Перейти к содержимому
КНИГИ: Колотов В.Н. Технологии использования религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах (СПб., 2013) Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал
Serjio

Загребина И. Минюсту не нужно много, ему нужно всё!

Рекомендованные сообщения

ЕГОР БОРАТОВ
Религии вышли из доверия

 

confess_1422952683.jpg.600x450_q85.jpg
Всеволод Чаплин, раввин Берл Лазар и шейх Равиль Гайнутдин Всеволод Чаплин, раввин Берл Лазар и шейх Равиль Гайнутдин
Фото: Александр Миридонов/Коммерсантъ

Сообщается, что Минюст подготовил проект поправок к закону "О свободе совести и религиозных объединениях" и иным законодательным актам (законы "О некоммерческих организациях" и "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей") в части изменения механизма контроля за деятельностью религиозных организаций. Документ разработан согласно поручению президента РФ от 22 мая 2014 года, который дал указание наладить надзор за "поступлением благотворительных пожертвований, иных денежных средств и имущества религиозным организациям". Для краткости будем называть их здесь РО.

Не так, чтобы РО оставались без контроля — он в рамках закона "О некоммерческих организациях" (НКО), отчетность перед госорганами там присутствует. Теперь же вводятся требования к РО - "получателям средств или имущества из-за рубежа". Мотивировочная фраза сообщает, что это надо для выявления и реагирования на факты "причастности к экстремистской и террористической деятельности, а также иные нарушения законодательства РФ". Минюсту дается право запрашивать у получателей иностранной помощи "документы, содержащие отчет о деятельности, о составе руководящих органов, о целях расходования денежных средств и использования иного имущества". Контроль не ограничится изучением отчетности РО, будут и внеплановые проверки – если вдруг госорганы получат сведения "о наличии в деятельности религиозной организации признаков экстремизма и терроризма". Источник сведений тут никак не кодифицирован, то есть – может быть любым, вероятно. Также проверку инициирует поручение президента РФ или требование прокурора.

Опрошенный "Коммерсантом" президент Гильдии по религии и праву Р.Лункин оценил в целом ситуацию так: "Учитывая, что положения закона о НКО, в которых говорится об иностранных агентах, не распространяются на религиозные организации, Минюст решил выделить контроль за конфессиями в отдельный документ. Таким образом, в религиозной среде появятся свои иностранные агенты, которые попадут под тотальный контроль". Логика присутствует, но все-так непонятно, почему тогда (когда иностранных агентов придумали для НКО), РО в этом смысле обошли. Что ли в то время еще действовала некая презумпция на тему, что с РО так обходиться не следует, дело такое... Ну, а теперь, значит, уже не такое, а какое и все остальные.

Некоторые РО не имеют уже ничего против. Руководитель юридической службы Московской патриархии игуменья Ксения (Чернега) инициативу Минюста поддерживает. Сообщив "Коммерсанту" о том, что представители РПЦ МП помощи из-за рубежа не получают, она уточнила: "Контролю будут подлежать исключительно те религиозные организации, которые финансируются из-за границы либо осуществляют экстремистскую деятельность. Возможно, игуменья что-то поняла не так: тему пресечения получения из-за рубежа средств на ведение экстремистской и террористической деятельности" (в чем, вроде, и состоит смысл поправок) она разбила на две — приравняв по факту получение пожертвований из-за рубежа с самим экстремизмом (ну, у нее же там "или"). Ну, может так оно и ощущается. Но тут же ведь и тема благотворительности. Отпишет кто-нибудь в США в завещании деньги РПЦ МП — на восстановление храма на родине своих предков и что же РПЦ тут же сделается иностранным агентом (если примет деньги)?

Вообще, если в целом, то по факту же все РО в РФ являются иностранными агентами — ну, учитывая происхождение богов: а как это может не влиять? Косвенно же именно по факту именно они (боги) и обеспечивают финансирование соответствующим РО? Ну кроме, разве что, этнического язычества (Перун, Ярило, Мать-Сыра-Земля и тп.). Впрочем, православие уже изрядно преуспело в превращении себя в регионально-национальное РО. Но вот же и евреи в целом не возражают. То есть, руководитель департамента общественных связей Федерации еврейских общин России Б.Горин все же отмечает, что "закон дает дополнительные рычаги давления на религиозные организации и противоречит принципу отделения религии от государства". Но, тем не менее, несмотря на то, что у ФЕОР есть совместные программы с зарубежными благотворительными организациями, "мы не испытываем особых опасений, так как де-юре мы и так даем отчеты в органы власти".

