Jump to content
КНИГИ: Эмиль Дюркгейм. Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии (на русском языке) Read more... ×
МЕЖДУНАРОДНАЯ ПРАВОВАЯ ПОДДЕРЖКА УКРАИНСКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ МОСКОВСКОГО ПАТРИАРХАТА Read more... ×
Международная научная конференция «Будущее социологического знания и вызовы социальных трансформаций (к 90-летию со дня рождения В.А. Ядова)» Read more... ×
IX Международная научная конференция «Социология религии в обществе Позднего Модерна: межконфессиональные, межинституциональные, межкультурные аспекты" (Белгород, 17-18 октября) Read more... ×
VII научно-практическая конференция по исследованию российской государственности «Российская государственность в социальном измерении: теории, идеологии, практики» (Владимир, РАНХиГС, 11 октября 2019 г.) Read more... ×
КНИГИ: Писманик М.Г. Религия в культуре и в гражданском единении (Пермь, 2019) Read more... ×
СПЕЦИАЛЬНО ДЛЯ ПОРТАЛА. Д.М. САХАРНЫХ о православной культуре в российской школе Read more... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Serjio

Администраторы
  • Content Count

    4565
  • Joined

  • Last visited

  • Days Won

    360

Everything posted by Serjio

  1. Анонс конференции - 2019 Название: "СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА: межконфессиональные, межинституциональные, межкультурные аспекты". Предполагаемые основные направления работы конференции: 1. Традиционные и нетрадиционные верования: противостояние и взаимопроникновение 2. Религиозные институты в государственных, муниципальных, общественных, коммерческих полях 3. Религиозная и общественная культура и мораль: субъект-объектный и субъект-субъектный подходы Предполагаемые даты проведения конференции: 17-18 октября 2019 г. Белгород, НИУ "БелГУ", Институт общественных наук и массовых коммуникаций
  2. Объявление на сайте головной организации: Количество показов: 1008 17.10.2019 вечером - уже Количество показов: 1053
  3. Социальный запрос на знание о религии в современном российском обществе в оценках экспертов Научный результат. Социология и управление → 2019 → Том 5, Выпуск №2, 2019 Сергей Дмитриевич Лебедев Виктория Андреевна Склярова Aннотация В статье представлены избранные результаты экспертного анализа запроса на изучение религии в сегодняшнем российском обществе. Согласно оценкам экспертов, предварительно выявлены высокий уровень социального запроса на изучение религии, качественная разнородность интереса общества к религии выделены основные группы и институции, выражающие и удовлетворяющие социальный интерес к знаниям о религии. Проанализирован характер субъективной и объективной востребованности знаний о религии со стороны общества. Устанавливается, что в современном российском обществе присутствует интерес к знаниям о религии, он качественно разнороден и представлен в обществе неравномерно. Среди основных групп – носителей и выразителей такого интереса выделяется молодёжь с акцентом на её студенческую составляющую. В части трансляции знаний о религии экспертами констатируется определяющая функциональная роль культуры и массовых коммуникаций; в качестве важнейших институций – субъектов такой трансляции отмечаются государство, семья, церковь (РПЦ МП) и конфессиональная система образования. Качество массового повседневного знания о религии оценивается как невысокое, находящееся на элементарном уровне, при этом светские и конфессиональные аспекты такого знания слабо дифференцированы. Также отмечаются более «продвинутые» запросы на знания об истории и культуре религий; собственно «духовный» (смысложизненный) запрос; запросы на знания о религиозном законодательстве, традиционных религиях. Объективная потребность российского общества в знаниях о религии связывается с необходимостью просвещения на уровне элементарных религиоведческих знаний (как светского, так и конфессионального характера); основной контекст такого знания связывается с вопросами морали и воспитания. Трансляция знания о религии в соответствующем качестве связывается с «задействованием» широкого круга светских и конфессиональных институций, с акцентом на образовательные учреждения со специально подготовленными высококвалифицированными педагогами. Констатируется наличие общественного запроса на преподавание/получение знаний о религии в рамках средней общеобразовательной школы. При этом в качестве наиболее значимых условий его успешного удовлетворения отмечается качественная подготовка профессиональных учителей и учёт установок родителей обучающихся – как в части их отношения к религии, так и в части их ценностной позиции по отношению к самому изучению религии в школе. Ключевые слова: отношение к религии, социальная рефлексия, знания о религии, общественный запрос на знания о религии, трансляция знаний о религии Введение (Introduction). Современный мир переживает период ревитализации и социальной активизации религии, что происходит и в нашей стране. Многообразные религиозные институты и структуры наращивают свой ресурсный потенциал и вступают в интенсивные, сложные по своему характеру и неоднозначные по своим последствиям взаимодействия со всеми основными институциями модернизированного общества. Указанным процессам сопутствует активная медиатизация религии (Hjarvard, 2008; Лебедев, Помельникова, 2016; Матецкая, 2015). Вследствие всего этого, религия в различных её проявлениях и интерпретативных контекстах становится стабильным элементом повседневности