Перейти к содержимому
КНИГИ: Колотов В.Н. Технологии использования религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах (СПб., 2013) Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'церковная архитектура'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Сообщество социологов религии
    • Консультант
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Научный результат
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Лицо нашего круга Клуб молодых социологов-религиоведов
  • Дискуссии Клуб молодых социологов-религиоведов

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Ваше ФИО полностью

Найдено 2 результата

  1. Церкви для будущего Историк искусства Лев Масиель Санчес объяснил, что происходит в современной церковной архитектуре России, и показал шесть вариантов ее развития Автор Лев Масиель Санчес 233 548 66 Церковная архитектура России отличается от светской прежде всего тем, что в 1990-е годы она начиналась с нуля. Храмы не строились в стране в течение 70 лет, и отношение к церквям пришлось вырабатывать фактически заново — так же как и к самой Церкви. Основным направлением стало возведение храмов в тех же формах, что были до революции. Формы эти были разные, и отбиралось из них не все. Главный ориентир — формы древнерусской архитектуры, в основном с XII по XVI век. Столь любимый зодчими последних ста лет перед революцией XVII век менее популярен — не в последнюю очередь из-за утраченного навыка производства качественных деталей. Барокко и классицизм фактически отвергнуты как недостаточно православные. В последнее время в моде неорусский стиль — архитектура начала ХХ века, эпохи модерна, живописно имитировавшая древнерусскую. Формы современной архитектуры в храмовую архитектуру России не допущены, хотя в зарубежной православной архитектуре они встречаются — правда, не являются мейнстримом. Все поиски пока происходят внутри традиционалистской парадигмы, по линии комбинации исторических элементов и (в последнее время все чаще) «осовременивания» зданий — то есть по путям, пройденным церковной архитектурой Европы в XIX и первой половине XX века. В этом смысле с точки зрения собственно архитектуры русские храмы не способны воплотить содержательный современный художественный образ и пока представляют лишь конфессионально-этнографический интерес. Однако, учитывая 70-летнюю паузу в развитии нормальной религиозной жизни страны, есть надежда, что постепенно представление о самой Церкви и отношение к церковному искусству изменятся, последнее сможет покинуть гетто историзма и предложить наполненные новыми смыслами архитектурные образы. 1. Свято-Владимирский скит Валаамского монастыря (2006–2007 годы, авторский коллектив Андрея Анисимова, архитекторы Татьяна Ефимова и Наталья Бледнова) Фотография иерея Максима Массалитина. 2009 год© Wikimedia Commons/иерей Максим Массалитин Масштабный образец эклектичной архитектуры, созданный на основе форм средневековых Новгорода и Пскова (одноапсидные алтари, звонницы и прочее) с добавлением элементов московского зодчества XVI века (шатер) и неорусского стиля (шлемовидные купола). Детали грубоваты, композиция переусложнена, отсутствует иконографический замысел — архитектурные цитаты, порождающие новые смыслы. Исключительно изобильную продукцию мастерской Анисимова можно назвать официальным мейнстримом современного церковного строительства. 2. Храм Петра Апостола в Петербурге (2005–2009 годы, по проекту Андрея Лебедева) Фотография Антона Кукушина. 2012 год© flickr.com/Anton Kukushin Среди построек в духе неорусского стиля выделяется выразительным силуэтом, оригинальной композицией и разумной степенью обобщенности деталей. Может стоять в ряду приличных (но совсем не лучших) образцов дореволюционного неорусского стиля; почти предел достижений современного ретроспективизма. Единственное, чего храм точно лишен, — это интересного иконографического замысла; увы, в России такового почти не встретить. 3. Храм Веры, Надежды, Любови и матери их Софии в Кирове (1997–2003 годы, по проекту Евгения Скопина) Фотография Григория Сысоева. 