Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Leaderboard


Popular Content

Showing content with the highest reputation since 07/14/20 in all areas

  1. 1 point
    0 Конфликт рэперов с мусульманами говорит о неожиданной победе России Андрей Бабицкий журналист Конфликт чемпиона по смешанным единоборствам Хабиба Нурмагомедова с рэперами – это прямое свидетельство существования глубинной мусульманской России, которая руководствуется в своих представлениях о должном не законами и секулярными светскими нормами поведения, а исходит из адата и положений радикального ислама. Нет смысла обсуждать творчество звезд шоу-бизнеса Тимати и Егора Крида – это дело вкуса. Существенным является то, что их деятельность не вступает в противоречие с законом, следовательно, они являются российскими гражданами, которых этот закон обязан защищать. То, что концерт Крида пришлось отменить из-за весьма серьезных угроз в его адрес (певца пообещали убить), это прямой и недвусмысленный повод для возбуждения уголовного дела. Фактически Нурмагомедов, высказавшись в духе «невелика потеря», одобрил действия тех, кто своими угрозами преступил российские законы. А Тимати и вовсе предположил, что кампанию по срыву выступления Крида в Махачкале организовал сам спортсмен. Судя по тому, что Нурмагомедов ничего не стал опровергать, напротив, назвал в ответной записи рэперов «тварями» и «чертями», версия Тимати кажется вполне обоснованной. Собственно, в дагестанском МВД уже охарактеризовали кампанию травли вокруг гастролей как «призывы к экстремистской деятельности и разжиганию межнациональной розни». Что мы имеем в результате? Судя по всему, невоенный формат салафизма стал в Дагестане вполне легальным источником морали и права. Он жестко и крайне агрессивно метит пространство одобренных действий и столь же бескомпромиссен по отношению к «чужакам» из мира, который не желает сопрягать свое поведение и ценности не только с Кораном, но и с любой другой религией. Конечно, говорить о том, что в Дагестане уже установилась теократия, будет преувеличением, поскольку запреты действуют в достаточно узком сегменте, касающемся проблем, связанных в нашем случае с восприятием современной массовой культуры, в других случаях с ролью и обязанностями женщины, с вопросами семьи и брака. Тем не менее и этого много, поскольку, как мы видим на примере шокирующе грубого ответа Нурмагомедова, салафизм может продуцировать агрессию такой силы, что она вполне способна побудить сторонников «чистого ислама» принять решение об убийстве тех, кто, по их мнению, угрожает нравственным основам дагестанского общества. Серьезность угроз в адрес Крида, я думаю, хорошо понимали местные жители, принимавшие участие в организации гастролей. Они, по всей видимости, и объяснили своим коллегам из Москвы, что рисковать не стоит. Но почему в этом конфликте нужно говорить именно о салафитских воззрениях Нурмагомедова, а не о традиционном для Дагестана суннитском исламе? В августе спортсмен выложил в Instagram фрагмент выступления известного российского рэп-дуэта HammAli & Navai. «Разве это завещали нам праведные предшественники?» – спросил он своих читателей, подразумевая, что, конечно, не это. «Праведные предшественники» – это первые мусульмане, начавшие распространять слово Аллаха. Именно возвращение к их образу жизни и верованиям через все вековые исторические напластования призывают сторонники модернистского исламского проекта, именуемого салафие. Кроме того, апелляция к праведным предкам в столь малозначимой теме, как один из видов музыкальной субкультуры, выдает ревнителя общественной морали, который стоит на предельно радикальных позициях. Такая версия салафизма, распространяемого не оружием, а словом, представляется допустимой, раз уж она вытеснена из леса и лишилась сепаратистского контекста. В конце концов, адат, соблюдаемый куда большим количеством жителей региона, – это тоже система параллельного права, регулирующего тот же примерно блок проблем и вопросов. Адат тоже настаивает на соблюдении норм, кажущихся архаичными, а иногда и прямо противоречащими российскому законодательству. В Чечне и в некоторых районах того же Дагестана до сих пор сохраняется – правда в очень усеченном виде – обычай кровной мести. Так что отдельные нормы шариата в их салафитском изводе – это всего лишь конкурирующая с адатом модель. Она уже отказалась от попыток построить на Северном Кавказе враждебное России теократическое государство, но все еще претендует на жесткий контроль над общественной моралью в некоторых этнических общинах. Редукция ваххабизма с начала 1990-х годов и по сегодняшний день не может не радовать. Однако мириться с тем, что радикальные мусульмане организуют гонения на тех своих сограждан, которые, по их мнению, способствуют своей деятельностью катастрофическому ухудшению нравов, тоже не стоит. Тем более если их подталкивает к этому один из самых именитых российских спортсменов. Интеграция северокавказского региона в общероссийское пространство, как всем известно, была крайне болезненным процессом. Она несомненно будет продолжена, но при этом мы видим, что мусульманский радикализм упорно сопротивляется сближению, настаивая на полном несовпадении культурных идентичностей местных мусульман и «безбожников» из остальной России. Трагедии в этом нет, разве что стороннику «чистого ислама» Нурмагомедову стоило бы научиться следовать общепринятому этикету, подвергая критике то или иное не устраивающее его явление. Но главное, что это уже совсем другой салафизм. Он выступает на спортивных рингах за Россию и даже не думает с ней воевать. Он не организовывает бесчеловечные теракты, он полностью переместился из сферы государственного строительства и общественного устройства в область семейной и персональной морали. Это большая победа, кто бы что ни думал. Источник: https://vz.ru/opinions/2018/9/12/941357.html
  2. 1 point
    Andrew L Whitehead Samuel L Perry Joseph O Baker Sociology of Religion, srx070, https://doi.org/10.1093/socrel/srx070 Published: 25 January 2018 Abstract Why did Americans vote for Donald Trump in the 2016 Presidential election? Social scientists have proposed a variety of explanations, including economic dissatisfaction, sexism, racism, Islamophobia, and xenophobia. The current study establishes that, independent of these influences, voting for Trump was, at least for many Americans, a symbolic defense of the United States’ perceived Christian heritage. Data from a national probability sample of Americans surveyed soon after the 2016 election shows that greater adherence to Christian nationalist ideology was a robust predictor of voting for Trump, even after controlling for economic dissatisfaction, sexism, anti-black prejudice, anti-Muslim refugee attitudes, and anti-immigrant sentiment, as well as measures of religion, sociodemographics, and political identity more generally. These findings indicate that Christian nationalist ideology—although correlated with a variety of class-based, sexist, racist, and ethnocentric views—is not synonymous with, reducible to, or strictly epiphenomenal of such views. Rather, Christian nationalism operates as a unique and independent ideology that can influence political actions by calling forth a defense of mythological narratives about America’s distinctively Christian heritage and future. https://academic.oup.com/socrel/advance-article-abstract/doi/10.1093/socrel/srx070/4825283?redirectedFrom=fulltext
  3. 1 point
