Перейти к содержимому
Татьяна Матвеевна Громыко Подробнее... ×
Обращение Главного научного сотрудника Библиотеки иностранной литературы им. Рудомино Е.Б. Рашковского Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Рекомендованные сообщения

Уважаемые коллеги!

Исследовательский комитет "Социология религии" РОС приглашает принять участие в очередном научно-практическом семинаре на тему:
«Социальная теория и религия: знаковые тренды XXI  века»,
который будет проходить 29 и 30 января 2015 года в г. Москве на базе МГИМО (У) МИД России.

Цель семинара заключается в том, чтобы стимулировать дискуссии о теоретических идеях, которые оказывают влияние на социологические исследования религии в условиях современности.
Наметившаяся тенденция в научном изучении религии сегодня заключается в рассмотрении мультивариативных следствий глобализации, усложнения экономических, политических и социальных контекстов на трансформацию роли религии, жизнедеятельность религиозных институтов и идентичности. Особую актуальность приобретают проблемы пост-секулярности, маркетизации религии, религиозного плюрализма, межрелигиозного диалога и конфликтов, государственно-церковных отношений и гражданского общества в контексте религии.

Принимаются заявки на доклады, фокусирующие внимание как на знаковых теоретических подходах к исследованию обозначенных проблем, так и менее привычных для социологии религии теориях.

Срок приема заявок на доклады - 12 января 2015 г. Заявка должна содержать тему выступления и тезисы (до 2-х страниц).
• Программа семинара будет окончательно сформирована до 20 января и разослана всем участникам, включая тезисы основных докладов.
• По сложившейся на нашем семинаре традиции, всем желающим будет предоставлена возможность выступить в рамках тем основных докладов.

Важные организационные вопросы:
• К участию в семинаре приглашаются все желающие.
• В целях обеспечения прохода в здание Университета необходимо до 26 января отправить заявку на участие в семинаре с указанием ФИО (полностью), места работы и должности.
• Участие в семинаре бесплатное.
Адрес проведения семинара: г. Москва, проспект Вернадского, д. 76, МГИМО (У) МИД России (проезд: ст. метро «Проспект Вернадского» или «Юго-Западная»).
• Организаторы семинара не берут на себя ответственность за финансирование участников, а также размещение гостей из других городов.

С уважением,
И.Г. Каргина,
председатель Исследовательского комитета «Социология религии»

 

Адрес для вопросов,  отправки заявок:
kargina@mgimo.ru
irenkargina@mail.ru

  • Хорошо 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Программа семинара
«Социальная теория и религия: вызовы XXI века»

29-30 января 2015 года

29 января
09.30 – 10.00 – прибытие участников семинара

10.00  - Начало работы семинара
- Каргина Ирина Георгиевна, к.с.н., кафедра социологии МГИМО (У) МИД России, руководитель ИК РОС «Социология религии» - вступительное слово: «Современная социология религии: актуальные проблемы теоретико-методологического дискурса» 
- Яблоков Игорь Николаевич, д.ф.н., заведующий кафедрой религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова – «О предмете современной  социологии религии»
- Мчедлова Марина Мирановна, д.полит.н., профессор РУДН, главный научный сотрудник ИС РАН – «Религия в современном мире: объяснительные возможности цивилизационного подхода»
12.00 – 12.15 – Перерыв (кофе-брейк)
- Белова Татьяна Павловна, к.ф.н., Ивановский государственный университет – «Гражданская религия как концепт, социальная практика и объект полемики: вызовы XXI века»
- Глушкова Ирина Петровна, д.и.н., главный научный сотрудник Института востоковедения РАН -  «Парадигматический вброс: «религиозные чувства» в публичном пространстве Индии»
- Гузельбаева Гузель Яхиевна, к.с.н., доцент кафедры социологии Казанского федерального университета - «Свои» или «чужие», традиционные или радикальные: проблема социологического изучения "неофициального" ислама через осмысление постсекулярной религиозности»
- Богатова Ольга Анатольевна, профессор кафедры социологии, Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарёва – «К концепту светскости государства: динамика и саморефлексия религиозной политики в регионе (на примере взаимоотношения органов государственной власти с мусульманской религиозной общиной в Республике Мордовия)»
14.15 – 14.45 – Перерыв (кофе-брейк, обед)
- Лещинский Анатолий Николаевич, д.ф.н., профессор кафедры религиоведения Казанского федерального университета – «Значение философско-религиоведческой и социологической концепции  религиозной ситуации в изучении церковных разделений»
- Лебедев Сергей Дмитриевич, к.с.н., профессор Белгородского государственного университета -  «Культурно-рефлективный метод в исследовании современных общественно-религиозных процессов»

