, Только в сердце мне не лезь. Столько лет бродил по свету я, А чего искал – невесть, А чего нашел – не ведомо, Видишь, – нету ни шиша. Ты одна осталась предана Мне моя мыша - душа. КРЕЩЕНСКОЕ книгу закроешь, Крещение за окном, в небо каждый твой выдох облачком белым души вечерний мороз уносит, река течёт подо льдом, и в кресте иордани шепчет или шуршит о чём-то тебе недоступном, что запросто - не понять, что больше, чем вечность, хоть чудом его обзови, словно тебя коснулась лёгким крылом благодать какой-то вселенской, но пока недоступной тебе любви... 1998-2018
  20. Патриарх Кирилл: духовный лидер или эффективный менеджер «Ваше святейшество, люди ждут от вас подвига — уйдите в отставку!» Когда в декабре 2008 года умер патриарх Алексий II, началось сражение за вакантное место патриарха между главой Отдела внешних церковных связей РПЦ митрополитом Кириллом Гундяевым и митрополитом Климентом Капалиным, который с 2003 года был управляющим делами Московской патриархии. В те дни предпочтения многих были на стороне митрополита Кирилла, который виделся экуменически и миссионерски настроенным, дипломатичным, умным и харизматичным лидером. Простой народ его знал в основном по телевизионной передаче «Слово пастыря». Митрополит Климент же выглядел на его фоне достаточно серо, воплощая собой скучный церковный консерватизм. Но что реально представляет из себя митрополит Кирилл, стало ясно, когда в предвыборную борьбу на его стороне вступил дьякон Андрей Кураев — самый уважаемый на тот момент миссионер РПЦ. Для многих, в том числе и для меня, было жестоким потрясением, когда «дьякон всея Руси» стал «разоблачать» конкурента Гундяева, причем не только самого митрополита Климента, но особо наскакивая на его брата — Тобольского и Тюменского архиепископа Димитрия Капалина. Отец Андрей Кураев в те дни вылил много грязи на братьев Капалиных, выискивая у них всевозможных блох, стараясь показать всем, как выгоден в отличие от конкурента будет в качестве патриарха «эффективный менеджер» Кирилл Гундяев. И сработало. На Поместном соборе патриархом был избран Гундяев, а 1 февраля 2009 года состоялась его интронизация. Кураев был награжден за труды чином протодьякона, митрополит Климент Капалин смещен с должности управляющего делами МП, став всего лишь главой Издательского совета. Начались первосвятительские труды нового патриарха-миссионера. Одним из первых важных деяний патриарха Кирилла было его строгое заявление накануне праздника святых просветителей Кирилла и Мефодия (24 мая) — создателей славянской письменности. Патриарх велел всем архиереям не приезжать в Москву чествовать его в день именин, а лучше заняться просветительской работой на местах. Тогда это его решение широко тиражировалось православной прессой: мол, посмотрите какой — не хочет почестей, хочет просвещения! Правда, в следующие годы первый благородный порыв забылся, и вот уже в 2015 году в этот же праздник Кирилла и Мефодия на Красной площади Москвы устраивается грандиозный церковно-государственный флешмоб, где патриарх вместе с чиновниками, сонмом духовенства и прочим согнанным в принудительном порядке народом поет бодро «…забота у нас простая, забота у нас такая» и другие советские песни. По словам очевидцев, все это действо напоминало бракосочетание государства и церкви, только христианство сменила какая-то другая религия… Первые годы правления патриарха Кирилла были полны бурными преобразованиями: указаниями развивать миссионерство, социальную работу, образовательную сферу на приходах, в епархиях. Но то, что внешне казалось правильным, на деле оказалось мыльным пузырем: так как для реальных дел не было ни специалистов, ни финансов, ни правильно выстроенной политики, то все свелось к тому, что священников завалили тоннами отчетности, обязали создать кучу организаций на приходе, даже если в храм ходят полторы старушки. Ну, священники «создали» — написали правильные отчеты, поставили в нужных местах галочки, а потом каждый год просто меняли дату в отчете и сдавали заново — и всех это удовлетворяло, правда, каждый год придумывали новую отчетность. Патриарх создал Межсоборное присутствие, куда вызывались церковные специалисты якобы для выработки четкого отношения Церкви к тем или иным проблемам путем широкой дискуссии как в самом присутствии, так и в целом среди духовенства и верующих РПЦ. В итоге все это вылилось в бессмысленную демагогию, а