    Marc A. Eaton Sociology of Religion, Volume 76, Issue 4, 1 December 2015, Pages 389–412,https://doi.org/10.1093/socrel/srv031 Published: 30 July 2015 Abstract The recent proliferation of ghost hunting television shows reflects the broad public interest in what participants refer to as “paranormal investigation.” Currently, over 3,000 paranormal investigation teams exist in the United States, and more exist worldwide. Paranormal investigators use a wide variety of investigative methods in their attempts to find evidence of ghosts and, therefore, life after death. Based on three years of participant observation and 32 interviews with paranormal investigators, this article argues that paranormal investigation functions as a spiritual practice for participants. Investigators' motives, methods, and the meanings they attribute to investigating are all imbued with spiritual significance. For some investigators the practice helps validate existing religious beliefs, while for others it prompts a spiritual transformation. Many participants rely upon conventional religious or New Age beliefs to interpret experiences during investigations, but even those who primarily rely upon science and technology find the practice spiritually meaningful. For the past 40 years, confidence in organized religion has been declining in the United States. In 1975, 68% of Americans reported having a great deal or quite a lot of confidence in “the church or organized religion,” but by 2012 this percentage had slipped to 44% of those polled (Saad 2012). Likewise, church attendance has declined in the United States since the 1960s (Stark 2008). This is not to say that Americans are abandoning faith. Though a recent study indicates that self-identified atheists in the United States nearly doubled (from 1.6 to 3.1%) between 2007 and 2014 (Pew Research Center 2015), this percentage is consistent with 70 years of data showing that only 2–4% of Americans identify as atheist (Pew Forum on Religion and Public Life 2012; Stark 2008). People in the United States are not necessarily losing faith but rather diversifying their engagement with what they perceive to be supernatural or divine. Modern religiosity in Western nations is characterized by such pluralism, as more and more religions compete with one another on the “spiritual marketplace” (Roof 1999; Swatos and Christiano 1999). At the root of this phenomenon is a shift toward individualized modes of belief and practice. Wuthnow (1998) identified this as a transition from dwelling to seeking. In seeking forms of spirituality, individuals are empowered to define their own unique belief systems and relationships to what they believe to be sacred. This general process has taken many forms. In one trend Davie (1994)referred to as “believing without belonging,” many people are disengaging from religious institutions while retaining personal religious beliefs. A related trend is the rise of religious “nones,” people who report no religious affiliation. Nones increased from only 7% in 1972 to nearly 23% of the United States population by 2014 (Pew Forum on Religion and Public Life 2012; Pew Research Center 2015). According to Pew Research Center (2015), movement away from religion to identification as religiously unaffiliated is the most common trend in religious switching in the United States. This population is two times more likely than the general public (37% versus 18%) to identify as “spiritual but not religious” (Pew Forum on Religion and Public Life 2012), which Fuller (2001:4) describes as “concerned with spiritual issues but [choosing] to pursue them outside the context of formal religious organization.” A third trend is what can broadly be called the New Age movement. Among other beliefs, New Age practitioners assert that the spiritual can be directly experienced through an eclectic assortment of Western religious beliefs, Eastern philosophy, and elements of neo-pagan and Native American spiritualities (Bruce 2002; Heelas and Woodhead 2005; Partridge 1999). Each of these is a manifestation of a spiritual “quest culture,” in which spirituality has been freed from the boundaries of doctrines and institutions (Roof 1999). In this article, I argue that paranormal investigating (aka “ghost hunting”) is part of this quest for authentic spiritual experiences. Much like the spiritualists of the latter half of the nineteenth century, who attempted to communicate with the departed through “spirit rapping,” séances, and Ouija boards, contemporary paranormal investigators are driven by a desire to confirm, for themselves and others, the existence of life beyond death (Moore 1977; Weisberg 2004). The spiritual overtones of this practice have been documented by Baker and Bader (2014), who report that paranormal investigations are infused with religious and magical beliefs. Likewise, Draper and Baker (2011) conclude that reported beliefs in ghosts, extraterrestrials, Bigfoot, and psychic phenomena strongly predict belief in guardian angels. The spiritual significance of paranormal beliefs is not restricted to ghosts and hauntings. As Denzler (2001) and Partridge (2003) show, beliefs in UFOs and extraterrestrials are often infused with spirituality. In light of its historical similarity to the spiritualist movement and recent research revealing the spiritual nature of many paranormal beliefs, I propose that paranormal investigating can be considered a spiritual practice. Wuthnow (2003:309) defines spiritual practice as “those activities in which individuals engage in order to become more aware of their spirituality or to enrich and grown their spiritual lives.” In this context, spirituality refers to “a state of being related to a divine, supernatural, or transcendent order of reality or, alternatively, as a sense or awareness of a suprareality that goes beyond life as ordinarily experienced” (Wuthnow 2003:307). Paranormal investigators are motivated by a desire to make contact with a reality beyond the physical world, which investigators usually call “the afterlife,” “the spirit realm,” or simply “the other side.”1 Using technological tools, their own senses, and even reported mediumistic abilities, paranormal investigators attempt to communicate with what they variously call “ghosts,” “spirits,” “entities,” or “disembodied consciousness.”2 Paranormal teams usually include a combination of members who identify as scientific (reliant upon technology to monitor the environment) and sensitive (reliant upon extrasensory perceptions, such as seeing, hearing, or otherwise sensing the presence of spirits). This mixture of mediumistic and ostensibly scientific methods of investigation also echoes the spiritualist movement (Moore 1977; Weisberg 2004). Much like their predecessors a century and a half ago, contemporary paranormal investigators differ in their techniques but are motivated by a shared desire to capture evidence of life after death. ... https://academic.oup.com/socrel/article/76/4/389/2461450
  4. 1 point
    Мир становится менее религиозным Формальных верующих сейчас куда больше, чем реальных Василий Томсинский Об авторе: Василий Матвеевич Томсинский – психолог, один из основателей фонда «Здравомыслие». Исследователь религии вспоминает, как в молодости решил навестить друга в Шотландии. По телефону друг предложил встретиться в центре города... в церкви. Тогда еще будущий исследователь быстро отыскал старинное готическое здание и в ожидании назначенного часа гадал, почему его не менее молодой друг предпочел встретиться именно в церкви, а не в каком-нибудь другом, более увлекательном месте. Наконец друг появился и вместе они вошли в... Оказалось, что у церкви закончились прихожане, здание продали, и новый владелец открыл в бывшем храме паб в кельтском стиле. Эта история, имевшая место в начале 90-х, показывает перемены в отношении к религии. Чтобы отследить тенденции в религиозности, социологи используют несколько простых индикаторов. В их числе посещаемость религиозных служб, высказывание убеждений, поддержка доминирующих религиозных течений и т.д. Но сама динамика религиозности мало интересовала социологов, и собирать необходимые данные начали сравнительно недавно. Вы только взгляните на современный мир. Четверть датчан и словенцев утверждают, что не верят в Бога даже в широком смысле. При этом часть неверующих датчан продолжает принадлежать к национальной церкви. Странное противоречие, но задумайтесь: ведь это теперь отчасти церковь неверующих. Около 30% немцев и бельгийцев не религиозны. В Великобритании всего 2% населения регулярно посещают богослужения, процент нерелигиозных людей растет быстро. При сохранении тенденции половину населения Великобритании скоро составят нерелигиозные граждане. Немного отстает Франция, в которой 40% нерелигиозного населения. И наконец самое интересное. В начале XXI столетия, впервые в истории появились страны, в которых нерелигиозные люди составили большинство – Норвегия и Нидерланды. Примечательно, что они неизменно оказываются впереди планеты всей по части экономических и социальных успехов. Европа не религиозна (кроме Польши, Мальты, Албании, Греции, Румынии). Если бы дело было только в Европе, я не стал бы писать об этом. Секуляризм бродит по планете. Интересно, что в 90-х влиятельные социологи религии отвергали концепцию секуляризации. Они считали секуляризацию европейским явлением, указывали на очень религиозные США. А тем временем религиозные лидеры в Штатах жаловались на отпадение страны от веры. Как показали дальнейшие события, они лучше понимали происходящее, чем маститые исследователи. Теперь около 25% американцев говорят, что не принадлежат ни к какой религии. Более того, с течением времени они становятся менее религиозными в убеждениях и повседневной жизни. США остаются религиозной страной, но прежнего монолита больше нет. Ежегодно в США открывается 4 тыс. церквей. Но 7 тыс. закрываются. 