современного человека, независимо от его мировоззренческих предпочтений, отношения к религиозной вере и от принадлежности / непринадлежности его к какой-либо конфессии. Данное обстоятельство вызывает повышенную потребность общества в рефлексии разнообразных сторон и проявлений религиозной жизни как фактора общественной жизни в целом, широкого спектра связанных с ними перспектив и рисков, возможностей и угроз. Возникающие здесь вопросы для своего решения требуют адекватного отображения уровня значимости, функционального и предметно-содержательного характера наиболее важных аспектов религиозной ситуации, как на институциональных, так и на индивидуально-повседневных уровнях социальной субъектности. Однако реальное качество такой рефлексии существенно зависит от характеристик того предметного знания, которое, находясь «в распоряжении» субъектов, выступает инструментом осмысления реальности. Качественные параметры соответствующих представлений и оценок будут определять как направленность и эффективность управленческих решений в плане религиозной политики, так и контексты тематических массовых умонастроений. Сегодня в России наблюдается дефицит знания об этой стороне религиозной ситуации. По большому счёту, остаётся невыясненным, насколько современное масштабное «возвращение» религии стимулирует возрастание спроса на знание о ней; как распределяется этот спрос в обществе в отношении количественном и качественном; каково соотношение его как субъективного интереса индивида с объективными институциональными потребностями общества в таком знании. От уровня и характера такого спроса зависит обоснование и регулирование предложения, определяющего, в частности, присутствие религии в образовании и культурно-просветительских практиках. Методология и методы (Methodology and methods). В основе методологического подхода к исследованию лежит ключевой постулат «понимающей социологии» Макса Вебера, согласно которому в основе всякого социального действия (деятельности) лежит его (её) субъективный смысл; вследствие этого, социология как наука «ориентирована на интерпретативное понимание социальных действий и причинное объяснение предпосылок и последствий» (Weber, 1978: 4). Исходя из данного положения, понимание того, в каком содержательном ключе и какой мере знания о религии востребованы сегодня в российском обществе, концентрированно выраженное экспертами, рассматривается как важная предпосылка для адекватного прогноза развития общественно-религиозных отношений. Указанный постулат развивается и уточняется в положениях символического интеракционизма. Согласно формулировке Н. К. Дензина, «Во-первых, социальная реальность – это социальный продукт чувств, знаний и понимания… Во-вторых, люди способны через саморефлексию присваивать нужные им значения» (Denzin, 1970: 5). В соответствии с этим предполагается, что эксперты выражают концентрированное рефлексивное видение востребованности знания о религии в соответствии с теми значениями, которые присваиваются ей в обществе и исходя из которых социальные субъекты формируют свои представления о религии и ожидания от неё. В рамках инициативного исследовательского проекта «Религия в образовании» лабораторией «Социология религии и культуры» (руководитель С. Д. Лебедев) Международного центра социологических исследований кафедры социологии и организации работы с молодёжью Белгородского государственного национального исследовательского университета (директор Центра И. С. Шаповалова) в 2016-2019 гг. была проведена серия количественных и качественных исследований. Одним из методов сбора эмпирических данных на качественном этапе было экспертное интервью. На момент публикации обработаны интервью 13 экспертов. В их числе: 9 учёных (6 социологов, 1 антрополог, 1 философ-религиовед, 1 юрист и деятель просвещения), активно исследующих или исследовавших длительное время соответствующий круг вопросов; 4 руководителя образовательных программ (высшая и средняя школа). Семь участников исследования занимают внеконфессиональную, шесть – проконфессиональную позиции. Научные результаты и дискуссия (ResearchResultsandDiscussion). Ниже представлены материалы анализа и интерпретации ответов экспертов на вопросы первого блока интервью, посвящённые общему запросу населения на знание о религии. Исходный постулат исследования – «парадоксальность» современной социокультурной ситуации, сочетающей дистанцированность, автономность от религии основных социальных институтов и в целом жизненного мира типичного человека с актуализацией и активизацией религиозных акторов, концептов и символов. С одной стороны, по словам А. В. Матецкой, «секуляризация создает отдельный мир религии, отличный от мира повседневности. Религия изымается из повседневности, повседневность профанизируется, для понимания себя и мира всё больше людей не нуждается в религиозных символах» (Матецкая, 2015: 94). С другой стороны, этот религиозный мир в последние десятилетия снова активно «штурмует» сегодняшнюю повседневность, проникая в неё через самые современные каналы – медиа и массовую культуру (Hjarvard, 2008). Возникающий эффект когнитивного напряжения, «разности потенциалов» порождает у светских субъектов потребность в осмыслении религии и её соотношения с привычным секулярным жизненным миром. Необходимым медиатором и «инструментом» такого осмысления является знание о религии, которое, в процессе рефлексии, становится в той или иной мере самостоятельным объектом внимания, отбора и реинтерпретации. Все без исключения опрошенные эксперты отмечают как факт интерес к религии в сегодняшнем российском обществе. Его рост в постсоветский период связан с общим изменением отношения к религии, с её политическим участием, с деятельностью СМИ. Особо отмечается влияние политического аспекта: «Вера входит в официальные, абсолютно светские мероприятия. В мероприятиях участвуют люди из администрации президента, международные профессуры, консулы. То есть запрос на религию очень высокий» (О. М.); «Он [интерес – С. Л., В.