все церковные постановления стали просто спускаться сверху с требованием беспрекословного исполнения. Патриарх придумал систему раздробления епархий якобы для того, чтобы «епископы стали ближе к народу». В итоге, если раньше епархия была равна области, а архиерей сидел в областном центре, то теперь в каждой области стало от двух до четырех епархий с соответствующим количеством мелкопоместных архиереев. Отсюда и получила воплощение в жизнь шутка: «Брошу все, стану архиереем в Урюпинске» — да, уже есть Урюпинская епархия со своим епископом. Но епископы не стали ближе к народу — они стали ближе к народным деньгам, потому что каждый церковный феодал, даже мелкий, хочет резиденцию, автомобиль высокого класса, соответствующий достаток, отдых, питание и много красивых и дорогих безделушек на груди и на голове. В итоге в несколько раз возросли налоги с приходов так, что для многих бедных храмов это стало удавкой на шее. И в патриархию стали требовать больше и больше денег. Почему? Ну, не стоит заново рассказывать про нанопыль в особой квартире, чудотворные исчезающие брегеты, резиденции и прочую скромную жизнь ученика апостолов — это все и так видят. Скажу лишь, что ко дню рождения Кирилла в прошлом ноябре с одной маленькой епархии собирали сумму в 10 тыс. долларов. А епархий в РПЦ более 300… А еще, в 2012 году, были Pussy Riot и митинг в поддержку «веры» — то есть патриарха, под охраной тысяч полицейских. Уже тогда патриарх с трибуны заговорил про предателей в рясах — тех, кто смеет критиковать его лично. На нашем портале «Ахилла» часто пишут священники — анонимно, потому что под своим именем можно только воспевать хвалу «эффективному менеджеру», а правду сказать можно, только надев балаклаву. Вот лишь незначительное количество цитат священников о своем предстоятеле: «Некоторые священники на службе поминают Кирилла, «добавляя мысленно про себя перед словом «патриарх» слово «заблудший». «Разрыв между словами и делами патриарха. Какой-то мертвящий холод, которого не было при Алексии II». «Мы ждали пророка, а получили прокурора…» «Позиция Патриарха очень проста: если меня кто обидит, то мне Евангелие не указ». «Патриарха я уважаю и усердно поминаю, конечно, он — наш Главпахан (простите за выражение), деньги и отчеты выбивать умеет. Если что не по нему — растопчет быстро, как и полагается». «Патриарх-миссионер… Вспоминаю приезд в нашу епархию патриарха Кирилла на освящение собора. Несколько раз со всех приходов были большие денежные сборы, страшная нервозность, вприпрыжку бегавшие благочинные, ор епископа с брызжущей слюной на подчиненных, и страх, страх, страх. Тогда вдруг я понял, встретив каменно-тяжелый подозрительный взгляд патриарха, идущего между двух шеренг выстроенного духовенства, что это не наш отец, а властный господин, выкованный прежней советской церковной системой, прошедший все ее ступени». «Надо отдать Кириллу должное — он гениальный демагог. Демагог именно в советском, большевистском смысле слова». «Патриарх — совершенно нормальный, ожидаемый проект кремлевской пропаганды и вполне себе атеист». Поверьте, так про патриарха думает подавляющее большинство нормального, честного, священства. А остальные просто боятся думать, ибо наказание прилетит даже за наморщенный для размышления лоб. Но главная проблема нынешнего патриарха даже не в том, что он деспот, или что он любит роскошную жизнь, или что он боится народа, поэтому окружает себя кордонами ФСО. Не только его вина в том, что он выстроил вокруг себя вертикаль власти — трусость и сервильность епископата ему в этом всячески подыграла. Главная проблема патриарха Кирилла в том, что он лицемер и не стесняется этого. В церковных канонах есть такое понятие: «доброе свидетельство от внешних». Такое, каким, например, обладал патриарх Сербский Павел. Даже патриарх Алексий II пользовался в обществе гораздо большим уважением, несмотря на некоторые негативные моменты биографии. Современное же светское общество презирает патриарха Кирилла и смеется над ним. Думающая часть верующих РПЦ тоже страдает от того, что у них такой патриарх, по которому судят обо всей церкви. Конечно, есть и те, кто смотрят лишь благолепные службы патриарха по телевизору, слушают его грозные проповеди — такие не верят критике, вслед за церковными чиновниками повторяя мантру об «антицерковном заказе». А те, кто реально настроен против РПЦ, радостно потирают руки: «Пусть подольше правит Кирилл! Быстрее все развалится!» Но другие смотрят трезво и понимают, что патриарх-то «не настоящий». Ваше святейшество, люди ждут от вас подвига — уйдите в отставку. Выйдите на амвон и скажите, глядя народу церковному прямо в глаза: «Простите, я нагрешил, я был фальшивым патриархом, но теперь осознал — ухожу каяться в далекий монастырь в качестве простого монаха». Тогда вам все простят, ваше святейшество. И вы вновь станете для всех братом во Христе. А не «эффективным менеджером» и председателем ЦК по религиозной части. Алексей Плужников, главный редактор портала «Ахилла» Источник: http://www.mk.ru/social/2018/01/31/patriarkh-kirill-dukhovnyy-lider-ili-effektivnyy-menedzher.html
  21. Пикалов Д.В. Дмитрий Владимирович Пикалов — кандидат исторических наук. Доцент кафедры культурологии и искусств Северо-Кавказского федерального университета. С 1991 — 1996 гг. — обучение на историческом факультете СГУ, специальность: «Учитель истории и социально-политических дисциплин». С 1998 — 2000 гг. — аспирантура СГУ. В 2000 защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук, на тему «Космогонические воззрения в символике и обрядности скифо-савроматских и сарматских племен Северного Кавказа». С 2004 — 2007 гг. — обучение на физико-математическом факультете СГУ, специальность: «Организация и технология защиты информации». В 2005 присвоено ученое звание доцента кафедры культурологии. С 2009 — 2012 гг. — обучение на юридический факультет Северо-Кавказского гуманитарного института, специальность: «Бакалавр юриспруденции». В 2012 — Номинант премии «Писатель года научно-популярного литературного портала». Список основных преподаваемых дисциплин: культурология, религиоведение, этика, эстетика, культура народов Северного Кавказа. Сфера научных интересов: мифы и мифоконструкты в культурах народов мира. Мифология и космогония ираноязычных кочевников Евразии. Опыт реконструкции Термин «скифо-сарматская мифология» еще совсем недавно воспринимался как псевдонаучный, ведь значительное число серьезных исследователей (М.И. Артамонов, Л.А. Ельницкий) отрицали существование у скифов и сармат развитой мифологии, исходя из крайней фрагментарности оной (скудные сообщения античных авторов, редкие иконографические источники). Другие ученые (А.В. Абаев, Ж. Дюмезиль) наоборот видят в скифской мифологии сравнительно стройную развитую систему, поддающуюся изучению. Но все же, впервые словосочетание «скифская мифология» серьезно заявило о себе в научном мире, после выхода работ Д.С. Раевского, в которых был дан анализ этого феномена. Тогда же и появился термин «скифская космогония», так как большая часть дошедших до нас скифских мифологических мотивов тесно связаны с космологией и космогонией. Эту связь мы и попытаемся показать ниже нашему читателю. Источник: http://www.koob.ru/pikalov/mifologiya_i_kosmogoniya Пикалов Д.В. Мифология и космогония ираноязычных кочевников Евразии. Опыт реконструкции.pdf
  22. Пикалов Д.В. Дмитрий Владимирович Пикалов — кандидат исторических наук. Доцент кафедры культурологии и искусств Северо-Кавказского федерального университета. С 1991 — 1996 гг. — обучение на историческом факультете СГУ, специальность: «Учитель истории и социально-политических дисциплин». С 1998 — 2000 гг. — аспирантура СГУ. В 2000 защитил диссертацию на соискание степени кандидата исторических наук, на тему «Космогонические воззрения в символике и обрядности скифо-савроматских и сарматских племен Северного Кавказа». С 2004 — 2007 гг. — обучение на физико-математическом факультете СГУ, специальность: «Организация и технология защиты информации». В 2005 присвоено ученое звание доцента кафедры культурологии. С 2009 — 2012 гг. — обучение на юридический факультет Северо-Кавказского гуманитарного института, специальность: «Бакалавр юриспруденции». В 2012 — Номинант премии «Писатель года научно-популярного литературного портала». Список основных преподаваемых дисциплин: культурология, религиоведение, этика, эстетика, культура народов Северного Кавказа. Сфера научных интересов: мифы и мифоконструкты в культурах народов мира. Миф и ритуал неолита: монография В монографии исследуется феномен неолитической революции не только как смены хозяйственных форм. Появление новых видов хозяйствования в эпоху неолита — всего лишь верхушка айсберга, под темными водами истории скрыты процессы смены и конфликта идентичности, порождённой новой мифосемантикой. Поэтому автор вполне закономерно обращает своё внимание на такие оттенки неолитической революции, которые ускользают из поля зрения исследователей или не становятся предметом обсуждения и теоретического осмысления. Ведь главное последствие неолитической революции — вовсе не увеличение производительности труда, а изменение повседневной вещной среды, окружающей человека, и, стало быть, смена всей системы мифосемантических кодов. Источник: http://www.koob.ru/pikalov/mif_i_ritual Пикалов Д.В. Миф и ритуал неолита.pdf