2007 год© Григорий Сысоев/ТАСС Очень интересен с точки зрения замысла. Во-первых, смелая треугольная композиция (несколько треугольных в плане храмов было построено в России в эпоху классицизма). Возможно, имеется в виду соотнесение каждого из приделов с одной из мучениц, а центрального объема — с их матерью. Во‑вторых, обращение к теме местного типа храма эпохи барокко. Это замечательно и в смысле обращения к считающейся многими «неправославной» эпохе, и в смысле интереса к местному наследию. Отсутствие последнего, к сожалению, не должно удивлять. После блестящего расцвета региональных художественных традиций в XVIII веке вся страна вне Москвы и Петербурга превратилась в XIX столетии в живущую лишь столичными ориентирами провинцию, коей и остается до сих пор. Преодолеть столь давнюю тенденцию сложно. И тем отраднее видеть постройку, свидетельствующую о сохранении чувства региональной самоценности. 4. Храм преподобного Серафима Саровского в Билибине (2003–2009) © wikimapia.org/tazik В свое время стал известным благодаря оригинальному и уникальному по смелости (пусть и не по удачности) художественному решению интерьера, предложенному московским художником Виталием Мельничуком. Местный консервативный епископ Диомид отказался тогда освящать храм. С точки зрения архитектуры он скромен, но любопытен как пример обращения к местным традициям. Использован — правда, менее узнаваемый, чем в предыдущем случае, — образ типичного деревянного сибирского храма XVIII–XIX веков: приземистого, типа «восьмерик на четверике», побеленного для сходства с каменным. То есть именно такого, какой мог быть построен на этой земле. 5. Церковь Николая Чудотворца в Повенце (2003–2004 годы, архитектор Елена Шаповалова) © Wikinedia Commons/Thule Единственный современный русский храм, который можно назвать действительно хорошей архитектурой. Один минус, правда, сразу заметен: неудачное соединение боковых главок со скатами кровли главного шатра. Построен как памятник погибшим на строительстве Беломорканала, проходящего за храмом. В целом здание напоминает типичную для Русского Севера постройку. Правда, использован нестандартный тип завершения: боковые шатры в деревянных северных храмах никогда не ставились по диагонали от главного. Основной объем решен оригинально: он повторяет уникальные формы собора Соловецкого монастыря и при этом в том виде, какой он имел в лагерные времена. Эффект усиливается грубой поверхностью бетона. Тема ГУЛАГа подхватывается звонницей, напоминающей лагерную вышку. Сочетание крашенных в серый цвет бревен и бетона удачно подходит и мемориальной теме, и образу северного храма. Бетонные поверхности неожиданно ставят эту церковь в ряд со знаменитыми храмами европейского модернизма — 100-метровым храмом Огюста Перре в Гавре, капеллой Ле Корбюзье в Роншане, собором Сакре-Кер в Алжире и другими. Вряд ли эта ассоциация специально имелась в виду — но в том и заключается свойство настоящего произведения искусства, что оно может сказать много больше того, что вкладывает в него создатель. Итак, храм в Повенце — вроде бы единственный в современной России, где сложный иконографический замысел находит достойное художественное воплощение. Других пока найти не удалось. 6. Проект часовни для Русского Севера (2013 год, авторы Иван Земляков и Даниил Макаров) Проект миссионерского храма ΙΧΘΥΣ Даниила Макарова. 2011 год© Даниил Макаров/cc-qc.ru И один пример бумажной архитектуры. Авторы поместили часовню на Большой Заяцкий остров Соловецкого архипелага, среди первобытных каменных лабиринтов. Редкий пример постройки, не ориентированной на исторические формы. Тем не менее образ узнаваем как храмовый и верно улавливает гений места. Речь идет не о состоявшейся удаче (придраться есть к чему), но о верно предложенном варианте направления поисков.  Теги Архитектура Церковь https://arzamas.academy/materials/484
  2. Китеж-град в XXI веке: как "восстают из-под воды" затопленные обители © РИА Новости / Евгений Бушуев МОСКВА, 2 мая — РИА Новости, Сергей Стефанов. Проект "За спасение затопленного храма-маяка в Крохино" в этом году принес победу его создателю: уроженка Уфы Анор Тукаева стала лауреатом I Международной молодежной премии Императорского православного палестинского общества "За верность призванию". Крохинская церковь — единственный храм на воде в России, сохранившийся после затопления больших территорий при строительстве Волго-Балта в 1960-х годах. Корреспондент РИА Новости узнал истории наиболее известных церковных объектов, ушедших под воду рукотворных морей. Храм Рождества Христова в Крохино "Когда я в первый раз оказалась в Крохино, в 2009 году, мне было очень больно и горько. Потому что я поняла, что никто этим храмом заниматься не будет и он может скоро обрушиться. И сразу появилось чувство ответственности за это место. Оно стало мне очень дорого, пройти мимо было невозможно", — вспоминает