Тревожнее у мусульман. Первый зампред Совета муфтиев России Р.Аббясов обратил внимание на то, что одним из оснований для проведения внеплановой проверки РО может быть поступление из госорганов или органов местного самоуправления информации о наличии признаков экстремизма или терроризма: "Это что, возврат к 1937 году, когда каждый мог оговорить любого?". По его мнению, инициатива Минюста сработает наоборот, "может усложнить жизнь официально зарегистрированным мусульманским общинам, которые борются с радикализмом, экстремизмом и терроризмом". Но тут и другая сторона дела — вот мусульманство же точно не локальная РО... Муфтий говорит, что у них есть партнерские программы, которые финансируют исламские страны, и добавляет: "Надеюсь, эти программы не пострадают, у нас вся деятельность прозрачна". Вообще, тут же заодно как-то сильно подкашивается само понятие "братья по вере" — все братья должны быть в одной юрисдикции.

К слову, интересно, как себя будут ощущать неформатные РО — кришнаиты, например. А они есть, неделю назад на Кузнецком мосту пели и плясали. Или Свидетели Иеговы — если они еще вообще не запрещены. Ну или не Свидетели, но это ж вроде они сейчас выходят к метро с плакатиками типа "хочешь уже научиться жить правильно?" Они-то явно под иностранным финансированием? В общем, не в том суть, что тут именно РО — это просто под контроль ставится все, чье существование на территории РФ поддерживается извне. Логичное действие для страны, которая тревожится за свою суверенность. Ну а религии и РО были последним таким случаем, когда внешнее участие считалось нормальным или просто допускалось. Ну а, собственно, почему? В рамках имеющейся тревожности все совершенно естественно.

Но вот тема пресечения получения из-за рубежа средств на ведение экстремистской и террористической деятельности тут как-то не проглядывает. Злоумышленники-то обычно в курсе о статьях УК. Получение денег теми же экстремистами явно не будет расходоваться для улучшения качества молитв, на благотворительность и такое прочего — соответственно, они загодя шифруются от лишнего внимания к ним. Вот просто и не регистрируются. Но ведь лучше же искать там, где светлее, не так ли?

Собственно, это же тут возврат к плановому ведению хозяйства как такового. Есть два варианту управления: пусть растет, что вырастет и выпалывать лишнее и — загодя расписывать распределение урожая. Тут точно так же: либо разбираться по фактам, либо быть постоянно превентивным. Превентивность, конечно, умиротворяет, создавая впечатление, что все под контролем. Ну а если речь о плановости, то тут все хорошо, поле деятельности достаточное: 25 тыс. РО, работы хватит на каждый день. Но вот все равно странно, почему еще недавно РО отделяли от НКО как таковых, а теперь почти и нет. Что ли и в самом деле религии окончательно вышли из доверия?

Далее будет так: согласно поручению президента, законопроект должен быть подготовлен до 25 февраля 2015 года, после чего будет внесен в Госдуму. Там проблемы не предвидятся. Председатель комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций Я.Нилов (ЛДПР) уже сообщил "Коммерсанту", что "В целом у нас положительное отношение к этому документу... Не секрет, что существуют попытки проникновения радикального ислама в среду традиционного. Бывают случаи противоправных действий руководства некоторых религиозных организаций, которые занимаются психологической обработкой верующих для получения материальных средств". Вот как-то он странно понял смысл документа... "Радикальный ислам предпринимает попытки проникнуть в среду традиционного с психологической обработкой верующих для получения материальных средств". Причем — даже без упоминания иностранного финансирования?

 

http://www.polit.ru/article/2015/02/03/eb030215/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О двойственном правовом положении религиозных объединений я писал еще в 2008 году. Вот только сейчас до государства стало доходить, что религию надо вводить в некоммерческое русло.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Минюсту не нужно много, ему нужно всё!


Публикуем подготовленный адвокатом, председателем правления Гильдии экспертов по религии и праву, экспертом центра «Сова» Инной Загребиной юридический анализ законопроекта «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и иные законодательные акты в части совершенствования контроля за деятельностью религиозных организаций».

 

20 января 2015 года стало известно, что Министерство юстиции РФ завершило подготовку поправок к проекту Федерального закона: «О внесении изменений в Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» и иные законодательные акты в части совершенствования контроля за деятельностью религиозных организаций», регулирующих цели, компетенцию и порядок проверок религиозных организаций Министерством юстиции Российской Федерации.

Несмотря на то, что данный проект был доработан и после консультаций с экспертами и представителями религиозных организаций некоторые его положения были смягчены, он по-прежнему не выдерживает никакой критики.