  23. Зайцев А.И. Александр Иосифович Зайцев (21 мая 1926, Ленинград — 21 января 2000, Санкт-Петербург) — советский/российский филолог-классик, доктор исторических наук, профессор ЛГУ. Александр Зайцев начал читать в четырёхлетнем возрасте, со второго класса учился в 1-й образцовой школе Центрального района. После ареста родителей, жил с бабушкой Агатой до начала войны. Во время первой блокадной зимы она умерла, Александр очень тяжело болел, и его к себе взяла сестра матери Мария Борисовна Зильберборт. 4 августа 1942 года они были эвакуированы в Петропавловск, затем к дяде по материнской линии в Уфу. Закончив в 1944 году школу, поступил на исторический факультет Уфимского педагогического института. Летом 1945 года вернулся в Ленинград и поступил на второй, а, вскоре, досрочно сдав экзамены, перевёлся на третий курс кафедры классической филологии филологического факультета Ленинградского университета. 21 января 1947 года его арестовали по обвинению в антисоветской агитации, а в ноябре признали невменяемым и назначили ему принудительное лечение в Казанской тюремно-психиатрической больнице. В июне 1954 А.И. Зайцев освободился в связи с прекращением дела Ленинградским городским судом, но лишь 30 сентября 1991 года Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РФ полностью его реабилитирует. Годы, проведённые в застенках, вероятно не прошли даром для Александра Иосифовича, однако восстановившись в ЛГУ на IV курсе, он под руководством Я.М. Боровского в 1956 году с отличием защитил дипломную работу и был зачислен в очную аспирантуру. В 1959 году стал ассистентом на кафедре классической филологии, где работал до конца жизни. В этом же году вышла первая научная публикация Александра Иосифовича. В 1965 году Александр Иосифович Зайцев женился на Ольге Ивановне Кореневой, с которой прожил до самой смерти. У них родились дочь Варвара и сыновья Николай и Иван. В 1969 году защитил кандидатскую диссертацию, посвященную реконструкции «Гимна Диоскурам» и в этом же году начал читать лекционный курс «Происхождение мифа об Эдипе». В 1974(2?) году получил звание доцента, в 1987 году — защитил диссертацию на звание доктора исторических наук, а в 1991 году стал профессором кафедры классической филологии. Автор более сотни публикаций об античной мифологии, философии, истории и культуре. В главной своей работе «Культурный переворот в Древней Греции VII–V вв. до н. э.» дал подробный обзор возникновения и взрывного развития античной науки, философии и искусства, а также сформулировал оригинальную гипотезу о причинах возникновения «греческого чуда». Последние годы жизни Александр Иосифович долго и тяжело болел, но до последних дней работал с аспирантами и в студенческом научном обществе при кафедре классической филологии. Греческая религия и мифология В книге освещается история изучения греческой религии и мифологии, начиная с самих греков и заканчивая фрейдизмом и структурализмом, современное состояние этой области, история развития греческой религии от праиндоевропейских времен до периода архаики, фигуры всех основных богов греческого пантеона, элевсинские мистерии, дельфийский оракул, характерные черты греческой мифологии и др. Источник: http://www.koob.ru/zaytsev_a_i/grecheskaya_religiya Зайцев А.И. Греческая религия и мифология.pdf