60 лет назад в США было 450 тыс. церквей, сейчас осталось 300 тыс. В США молодежь менее религиозна, поэтому естественная смертность смещает население в сторону светскости. Но дело не только в этом. Даже в группе 60+ люди уходят из церкви. И раз уж речь о Северной Америке, упомяну, что четверть канадцев также не религиозны. Если вы считаете, что секуляризм – это европейская фишка, имейте в виду, что в Европе можно найти страны, которые гораздо религиознее некоторых азиатских. 20% японцев называют себя религиозными. Таковых было в три раза больше в середине прошлого века. Это находит отражение и в повседневной практике. 40% японцев имеют дома камидану, то есть «полку для богов», аналог угла для икон. В середине прошлого века 75% японцев выделяли место для камиданы. Описать религиозность корейцев сложно, но более 40% из них теперь не религиозны. Таким образом, они более не религиозны, чем австралийцы – 29,6% (перепись 2016 года). В этом отношении Новая Зеландия также опережает Австралию – 40%. Те страны, в которых религию подменяет официальная идеология, я не рассматриваю. Секуляризм добрался и до Латинской Америки. Не религиозные люди составляют 8% населения в Бразилии, 16% в Чили и 18% в Доминиканской Республике. Не так уж это и много. Однако важно то, что традиционно религиозная Латинская Америка в настоящее время наименее религиозна, чем когда-либо в истории. А лидером в Латинской Америке, судя по всему, является Уругвай – свыше 30%. Кстати, 20% населения Ямайки также не религиозны. Не ждите сюрпризов от Африки. Тут все, как и следовало ожидать. Но есть отдельные признаки. Как это известно по опыту разных стран, крупные города становятся флагманами секуляризма. По опросам, 10% населения Габона обходятся без религии. И 20% населения Ботсваны. Теперь исламские страны. Стандартных социологических данных по ним мало, а достоверность данных сомнительна. В конце концов в 13 из этих стран за неверие полагается смертная казнь, хотя власти предпочитают ее избегать, заменяя наказание или выдавливая уличенных за пределы страны. Даже без смертной казни отказ от религии сурово преследуется как уголовное преступление, неверующие подвергаются преследованию со стороны большинства, включая членов своей семьи. Можно вспомнить случай, когда за отрицание религии в Египте судили студента. В качестве свидетеля обвинения выступал его отец. В странах, которые мы называем исламскими, также все больше и больше людей отказываются от религии. Сравнительно недавно исламские фундаменталисты обеспокоились существованием в социальных сетях групп для неверующих из таких, например, стран как Египет, Саудовская Аравия или Иордания. Журналисты спросили по этому поводу Рабаб Камаль – женщину, которая занимается популяризацией секуляризма в Египте. Она ответила, что знает намного больше неверующих египтян, чем можно найти в Facebook. Али Ризви, написавший книгу о неверующих из мусульманских стран, утверждает, что получил тысячи и тысячи писем от резидентов этих стран с просьбой высказаться за них. Когда кто-то из американских атеистов решил провести всемирную интернет-перепись атеистов, предсказуемое большинство участников оказались из англоговорящих стран. Однако в топ-10 не попали такие фавориты, как Норвегия или Нидерланды. Зато в нем оказались Иран и Турция. Примечательно, что первый вообще теократия. Неверующие в исламских странах сегодня делают то, что неверующие в XVIII–XIX веках делали в Европе. Тогда неверующие европейцы подпольно печатали книги. Сегодня неверующие арабы идут в Интернет. И находят единомышленников, знакомятся с идеями, которые преподаватели ислама и религиозные родители не упоминают. Мир регулярно сходит с ума от того, что исламские террористы используют социальные сети. Но то, что социальные сети используются бывшими мусульманами, чтобы распространять светскую культуру, главным образом остается незамеченным. И это вопиющее упущение. И наконец Россия. Религиозная картина в России парадоксальна, что вызывает постоянные споры. Одни и те же данные используются для доказательства того, что Россия и необыкновенно религиозна, и что она, по существу, не религиозна. Лучше всех эту картину описал Pew Research Center (PRC) в недавнем исследовании. Согласно выводу PRC, религиозность в России не уникальна, а типична для постсоциалистических стран, в которых доминирует православие. Для таких стран характерны, во-первых, высокая декларируемая религиозность, во-вторых, низкое участие в деятельности религиозных организаций, в-третьих, сильная связь между религией и национальностью (см. тезис «русский – значит православный»). На этом фоне политический режим проводит клерикальную политику – административными и пропагандистскими мерами внедряет религию, и с течением времени клерикальная политика получает больше поддержки. А политическая элита вместе с элитой крупных религиозных групп постепенно формируют единую номенклатуру. По опросам общественного мнения, около 90% населения в России заявляют о своей религиозности. Но, по некоторым данным, в последние годы появилась тенденция к снижению этого уровня, хотя и в рамках статистической погрешности. Раздражение этой политикой властей России постепенно растет. Таков мир, в котором мы живем. Легко заметить, что он менее религиозен, чем принято думать. Но что существенно: осознание того, насколько он стал светским, не поспевает за секуляризацией. Это печально и должно быть исправлено. Что, если светскому обществу на самом деле приходит конец? Существует идея «постсекулярного общества», которая для некоторых заменила ожидание Второго пришествия. Несколько десятилетий назад было объявлено, что секулярный мир достиг своего пика, и религия скоро начнет отвоевывать прежние позиции, а может, уже отвоевывает. Проходит десятилетие, а тезис остается прежним: постсекулярный мир вот-вот настанет или уже наступил. Одним из последних эту идею поднял на щит религиовед, главный редактор журнала «Государство. Религия. Церковь» Дмитрий Узланер. Можно, например, найти выступление эстонской журналистки Кадри Лийк, которая утверждала на основании своего опыта жизни в Великобритании, что религия вернется в жизнь людей, но не приводила никаких оснований для такого вывода. Когда в 2010 году мы создавали фонд «Здравомыслие», кто-то в православных СМИ прокомментировал: мол, какие ретрограды, весь мир давно говорит о постсекулярном обществе, а они только сейчас решили за светскость поагитировать. Как благосклонны к этим идеям реальные данные? Не особо. За прошедшие годы, проведенные в ожидании постсекулярного мира, сам мир становился более светским и менее религиозным. Можно подвести итог: лучшие данные, которые у нас есть, не поддерживают концепцию постсекулярного общества. Но что же дальше? Я не буду прозревать будущее – неблагодарное это дело. Многие мои друзья и единомышленники придерживаются убеждения о неотвратимости социальных изменений. Они считают, что мир неизбежно будет становиться более светским. Я сам раньше придерживался этой точки зрения, однако в итоге отказался от нее. Прежде всего для нее нет совершенно никаких оснований, помимо индуктивной логики. А в чем слабость индуктивной логики, можно узнать из множества пособий по логическим ошибкам. Я думаю, что религия действительно может вернуться в жизнь общества при условии, что религиозная культура или религиозные организации в светских странах смогут предложить населению нечто такое, что будет пользоваться спросом. Пока они не преуспели. Какова же