 

30 января
10.00 – 12.00
- Смирнов Михаил Юрьевич, д.с.н., Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина - «Религия без религиозности: полемическое рассуждение на теоретическую тему»
- Латышева Жанна Вячеславовна, доцент кафедры философии и религиоведения Владимирского государственного  университета  им. Александра Григорьевича  и  Николая Григорьевича  Столетовых -  «Концепция трансцендирования Т. Лукмана: возможности осмысления и перспективы развития»
- Пруцкова Елена Викторовна, научный сотрудник Исследовательского семинара «Социология религии», Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет - «Социальное и публичное измерение религиозности в исследовании «Ортодокс Монитор»
12.00 – 12.15 – Перерыв (кофе-брейк)
- Трофимов Сергей Викторович, к.с.н., социологический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова - «Религии как цепи памяти: крах традиционной цепи памяти и причины современных изменений (по Д. Эрвье-Леже)»
- Чойропов Цырен Цыдыпович, д.с.н., профессор кафедры «Социальные технологии» Восточно-Сибирского государственного  университета технологий и управления - «Вочеловечение»  порушенных отечественных храмов как возрождение исторической памяти народа»
14.15 – 14.45 – Перерыв (кофе-брейк, обед)

 

Подведение итогов семинара (круглый стол)

  • Хорошо 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Социальная теория и религия: вызовы XXI века – репортаж с научного семинара по социологии религии 

29-30 января 2015 г. в МГИМО прошёл очередной научный семинар Исследовательского комитета «Социология религии» Российского общества социологов. Главная тема встречи была обозначена как «Социальная теория и религия: вызовы XXI века».

Отметим, что в этот раз мероприятие собрало рекордное число участников из разных регионов, ряд спикеров посетили семинар впервые. Модератором семинара по традиции стала к.с.н. Ирина Георгиевна Каргина, возглавляющая ИК.

В данном репортаже представлено несколько докладов, собравших интересные обсуждения. Ещё несколько докладов будут опубликованы на нашем сайте позже, следите за обновлениями.

Религия без религиозности: полемическое рассуждение на теоретическую тему Докладчик: Смирнов Михаил Юрьевич, д.с.н., Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина

ftqb4mBt-bA-300x199.jpg

Доклад, заявленный как полемические рассуждения, вызвал самую активную полемику среди участников семинара. Проблемный вопрос, поделился Михаил Юрьевич, возник во время работы над энциклопедическим словарём по социологии религии, который разрабатывается под руководством докладчика в течение последнего года.

Во-первых, разбирая авторские статьи на тему религии и религиозности, составитель столкнулся с тем, чторазброс в объяснениях термина «религиозность» оказался значительным, что объясняется, в первую очередь, манерой изложения и личными предпочтениями авторов. Все предложенные объяснения Смирнов нашёл содержательными, но затруднился вывести из них цельное и единое. Поскольку трактовки были предложены ведущими российскими религиоведами, в Словаре, по решению Михаила Юрьевича, будет представлен весь спектр: это поможет читателю охватить весь диапазон текущих объяснений и составь мнение о специфике понимания религиозности в современном российском религиоведении. С другой стороны, докладчик поставил вопрос о практической полезности такого многообразия для работы социолога.

Во-вторых, в ходе работы над Словарём Смирнов обратил внимание, что устоявшееся в российском религиоведении объяснение религии не даёт нам понимания её сущности, а лишь указывает на тот факт, что сущность исчерпывающе раскрывает себя в явлениях, каждое из которых обладает всей полнотой этой сущности. При этом теория, говоря, что религия проявляет себя через религиозный комплекс, не даёт нам окончательного и конкретного объяснения, почему элементы данного комплекса действительно имеют религиозные характеристики.

Строго говоря, отметил Смирнов, наука, ведущая рассуждение о религии и религиозности, в конечном счёте не имеет чёткого понимания, определённости этих понятий. И современный религиоведческий дискурс, признавая неполноту объяснения этих понятий, не делает ничего лучше, чем просто заменяет одни дефиниции на другие, не наполняя понятие и продолжая движение вокруг устоявшихся стереотипных трактовок и формулировок. В современных условиях, когда происходит огромное число быстротекущих и качественных изменений в социальной и духовной сферах, нельзя оставаться в рамках старой системы понятий. Хотя, подчеркнул Михаил Юрьевич, в такой ситуации отказ от строгого определения религии и религиозности может быть нормой, свидетельствующей о понимании исследователями происходящих перемен.