С.] связан не столько с интересом к знаниям о религии, сколько с тем, что сегодня различные мероприятия политические, общественные сопровождаются значительным влиянием религиозных объединений, особенно православных» (Н. Б.). Ряд экспертов подчёркивают качественное различие интереса к религии у различных социальных субъектов, что связано с неравномерностью его социального распределения. «Так однозначно сказать, что очень высокий, или же очень низкий, или средний, я бы не решилась, потому что в разных местах и в разных ситуациях я соприкасалась с совершенно диаметрально противоположными мнениями» (С. А.). «Отдельные группы, отдельные категории людей могут проявлять повышенный интерес к религии, причем как с практической точки зрения вовлечения, вхождения в религию, так и интерес исследовательский, интерес познавательный. Но опять же… людей, которые действительно испытывают осознанный, достаточно серьезный интерес к религии – их меньшая часть» (С. Д.). В этой связи в отношении характера и качества знания о религии отмечается, как значимый, фактор конфессиональной вовлечённости и религиозной активности: «…я бы сказала, что с точки зрения интереса к знаниям о религии, можно было бы общество разделить на две составляющие. Это практикующие верующие, то есть собственно верующие люди. У них будет один интерес к религии, так мне кажется довольно серьезный, глубокий. Этот интерес не уходит с возрастом. Вторая часть общества (большая его часть) – это люди, которые формально принадлежат к какой-то конфессии. Я так полагаю, что интерес к знанию о религии у этих людей находится в латентном состоянии. Я не могу сказать, что у них нет этого интереса, интерес есть латентный, скрытый» (Е. И.); «Можно здесь выделить группы людей собственно уже верующих, уже вовлеченных в религию, которые заинтересованы больше узнать о своей традиции религиозной, об истории, о внутренних правилах. Это один тип такого заинтересованного субъекта. Другой тип более расплывчатый, более размытый. Это массовый, светский человек, который не вовлечен в религию, не является религиозным, но которому что-то в религии интересно. Я уже говорил, что таких людей в обществе в целом сравнительно немного, заметно меньше половины. Но, тем не менее, вот есть такие люди, которым религия интересна, но без вовлечения. Они хотели бы что-то о ней знать, обычно о какой-то конкретной стороне религии» (С. Д.). Среди социальных групп, выражающих повышенный интерес к знаниям о религии, эксперты, помимо собственно конфессиональных групп и научного сообщества, выделяют молодёжь, в особенности её студенческую часть. В этой связи отмечается её коммуникационная активность, то, что молодым людям интересно получать и обсуждать полученные знания о религии: «Среди студенчества сто процентов запрос есть… Потребность живого общения – она настолько насущна» (Е. В.). При этом уточняется, что молодежи интересны, прежде всего, акции, мероприятия, события религиозной направленности: «У молодежи существует интерес, когда религиозные мероприятия, события»(Н. Б.). Отмечается тенденция к переходу такого интереса на новый уровень с возрастом, взрослением, становлением личности: «Сейчас очень активизировалось среди молодежи желание… (среди) тех, которые окончили уже образовательное учреждение. Они очень активны в мировом сообществе, я имею в виду мировое сообщество как Скайп, Интернет. … Они стремятся узнать и приблизиться к религии, светские ребята. Именно светские, они не были религиозными. Они к этому приходят через свою жизнь» (С. А.). Из числа социальных институций, выражающих и легитимирующих этот интерес, экспертами выделялись: семья; религиозные организации; светские (университеты) и конфессиональные (воскресные школы) образовательные институции; правоохранительные органы; средства массовой информации; государство в целом. Отдельные эксперты в качестве приоритетного или даже единственным выразителем интереса к знаниям о религии называют Русскую Православную Церковь: «Единственный двигатель – РПЦ. Нет социального заказа, родители или группы какие-то социальные просто реагируют протестом или согласием. Социальная группа только одна – РПЦ» (А. А.).