Перейти к содержимому
Татьяна Матвеевна Громыко Подробнее... ×
Обращение Главного научного сотрудника Библиотеки иностранной литературы им. Рудомино Е.Б. Рашковского Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'религия и культура'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Сообщество социологов религии
    • Консультант
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Научный результат
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Лицо нашего круга Клуб молодых социологов-религиоведов
  • Дискуссии Клуб молодых социологов-религиоведов

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Ваше ФИО полностью

Найдено 5 результатов

  1. Дмитрий Узланер: никакими референдумами эту проблему не решить 21.02.2017 12:30 Дмитрий Узланер Доцент кафедры государственно-конфессиональных отношений Института государственной службы и управления (ИГСУ) РАНХиГС, главный редактор журнала "Государство, религия, церковь в России и за рубежом" В Санкт-Петербурге организована инициативная группа по проведению городского референдума, на котором предложено определить судьбу Исаакиевского собора и ещё двух храмов. О сложившейся ситуации — эксперт Дмитрий Узланер: http://davydov.in/region/sankt-peterburg-sobornyj-referendum/dmitrij-uzlaner-nikakimi-referendumami-etu-problemu-ne-reshit/
  2. «Матильда» — далеко не первый случай, когда были задеты чувства верующих. Алексей Турчин приводит другие, не менее одиозные примеры. — От редакции LJ Media Пройдя через тернии поджогов, прокурорских проверок и истерик отдельно взятых депутатов, на широкие экраны выходит фильм «Матильда», посвящённый отношениям Николая II и балерины Императорского театра. Работа режиссёра Алексея Учителя вызвала гнев поборников христианских ценностей, обвинивших авторов картины в очернении образа канонизированного самодержца и искажении исторической правды. Весь предшествующий год работа над этой лентой сопровождалась чередой нападок, грозивших поставить крест на её допуске в кинотеатры. Но «Матильда» — далеко не первый случай, когда были задеты чувства верующих: истоки этого противостояния уходят в начало ХХ века и хранят множество других, не менее одиозных примеров. Чтобы рассмотреть этот вопрос с точки зрения исторической ретроспективы, давайте взглянем на США ’30-ых годов. Голливуд расправляет плечи и становится центром мировой киноиндустрии: количество снятых фильмов растёт по экспоненте, а перечень затрагиваемых тем становится всё шире. Объективной реакцией общественности становится желание установить на этот растущий поток своеобразный фильтр, который бы уберёг зрителя от нежелательного контента. В 1930-ом году Ассоциация производителей и прокатчиков фильмов принимает т.н. “Кодекс Хейса”, установивший стандарт кинопроизводства, несоблюдение которого препятствовало допуску фильма на широкие экраны. Республиканец Уилл Хейс, автор Кодекса Тремя годами позже эстафету перенимает Церковь и учреждает Национальный легион приличия, главной целью которого был поиск и борьба с проявлениями в фильмах неуважения к религии. Организация состояла не только из представителей Католической церкви, но и других конфессий, вследствие чего имела значительное влияние на людей самого разного вероисповедания. Легион добился права просмотра фильма ещё до его официальной премьеры, после чего тот получал специальный прокатный рейтинг или не получал его вовсе. Когда же запрета добиваться не удавалось, Легион объявлял, что просмотр фильма будет приравниваться к смертному греху. На протяжении десятилетий их авторитет был непререкаем, но к ’60-ым годам общество начало претерпевать реформы, становилось всё более открытым новым идеям, а вместе с этим запреты, установленные Кодексом Хейса и системой рейтингов Легиона приличия, начали попросту игнорироваться. В 1968-ом году был отменён Кодекс, а Легион был фактически распущен – его преемником стала Служба конференции католических епископов по делам кино и вещания с куда меньшими правами – ни о каких запретах речи уже не шло, хотя свою систему рейтингов они используют до сих пор. Кто же успел попасть под их горячую руку? Вот лишь немногие из десятков фильмов, получившие от религиозного Легиона самый низкий рейтинг “С” – от английского “ Condemned” (“приговорённый”, ”забракованный”). «Восемь с половиной» Федерико Феллини. Кадр из фильма "8 1/2", вдохновивший Кв.