…наука, ведущая рассуждение о религии и религиозности, в конечном счёте не имеет чёткого понимания этих понятий

Поскольку сегодня понятия религии и религиозности для социологии религии и религиоведения являются базовыми, но не поддаются окончательному определению и не находят исчерпывающих конечных характеристик, исследователям стоит иметь дело с «жёсткими», институциализированными формами – учениями, ритуально-культовыми практиками, организационной структурой – а разбираться с тем, что такое непосредственно религиозность, не обязательно. Вынесение религиозности «за скобки», пояснил Смирнов, оправдывается тем, что каждый элемент институциализированной системы по имени «религия» может быть рассмотрен без особых отсылок к его мистической инспирированности или к вере в сверхъестественное.

Михаил Юрьевич подчеркнул, что, в его понимании, вывести религиозность из исследований означает заниматься изучением не того, что мы понимаем под религиозностью, а того, что можно обозначить как «религия» – с жёсткими опознаваемыми конструкциями. По словам докладчика, религиозность невозможно ввести в саму систему операциональных понятий и чётко фиксировать с помощью индикаторов. Многочисленные теории и модели измерения религиозности, считает Смирнов, не объясняют саму религиозность, именно поэтому социолог выступает за отказ от использования этого понятия в исследованиях.

Михаил Юрьевич также уточнил, что не имел в виду, что не существует понятия религиозности или самого переживания религиозности. Докладчик говорил исключительно об исследовательском отношении к этому состоянию: невозможности объективно определить его, поскольку речь в исследованиях идёт о самоидентификации людей, а учёным трудно понять, насколько эта самоидентификация адекватна. Поэтому предложение Смирнова заключается в том, что, не имея возможности вывести понятие объективно, следует оставить его за пределами исследовательского поля и перейти на уровень тех явлений, которые поддаются описанию и осмыслению. Докладчик также отметил, что не настаивает на категорической правильности подобного подхода и сам испытывает сомнения, почему вопрос и был вынесен на общее обсуждение.

Комментарий Андрея Андреевича Игнатьева: нет понятия «религиозность»

Yjt0VWJlp-g-300x199.jpg

Игнатьев, комментируя доклад, вспомнил историю о том, как якобы 15 лет назад один из футбольных фан-клубов подал заявку на регистрацию в качестве религиозной организации. Судя по разным источникам информации, принадлежность к числу религиозных организаций в Германии даёт большое количество разнообразных бонусов, уточнил Андрей Андреевич. После длительного и основательного разбирательства, как гласит история, заявку фан-клуба отклонили, отчасти как раз в силу того, что «так не принято». Андрей Игнатьев пояснил, что приведённая история напоминает о том, что в современном мире термин «религия» имеет в том числе юридический статус. Например, продолжил исследователь, ещё недавно культ макаронного монстра был своего рода шуткой, однако сегодня эта шутка имеет официальный статус религии, ибо за ней юридически признано такое право. Этими примерами Игнатьев пожелал поддержать выступление Михаила Юрьевича Смирнова и добавил, что в своих лекциях по социологии религии предпочитает не использовать термин «религиозность», если только речь не идёт о Зиммеле и определении стадий конверсии, предшествующих формальному обращению.

Игнатьев также особо подчеркнул тот момент, что все без исключения приведённые в докладе Смирнова определения религиозности представляют собой тавтологии, классический семантический круг, когда религиозность определяется через религию, а религия не определяется вообще. При этом, это обычное явление для базовых понятий научной дисциплины, которые, строго говоря, понятиями не являются. Они являются базовыми институциями, идиомами соответствующего языка, но не понятиями. Так, религиоведу не надо объяснять, что такое «религиозность» – он определяет её навскидку, знает и чувствует, что есть религия. таким же образом социолог работает термином «социальный порядок», а филолог с понятием «язык». Эти понятия не определяются, подчеркнул Игнатьев, а усваиваются на интуитивном уровне в процессе обучения.

Комментарий Владимира Сергеевича Глаголева: религиозность как «крайняя экзистенциальная озабоченность»

F5vWYG7mAiY-300x199.jpg

Владимир Сергеевич привёл определение религиозности Пауля Тиллиха (Paul Johannes Tillich, немецко-американский протестантский теолог и философ-экзистенцианалист — прим.ред.), что важно, лишённое тавтологии в отличие от примеров, приведённых Михаилом Юрьевичем. Определение Тиллиха состоит в том, что существует состояние крайней экзистенциальной озабоченности, которое и выступает обоснованием называть человека религиозным. Это состояние, пояснил Владимир Сергеевич, разворачивается на индивидуальном уровне, хотя является результатом направленной работы социума, семьи, коллектива, культурных и прочих воздействий, переживаемых индивидуумом в процессе общения с другими, природой, требованиями социума и т.д. При таком подходе религиозность выступает как психологическая или психолого-социологическая категория. При этом когда состояние крайней экзистенциальной озабоченности утрачивается, наступает релятивизм.