Так, согласно ст. 3 данного документа, предлагается внести изменения в ст. 25 Федерального закона от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ 
«О свободе совести и о религиозных объединениях» и изложить п. 2 данной статьи в следующей редакции:

«2. Орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозных организаций, осуществляет контроль за соблюдением ими законодательства Российской Федерации, а также целей и порядка деятельности, предусмотренных их уставами при проведении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций»;

Таким образом, согласно предлагаемой норме, Минюст пытается возложить на себя контроль за соблюдением законодательства Российской Федерации религиозными организациями, тогда как на сегодняшний день данная функция прямо возложена на органы прокуратуры. Тем самым нарушаются требования п. 10 ст. 3  Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля», согласно которому основными принципами защиты прав юридических лиц, индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора), муниципального контроля, в частности, является: «разграничение полномочий федеральных органов исполнительной власти в соответствующих сферах деятельности, уполномоченных на осуществление федерального государственного контроля (надзора), органов государственной власти субъектов Российской Федерации в соответствующих сферах деятельности, уполномоченных на осуществление регионального государственного контроля (надзора), на основании федеральных законов и законов субъектов Российской Федерации».

Более того, если данная поправка будет внесена в действующий Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях», то мы получим следующую, абсолютно странную редакцию:

 

«Статья 25. Осуществление надзора и контроля

1. Надзор за исполнением законодательства Российской Федерации о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях осуществляют органы прокуратуры Российской Федерации.

2. Орган, уполномоченный принимать решение о государственной регистрации религиозных организаций, осуществляет контроль за соблюдением ими законодательства Российской Федерации, а также целей и порядка деятельности, предусмотренных их уставами при проведении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций»;

 

В итоге мы видим как юридически, так и (особо обращаю внимание) лексически безграмотную норму в предлагаемом варианте федерального закона - к тому же одни и те же полномочия у двух разных надзорных органов, с отличием разве что в игре слов: «надзор за исполнением законодательства» - со стороны прокуратуры и «контроль за соблюдением законодательства» - со стороны Минюста.

Между тем п. 5 ст. 3 Федерального закона  «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» прямо говорит о недопустимости проводимых в отношении одного юридического лица или одного индивидуального предпринимателя несколькими органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля проверок исполнения одних и тех же обязательных требований и требований, установленных муниципальными правовыми актами;

Невольно возникает вопрос: как же Минюст собирается осуществлять контрольные функции за соблюдением законодательства, если сам эти требования игнорирует?

Далее предлагается дополнить ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» пп. 38 следующего содержания:

«3. К отношениям, связанным с защитой прав религиозных организаций при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций, применяются положения Федерального закона от 26 декабря 2008 года № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» с учетом настоящей статьей особенностей».

Однако данный пункт по меньшей мере странен, так как действие указанного в нем Закона № 294 не распространяется на органы прокуратуры. Данный законопроект также не предлагает внести изменения в действующий закон «О прокуратуре» и закон № 294, дополнив его нормой о том, что органы прокуратуры также действуют в соответствии с законом № 294. В связи с этим получается юридически безграмотная конструкция:

П. 1 ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» гласит о надзоре за религиозными организациями со стороны органов прокуратуры;

п. 2 данной статьи о контроле за религиозными организациями со стороны органов юстиции;

в то время как п. 3 устанавливает, что к отношениям, связанным с защитой прав религиозных организаций при осуществлении федерального государственного надзора за деятельностью религиозных организаций, применяются положения Федерального закона № 294, который между тем на прокуратуру не распространяется! Но, чем дальше в лес, тем больше дров.

Далее, ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» предлагается дополнить п. 4 следующего содержания:

«В отношении религиозной организации орган, уполномоченный принимать 25 решение о государственной регистрации религиозных организаций, и его должностные лица в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, имеют право:

1) запрашивать у органов управления религиозной организации документы о деятельности религиозной организации, за исключением документов, содержащих сведения о финансово-хозяйственной деятельности религиозной организации, которые могут быть получены в соответствии с подпунктами 2 и 3 настоящего пункта»;

 

Казалось бы, вот то, чего так долго ждали: наконец поставлена точка в вопросе превышения компетенции органами юстиции при требовании у религиозных организаций полного пакета документов о финансово-хозяйственной деятельности, включая сметы, договоры, акты, бухгалтерскую и налоговую отчетности и т.п., что, в принципе, всегда являлось прерогативой налоговых органов.

Однако не все оказалось так просто. Предлагаемый пп. 2 в п. 4 ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» содержит в себе одно большое «но». Предлагается принять его в следующей редакции:

«2) запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности, в случае, если религиозная организация имела поступления денежных средств и иного имущества от международных и иностранных организаций, от иностранных граждан и лиц без гражданства и (или) в случае, если от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма)»;
 

Так в каких же случаях органы юстиции смогут запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности?

«В случае, если:

·       религиозная организация имела поступления денежных средств и иного имущества от международных и иностранных организаций, от иностранных граждан и лиц без гражданства;

·       от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности;

·       в случае наличия информации о том, что в деятельности религиозной организации присутствуют признаки экстремизма (терроризма)».