«Первым интересантом, заинтересантом является, конечно, РПЦ. Государство во вторую очередь» (М. А.). Трансляция знаний о религии в российском обществе, по мнению экспертов, происходит сегодня в основном через массовые коммуникации, культуру, как в светском, так и в религиозном их сегменте (Лебедев, Помельникова, 2016: 125-127), что соответствует тезису о современной «медиатизации религии». «Очень много сейчас в Интернете порталов специализированных о религии. Есть очень много на телевидении передач, есть газеты, журналы профильные. … в научном сообществе это востребовано» (Н. Н.); «Они [молодежь – С. Л., В. С.] очень активны в мировом сообществе, я имею в виду мировое сообщество как Скайп, Интернет. Они очень активны, у них формы есть. Они стремятся узнать и приблизиться к религии, светские ребята. И вот эта тяга, причем она происходит через песни, через стихи. Они мне предоставили огромное количество авторов, которых они читают, друг другу передают. Религия проникает через культуру. Это удивительно, это очень интересно, потому что это какой-то такой феномен очищения через культуру идет» (С. А.). Среди институций, транслирующих такие знания, участники исследования выделяют: государство, семью, конфессиональное образование (высшие и средние учебные заведения религиозных организаций); большинство экспертов отмечают Русскую православную церковь. В результате транслируемое в обществе по различным каналам знание о религии закономерно являет собой нечто «разнообразное, сложное, парадоксальное»: «…в целом, если брать общество, эти знания очень поверхностны, то есть это не систематическое какое-то знание о религии, а это именно такое фрагментарное знание, которое транслируется обычно через СМИ. А если говорить о конкретных группах, скажем, группа верующей интеллигенции и группа верующей не интеллигенции, группе профессиональных религиоведов, то понятное дело, что их интересует знание системное, такое знание более углубленное, продвинутое. Но они в меньшинстве; в основном то, что Дубин [Б. В. Дубин, известный российский социолог, исследовавший религиозные и культурные проблемы в постсоветском обществе – С. Л., В. С.] называл массовой религиозной культурой. То есть поверхностное, сильно фрагментированное, не всегда достоверное знание» (С. Д.). Островки системно организованных представлений ограничены их репрезентацией в рамках отдельных, сравнительно небольших групп с повышенным профессиональным или мировоззренческим интересом к религиозной тематике. В основном люди в плане знаний о религии довольствуются поверхностным, стереотипным, «мозаичным» материалом невысокого качества. Мнения экспертов о характере востребованных знаний о религии со стороны общества разделились. Участники исследования отмечают в сегодняшнем российском обществе запрос на следующие предметно-тематические контексты таких знаний. В первую очередь, это элементарные знания о религии, которые на данном уровне слабо разделяются на религиоведческие и собственно культово-вероучительные. «В первую очередь, что нужно делать в церкви. … курсы богословские... Очень много участников, желающих. То есть какие-то простые вещи и понимание. … основные законы, кто основные лидеры в том или ином вероучении, важно знать основные молитвы и важно понимать суть всего этого, в чем едины все наши традиционные российские религии» (О. М.); «Религиозный катехизис, потому что элементарные вещи надо знать, и без них ты не можешь понять, о чем идет речь, когда проповеди идут» (С. А.). Отдельные эксперты подчёркивают востребованность бытовых, повседневных аспектов знаний о религиозной традиции, в противовес знаниям «абстрактным», предполагающим высокую степень обобщения и рефлексии: «На мой взгляд, это просто разные формы культурных проекций религии, то есть у нас огромное количество материала, посвященного, допустим, каким-то бытовым её сторонам, посвящённого религиозному искусству, но не в возвышенном каком-то его представлении, а в самом таком тоже бытовом, если речь идет о православии, огромное количество изданий, посвящённых иконам, материалов о том, как поститься, как креститься, разного рода культурный шлейф в виде стихов, песен, произведений изобразительного искусства и так далее. А что касается каких-то абстрактных форм религии, то, конечно, это те знания, которые пользуются наименьшим спросом. И совершенно, так сказать, не пользуются спросом, кроме, может быть, узких кругов мотивированных к этому интеллектуалов, знания о богословских доктринах, представления о религии как о форме интеллектуальной жизни. Это, конечно, популярно меньше всего» (Д. М.). При этом отмечается «фоновый» массовый интерес к мистике, экзотике, сенсациям: «Во многом это формируется СМИ, и прежде всего Интернетом. Знания, прежде всего, об эмоционально выделяющихся моментах религии, как позитивных, так и негативных. Говоря грубо и несколько однобоко, то есть «жареные» какие-то факты, сенсационные, может быть. Вот такого рода знания, наверно, интересуют большинство людей» (С. Д.); «Интерес просто ко всему мистическому, который подогревается СМИ» (Е. И.). В этом контексте светски ориентированные эксперты делают акцент на восприятие и приятие различий между людьми различных культур и мировоззренческих ориентаций; конфессионально ориентированные эксперты, не отрицая этого, склонны делать акцент на формировании в личностном становлении «традиционных ценностей». Среди более «продвинутых», специализированных предметно-тематических аспектов знания о религии, запрос на которые сформирован в российском обществе, экспертами выделяются знания об истории и культуре религий, с акцентом на академически-религиоведческий характер: «Скорее то, что относится к истории религии, то, к чему пришла религия на современном этапе, в процессе своего исторического развития» (А. А.); «Это научное знание о религии, потому что нужно изучать феномен религиозного бума, взрыва после 90-х годов, и наука должна понять причины и обосновать, почему вдруг после секулярного советского времени такой религиозный всплеск» (Н. Н.); «Интерес к религии, как культурному феномену с его особенностями, традициями, праздниками» (Е. И.). Часть экспертов выделяет запрос на смысложизненный