мораль? Во-первых, давайте вместе возрадуемся прогрессу светского мира. Так держать, мир! Этот прогресс тем более прекрасен, что светскость связана с лучшим качеством жизни и большей безопасностью. Во-вторых, те же социологи, которые описали для нас светский мир, обнаружили, что есть нерелигиозные люди, которые опасаются своих убеждений, потому что считают, что почти все вокруг религиозны. Собранные данные показывают, насколько реальность не такова. Наша психика так функционирует, что человек в большей мере принимает свои убеждения, когда находит единомышленников. Есть спорная, но правдоподобная гипотеза о том, что Интернет сам по себе является драйвером светскости. Согласно гипотезе люди с сомнениями, особенно в религиозных странах, с помощью Интернета обнаруживают, что у их соседа аналогичные сомнения; они находят единомышленников, поддержку и необходимую информацию. Без Интернета такие возможности были бы ограничены. Но думают так не только социологи. Религиозные группы всегда пристально следили за монополией на информацию. Поэтому они всячески одобряют различные ограничения и запреты в Интернете. Недавно, например, в ответ на недоуменные вопросы Московская патриархия сообщила свое понимание светскости. Оказывается, в церкви не против того, что человек не религиозен, там только против того, чтобы человек об этом открыто говорил. В общем, если вы не хотите быть с РПЦ – так уж и быть. Но вам следует молчать об этом. Чего нам, конечно, делать не следует. Напротив, следует использовать любую возможность, чтобы сказать сомневающимся и не очень, что светский мир огромен и гостеприимен. Нас много и должно быть еще больше. Источник: http://www.ng.ru/ng_religii/2017-08-16/12_426_world.html
  5. 1 point
    Катасонов В.Ю. Катасонов Валентин Юрьевич — профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства. Окончил МГИМО в 1972 г. В 2001-2011 гг.— заведующий кафедрой международных валютно-кредитных отношений МГИМО (У) МИД России. В 1991-1993 гг.— консультант ООН (департамент международных экономических и социальных проблем). В 1993-1996 гг.— член Консультативного совета при президенте Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). В 1995-2000 гг.— заместитель директора Российской программы организации инвестиций в оздоровление окружающей среды (проект Всемирного банка по управлению окружающей средой). Специалист в области экономики природопользования, международного движения капитала, проектного финансирования, управления инвестициями. Автор десяти монографий, в том числе: «Великая держава или экологическая держава?» (1991), «Проектное финансирование как новый метод организации инвестиции в реальном секторе экономики» (1999), «Бегство капитала из России» (2002), «Бегство капитала из России: макроэкономический и валютно-финансовые аспекты» (2002) и другие. С января 2012 г. возглавляет Русское экономическое общество им. С.Ф.Шарапова, является главным редактором печатного органа РЭО — журнала «Наше дело». Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия Многие уверены в том, что в мире имеет место «прогресс», т. е. процесс обретения человеком и человечеством всё более полного знания. Однако есть знание и «знание». Одно знание приближает человека к тому, что философы называют абсолютной истиной, а другое «знание» его может от этой истины уводить. Мы живём в такое время, когда человек и человечество двигаются семимильными шагами по той дороге, которая всё дальше уводит человека от истины. И тем поводырём, который ведёт за собой человечество по этой дороге, оказывается, как это ни странным может показаться многим, наука. Наука, как многие полагают, представляет собой общественный институт, на который возложена миссия познания природы, общества, человека. Однако сегодня имеется много признаков того, что она превратилась в секту. Причем секту, имеющую откровенно антихристианскую направленность. Яркое тому доказательство — лженаучная теория под названием «дарвинизм». Источник: http://www.koob.ru/katasonov/lzheproroki Катасонов В.Ю. Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия.doc
  6. 1 point
    В Эр-Рияде будут развлекаться, как в Лондоне и Нью-Йорке В Саудовской Аравии нашли средство борьбы с религиозным фанатизмом и экстремизмом Константин Дударев Об авторе: Константин Петрович Дударев – востоковед, автор книги «Саудовская Аравия. XXI век на родине ислама: от «всемирной бензоколонки» к «лаборатории инноваций и совершенства». Понятие «культурная революция» применительно к такой стране, как Саудовская Аравия, звучит сенсационно. Ведь речь идет об одной из самых консервативных стран в мире, где до сегодняшнего дня действуют средневековые табу на многие формы искусства и занятия людей. Запрещены, например, театры и кинотеатры, художественные выставки, концерты, даже громкая музыка в автомобиле… До недавнего времени все это считалось привычной «особенностью» королевства. Похоже, однако, что многим запретам суждено уйти в прошлое. Такой вывод можно сделать, ознакомившись с претворяемым в жизнь документом «Видение 2030», представляющим собой генеральный план модернизации всех сфер жизни Саудовской Аравии. О его принятии около года назад объявил преемник наследного принца, министр обороны и глава Комитета по экономике и развитию принц Мухаммед бин Сальман, который и отвечает за его реализацию. С тех пор вся жизнь королевства подчинена достижению поставленных в документе целей. Не меньшее внимание, чем экономические реформы, в документе уделяется преобразованиям в области культуры, спорта и развлечений, которые можно назвать либеральными и даже революционными. И те, и другие должны проводиться одновременно, ибо без изменения сознания, психологии и даже образа жизни людей нельзя обеспечить успех экономических реформ. Они обречены на провал, если не будут не просто приняты, но и поддержаны большинством населения. Поэтому, несмотря на все риски, связанные с претворением в жизнь экономических задач, «культурная революция» осуществляется одновременно с хозяйственными реформами. И сегодня в королевстве подводят итоги перемен в культурной жизни, начало которым было положено с создания впервые в истории страны Генерального управления по развлечениям. Вопреки опасениям начало деятельности нового ведомства оказалось успешным. Менее чем за год численность посетителей разного рода культурных и развлекательных мероприятий выросла феноменально – с 34 тыс. в октябре 2016 года до 2,3 млн человек в конце апреля 2017-го. В опубликованном на днях отчете о деятельности управления отмечается, что каждый вложенный в то или иное мероприятие саудовский реал приносит более двух! В ходе проведения 106 мероприятий было создано около 20 тыс. новых рабочих мест для молодых саудовцев, среди которых наиболее высок уровень безработицы. По мнению главы ведомства Ахмеда аль-Хатыба, к 2030 году количество новых рабочих мест значительно превысит целевые показатели «Видения 2030», а расходы населения на досуг и развлечения утроятся и достигнут 8–9% от общей суммы повседневных расходов среднего саудовца. Кроме того, по мере создания собственной индустрии развлечений все большая часть из 20 млрд долл., которые сегодня тратят саудовские подданные на досуг в зарубежных поездках, будет оставаться в королевстве. В ходе реализации программы выяснилось, что такая с виду не очень серьезная деятельность, как проведение культурно-развлекательных мероприятий, оказалась рекордсменом по скорости создания новых рабочих мест и генерированию доходов. Причем поступления идут не только от торговли билетами на мероприятия, но и от продажи еды и напитков, разного рода символики и атрибутов, билетов на различные виды транспорта и т.