  24. Глебкин В.В. Глебкин Владимир Владиславович — кандидат философских наук. Выпускник математического класса школы № 52 (гимназии № 1514) и физического факультета МГУ. Учитель физики, культурологии, латинского и древнегреческого языков, а также преподаватель авторского курса «Методы научного исследования». Основатель и бессменный руководитель Отделения теории и истории мировой культуры гимназии № 1514 г. Москвы. Доцент кафедры культурологии и социальной коммуникации РАНХиГС. Ритуал в советской культуре Автор ставит перед собой две основные задачи: построение «идеального типа» ритуала, опирающееся на исследование семантического поля этого термина в «наивной картине мира», и выработка языка описания советской культуры, позволяющего оценить степень самостоятельности этой культуры и степень влияния на нее русской культурной традиции. Для решения второй задачи в культуре выделяется два уровня: «социальная оболочка» и уровень культурного моделирования. Важнейшей составляющей исследовательского инструментария является также категория потенциального текста, в котором автор выделяет семантический и синтаксический уровни. Разработанный инструментарий применяется затем к исследованию ритуальных процессов в советской культуре, что дает возможность зафиксировать присущие этой культуре на всем протяжении ее существования инварианты, а также проследить динамику ее развития. Источник: http://www.koob.ru/glebkin/ritual_v_sovetskoy_kulture Глебкин В.В. Ритуал в советской культуре.pdf
  25. Гаснут дома, осыпаются лица: Зреет январь, остужая столицу. Неба студёного белое пламя.... Дай же нам, Боже, разжиться словами, К ветру бескрылому сердцем прижаться, Дай же, завидя себя, разбежаться..... К радости вящей - невещее слово, Сверим часы - половина былого, В пику забвению - памяти вспышки, Точное время рассеяно слишком. Перебирая надежды и судьбы, Не вопрошаем наивно о судьях, Нежность дыханья в предверии круга: Дай же нам, Боже, осмыслить друг друга, Скрась наши годы пастелью улыбок, Тихой удачей разумных ошибок, Жалуй уверенность в завтрашнем веке : Пусть растекаются руки и реки.... ...... Гостем незваным - лететь в захолустье, В гавани утра - брожение грусти, В гавани утра - рассветные дольки, Глянешь - а жизнь начинается только................
  26. Перестройка по-саудовски. Каких реформ ждать от будущего короля Саудовской Аравии Наследник престола считает, что абсолютная монархия – это единственный способ провести в королевстве реформы, а значит, о демократизации говорить не приходится. По сути, грядущие преобразования в Саудовской Аравии будут мало отличаться от аналогичных задумок других ближневосточных деспотов. Примеров тут масса: от покойного Каддафи в Ливии до свергнутого Мубарака в Египте. Принц может прослыть реформатором, но созданная им система не решит главные проблемы королевства, а лишь отложит их на будущее Дмитрий Фроловский В ближайшее время в Саудовской Аравии произойдет смена власти, и место нынешнего короля Салмана бен Абдул-Азиза займет его сын Мухаммед бен Салман, или коротко МБС. Это историческое событие, которое ждут внутри королевства и за его пределами. Молодой и амбициозный наследник саудовского престола успел объявить о грандиозных реформах еще до вступления в должность. Период его правления может войти в историю как переломный момент в государственной политике, кардинально изменив привычный образ королевства. Важно понять, что на самом деле движет молодым наследником, ведь Саудовская Аравия по-прежнему остается абсолютной монархией, где полномочия верховного правителя практически ничем не ограничены. Религиозные реформы Заявления МБС о том, что он собирается создать в Саудовской Аравии «государство умеренного ислама», вызвало бурную реакцию в регионе. Ведь ваххабизм исторически играет важную роль в идеологии королевства и внутри страны, и в его мягкой силе за рубежом. Широко известно о крупной сети спонсируемых саудитами медресе, фондов и прочих организаций, поддерживающих его распространение. Если МБС всерьез намерен провести религиозную реформу и избавиться от радикалов, то это может изменить будущее всего исламского мира, спровоцировав череду либеральных нововведений. Ранее МБС уже успел провести ряд прогрессивных реформ в области религии. Саудовская религиозная полиция потеряла право арестовывать людей. Женщинам было разрешено водить автомобиль. Жителям королевства наконец позволили посещать кинотеатры. Также был создан департамент развлечений, чтобы продвигать в стране западную культуру. Все эти меры, как и само изменение порядка наследования престола с горизонтального (между братьями) на вертикальный (сыновьям), были крайне негативно воспринято местным духовенством. Возникли опасения, что религиозные лидеры могут уйти в глухую оппозицию и всячески противодействовать восхождению МБС на трон. В результате амбициозному наследнику не оставалось ничего другого, как объявить о начале религиозной