Определение Тиллиха состоит в том, что существует состояние крайней экзистенциальной озабоченности, которое и выступает обоснованием называть человека религиозным

Трудно привести конкретные исторические примеры проявления религиозности, продолжил Владимир Сергеевич. Она будет проявляться в самых разнообразных идеологических и культурных подтекстах. Политические, профессиональные и религиозные институты систематически охотятся за людьми, способными переживать состояние крайней экзистенциальной озабоченности и, следовательно, поддающихся манипулированию.

Комментарий Марины Мирановны Мчедловой: проблему «религиозности» следует решать с эпистемологами

Марина Мирановна обратила внимание на несколько моментов. Во-первых, необходимо разделять предметные поля, цели и методы исследований в зависимости от области знания, будь это философия, социология религии или другие науки. С одной стороны, в определённых областях знания имеют место онтологический, феноменологический или антропологический подходы, подходы глубоко эвристичные. Однако в рамках социологии религии мы с трудом сможем найти место вопросу о смысле жизни: для измерения глубины человеческой веры и причин обращения к вере невозможно предложить объективный эмпирический индикатор. Для попыток произвести эти измерения существуют особые методы: фокус-группы, нарративная методология, life story и т.д. Но они предполагают другой уровень анализа, и нельзя сваливать всё в одну кучу.

Во-вторых, подчеркнула Мчедлова, понятия внутри гуманитарных знаний многозначны и, как известно, апостериорны: сначала происходит феномен, затем его концептуализация. Сегодня это происходит так быстро, что мы не успеваем вырабатывать терминологию. Понятие «религиозность» наделяется новыми смыслами, гранями или оттенками в зависимости от того, какую сторону явления исследователь хочет описать и интерпретировать, к какому выводу хочет прийти. Вопрос о выработке новых понятий, по мнению Мчедловой, является одним из ключевых вопросов современных гуманитарных наук: как совместить апостериорность гуманитарного знания с колоссальными новшествами и переменами в современном мире?

В рамках исследований РАН, привела пример Марина Мирановна, введено понятие «внеконфессональный верующий» – он верит в высшую силу, но ни к какой конфессии не принадлежит. Как его изучать и применим ли к нему термин «религиозность»? Как показывают исследования, высшая сила для внеконфессионального верующего даже не трансцендентна. С помощью понятия религиозности, подчеркнула Мчедлова, можно исследовать все вариации отношения к трансценденции – от экзальтированности и фанатичной веры до, к примеру, полного отсутствия отношения к нему.

Поэтому, подвела итог Марина Мирановна, проблема, поднятая Михаилом Смирновым, проблема колоссальная, и для её решения, вероятно, следует обращаться к эпистемологам.

Комментарий Ремира Александровича Лопаткина: оставим религиозность в поле

wtTz0LOlin8-200x300.jpg

Ремир Александрович отметил, что, по его мнению, вывести понятие религиозности из поля социологии всё равно, что вывести социологию религии из системы наук, ибо изучение религии социологическими методами невозможно без обращения к людям как носителям этой религии. Религиозность же понимается как бытование религии в социуме, в ее конкретных формах в индивидуальном, групповом и массовом сознании. Без этого религия останется существовать как философское учение без последователей и носителей, изучать которое должна философия, но никак не социология. Религия является реальным структурным компонентом общества, члены которого находятся в том или ином отношении к религии: они могут быть верующими или неверующими, принадлежащими к той или иной конфессии – но масштабы, эффективность влияния религии на общество, её развитие определяются понятием религиозности (или нерелигиозности). Чувство крайней эксзистенциальной озабоченности может быть свойственно, во-первых, не всем людям, а во-вторых, может не быть связано с верой, религией, Богом или чем-либо сверхъестественным. Поэтому религиозность должна оставаться в исследовательском поле.

подробнее:http://sreda.org/ru/2015/sotsialnaya-teoriya-i-religiya-vyizovyi-xxi-veka-reportazh-s-nauchnogo-seminara-po-sotsiologii-religii-foto/215744

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×

Важная информация