д. Таким образом, новое «идеологическое» ведомство стало играть важную роль в решении экономических задач. Оправдывает себя ставка авторов «Видения 2030» на объективные факторы: демографический – преобладание в составе саудовского населения молодежи до 30 лет в качестве основного потребителя развлечений, а также экономический – высокая платежеспособность подданных. И все же экономические аспекты при всей их важности не могут умалить значения духовно-религиозного фактора, связанного со специфическими особенностями Саудовской Аравии, где очень сильно влияние на умы людей консервативного мусульманского духовенства. Оно всегда рассматривало любые развлечения как «порочные занятия», отвлекающие от религии. На протяжении столетий культуру, спорт и развлечения верующим заменяли обязательные пятикратные молитвы, во время которых им иногда внушались не самые светлые и прогрессивные идеи. Сегодня же в интересах государства сплотить общество не на религиозной, как раньше, а на общечеловеческой основе, чтобы ликвидировать питательную среду для религиозного фанатизма и экстремизма, переориентировать умы той части молодежи, которая все еще питает симпатии к исламистской идеологии. Не удивительно поэтому, что деятельность генерального управления по развлечениям будет расширена. Уже сегодня оно планирует проведение около 3 тыс. мероприятий, к организации которых намерено широко привлекать местных и иностранных инвесторов. Планируется строительство библиотек и музеев, культурно-развлекательных центров – типа Домов культуры, где местное население могло бы удовлетворять потребности в занятии теми или иными видами творчества. Наиболее значимыми объектами – символами саудовской «культурной революции» – станут оперный театр мирового класса в центре Эр-Рияда и целый город развлечений в его пригороде. Чтобы сделать жизнь саудовцев более разнообразной и насыщенной, говорит аль-Хатыб, в столице планируется создать инфраструктуру развлечений, которая на 99% будет соответствовать той, которая имеется сегодня в Лондоне или Нью-Йорке. Власти осознают, что радикальные перемены в образе жизни людей могут вызывать недовольство. Однако ставка делается на поддержку умеренной части населения, которая, согласно опросам, составляет 80% саудовцев. Как и любая другая, «культурная революция» сопряжена со многими рисками. Суждено ли саудовскому обществу пройти через эти испытания и стать более светским? Источник: http://www.ng.ru/kartblansh/2017-06-19/3_7010_kartblansh.html
  7. 1 point
    Астрология и логика, или Шесть вопросов к астрологам Сергей Арктурович Язев, кандидат физико-математических наук «Химия и жизнь» №6, 2008 Начало. Окончание Астрология пользуется популярностью и, несомненно, занимает важное место в нашем сознании. При этом есть люди, придерживающиеся полярных позиций по отношению к этому феномену: кто-то истово верит в астрологию, кто-то не менее яростно ее опровергает. Ясно, что проблема есть, и неплохо бы в ней разобраться. Можно ли вообще называть астрологию наукой? Какова ее концепция? Что у нас получится, если к анализу астрологии мы применим правила научного метода, рассмотренные в прошлом выпуске журнала («Химия и жизнь», 2008, №5)? Почему некоторые ученые так резко критикуют астрологию? Какие доводы есть у ее приверженцев? Займемся рассмотрением этих вопросов. В чем смысл астрологии? Если говорить кратко, всё сводится к следующему. Известно, что Солнце, Луна и планеты Солнечной системы заметно перемещаются по небу на фоне некоторых созвездий, которые традиционно называют зодиакальными. Некоторые планеты при этом движутся на фоне звезд сложным образом, меняя «прямое» направление движения на «обратное» и описывая таким образом своеобразные петли. От дня ко дню смещения планет невелики, но за недели и месяцы перемещения некоторых из них становятся значительными и вполне заметными. Идея астрологии заключается в том, что положение планет, Солнца и Луны относительно конкретных созвездий в момент рождения человека влияет на его судьбу. Поэтому, анализируя расположение светил в нужный момент, можно сказать о человеке многое, включая его характер, склонности, предрасположенность к тем или иным болезням и т. д. Более того, можно сказать о наиболее вероятных поворотах его судьбы на протяжении всей жизни. Считается, что каждая планета, находясь на фоне того или иного созвездия, влияет на судьбу вполне определенным образом. Суммарное воздействие всех рассматриваемых планет дает некий результат, который может вычислить «опытный» астролог. Что касается алгоритма анализа расположения светил, то он появился очень давно и принципиально не менялся на протяжении последних двух тысяч лет. Существует более мягкий вариант концепции. Речь идет о том, что положение планет не влияет на судьбу человека, но указывает на нее, подобно тому, как перемещение стрелок часов не вызывает наступления вечера, но напоминает об этом. Такой версии, впрочем, придерживаются далеко не все астрологи. Большинство настаивает на прямом воздействии светил. Однако в обоих случаях имеется в виду, что Вселенная — это единая самосогласованная система и судьбы отдельных людей (а в наше время говорят о судьбах фирм, самолетов, городов, стран) каким-то непостижимым образом связаны с перемещениями небесных светил. Процедура составления астрологических прогнозов сопряжена с довольно сложными математическими построениями. Прежде всего, надо, разумеется, знать положение на звездном небе всех светил, влияние которых предполагается учесть. Раньше это требовало довольно сложных расчетов, что объединяло астрономию и астрологию. В наше время существуют совершенные и доступные компьютерные программы, которые позволяют в считанные секунды определить положения светил на небе в нужный момент времени. Это, так сказать, астрономическая часть составления прогноза. Дальше начинается собственно астрология. Давно замечено, что пять видимых простым глазом (без биноклей и телескопов) планет, а также Солнце и Луна перемещаются не как попало, а вдоль некоего круга, пересекающего на небе двенадцать созвездий. Строго говоря, на этом круге их тринадцать, но при первом рассмотрении это не очень существенно. Со времен древних греков созвездия называются зодиакальными. Названия созвездий преимущественно обозначают животных — например, Овен, Скорпион, Рыбы, Телец, Рак. Само слово «зодиак» по-гречески означает «круг животных», «звериный круг». Астрологи разбили пояс зодиака на двенадцать равных частей и каждую часть протяженностью в 30 градусов назвали знаком зодиака. Их названия такие же, как у зодиакальных созвездий (Весы, Рыбы и т. п.). Можно добавить, что не стоит слишком преувеличивать само понятие «созвездие». Под созвездием понимается участок неба в пределах определенных границ. Границы можно провести, как кому вздумается, и долгое время в разных странах так оно и было. Так, Птолемей выделял на небе 48 созвездий, а монголы в XIX веке — 237. Строго говоря, можно было разбить небо на сто созвездий, а можно было на два — всё зависело только от желания и удобства. В 1922 году комиссия квалифицированных экспертов Международного астрономического союза предложила установить единую мировую систему созвездий. Небосвод был поделен на 88 участков (созвездий), а в справочники всего мира были занесены согласованные названия. Для списка созвездий, лежащих в плоскости земной орбиты (их оказалось, по новому раскладу, 13 штук), были сохранены исторически сложившиеся названия двенадцати зодиакальных созвездий плюс название тринадцатого созвездия — Змееносец. То, что все планеты, Солнце и Луна перемещаются только на фоне этих 13 созвездий из 88, связано лишь с тем, что Солнечная система оказалась плоской, и при наблюдениях с Земли все указанные светила видны на фоне удаленных звезд, находящихся именно в созвездиях, которые случайно оказались в этой плоскости. Астрологи делят небо на 12 секторов — так называемые дома. Эти дома охватывают всё небо — как его видимое полушарие (над горизонтом), так и невидимое, которое закрыто для наблюдений Землей. Если мы проведем на небе воображаемый круг через точки востока и запада на горизонте, а также через точку у нас над головой — зенит, то на этом круге дома будут представлены как сектора с раствором опять-таки 30 градусов. Астрологи утверждают, что дома управляют разными сторонами жизни человека и даже частями его тела. Из-за вращения Земли вокруг своей оси, а также из-за перемещения светил и постоянного смещения границ домов относительно знаков зодиака картина непрерывно меняется. Астрология как раз и предлагает рассматривать схему расположения знаков зодиака, домов и светил, если смотреть на небо в конкретный момент времени из конкретной точки на поверхности Земли. Такая схема получила название «гороскоп». Задача астролога — выполнить правильную интерпретацию гороскопа, составленного для конкретного момента и места рождения человека. Итак, теперь мы в общих чертах представляем себе, что такое астрология. Попытаемся