реформы, которая, помимо поддержки планов по модернизации саудовского общества, позволит ему снизить влияние духовенства. Еще в августе 2017 года в Саудовской Аравии начались массовые отставки и задержания тысяч имамов из местных мечетей. В будущем МБС наверняка сделает все возможное, чтобы провести реформу Совета улемов, влиятельного религиозного органа, и максимально понизить его политическое и общественное значение. Скорее всего, эти действия получат широкую общественную поддержку в саудовском обществе. Более 60% населения королевства − это люди моложе 30 лет, многие из которых говорят на английском, получили западное образование и устали от ультраконсервативной общественной морали. Восхождение молодого короля видится им единственным шансом на запоздалые преобразования в обществе. В то же время очевидно, что религиозная реформа наверняка обойдет стороной внешнюю политику Саудовской Аравии. В ближайшее время Эр-Рияд будет цепляться за все имеющиеся рычаги влияния и не сможет позволить себе отказаться от религиозного фундаментализма как элемента мягкой силы. Несмотря на создание Исламской военной антитеррористической коалиции со штаб-квартирой в Эр-Рияде, МБС не будет снижать уровень поддержки радикальных исламистов за рубежом, а главными террористами в глазах саудитов останутся шиитские режимы в Иране, Ираке и Сирии. Королевству нечего противопоставить разрастающемуся влиянию Тегерана, а исламистские группировки уже успели себя зарекомендовать как полноценный инструмент международного влияния. Нескончаемая война в Йемене и возможный конфликт в Ливане практически наверняка означают, что МБС увеличит поддержку консервативных и религиозных объединений. В результате внутри королевства будет постепенно приживаться умеренное, по местным меркам, направление ислама, а радикализм продолжат экспортировать за рубеж. Региональные проблемы МБС вступит в должность в один из сложнейших для королевства периодов. Самая богатая армия арабского мира погрязла в конфликте в Йемене и уже несколько лет не может победить повстанцев беднейшей страны региона. Хуситы продолжают контролировать столицу Сану, и есть опасения, что достичь военной победы так и не удастся. В Сирии фактическая победа Башара Асада означает, что в Дамаске сохранится власть алавитов – шиитской секты, а следовательно, и сильные позиции Тегерана. Группировки, на которые делал ставку Эр-Рияд, вряд ли смогут оказывать серьезное влияние на политическое будущее Сирии и не приглашены на Конгресс национального диалога в Сочи. В граничащем с Сирией Ливане значительно расширила свое влияние шиитская и проиранская группировка «Хезболла». В результате Иран, главный соперник саудитов на Ближнем Востоке, добился ранее невиданной степени контроля над Средиземноморским побережьем, что наносит удар по международному престижу Саудовской Аравии. Очевидно, что МБС не намерен мириться с подобным положением дел, и в ближайшее время от Эр-Рияда стоит ждать радикальных внешнеполитических шагов. В ноябре 2017 года над саудовской столицей в районе местного аэропорта была сбита ракета иранского производства. Власти королевства возложили вину на группировку «Хезболла» и обвинили премьер-министра Ливана Саада Харири в неспособности контролировать ситуацию в собственной стране. В Ливане, где 15 лет шла гражданская война, главные должности распределены между суннитами, шиитами и христианами-маронитами. Из-за поддержки со стороны Ирана прошиитская коалиция получила чрезмерное влияние, и это сильно беспокоит Эр-Рияд. Для Бейрута важно любой ценой не допустить дальнейшей эскалации, способной разрушить шаткий межконфессиональный мир. То, что Харири, несмотря на саудовское давление, удалось вернуться в Ливан и остаться во главе правительства, показало, что ливанский президент Мишель Аун преуспел в смягчении позиций МБС. Но если влияние «Хезболлы» в стране продолжит расти, то со стороны Эр-Рияда могут последовать новые радикальные меры. Например, отъезд всех граждан монархий Залива из Ливана и увольнение ливанцев, работающих в Саудовской Аравии и соседних арабских королевствах. Бейрут крайне зависим от денежных переводов своих соотечественников, и их возможное выдворение – это сильнейший инструмент влияния, чреватый и экономическими последствиями, и общественными волнениями. В Эр-Рияде понимают, что в Тель-Авиве также обеспокоены возросшим влиянием Ирана и «Хезболлы» в