момент, традиционно связываемый с религией – «поиски смысла, которые выходят за пределы ограниченного пространства эмпирического мира» (Синелина, 2014: 137): «Я думаю, что часть людей интересуют смыслообразующие темы, содержание» (Е. И.); «Востребованы знания об истине, о смысле существования конкретного человека, народа. (Е. В.). Часть экспертов отмечает востребованность в российском обществе знаний о традиционныхконфессиях, главным образом, о православном христианстве: «Мне кажется, что с каждым годом более глубокие знания дети получают, школьники наши получают, студенты... основ православной культуры, это дало свои определенные результаты» (Т. И.); На мой взгляд, в Российской Федерации прежде всего интерес к православию» (Е. В.).; «Сейчас есть запрос на позитивную информацию о церкви» (О. М.). Отдельными экспертами так же отмечается востребованность знаний в области законодательства о религии:«…как должны развиваться отношения государства, общества, религиозных организаций в контексте закона, в контексте права, и как при этом учитывать очень довольно такую сложную сферу и очень чувствительную сферу, которой являются религиозные верования» (Е. М.). Среди социальных институций, удовлетворяющих в российском обществе соответствующий спрос на данный момент, эксперты выделяют: СМИ, светское образование, религиозное (конфессиональное) образование, науку. В том, что касается оценки характера знаний о религии, которые сегодня объективно требуются российскому обществу в массовом масштабе, большинство участников исследования отмечают те же элементарные знания о религии, которые можно охарактеризовать как «религиоведческий ликбез». «Элементарная религиоведческая грамотность, потому что у нас население религиоведчески неграмотно. Если люди исповедуют какую-то религию, они должны быть религиозно грамотными, а основная часть населения должна быть хотя бы религиоведчески грамотна» (Е. И.). При этом в части оценки характера и предназначения таких знаний – светского или конфессионального – позиции экспертов разделились. С одной стороны, отмечается, что «В массовом масштабе давать людям азы религиоведческой грамотности, то есть не религиозной, а именно религиоведческой. О том, что из себя представляет религия, что она вносит в культуру и чего не вносит» (С. Д.); «Знания об основных догматах и нормах религиозных, тем более нормативная составляющая религии повторяет и общечеловеческую нормативную составляющую» (Н. Б.). С другой стороны, высказываются мнения наподобие следующих: «Об основах православной культуры – это надо всем знать, иначе, если человек с детства это не познает, он не сможет глубоко знакомиться с православием. Я бы вернула в школы Закон Божий» (Е. В.). В содержательном плане большая часть опрошенных экспертов отмечает важность морального аспекта знания о религии:«…вопрос нравственности, морали. Мне кажется, религия здесь – площадка, которая поднимает вопросы о нравственности, это необходимо для личностного становления» (Е. И.). В этом вопросе оказались едины эксперты как светской, так и конфессиональной ориентации. В то же время прослеживается как частичное совпадение, так и различие содержательных акцентов, выделяемых теми и другими. Согласно первым, «цель присутствия религии в школе не в том, чтобы академические знания сообщить, а там программы, направленные на решение социальных проблем, более практические. Эти все курсы появились как реакция на то, что если не изучать это в школе, то проблемы будут только усиливаться. Это концепция, основанная на правах человека. Есть точка зрения, что нет ничего лучше академического подхода, потому что он основан на научных знаниях; другие говорят, что задача не знаниями наполнить людей о религиях, а научить их понимать друг друга. Есть сейчас интересные программы, особенно для детей для маленьких, чтобы они понимали, что они разные, чтобы их разность не возводила им границы. Идея благородная, вопрос, как ее реализовать» (А. А.); «В государственных школах это должен быть объективный предмет. Ни коим образом не конфессиональный.Эти знания более эффективны в достижении цели сосуществования нас как граждан нашего государства, но исповедующих разные верования. Это возможно осуществить в контексте понимания религии как культуры и преподавания, передачу знаний о религии в контексте культуры, мировой культуры, локальной, конкретной культуры, национальной культуры» (Е. М.). По мнению вторых, «Необходимо воспитание. ... И если человек приходит в церковь, там есть определенный устав, там есть определенный порядок. … На мой взгляд, очень важно развеивать стереотипы. Из объективных знаний – это понимание того, что другой – не значит плохой» (О. М.); «Как можно больше и больше расширять знания в области теологии формирования традиционных ценностей.