При этом обращаем внимание читателей, что органы юстиции смогут запрашивать у органов управления религиозной организации документы, содержащие сведения о ее финансово-хозяйственной деятельности не в совокупности вышеуказанных случаев, а в случае наличия хотя бы одного из них. 

Но и на этом все не заканчивается. Подпункт 5 позволяет не только запрашивать документы, но и проводить проверки финансово-хозяйственной деятельности религиозной организации, в том числе в части поступления и (или) расходования благотворительных пожертвований и иных денежных средств, использования иного имущества, в случае если религиозная организация имела поступления денежных средств и иного имущества от международных и иностранных организаций, от иностранных граждан и лиц без гражданства и (или) в случае если от государственных органов, органов местного самоуправления поступила информация о нарушении религиозной организацией законодательства Российской Федерации в сфере ее деятельности и (или) о наличии в ее деятельности признаков экстремизма (терроризма).

Также следует обратить внимание на предлагаемый седьмой пункт: «Федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный на осуществление функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма, анализирует информацию об операциях религиозных организаций, полученную им на основании Федерального закона от 7 августа 2001 года № 115-ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», и при наличии оснований, свидетельствующих о неполноте и (или) недостоверности указанной информации либо о том, что религиозная организация не исполняет или не в полной мере исполняет требования законодательства Российской Федерации, сообщает об этом органу, уполномоченному принимать решение о государственной регистрации религиозных организаций, по запросу указанного органа или по собственной инициативе»;

Таким образом, по нашему мнению, Минюст России не только решил приравнять себя к органам прокуратуры в области надзора за деятельностью религиозных организаций, но и встать в первые ряды в борьбе с экстремизмом. А также заодно, как говорится, пользуясь случаем, обязать другие органы (банковские и кредитные организации, орган, уполномоченный на осуществление функции по противодействию легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма и т.п.) сообщать органам юстиции всю известную им информацию и на этом основании проводить проверки по разным направлениям, в том числе и в области компетенции налоговых органов за использованием денежных средств и осуществления финансово-хозяйственной деятельности. Невольно возникает вопрос: если у нас появляется такой единый, могучий и всезнающий (или желающий все знать) надзирающий орган, зачем же нам тогда все остальные?

Следует отметить, что данный законопроект отличается не только юридической противоречивостью и передергиванием норм, но и безграмотностью в юридической технике. Все пункты, с третьего по восьмой, предлагаемых поправок в ст. 25 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» не имеют никакого отношения к органам прокуратуры, упомянутым в п. 1. Во всех этих пунктах речь идет исключительно об органах юстиции. Таким образом, с точки зрения юридической техники было бы логичнее и грамотнее оформить данные пункты как подпункты к п. 2 ст. 25.

Остается надеяться, что данный законопроект, откровенно необоснованно и противозаконно превышающий компетенцию органов юстиции, а также отличающийся своей юридической, а порой и лексической безграмотностью, останется заслуженно обойденным вниманием законодателя.

 

sova_logo.gif

  • Хорошо 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Мне вот интересно, имел ли г-н Дворкин какое-нибудь отношение к этому законопроекту: сам писал, инициировал разработку и поручил её своим непрофессиональным подручным, еще как-то руку приложил?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Минюст усилит контроль над религиозными организациями

 

%D0%BC%D0%B8%D0%BD%D1%8E%D1%81%D1%82_1_1
Минюст РФ

 

Минюст разработал поправки к законопроекту «О свободе совести и религиозных объединениях», который позволит государству значительно усилить контроль над финансово-хозяйственной деятельностью религиозных организаций. Главным образом, получателей финансовой помощи из-за рубежа. Об этом сообщает «Коммерсантъ».

В пояснительной записке подчеркивается, что принимаемые меры позволят оперативно выявлять и реагировать на факты «причастности к экстремистской и террористической деятельности». Так, Минюст будет иметь право запрашивать у получателей иностранной помощи «документы, содержащие отчет о деятельности, о составе руководящих органов, о целях расходования денежных средств и использования иного имущества».

Ревизоры могут нагрянуть внепланово. Поводом для проверок может стать информация о наличии в деятельности религиозной организации признаков экстремизма и терроризма, а также поручение президента РФ или требование прокурора. Если организация несколько раз не представила запрашиваемые документы, имеется основание для обращения в суд с иском о ее ликвидации.

Представители конфессий, получающих средства от иностранных партнеров, подвергли инициативу критике. Они считают, что организации, которые получают зарубежное финансирование и могут иметь признаки экстремистской деятельности, как правило, не регистрируются. А вот легально действующим религиозным организациям, по их мнению, поправки могут осложнить жизнь.

Согласно поручению президента, законопроект должен быть подготовлен до 25 февраля 2015 года, после чего будет внесен в Госдуму.

 

politru_logo_2012.jpg

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×

Важная информация