Ливане, и если начнутся открытые столкновения, то это может послужить весомым аргументом для ввода израильских войск. Если конфликт в Ливане возможен в обозримом будущем, то конец войны в Йемене пока не виден. По данным ООН, война в Йемене уже спровоцировала крупнейшую в мире гуманитарную катастрофу, но МБС вряд ли намерен сворачивать саудовскую интервенцию. Продолжающаяся блокада портов и аэропортов наверняка приведет к голоду и очередной эпидемии холеры, а недавнее убийство бывшего президента Йемена Али Абдаллы Салеха, который выступал за диалог с Эр-Риядом, только обострило противостояние внутри страны. Опыт последних лет показывает, что саудовские силы не отличаются высокой боеспособностью, и повстанцы уже смогли приспособиться к их тактике. Поскольку Эр-Рияд не готов вести переговоры, конфликт в Йемене будет продолжаться до истощения всех сторон и сопровождаться многотысячными жертвами среди гражданского населения. Одной из немногих будущих побед Эр-Рияда может стать примирение с Катаром. Прагматичный эмир Тамим Аль-Тани не понаслышке знаком с вспыльчивым нравом МБС и понимает, что в эпоху тектонических изменений в регионе единство в рядах монархий Залива крайне важно для внешней политики Саудовской Аравии. Недавний саммит Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива закончился провалом, что породило слухи о возможном распаде организации и дальнейшей изоляции Катара. Но за последние полгода позиция Эр-Рияда по Дохе в целом продолжает смягчаться. Скорее всего, со временем стороны смогут вернуться к переговорам и достичь договоренностей, которые позволят всем лидерам сохранить лицо и постепенно прекратить блокаду. Экономика и политика Хотя Саудовская Аравия по-прежнему остается абсолютной монархией, за годы правления короля Абдаллы (2005–2015) в стране сформировалась внутриклановая демократия. Судьбоносные решения должны были обсуждаться между представителями влиятельных кланов внутри королевской семьи, многие из которых не поддерживали план реформ МБС, как и его право на трон. МБС договариваться с ними не намерен и решил положиться на грубую силу. Он инициировал целую череду арестов влиятельных саудитов, причем явно по клановому принципу – большинство из задержанных принадлежит к ветви покойного короля Абдаллы. При этом арестованных не поместили в тюрьмы, а оставили в пятизвездочных отелях. Тем самым МБС выказал им уважение и готовность снять обвинения в коррупции в обмен на лояльность. Принц также стремится выстроить местную версию вертикали власти. В герметичном саудовском обществе любые перемены воспринимаются крайне болезненно, поэтому, по мнению МБС, инициативы должны проводиться практически в ручном режиме и идти с самого верха. Пока ситуация выглядит так, что МБС в состоянии подчинить себе кланы, разрушить институт межклановой демократии и успешно завершить консолидацию власти в своих руках. Однако одной большевистской решительности недостаточно, чтобы разобраться с другими накопившимися проблемами Саудовской Аравии, особенно в экономике. Экономическая модель королевства архаична и основывается на экспорте нефтегазовых ресурсов как главном источнике доходов. В стране действуют неэффективные законы, недостаточно качественный уровень менеджмента, царит высокая безработица среди молодежи, низкая социальная мобильность и высокая коррупция. Недавние аресты бизнесменов добавили к этому списку и проблему с соблюдением права на частную собственность. Даже если МБС удастся реализовать масштабную программу экономических реформ, описанную в «Видении-2030», в чем есть большие сомнения, экономика королевства все равно сохранит болезненную зависимость от нефти. Несмотря на рекордный за всю историю страны бюджет на 2018 год, который предусматривает расходы в размере $261 млрд, нет уверенности в том, что столь огромные средства будут использованы эффективно. Возможно, МБС и удастся завершить строительство грандиозного города будущего под названием NEOM с общим бюджетом триллион долларов, но местные консервативные каноны вряд ли поспособствуют возникновению там арабской версии Кремниевой долины, и проект, скорее всего, будет глубоко убыточным. Перспектива положительных результатов экономических реформ выглядит особенно блекло на фоне того, что курируемый МБС важнейший проект по приватизации части саудовского нефтяного гиганта ARAMCO уже значительно отстает от графика. Сам МБС