Сейчас в современной жизни это очень важный аспект, особенно для молодых людей» (Т. И.). В этом контексте прослеживается значимое расхождение, которое на практике может быть доведено до поляризации: светски ориентированные эксперты делают акцент на восприятие и приятие различий между людьми различных культур и мировоззренческих ориентаций; конфессионально ориентированные эксперты, не отрицая этого, склонны делать акцент на формировании в личностном становлении «традиционных ценностей». Отдельные эксперты ставят вопрос системно: «я бы говорил о необходимости базовой религиоведческой подготовки широких масс. Под религиоведческой подготовкой имеется в виду такие вот… некий набор знаний, который связан с основными разделами религиоведения, дисциплина эта у нас комплексная, использует она подходы, материал наиболее важных и популярных гуманитарных дисциплин – истории, социологии и так далее. Соответственно, в рамках вообще, как говорится, возрастания, скажем так, знаний по основным гуманитарным дисциплинам определенную роль должны играть и темы, связанные с религией. Ну а базовый – это означает, что, по крайней мере, те явления, связанные с религией, проявление религиозности, с которыми человек встречается в быту, – они должны находить определенные объяснения, встречаться с определенного рода, скажем так, «знаниевой накачкой» (Д. М.). Вопрос о том, какие институции могли бы транслировать такие знания, выявил разброс экспертных мнений: назывались, в первую очередь, образовательные учреждения, в которых обязательно должны быть подготовленные высококвалифицированные педагоги; также упоминались просветительские структуры и группы; СМИ; культурная сфера в целом; научное сообщество; «объединения, существующие при храме» (воскресные школы, клубы и т.д. – в целом, те же институции, которые занимаются этим сейчас. Некоторые эксперты из числа занимающих светскую позицию подчеркнули, что институций, готовых и способных к должному уровню и качеству трансляции знания о религии в современном российском обществе они «не видят». Далее, следует отдельно сказать в этой связи о роли системы образования, в стратегической перспективе играющей ключевую роль в формировании социальной и культурной рефлексии религии (Лебедев, 2014). Практически все эксперты, участвовавшие в исследовании, отмечают наличие общественного запроса на преподавание/получение знаний о религии в рамках средней общеобразовательной школы – как среди родителей, так и среди самих обучающихся (у последних, по мнению некоторых экспертов, запрос меньше в силу недостаточного понимания общественной важности таких дисциплин). Вместе с тем многими из них сразу же делаются важные оговорки в части сопутствующих условий и факторов такой образовательной деятельности. Ряд экспертов делает акцент на значимости профессиональной подготовки преподавателей:«Запрос однозначно есть, вводить религиозное образование необходимо, но мне очень не нравится, когда религию преподают так, что она отворачивает от себя, не должно быть никакого фанатизма и не должно быть негативизма. Мне кажется, что должен быть тест для педагогов, не только на проставление галочек, но и на отношение, то есть, чтобы отношение было, как минимум, нейтральное» (О. М.); «Этот запрос есть в обществе, может, на базовом уровне, но для начала, на уровне начального обучения, мы должны все-таки иметь религиозную составляющую и виденье, но тут другой вопрос – а кто преподает эти азы, эту базу? Мы проводили исследование в школах, которое показало, что в … около 70% школ не пользуется профессионалами, теологами в преподавании основ православной культуры. Вы думаете, учитель физкультуры может научить основам православной культуры? Нет, конечно, это большая проблема» (Т. И.). Другие эксперты отмечают, как определяюще значимый, фактор религиозности или нерелигиозности родителей,обучающихся при выборе/отказе от получения знаний о религии. «Это зависит, опять же, от степени понимая родителями необходимости знания, и больше всего это востребовано в семьях, которые религиозные. А в нерелигиозных, они считают, что это им не нужно. Некоторые индифферентны в этом плане. А некоторые принимают все как есть, если в рамках базы это положено, они принимают как норму это и все» (Н. Н.); «Вот эта вот духовная составляющая, которую приносит религия, этого… этот тип родителей… в основном светские родители, это их не заботит. Почему? Потому что, если ребенок живет в религиозной семье, вроде бы, как бы, все нормально, и семья сама справится с этим, но, если мы хотим поговорить о поколении … то, конечно, это будет в плане родителей… Нет такого мощного ощущения у самих родителей, что это надо. Я этого не наблюдаю, честно скажу. И очень часто, в основном, они говорят о том, что это будет, подрастет и выберет сам» (С. А.). В качестве возможных причин того, что родители выступают против изучения их детьми религии в школе, отмечаются фактор неприятия ими идеологического подхода в преподавании религии и общий ценностный фактор: «Про родителей сложно сказать, потому что они понимают, что это не просто изучение религии, что это некая идеологическая программа. Всем понятно, что это не просто знакомство с религией, поэтому здесь уже сложно» (А. А.); «Трудно мне сказать. Есть родители, которые вообще против этого. Может быть, неправильная подача была. К сожалению, в современном обществе, когда вот эта жажда потребления возведена к культу, задумываться о смысле жизни не модно» (Е. В.). Заключение (Conclusions). По оценкам всех опрошенных экспертов, в современном российском обществе присутствует интерес к знаниям о религии. Его рост в постсоветский период связывается, главным образом, с политическим фактором. Этот интерес качественно разнороден и представлен в обществе неравномерно. Среди основных групп – носителей и выразителей такого интереса экспертами выделяются, помимо научного сообщества и собственно конфессиональных сообществ с акцентом на категорию активных верующих, молодёжь, с акцентом на её студенческую составляющую. В части трансляции знаний о религии экспертами подчёркивается определяющая функциональная роль культуры