основатель и руководитель благотворительного фонда "Центр возрождения культурного наследия "Крохино" Анор Тукаева. Храм Рождества Христова в селе Крохино Вологодской области был построен в конце XVIII века у самого берега Белого озера, у истока реки Шексны. Когда-то на этом месте располагался древний город Белоозеро, основанный еще во времена Крещения Руси. В начале 1960-х годов при наполнении Шекснинского водохранилища все Крохино ушло под воду. Сельская церковь выстояла, хотя и оказалась подтоплена. "Храм на воде" — так его и называют теперь. © Фото из личного архива Анор Тукаевой Храм Рождества Христова в Крохино Анор Тукаева собрала команду добровольцев, и начались работы по сохранению Рождественской церкви. За основу взяли опыт консервации 75-метровой Калязинской колокольни, у которой была похожая судьба: при создании Угличского водохранилища колокольня оказалась в зоне затопления и ее оставили в качестве маяка. За несколько лет волонтеры построили дамбу рядом с Крохинским храмом, которая принимает на себя удары волн и защищает храм от стихий. "Это был длительный и тяжелый труд, потому что весь груз приходилось перевозить на маленькой лодке-лежанке. В дамбу вложено более 40 тонн цемента. А песка потребовалось в три раза больше. Все это загружалось и выгружалось вручную", — рассказала Тукаева РИА Новости. В ближайших планах — строительство второй гряды дамбы, укрепление фундамента и стен здания. Обычно волонтеры выезжают в Крохино на выходных, "экспедиционный" сезон длится с мая по октябрь. При этом Анор подчеркивает, что речь идет о "консервации", а не о восстановлении церкви. "Храм в том виде, в котором он дошел до нас, несет в себе важную историческую, духовную информацию, он задает вопросы людям, — говорит исследователь. — Буквально в 30 метрах от него проходит фарватер, и сотни судов с туристами ежегодно проплывают мимо. Если представить, что там появится вновь отстроенный храм, то это будет восприниматься как некий аттракцион. А в нынешнем состоянии храм задает очень много вопросов. И отвечая на них, люди могут много узнать об истории страны и, в частности, этого региона". По словам Тукаевой, при создании водохранилищ на Вологодчине под водой оказались около десятка православных храмов. Возможно, уже скоро будет создан и виртуальный музей по истории затопления Белозерья. Этим сейчас тоже занимаются добровольцы. "Мы пытаемся найти переселенцев, которые еще в детстве видели это и помнят затопление. Не ограничиваемся только Крохино — в Белозерье ведь порядка 13-14 сел исчезли под водой. Что-то собирается по крупицам… Мы хотим проанализировать весь архив, который у нас собран за эти годы, — фотографии, рассказы, живые воспоминания — и представить его в виде виртуального музея", — делится руководитель проекта. © Виктор Новиков Анор Тукаева Югская Дорофеева пустынь "Затопленные святыни Мологского края" — так называется проект подводного исследователя Константина Богданова. Водолазы при содействии Русского географического общества уже второй год изучают территории, попавшие под воду в 1940-е годы при создании Рыбинского водохранилища в Ярославской области. В прошлом году экспедиция погружалась на место, где стояла усадьба Мусиных-Пушкиных Иловна, а в этом сезоне ее цель — Югская Дорофеева пустынь. Этот мужской монастырь был основан более 400 лет назад иноком Псково-Печерской лавры Дорофеем. В 1920-е годы пустынь превратили в детский лагерь, а в 1940-х она была затоплена. Не сохранилось точных сведений, в каком состоянии обитель ушла под воду: была ли она перед этим разрушена, или разобрана на кирпичи, или же ее строения сохранились. Чтобы получить точные координаты святыни, специалисты провели эхолокацию и сравнили данные со старыми картами. "Мы выбрали Югский монастырь, потому что это одна из духовных жемчужин региона. Честно говоря, надеялись обнаружить хоть что-то: фундаменты или фрагменты, но выяснилось, что, судя по всему, в период затопления монастырь был полностью разрушен, его взрывали", — рассказал РИА Новости Константин Богданов. Водолазы нашли лишь несколько артефактов — металлических изделий, украшавших ограду или ворота монастыря. На месте центрального храма обнаружили двухметровую яму, видимо, образовавшуюся из-за взрыва. Во многих местах — плотное нагромождение кирпичей. При внимательном рассмотрении в них угадываются контуры колокольни, монастырских стен, храмов… © РИА Новости / Антон Денисов Перейти в фотобанк Работы по укреплению берегов Рыбинского