явно не склонен к рачительному использованию бюджетных средств. Недавно газета New York Times сообщила, что именно он, скорее всего, был покупателем замка Людовика XIV во Франции, который считается одним из самых дорогих в мире. Ранее в ведущих мировых СМИ также сообщалось о приобретении МБС яхты за $550 млн и картины Леонардо да Винчи за $450 млн. Немало опасностей кроется и в создаваемой МБС вертикали власти. Наследник престола, по всей видимости, считает, что абсолютная монархия – это единственный способ провести в королевстве реформы, а значит, о последующей демократизации говорить не приходится. По сути, грядущие преобразования в Саудовской Аравии будут мало чем отличаться от аналогичных задумок других деспотичных ближневосточных политиков прошлого и настоящего. Примеров тут масса: от покойного Муаммара Каддафи в Ливии до свергнутого Хосни Мубарака в Египте. В результате принц может прослыть реформатором, но созданная им система не решит фундаментальные проблемы королевства, а лишь отложит их на будущее. Источник: http://carnegie.ru/commentary/75125
  27. Ближневосточные государства политизировали хадж Евгений Сатановский Ведущий программы "От двух до пяти"… Ольга Подолян Ведущая программы "Формула смысла". Рейдерский захват святых мест ислама. Эту и другие темы в эфире "Вестей ФМ" обсуждаютЕвгений Сатановский и Ольга Подолян. САТАНОВСКИЙ: Я имею в виду Мекку и Медину, я не говорю о Иерусалиме, о мечети на Храмовой горе, нет. Комплекс мечетей, находящихся на Храмовой горе, на территории государства Израиль, вне зависимости от того, что по этому поводу кто думает, управляется вакфом, он не управляется израильским министерством по делам религии и всем остальным. Как говорил Моше Даян: "Этот Ватикан нам не нужен". И был, наверное, прав. Иорданским вакфом потом передали Арафату, сейчас, видимо, опять у иорданского короля. Но есть Мекка и Медина. И 9 января 2018 года, вот сейчас, создали комитет Al Haramain Watch, создали в Малайзии, и стоят за ним Катар, Турция и Иран – все три исламские страны. Катар даже салафитское государство, Турцией управляет "Партия справедливости и развития" – исламисты из числа "Братьев мусульман", а Иран – это вообще шиитское государство с вертикалью власти, построенной на принципе вилаят аль-факих - примата религиозной властью над светской. В 1979 году уже была попытка отнять исламские святые места у династии саудитов. Было два восстания: одно - хомейниские лозунги. Саудовская восточная провинция Аль-Хаса - шиитская провинция - и захват Мекки, включая мечеть Аль-Харам группой Джухаймана. Причем вера была в Махди, связующая этих двух восстаний, исламского спасителя. Хомейнисты руководством идеей о том, что Махди пришел, исламская революция победила, а группа Джухаймана в мечети Аль-Харам продемонстрировала верующим мусульманам – суннитская группа – уже пришедшего в мир Махди, некоего юношу по имени Муххамад ибн Абдалла. Это имя имеется в предсказаниях о приходе Махди. И вот этот вторая тема была вообще мало известна в нашей политологии. И большая историческая загадка: существовала ли координация между этими двумя восстаниями? Потому что это была не шиитская только тема, это была шиитско-сунитская, но одновременно. Что такое Al Haramain Watch? Арабское название переводится как "Международный комитет наблюдения за управлением Саудовской Аравией двумя святыми местами". Мы очень часто не обращаем внимание на такого рода вещи. К счастью, в наших рядах есть замечательные арабисты, в том числе великий специалист по арабскому Востоку, по исламу, по Корану и кораническим и околокораническим литературным течениям, а также прессе – Александр Александрович Игнатенко. Я просто не могу не процитировать некоторые вещи из его работы для Института Ближнего Востока, потому что, ну, фантастическая ситуация, никакая пресса, согласитесь, ведь об этом не писала 9 января. "Саудовская Аравия. Сайт Al Haramain Watch обвинил в том, что она контролирует святые места, уничтожает исламский характер мекканского комплекса Каабы и мечети Аль-Харам, расширяя и модернизируя их, и политизирует паломничество - хадж и малый хадж - умру, создавая препятствия для паломничества мусульман из неугодных стран". Большой привет Катару и Ирану. Также в программе: воинствующий атеизм и др. Полностью слушайте в аудиоверсии. Источник: https://radiovesti.ru/brand/61009/episode/1654312/
  1. Загрузить ещё