проанализировать ее с позиций одного из важнейших правил научного метода — принципа логичности. Всюду ли концепция астрологии последовательна и логична? Нет ли противоречий? Оказывается, есть. Можно даже сказать так: вся идея астрологии представляет собой сплошной комок противоречий, о которых сами астрологи стараются не думать. Давайте рассмотрим несколько противоречий, для чего зададим шесть вопросов воображаемым астрологам. Возможно ли, чтобы каждый день для одной двенадцатой человечества выпадала одинаковая судьба? Этот вопрос, как и некоторые другие, приведенные ниже, задал член Тихоокеанского астрономического общества США Эндрю Фрэкной. Поясним вопрос. В публикуемых астрологических прогнозах (ежедневная астрологическая колонка печатается в более чем 1200 американских газетах) информация зависит только от вашего знака зодиака. Если вы Овен, вы читаете про себя то, что относится к прогнозу для Овнов. К каждому знаку может отнести себя примерно одна двенадцатая часть населения Земли, или пятьсот миллионов человек. Хотелось бы спросить у астрологов: неужели они считают, что каждый день для полумиллиарда человек должен быть одинаковый прогноз? Понятно, что среди пятисот миллионов Овнов на Земле в один и тот же день кто-то родится, кто-то умрет, кто-то женится, кто-то заболеет, кто-то вкусно пообедает в Новой Зеландии, а кто-то будет голодать в Эфиопии. Астропрогноз же для них будет один и тот же. А в то же время едва ли у всех пассажиров «Титаника» был на день катастрофы одинаковый астропрогноз? Конечно, астрологи защищаются. Они говорят, что газетные гороскопы приблизительны, а для точного прогноза нужны более детальные гороскопы, зависящие от точного (до минут и секунд!) времени рождения каждого человека. Об этом мы поговорим чуть ниже. А пока сделаем вывод: по крайней мере, газетные астрологические прогнозы суть полная ерунда, поскольку они предназначены одновременно для сотен миллионов самых разных людей, живущих, а также рождающихся и умирающих под одним и тем же знаком по всему миру. Почему для астрологии так важен момент рождения? Многим астрология именно потому и кажется точной наукой, что она использует для своих прогнозов точное время рождения человека — чуть ли не до секунды. Нередко, когда гороскоп не хочет сбываться, астрологи утверждают, что неточность прогноза обусловлена тем, что неизвестен точный момент рождения человека, — как будто несколько секунд или часов кардинально изменят его характер или судьбу. Много столетий тому назад, когда астрология, собственно, и появилась, считалось, что именно момент рождения и есть момент начала новой жизни. Сегодня мы знаем, что на самом деле новая жизнь начинается значительно раньше — в момент оплодотворения. Что же касается рождения, то это процесс довольно случайный. В зависимости от внешних факторов роды могут начаться раньше или позже, причем разброс по времени может достигать нескольких недель! Мы понимаем, а биологи и врачи это подтверждают, что к моменту рождения младенец уже вполне сформировался в утробе матери. И если он появится на свет на несколько часов (или суток, а тем более минут или секунд) раньше или позже, то вряд ли его личные качества изменятся из-за мифического влияния какой-то планеты. Каждый из нас не раз имел возможность убедиться, как удивительно проявляются в детях гены родителей. Мы видим, что свойства характера, внешность, темперамент, предрасположенность к тому или иному виду деятельности и многое другое определяются двумя факторами — наследственностью и средой. Кто из нас не замечал, что ребенок «весь в папу» (бабушку, тетку и т. д.). Это кажется нам естественным и хорошо объясняется биологией. Однако в высшей степени странным кажется убеждение астрологов, что характер человека и его судьба будут совершенно иными, если он родится на сутки раньше или позже. С точки зрения логики имело бы смысл, наверное, рассматривать для составления гороскопов момент зачатия, а не рождения. Итак, можно сделать вывод, что традиционное составление астрологического прогноза, основанного на моменте рождения, мягко говоря, нелогично. Каким образом планеты могут влиять на судьбу человека? Дело в том, что планеты чудовищно удалены от Земли. Самая близкая к нам планета Венера, находясь в беспрерывном движении вокруг Солнца, никогда не приближается менее чем на 40 миллионов километров. Марс, который в девять раз меньше Земли по массе, лишь изредка подходит к нам на кратчайшее расстояние в 53 миллиона километров — как, например, в августе 2003 года. Остальные планеты Солнечной системы находятся на еще более значительных расстояниях. Непонятная астрологическая сила должна действовать, во-первых, на огромных расстояниях, во-вторых, избирательно: на двух людей планета действует почему-то по-разному, хотя они живут в одинаковых условиях в соседних квартирах. Интересно, откуда планета Сатурн с расстояния больше миллиарда километров «знает», как надо повлиять на каждого из шести миллиардов человек на Земле, если с такого расстояния саму Землю можно рассмотреть только в телескоп. Но допустим, что так называемая астрологическая сила все-таки существует. Может быть, это какая-то из уже известных физических сил? Сегодня физикам известны четыре типа сил. Первая из них — сила тяготения, или гравитационная, она описывается законом всемирного тяготения. Каждое физическое тело обладает свойством, которое физики называют гравитационной массой, или просто массой. Чем больше масса, тем больше притяжение. В то же время чем дальше массы друг от друга, тем притяжение слабее. Любой школьник может рассчитать, с какой силой притягивается человек, например, к планете Юпитер. Из-за громадного расстояния до этой планеты сила притяжения к ней мизерна! По сути, нет таких приборов, которые могли бы эту силу зарегистрировать. Можно сказать, что автомобиль на соседней улице притягивает вас к себе куда сильнее, чем Юпитер. Масса у автомобиля, конечно, гораздо меньше, чем у царя планет, но зато автомобиль ближе. Уже упоминавшийся Эндрю Фрэкной привел такой наглядный пример. Акушер, принимающий ребенка, оказывает на него гравитационное воздействие в шесть раз более сильное, чем Марс. В общем, по всем параметрам сила тяготения никак не годится на роль астрологической силы, влияющей на наши судьбы. Вторая из известных сил — это сила электромагнитного взаимодействия. Описывается она законом Кулона, также хорошо известным каждому школьнику. Электромагнитная сила, как и гравитационная, быстро убывает с расстоянием (если расстояние вырастет в два раза, сила уменьшится в четыре). Эта сила гораздо мощнее гравитационной, однако возникает она только между электрически заряженными телами. А электрически заряженные тела в нашей Вселенной — большая редкость. Хотя отдельные частицы, содержащиеся в звездах и атмосферах планет, могут нести электрический заряд, но по численности положительные и отрицательные заряды уравновешивают друг друга. Это значит, что все планеты, включая нашу Землю, Марс, Венеру и так далее, в целом электрически нейтральны. А стало быть, никакие электромагнитные силы, которые могли бы влиять на человека со стороны того же Марса, просто не возникают. Конечно, «продвинутый» астролог может сказать, что, поскольку мы видим на небе Марс, это значит, что лучи света (электромагнитные волны) от Марса попадают на сетчатку глаза. На это можно возразить: Марс сам не светится — он просто отражает мизерную часть падающих на него лучей Солнца. То есть мы видим тот же самый свет, что и солнечный, только гораздо более слабый. Свет далекой автомобильной фары в тысячи раз сильнее света Марса. Было бы очень странно, если бы этот отраженный солнечный свет мог бы почему-то влиять на судьбы людей. Ведь тогда любой предмет на Земле, который мы видим, тоже должен учитываться в гороскопах: если мы видим предмет, значит, на сетчатку глаза попадают лучи света, отраженные предметом, — в точности такие же, как от Марса, только более интенсивные. Остаются еще две силы. Это так называемые силы ядерного взаимодействия, сильного и слабого. Но вся штука в том, что эти силы работают только на фантастически малых расстояниях, сравнимых с размерами ядра атома. Что уж тут говорить о дистанциях между планетами. Итак, ни одна из известных на сегодня физических сил не может претендовать на статус астрологической силы. Но