Тарантино при съёмках "Криминального чтива" Полубиографическая, сюрреалистичная драмеди о творческом кризисе известного режиссёра, разочаровавшегося в жизни и любви, и отчаянно ищущего новые источники вдохновения. Бесспорная классика, регулярно попадающая во всевозможные топы. К слову, мировая премьера ленты прошла в Советском Союзе в рамках Московском кинофестиваля, где завоевала главный приз. Показ фильма посетил Никита Хрущёв, который на сеансе уснул. Узнав об этом, режиссёр саботировал вручение награды и уехал к своим друзьям на подмосковную дачу. «Фотоувеличение» Микеланджело Антониони Богемная жизнь в кадре фильма "Фотоувеличение" Ещё одна классика мирового кино, полудетективная история в духе Хичкока, повествующая историю фотографа, в чей объектив попала сцена убийства. Развитие сюжета происходит на фоне откровенной жизни модельного бизнеса и свингующего Лондона ’60-ых. «Барбарелла» Роже Вадима Джейн Фонда в образе Барбареллы Культовый научно-фантастический фильм о межгалактическом после из 41-го столетия в исполнении Джейн Фонды. Снятая по мотивам французского комикса, картина имела широкий прокатный успех и вовсю эксплуатировала образ сексуальной и раскрепощённой героини, в арсенале которой не только аппетитные формы, но и технические девайсы вроде “машины избыточного удовольствия”. «Хороший, плохой, злой» Серджио Леоне Легендарный вестерн с Клинтом Иствудом, третий фильм из т.н. “Долларовой трилогии” Леоне. «Ребёнок Розмари» Романа Полански Мистический и скандальный триллер о девушке, переживающей череду пугающих событий: тайный культ, сатанизм, демоны и непорочное зачатие – ныне признанная классика и один из любимейших фильмов Стэнли Кубрика. «Заводной апельсин» Стэнли Кубрика Экранизация романа Энтони Бёрджесса исследовала природу человеческой агрессивности и не стеснялась показывать сцены насилия во всей отвратительно-притягательной красоте. Запрет на просмотр фильма католиками был снят лишь через 11 лет после выхода фильма. «Изгоняющий дьявола» Уильяма Фридкина Один из самых коммерчески успешных фильмов ужасов в истории мирового кинематографа. Несмотря на присутствие на съёмочной площадке в качестве консультантов настоящих священников и желания авторов фильма показать сильную сторону Католической церкви, последняя фильм не оценила, что привело к катастрофически малому числу кинотеатров, согласившихся показать фильм на широком экране. В премьерную неделю по всем Штатам число кинозалов едва превышало 20 штук. Несмотря на это, лента вызвала широчайший резонанс, собрала невероятные $441 млн и продолжает оказывать влияние на современную поп-культуру. «Последнее танго в Париже» Бернардо Бертолуччи Кадр из фильма "Последнее танго в Париже" Эротическая драма о связи немолодого американца и юной француженки на фоне Парижа ’60-ых. Головокружительная страсть героев и обилие откровенных сцен широко обсуждались в прессе. Христианские активисты предлагали присвоить ленте порнографический рейтинг “Х”, а в Чили лента находилась под запретом в течение 30 лет. «Шоу ужасов Рокки Хоррора» Джима Шармена Культовый варьете-балагнчик с сексуальным трансвеститом из сексуальной Трансильвании всколыхнул общественность темами нетрадиционной любви и сексуально-вызывающих способов самовыражения. Несмотря на резкое неприятие консервативными слоями общества, лента завоевала огромную популярность среди прогрессивной молодёжи, а образ главного героя в исполнении блистательного Тима Карри остаётся одним из самых узнаваемых даже спустя 40+ лет. «Омен» Ричарда Доннера Кадр из фильма "Омен" Фильм, сидящий в одном окопе с «Ребёнком Розмари» и «Экзорцистом». Насилие, темы дьявольщины и одержимости, evil-child и мотивы Антихриста вогнали фильм в узкие рамки рейтинга “R”, что не помешало ему участвовать в оскаровской гонке и запустить успешную франшизу. «Рассвет мертвецов» Джорджа Ромеро Том Савини (Секс-машина) на съёмках фильма "Рассвет мертвецов" Один из самых ярких фильмов в нежить-фильмографии классика и родоначальника жанра “zombie horror”. Лента вызвала злобное шипение не только из-за зашкаливающего насилия, но и из-за острой сатиры на общество потребления. В 2004-ом году по мотивам ленты был снят ремейк, в котором способный ученик Зак Снайдер в чём-то даже превзошёл учителя. «Кэрри» Брайана де Пальмы С.Спейсек в образе Керри из одноимённого фильма Первая полнометражная экранизация произведения Стивена Кинга рассказывает о выпускнице, подвергающейся жёсткому психологическому и физическому прессингу со стороны одноклассников, которые, к своему несчастью, не знали, кто в этой игре окажется жертвой. Лента, кажется, угодила буквально всем: «Кэрри» хорошо прошла в прокате; её наперебой хвалили критики, сравнивая по уровню напряжения с «Челюстями» Ст.