водохранилища завершат в 2019 году Однако исследователи не унывают. Во время погружения водолазы вели видеосъемку, и теперь Константин Богданов надеется сделать 3D-модель Югского монастыря, чтобы хоть таким образом "вернуть" его современникам. Нынешние технологии позволяют воссоздать образ храма или монастыря, даже если от него остались одни руины. "Рыбинское водохранилище — это огромный подводный музей, на дне которого сохранились фрагменты поистине уникальных или, по крайней мере, очень интересных исторических, архитектурных памятников — усадеб, храмов, монастырей. Мы пытаемся показать, как это выглядит сегодня и как это выглядело тогда", — говорит Богданов. Игумен Данилова монастыря Иннокентий (Ольховой) тоже не раз погружался на дно Рыбинского водохранилища. "Для нас это память. Для меня как священника это прежде всего память духовная, память о тех, кто молился в этих монастырях, жил там, кто своей крепкой верой помогал людям, был для них светом духовной жизни… И там мы почувствовали, что есть связь времен, она существует", — поделился игумен с РИА Новости. © Фото из личного архива протоиерея Геннадия Беловолова Большой крест памяти всех затопленных святынь в селе Мякса Леушинский женский монастырь "То, что произошло с Леушинским монастырем, и не только с ним, для меня совершенно удивительный феномен. Когда, кажется, ничего не осталось, вода все покрыла — тем не менее духовно, невидимо сегодня из-под воды восстают монастыри, храмы и это чем-то напоминает нашу древнюю легенду о граде Китеже. Кто бы мог подумать, что она будет иметь такое реальное воплощение в истории Леушино", — замечает настоятель Леушинского подворья в Петербурге протоиерей Геннадий Беловолов. Иоанно-Предтеченский Леушинский монастырь — пожалуй, самый известный из затопленных обителей. В начале XX века он был одним из главных женских монастырей России, в нем проживали до 700 насельниц. Обитель, основанную между Череповцом и Рыбинском, называли "Северной женской лаврой", а настоятельницу игумению Таисию (Солопову) — "игуменией всея Руси" за ее труды. © Фото предоставлено протоиереем Геннадием Беловоловым Леушинский монастырь в период расцвета в начале XX века С 1941 по 1946 год при наполнении Рыбинского водохранилища Леушино было затоплено, хотя его монументальные постройки возвышались над водами рукотворного моря еще полтора десятилетия. Как рассказал РИА Новости отец Геннадий, память об обители стала возрождаться с 1999 года, когда сотни верующих, собиравшиеся из разных городов, стали устраивать молитвенные "Леушинские стояния". На них возникла идея построить в селении Мякса Череповецкого района — ближайшем к затопленному монастырю — храм-памятник. Но вначале прямо на берегу Рыбинского водохранилища был установлен крест. Его сделали из ствола дерева, срубленного еще в то время, когда затапливалась эта местность. "А затем и храм был построен: его колокольня высокая, шатровая, как свеча, — он виден всем проплывающим по Рыбинскому водохранилищу кораблям. Этот храм был обращен в женскую обитель в память о затопленном монастыре и получил название "Новое Леушино", — говорит Беловолов. Ново-Леушинский монастырь был открыт в селе Мякса в конце 2016 года. "То, что кажется физически уже невозвратимым и необратимым, тем не менее возвращается в каких-то новых формах. Так и затопленный монастырь вдруг явился в новом образе", — добавляет священник. Помимо Леушинского монастыря и Дорофеевой пустыни, Рыбинское водохранилище затопило также Афанасьевский монастырь в Мологе — вместе с целым городом он ушел под воду. Возможно, в недалеком будущем у всех этих мест появится и своя небесная покровительница. По сведениям протоиерея Геннадия Беловолова, сейчас готовится канонизация игумении Таисии и в случае ее прославления она будет названа "покровительницей затопленной Руси". Удивительно, но все, что произойдет с Леушинским монастырем, его настоятельница предвидела еще в 1881 году. В своих "Записках" Таисия подробно рассказала о сонном видении, бывшем ей накануне ее назначения в Леушинскую общину. Во сне она увидела затопление монастыря и будущее его явление из-под воды. Описывая открывшееся перед ней "огромное пространство воды, которому и конца не видно", игумения подчеркивала, что это бескрайнее море было "наливное, а не самобытное". © Фото из личного архива протоиерея Геннадия Беловолова Kрестный ход на берег Рыбинского водохранилища в 2005 году Источник: https://ria.ru/religion/20180502/1519754511.html
×

Важная информация