если известные силы не могут отвечать за астрологическое влияние, может быть, есть некие неизвестные силы? Астрологи, как правило, на это и ссылаются. Они говорят, что физики зря воображают, будто им известно всё на свете, и что астрология как раз и занимается теми воздействиями и влияниями, которые науке пока не по зубам. Конечно, на это можно возразить, что вначале надо доказать, есть ли вообще эти самые воздействия и влияния. Ведь если их нет, то нет никакого смысла искать соответствующую силу. Предположим пока, что влияние есть. Это значит, что существует некая таинственная астрологическая сила, которую нельзя свести к известным физическим взаимодействиям. Однако анализ показывает, что предположение о существовании такой силы неизбежно ведет к неразрешимым логическим противоречиям. Это можно показать, задав еще несколько трудных для астрологии вопросов. Почему для составления гороскопов учитывается только влияние планет? Ответ на этот вопрос понятен каждому астроному. В те времена, когда создавалась астрология, еще не было телескопов. Поэтому планеты, которые двигались на фоне удаленных и казавшихся неподвижными звезд, выглядели странно и загадочно. Их непонятные движения — то прямые, то попятные — наводили на мысль, что они что-то означают, что в этом есть какой-то смысл. Поэтому делали попытки интерпретировать именно движение планет. Ведь никто и предположить не мог в те годы, что помимо планет, с точки зрения астрономии — маленьких и неэнергоемких небесных тел, во Вселенной существуют многообразные космические объекты, размеры и энерговыделение которых порой в триллионы раз превосходят планетные показатели. Последние десятилетия привели к открытию множества удивительных объектов в космосе. Вспомним, например, о сверхмассивных черных дырах — монстрах, располагающихся в центрах гигантских звездных скоплений. Только в нашей собственной Галактике, куда, помимо Солнца, входит еще примерно 150 миллиардов (а по некоторым оценкам, триллион) звезд, имеется черная дыра массой более двух с половиной миллионов масс Солнца! Такие чудовища обнаружены в центрах уже многих галактик. Сегодня известны удивительные нейтронные звезды с громадной плотностью. В чайной ложке вещества нейтронной звезды может поместиться масса в сотни миллионов тонн. При этом магнитные поля на поверхности таких звезд могут достигать величин, в квадриллионы раз превышающих значение магнитного поля Земли. Обнаружены так называемые квазары — компактные активные ядра галактик, излучающие как сотни миллиардов звезд одновременно, выбрасывающие с гигантскими скоростями струи вещества, которые простираются на миллионы световых лет. Известны явления так называемых сверхновых — колоссальные взрывы звезд, во время которых вещество звезды разлетается в пространстве со скоростью в тысячи километров в секунду, а яркость во время взрыва возрастает в миллионы раз. По сравнению с этими, громадными по массе и энерговыделению, объектами и явлениями планеты выглядят жалкими и малоинтересными кусочками вещества. Тем не менее астрологи строят свои прогнозы только на основе определения положения планет, совершенно не учитывая возможного влияния квазаров, черных дыр, массивных звезд и т. п. Могут ли быть правильными гороскопы без учета тех объектов, которые по всем параметрам превосходят планеты? Если нет, то все гороскопы, составленные за тысячи лет, можно спокойно выбросить: экзотические объекты Вселенной там не учтены, поскольку астрологи вообще ничего о них не знали. Если даже предположить, что влияние оказывают почему-то только планеты (а не звезды, квазары и т. п.), что уже выглядит совершенно нелогичным, то гороскопы всё равно следует признать неточными. Во-первых, внешние планеты Солнечной системы открыты сравнительно недавно: Уран — в 1781 году, Нептун — в 1846-м, Плутон — в 1930-м. Астрологи до этого ничего не знали об этих планетах и не учитывали их в гороскопах, следовательно, их прогнозы в прошлом были заведомо неправильными. Но сейчас мы знаем, что Плутон, например, — это самая большая ледяная глыба из так называемого пояса Койпера, находящегося за орбитой Нептуна. Таких глыб (правда, чуть поменьше) за Нептуном открыто уже сотни. Астрономы признали, что Плутон только с большой натяжкой можно назвать планетой. У него, судя по всему, нет ядра, мантии и коры. Но если мы учитываем Плутон в гороскопах, то нужно учитывать и громадное количество таких же по строению тел, плавающих на периферии Солнечной системы в поясе Койпера. Если же мы учитываем Марс, Меркурий и Луну, то нужно учесть и десятки тысяч малых планет — астероидов, которые вращаются вокруг Солнца точно так же, как и крупные планеты. Дело в том, что многие астероиды устроены так же, как планеты, и отличаются только меньшими размерами (например, Церера и Паллада). Надо заметить, что некоторые нынешние астрологические школы, пытаясь осовременить свою концепцию, начинают учитывать при составлении гороскопов астероиды. Немедленно возникает вопрос: а почему только некоторые, а не все? Уж если астероиды влияют на судьбу, то без полного учета хороший гороскоп не составишь. Однако, продолжая рассуждать логически, мы придем к следующему положению. Предположим, что астероиды оказывают-таки на нас астрологическое воздействие. Но что такое астероид? Это глыба из камня и железа. Грубо говоря, то же самое можно сказать и про планеты земной группы — Меркурий, Марс, Венеру, Землю, а также Луну. Если мы считаем, что глыба из камня и железа почему-то должна влиять на судьбу человека, почему мы не учитываем влияние точной такой же глыбы у нас за окном? Я имею в виду обычные горы, холмы, месторождения железной руды и т. п. Древние астрологи, глядя на движения планет, представления не имели о том, как планеты устроены. Им казалось, что это нечто особенное, небесное, не имеющее ничего общего с нашей земной реальностью. Планеты виделись им как загадочные сверкающие огни на фоне черного неба, непостижимым образом перемещающиеся среди звезд. Теперь, когда земные аппараты исследовали грунт Венеры и Марса, а с Луны доставлены несколько сотен килограммов породы, мы прекрасно понимаем, что никаких принципиальных отличий у Земли и этих планет просто нет. Поэтому приписывание гигантским камням, летающим вокруг Солнца, каких-то особенных свойств, позволяющих им влиять на нашу жизнь, выглядит нелогичным. Я, во всяком случае, не взялся бы объяснять кому-либо, почему его личные успехи в любви и бизнесе на этой неделе должны зависеть от глыбы из гранита и базальта, припорошенной песком с большим содержанием железа, с ледяными наслоениями на полюсах и вечной мерзлотой под слоем грунта. Глыбы, которая называется Марс и летает вокруг Солнца в 230 миллионах километров от него. Напоследок еще одно. С 1995 года началась триумфальная серия открытий планет возле других звезд, так называемых экзопланет. Каждый год добавляет к этому списку десятки новых и новых объектов — планет, похожих на Юпитер. Чтобы быть последовательными, астрологи, по-видимому, должны учитывать и эти объекты. Откуда астрологи узнают, как на нас влияют вновь открытые объекты? Здесь астрономы просто посмеиваются над астрологами. Когда речь идет о влиянии, скажем, Юпитера, Марса или Венеры, астрологи ссылаются на многовековой опыт наблюдения этих планет. Эти яркие объекты на небе никто никогда не открывал, поскольку они всегда были видны и заметить их могли даже наши далекие предки. Но как быть, например, с тем же Плутоном? Он был открыт Клайдом Томбо в 1930 году — по сути, совсем недавно. Откуда астрологи узнали, как Плутон влияет на людей? Ссылки на опыт предков тут уже не проходят: предки вообще понятия не имели о существовании Плутона. Если современные астрологи начнут учитывать воздействие астероидов и других ранее неизвестных объектов, то как они узнают, на что и как влияют эти объекты? Ни один астролог вам этого не расскажет, поскольку эти влияния не измеряются и не определяются в опыте, а просто домысливаются. Я был в полном восторге от некой статьи в отечественном астрологическом журнале. Там говорилось, что астероид «Ленинград» имел некую мистическую связь с судьбой великого города. Когда же городу было возвращено имя Санкт-Петербург, эта связь была утрачена! Хотелось бы знать, как всё это происходило и откуда астролог обо всем этом узнал. Ученые, привыкшие пользоваться