Спилберга, а Киноакадемия выдвинула ленту на соискание Оскара в нескольких номинациях (лента по сей день является одним из немногих “ужастиков”, удостоившихся такой высокой чести). «Таксист» Мартина Скорсезе Мартин Скорсезе и Роберт Де Ниро на съёмках "Таксиста" “Шлюхи, сутенёры, ворьё, голубые, бродяги, наркоманы – больные и порочные”: в уста главного героя был заложен, кажется, исчерпывающий перечень раздражителей поборников морали. Но Скорсезе посчитал, что таких персонажей и визуально избыточных сцен насилия недостаточно, и подлил масла в огонь, сравнив Трэвиса Бикла (Роберт Де Ниро) с образом святого, который хочет очистить свой разум и душу. Такой вот урбанистический религиозный символизм. Послесловие. На протяжении десятилетий западное общество применяло инструменты культурного сдерживания, которые вроде и преследовали благие намерения, но в итоге обращались в какие-то репрессивные элементы. Под тяжестью такой чуткой заботы общество не оберегалось, а разобщалось, что в конечном итоге закономерно привело к упразднению всяких окологосударственных институтов, диктующих зрителям, какое кино правильное и полезное, а какое – бесполезное и вредное. Остались лишь оправданные возрастные ограничения. В свою очередь, нам тоже есть чем гордиться: в советской России цензура была явной и неприкрытой угрозой, которая убрала свою цепкую лапу с горла киноделов лишь с развалом политической системы. Сегодня цензура официально запрещена, но на арену вышли новые игроки, марширующие под стягами религии и морали. Пока что своими действиями они лишь привлекают к неугодным по их мнению фильмам повышенное внимание, делая им, по сути, масштабную и совершенно бесплатную рекламную кампанию. Но вялая реакция общества на перегибы в действиях оскорблённых очередным фильмом не даёт никакой гарантии, что завтра в костре их негодования окажется не кинотеатр, а сам режиссёр. #Матильда, #кино, #киноирелигия, #скандалы aleksei_turchin Добавить в друзья https://aleksei-turchin.livejournal.com/92717.html?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=27_10_weekly&media
  3. Интервью с Алексеем Павловичем Козыревым, заместителем декана философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова по научной работе, доцентом кафедры истории русской философии, членом Русского религиоведческого общества, председателем Международного научного совета Академии Кантиана Балтийского федерального университета имени И. Канта, кандидатом философских наук Интервью проведено в рамках проекта «Динамика религиозной ситуации и конфессиональная идентичность в Московском регионе». При реализации проекта используются средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Национальным благотворительным фондом. — Скажите пожалуйста, Алексей Павлович, можно ли сказать, что в современной России существует паритет межрелигиозных отношений или фактически у нас есть гонимые, терпимы или практически государственные религии? Вот как, по вашему мнению ситуация обстоит? — Конечно, есть традиционные конфессии, которые выделены и, я считаю, что это на законодательном уровне произошло с принятием закона «О свободе совести», хотя в саму базовую часть это не вошло, а вошло в преамбулу, где речь идет о традиционных религиях, которая не носит юридического характера, но, тем не менее, декларации тоже важны и поскольку декларация была привязана к закону о том, что в России есть традиционные конфессии, это: христианство, ислам, иудаизм и буддизм, насколько я помню, четыре религии указаны. Причем, православие выделено отдельно, признается особая его роль в истории России, в становлении ее культуры и духовности. Культурообразующую и государствообразующую роль. Традиционно так получалось, что монархи венчались на царство в Успенском соборе и их благословлял сначала митрополит, потом патриарх, то есть сама сакральная процедура передачи власти обозначала, что православие было государственной религией в истории России до 1917–го года. Культурная память, историческая память не стирается даже путем репрессий и искусственного идеологического, государственного атеизма, поэтому, когда произошло возвращение к религии, оно опять–таки началось с особых преференций, знаков внимания, которые были адресованы именно православной церкви. Вспомним события, связанные с тысячелетием крещения