и массовых коммуникаций; в качестве важнейших институций – субъектов такой трансляции отмечаются государство, семья, церковь (РПЦ МП) и конфессиональная система образования. Качество транслируемого и получаемого населением предметно-тематического контента на массовом уровне оценивается экспертами как невысокое, за исключением специализированных анклавов знания о религии, репрезентируемых исследовательскими и мировоззренческими (конфессиональными) сообществами. Субъективно в сегодняшнем российском обществе, по оценкам экспертов, знания о религии востребуются в основном на элементарном уровне, при этом светские и конфессиональные аспекты такого знания слабо дифференцированы. Заметна связь массового интереса к религии с интересом к мистике и сенсациям. Также отмечаются более «продвинутые» запросы: на знания об истории и культуре религий; собственно «духовный» (смысложизненный) запрос; запросы на знания о религиозном законодательстве, традиционных религиях. Объективную потребность российского общества в знаниях о религии эксперты связывают с необходимостью просвещения на уровне элементарных религиоведческих знаний (как светского, так и конфессионального характера). Основной контекст такого знания связывается ими с вопросами морали и воспитания; в этом контексте светски ориентированные эксперты делают акцент на восприятие и приятие различий между людьми различных культур и мировоззренческих ориентаций; конфессионально ориентированные эксперты, не отрицая этого, склонны делать акцент на формировании в личностном становлении «традиционных ценностей». Трансляция знания о религии в соответствующем качестве связывается экспертами с «задействованием» широкого круга светских и конфессиональных институций, с акцентом на образовательные учреждения со специально подготовленными высококвалифицированными педагогами. Экспертами консолидированно отмечается наличие общественного запроса на преподавание/получение знаний о религии в рамках средней общеобразовательной школы. При этом в качестве наиболее значимых условий успешного удовлетворения этого запроса отмечается качественная подготовка профессиональных учителей и учёт установок родителей обучающихся – как в части их отношения к религии, так и в части их ценностной позиции по отношению к самому изучению религии в школе. Список литературы Denzin N. K. The Research Act. Theoretical Introduction to Sociological methods. New Jersey, 1970. Weber M. Economy and Society. Berkely: University of California Press, 1978. Hjarvard S. The Mediatization of Religion. A Theory of the Media as an Agent of Religious Change // Northern Lights. 2008 .Vol. 6, № 1. P. 9-26. Лебедев С. Д. Особенности рефлексии религиозной культуры в современном российском образовании // Вестник Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. 2014. Том 2, № 4. С. 201-212. Лебедев С. Д., Помельникова И. П. Репрезентация православного христианства в российских средствах массовой информации начала XXI в. // Социокультурные процессы в условиях глобализации: вызовы современности. Материалы международной научно-практической конференции, посвященной 85-летию Г. А. Котельникова. Белгород: Белгородский государственный технологический университет им. В.Г. Шухова, 2016. С. 124-128. Матецкая А. В. Медиа и процесс десекуляризации // Сборник статей по материалам Пятой Юбилейной Международной научной конференции «Социология религии в обществе позднего модерна». НИУ «БелГУ», 25-26 сентября 2015 г. / отв. ред. С.Д. Лебедев. Белгород: ИД «Белгород» НИУ «БелГУ», 2015. С. 91-96. Синелина Ю. Ю. Религия и современное общество // Памяти Юлии Юрьевны Синелиной. Научные труды, воспоминания. М.: ИСПИ РАН, 2014. С. 120-137.
  4. Вот, только зашёл - и приятный сюрприз: один из гостей в эту самую минуту читает нас :) Гость Тема Лебедев С.Д., Склярова В.А. Социальный запрос на знание о религии в современном российском обществе в оценках экспертов 1 минуту назад · 109.62.206.240
  5. ЛЕКЦИЯ 1. «Предмет, задачи, методы и предыстория социологии религии» В качестве основной литературы рекомендую вам – номер один – словарь «Социология религии» автора-составителя Михаила Юрьевича Смирнова (Санкт-Петербург, издательство СПбГУ, 2011 год). Кроме того, учебные пособия под названием «Социология религии» Виктора Ивановича Гараджа и Игоря Николаевича Яблокова; соответственно, издательство Московского Государственного Университета имени Ломоносова, 2014 год – и то и другое. В рамках лекции мы рассмотрим 4 вопроса: 1. Научный статус дисциплины социология религии; 2. Предмет социологии религии; 3. Методы исследования в социологии религии; 4. Предыстория социологии религии как науки. 