научным методом, пересказывали друг другу эту статью как анекдот, в очередной раз подтверждающий нелепость астрологии. Зависит ли сила астрологического воздействия от расстояния? Это чрезвычайно важный вопрос. Дело в том, что целый ряд вопросов к астрологии может быть объяснен зависимостью величины астрологической силы от расстояния. В самом деле, почему астрологи не учитывают влияние квазаров и мало интересуются звездами? Ответ простой: потому что эти объекты невероятно удалены и поэтому их влияние гораздо меньше небольших, но близких к нам планет. Но как только астрологи дадут такой ответ, они немедленно попадут в логическую ловушку, выбраться из которой невозможно. Если гипотетическая астрологическая сила зависит от расстояния, то почему это никак не учитывается в гороскопах? Марс, например, может оказаться с той же стороны от Солнца, что и Земля, а может разместиться и с противоположной стороны. При этом его расстояние от Земли изменится примерно в пять раз. То же самое характерно для любой другой планеты. При этом может случиться так, что Марс в обоих случаях окажется на фоне одного и того же созвездия (знака). Поэтому астролог даст одинаковую трактовку влиянию Марса, не учитывая изменения расстояния до него. Почему так происходит, предельно ясно. Когда создавалась астрология, считалось, что Земля находится в центре мира и все планеты движутся вокруг нее по хрустальным сферам. Значит, расстояние от Земли до любой планеты всегда было одинаковым и его можно было вообще не принимать во внимание. Что, собственно, до сих пор и делается в астрологии, которая молчаливо использует все построения многовековой давности, опровергнутые ходом развития науки. Итак, астрология сталкивается с неразрешимым парадоксом. Если таинственная астрологическая сила зависит от расстояния, то астрологи делают ошибку, не учитывая в прогнозах постоянные и значительные изменения расстояний между Землей и каждой из планет Солнечной системы. Если таинственная астрологическая сила не зависит от расстояния, то астрологи делают ошибку, не учитывая в прогнозах влияние квазаров, пульсаров, черных дыр и других удаленных космических объектов. Попутно заметим, что в природе пока не обнаружены силы, которые не зависели бы от расстояния. С точки зрения логики такие силы вряд ли существуют, поскольку тогда мы должны были бы ощущать суммарное воздействие громадного количества удаленных космических объектов. Ничего подобного, однако, не наблюдается. Принцип логичности астрологией явно не соблюдается. Самое любопытное, что астрология и не пытается как-то разрешить те несообразности, о которых шла речь. Читатель может в этом убедиться, заглянув в любую книгу по астрологии. Там об этих вещах даже не упоминается. А это значит, что нарушается и принцип честности: если ты знаешь о слабых местах теории, ты должен сам о них сказать. Уже с этой точки зрения астрология не тянет на то, чтобы называться наукой. Недоверчивый читатель может сказать: мало ли что говорят консервативные ученые! Всем рассуждениям о принципе логичности грош цена, если окажется, что на самом деле астрологические предсказания верны, поскольку практика — критерий истины. О том, какова же практика, какие астрологические закономерности всё же существуют и как они могут быть объяснены, — обо всем этом мы поговорим в следующем выпуске журнала. Книгу С. А. Язева «Мифы минувшего века» можно купить в интернет-магазине по адресу http://www.sibran.ru в разделе научно-популярные книги. (Окончание в следующем номере) Источник: http://elementy.ru/lib/430628
  8. 1 point
    «Это будет церковь сатаны» Верховная Рада Украины обратилась к Константинопольскому Патриарху Варфоломею с просьбой признать независимость Украинской Православной Церкви Московского Патриархата от Русской Церкви. Такое решение поддержали 245 депутатов при необходимом минимуме в 226 голосов. Постановление вступает в силу со дня его принятия. Решения Рады комментирует в интервью «Русской народной линии» кандидат филологических наук, кандидат богословия, доцент Института истории Санкт-Петербургского государственного университета, член Синодальной богослужебной комиссии диакон Владимир Василик: Вопрос о том, станет ли Украинская Церковь автокефальной или не станет, целиком и полностью зависит, разумеется, не от Верховной Рады и даже не от Патриарха Варфоломея. Он зависит от православных верующих и от священноначалия Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Потому что без них этот процесс не состоится. Понятно, что Филарет Денисенко спит и видит, чтобы получить хоть какой-то шанс на легитимизацию, но пока его не признает Украинская Православная Церковь Московского Патриархата, ничего не будет. Если его признает Патриарх Варфоломей и признает только его, то это будет нелегитимный, беззаконный, неправильный акт, на который Патриарх Варфоломей явно не пойдет. В данном случае ключевой является, конечно, позиция священноначалия и народа Украинской Православной Церкви Московского Патриархата. Поэтому основная забота Московского Патриархата должна быть не о Верховной Раде и даже не о Патриархе Варфоломее, а о своих собственных верующих, о своей собственной пастве и о своих собратьях и сослужителях. Надо с горечью признать, что, к сожалению, в течение многих лет забота была минимальна, а временами совершенно отсутствовала. Нынче Украинская Православная Церковь Московского Патриархата переживает тяжелейшие времена, мы должны возвысить голос против беззаконий и оказывать гуманитарную, финансовую, дипломатическую и политическую помощь нашему гонимому народу на Донбассе и Украине. Вплоть до Организации Объединенных Наций надо поднять вопрос о тех гонениях, которым подвергаются наши собратья на Украине. Что касается акта, который совершила Верховная Рада, то он не только нелегитимен, он и смешон и страшен одновременно. Потому что мы знаем, кто сидит в Раде. Это безбожники, циники, продажные люди, проникнутые нехристианским, неоязыческим, националистическим сознанием. Поэтому, с точки зрения чисто церковной, их акция не имеет никакого значения для Украинской Православной Церкви. В данном случае Рада нарушает собственное законодательство и принцип независимости Церкви от государства. Я понимаю руководителей якобы независимой Украины. Они выполняют волю своих кураторов. Веруем и надеемся, что Господь не попустит этого беззакония. И понятно, что они выбрали очень удобный момент для подобного воззвания, когда отношения между Москвой и Константинополем находятся далеко не в лучшем состоянии. И, тем не менее, будем надеяться на здравый смысл Патриарха Варфоломея, который не захочет осложнять и обострять отношения с Москвой. Самое главное, будем уповать на стойкость и мужество наших украинских собратьев и оказывать им всемерную поддержку. И если украинские власти не образумятся, то их конец будет печален, как печален был конец некоего среднеевропейского Рейха, который лет 80 тому назад поставил плотское над духовным, языческое над христианским. 71 год тому назад Рейх бесславно закончил свое существование в крови и грязи. Если Украина будет идти дальше таким путем, то они выроют себе могилу и свалятся в нее. Украинское руководство, поддержав принцип этнофилетизма, осужденный Константинопольским Собором 1873 года, сделало еще один шаг к своей могиле. Логика воинствующего национализма, безусловно, приведет к еще одному расколу и еще одному узлу напряженности на Украине. Так называемая украинская элита состоит в массе своей не из украинцев, а инородцев. И по своим доходам превосходят в тысячи раз доходы обыкновенного среднего украинца. Все социальные лозунги майдана оказались опозоренными и опороченными. Народ восставал против олигархов и богачей в окружении Януковича и самого Януковича, а получил на шею себе еще более худших олигархов и эксплуататоров. Как у Максимилиана Волошина: Не в первый раз, мечтая о свободе, Мы строим новую тюрьму. Если допустим на секунду, что на Украине будет создана поместная церковь, то это будет церковь сатаны, в которой, возможно, начнутся этнические чистки. В ней пойдут те же процессы, что и в протестантских церквах Германии, которые избавлялись от неарийских священников. Надеемся, что Господь не допустит этого. Источник: http://rusprav.tv/eto-budet-cerkov-satany-73272/
×
×
  • Create New...

Important Information