Руси, 1988–1989 годы, но определенные решения были приняты еще раньше: в 1985 году было принято решение о передаче Церкви Даниловского монастыря, насколько я знаю. То есть это самое начало правления Горбачева. Никто еще тогда не думал, что это будет началом какого-то религиозного ренессанса и, даже, может быть, еще и в 1988 году никто так не думал, а вот в 1989 году уже было более очевидно. Когда органы спецслужб отказались от открытого преследования людей, осуществляющих православную религиозную пропаганду, установку памятников, восстановление храмов, деятельность различных обществ типа ВООПИиК, общества охраны памятников, потому что многие вещи именно через него происходили, связанные с восстановлением исторических традиций, исторической памяти. Я помню, когда были фестивали православных хоров в Колонном зале Дома союзов, именно ВООПИиК распространяло билеты. Общество «Память», которое возникло в середине 80-х, тоже активно ратовало за возрождения национальных традиций и носило националистический характер. Отношение к нему было двойственное, то есть с одной стороны власть его официально критиковала, а с другой стороны было очень много чиновников, которые симпатизировали этой политике и негласно поддерживали. То есть исторически получилось так, что именно в связи с юбилейной датой, тысячелетия крещения Руси, возвращение религиозного фактора в жизнь общества началось именно с православия. Потом стал подтягиваться ислам и буддизм, иудаизм и другие традиционные конфессии. Но параллельно с этим еще надо отметить, что, конечно, начало 90-х годов было временем религиозной свободы, может быть, не только в лучшем, но и в худшем смысле этого слова, потому что распространялось очень много сект и харизматических движений. Известно, что в 1992 году во время визита в Россию лидера Аум Синрикё Сёко Асахары состоялись его встречи с руководителями самого высокого уровня, с вице–премьером тогдашним, планировалась встреча с Ельциным. И поддержка была в Совбезе России, свободно по радио и телевидению транслировались тексты Сёко Асахары, который позже будет осужден в Японии на смертную казнь за организацию терактов в японском метро. И поэтому такая пестрота религиозных движений привела к мысли, что государство должно регулировать религиозную ситуацию в стране, делая преференции по отношению к определенным конфессиям. И здесь, я даже не знаю, есть ли до сих пор у нас какая-то осмысленная политика или эта политика происходит во многом спонтанно и путем лоббизма религиозными организациями своих интересов. Например, программа «200 храмов в шаговой доступности» в Москве. Она, конечно, осмысленна: действительно, не хватает храмов в спальных районах, и храмы, которые строятся, заполняются людьми. И в то же время такая программа не проводится для мечетей в крупных городах, хотя потребность, как мы понимаем, в них тоже есть, потому что приток исламского населения, людей, исповедующих ислам, из России и других государств, он не уменьшается, а, пожалуй, только увеличивается. Я не буду говорить про федеральную власть в данном случае. Но на уровне муниципалитетов мы видим явную преференцию по отношению к православию, если сравнивать с исламом. Что это? Попытка как-то оградить себя от мультикультурализма, от возможных межконфессиональных конфликтных ситуаций? Или это просто такая скрытая боязнь, поскольку за исламом идет шлейф радикализма, терроризма? Скрытая боязнь, что эти религиозные сооружения станут центрами распространения этих идей, я здесь не могу достаточно авторитетно сказать, но пока мы видим, по крайней мере, в тех регионах, которые по населению своему традиционно являлись, русскими, православными, мы видим этот приоритет. Явный приоритет одной конфессии по отношению к другим. Тоже самое мы можем сказать и о Татарстане, и о ряде других исламских регионов, где, наверное, в другую сторону развивается ситуацию. Там большее значение придается именно исламу. Новая мечеть в казанском Кремле значительно выше старого православного храма. ... (полный текст интервью по ссылке : http://relig.moscow/archives/552 )
  4. Call for papers for the Third International Conference MEDIA and RELIGION Bucharest, 10-12 November 2017 Theme: MEDIA, RELIGION and POPULAR CULTURE: from extraordinary to extra-ordinary Our conference is addressing religion, the construction of con-sacrated icons and media/popular culture - three fundamental concepts that have become important throughout recent debates on religious and media studies. It is well known the fact that media, through informative or entertaining content, brings extraordinary events, people, actions or stories to the forefront. These attract the public and allow mass-media messages to pendulate between news and eternal stories that give meaning to our daily lives. At the same time, religion is built around extra-ordinary people, moments, places and actions, which show us the limits of life and profane world and open in front of us a gate towards a different world order. In this media sphere where we are immersed through new technologies, religion and popular culture are connected through a peculiar dialogue: on one end there is the avoidance tendency and the reciprocal stigmatization and on the other, often surprising forms of dialogue and syncretism. Religion is more and more present online in the form of static informing websites (dominant situation), or in the form of interactive sites, on which a congregationist shares common religious capital and common religious experiences. Social media offer the advantage of a space where the interactions between and among believers, and between believers and non-believers can be easily observed in their spontaneous forms and un-mediated by other institutions. The online allows expressing directly the most diverse forms of religiosity, from those connected to recognized religions, to the hyper-religion types (para-religion, invented religions). Analyzing the way religion is enacted in media and popular culture one can see the contribution of these different discourses on the consecration of celebrities, political personalities, heroes and church representatives. Despite the apparent heterogeneity, these issues are stressing the processes of the usage of religious symbols, in order to communicate a specific construction of new ”islands” of sacrality. How are these (as if) sacred icons preserved and changed in the larger system of symbols that constitute the popular culture? How does popular culture influence religious discourse? Are they really integrated or just and only juxtaposed? How are the new hagiographies constructed? Is media capable of sacralizing heroes, celebrities, political martyrs? The conference would address topics such as: 1. The usage of religious symbols in popular culture: news stories, advertising, gaming, movies, music, sports, and so on; 2. The usage of popular culture elements in Church activity: advertising religion, marketing and branding different churches, music and religious messages, movies and TV shows that spread religious messages, and so on; 3. Religious and the digital sphere: Religious usage of social media, religious sites, mobiles and religion, online churches, and so on; 4. The (popular) life of religious rituals and festivals; 5. Image of religious figures in media and online; The workshop is organized by the Media and Religion TWG of ECREA (European Communication Research and Education Association), in cooperation with the Doctoral School in Media Studies of Bucharest University and the AFCOM (Romanian Association of Educators in Journalism and Communication) and will be held in Bucharest (Romania) on 10-12 November 2017. The best papers will be published in Revista romana de journalism si comunicare, which is included in EBSCO, ProQuest and Scopus databases Deadlines: a. June 15, for extended abstracts (up to 500 words) b. Jully 15, for Scientific Committee confirmations c. October 15, for full papers Send your abstract to PHD Mihai Coman University of Bucharest at mcoman53@yahoo.com More informations on www.mediaandreligion.ro Scientific committee Stefan Bratosin, Universite de Montpellier, France Mia Lovheim, Uppsala University, Sweden Knut Lundby, University of Oslo, Norway Terézia Rončáková, Catholic University in Ružomberok, Slovakia Eric Rothenbuhler, Webster University, USA Marica Spalletta, Link Campus University in Rome, Italy Johanna Sumiala, University of Helsinki, Finland http://www.mediaandreligion.ro/ За информацию спасибо Екатерине Гришаевой!
  5. Приглашаем Вас получать рассылку международной группы исследователей >. Периодичность - 1 раз в месяц. Публикуются также интересные анонсы конференций, электронные книги, ссылки, новости научной и образовательной жизни. Прошлые выпуски здесь: http://groups.google.com/group/vladimirreligion (Модератор Тимощук Алексей, г. Владимир-на-Клязьме).
×

Важная информация