1. Научный статус дисциплины «социология религии». Первое, что нужно запомнить: статус социологии религии находится на стыке двух областей социально-гуманитарного научного знания – это социология и социологические науки, и религиоведческие науки. То есть, она является как частью нашей социологии, так и частью религиоведческого комплекса (отдельные религиоведы не считаются социологию религии частью религиоведения, но их мнение в меньшинстве, не является мейнстримом). Соответственно, мы рассматриваем социологию религии, прежде всего, как часть социологического комплекса, в качестве отраслевой социологической дисциплины, или одной из социологических теорий среднего уровня. Социолог имеет дело с религией как с социальным явлением, он изучает религию как то, что доступно эмпирическим методам исследования: например, социальное поведение индивидов и групп, генезис и развитие религиозных групп и институтов, отношения между религиозными и не религиозными группами – в частности, конфликты, и так далее. Для социолога религиозные верования интересны и важны не сами по себе, а с точки зрения их влияния на сознание и поведение людей. Ключевой вопрос социологии религии – это религиозная мотивация человеческих действий. Хотя, конечно, социология религии занимается не только этим вопросом. Он как бы находится в эпицентре исследовательского внимания, но кроме него затрагивается еще много других вопросов. Социологов не интересует вопрос об истинности или ложности религиозных представлений. То есть, например, никто из нас в своих исследованиях не может и не должен судить о том, есть ли Бог или его нет, и утверждать, либо отрицать это. Социолог в жизни может придерживаться любого мнения, но в дискурсе науки мы об этом вообще не должны говорить просто потому, что это будет уже не корректно, наша наука не отвечает на этот вопрос. А если человек берет на себя смелость на него отвечать, это говорит, что в данном случае он выступает не как исследователь, а просто как личность, как человек, занимающий определённую мировоззренческую позицию. Социолог не имеет права отвечать на вопрос, истинны ли сверхъестественные события и возможности – просто потому, что наша наука не располагает инструментами их измерения. Таким образом, религия в качестве предмета социологического анализа – это сумма социальных структур и процессов, основанных на отношениях по поводу религиозного феномена. Социология религии представляет собой эмпирическую научную дисциплину, изучающую социальные факты. То есть, те моменты социальной жизни, которые можно увидеть, зафиксировать и научно описать. При этом научные знания по религии не являются ни религиозными, ни антирелигиозными. Это, в частности, доказывается тем, что среди ученых – в том числе и классиков – которые занимаются социологией религии, есть как верующие, так и неверующие; причем верующие в разные религии. Но их профессиональные обязательства обязывают их к тому чтобы не допускать в научных работах утверждений, выходящих за научные рамки. Мы не судим о том, существуют или не существуют сверхъестественные силы. Хотя можем по этому поводу иметь разные личные мнения, но наука как бы выносит этот вопрос «за скобки». 2. Предмет социологии религии. Предметом социологии религии, как и любой науки, является какой-то аспект, или срез, или сторона реальности, то есть определенный тип социальных фактов. Объектом в данном случае является социальная реальность, а предметом является определенный аспект этой социальной реальности. Общим предметом, максимально обобщенным предметом, для социологии является, по Сорокину, социальное взаимодействие между двумя и более людьми. В социологии религии предметом будет взаимодействие между людьми, состоящими в прямой или косвенной связи с религиозными явлениями. Соответственно, если мы не находим в нашем предмете социального взаимодействия, то это не социологический предмет. Так или иначе, в нем должно быть взаимодействие. Например, если мы возьмем такой предмет, как религиозные группы: он является социологическим? Религиозный культ (то есть, какие-то действия, направленные на служение сверхъестественным существам)? Если символически обозначить предмет социологии религии, то он будет похож на две пересекающиеся линии: горизонтальная, и из серединки у нее вверх вертикальная линия (как система координат, только без нижней части). Так вот, ось вертикальная в этом случае символизирует отношение человека к каким-то сверхъестественным силам. В точке 0 у нас условно находится человек, а стрелка вверх – это его отношение к сверхъестественным силам, которые он считает реальными, которым он поклоняется, которые он почитает и находится в зависимости от них. Горизонтальная ось символизирует связи между людьми – то есть предполагает, что там не один человек, а достаточно много людей. Получается, что религия как предмет социологического изучения — это связи между людьми по поводу их отношения к, их связи с какой-то сверхъестественной реальностью. В наиболее знакомом нам варианте – это Бог как сверхъестественное существо, творец, вседержитель, судья всего мира. Хотя в других религиях могут быть совершенно другие представления, например, в буддизме – там вообще очень оригинально переживание сверхъестественного. Итак, еще раз подчеркну, что предметом социологии религии являются разнообразные отношения и взаимодействия между людьми вокруг какого-то отношения к сверхъестественному, или, как оно еще называется, религиозного сакрального отношения. Также подчеркну, что этих связей между людьми насчитывается большое количество. И более того – периодически появляются новые уровни, типы, разновидности, которые тоже нужно изучать. Чтобы завершить разговор о предмете социологии религии, давайте кратко пока «пройдемся» и сопоставим эту науку с другими дисциплинами, изучающими религию. В религиоведческий комплекс, помимо социологии религии, входят такие социально-гуманитарные дисциплины как философия религии, психология религии, история религии, антропология религии; иногда еще отдельно выделяют феноменологию религии, и не всегда, но зачастую в этот комплекс включается теология – то есть, богословская наука. Например, в Западной научной традиции богословие является весьма старым и уважаемым компонентом религиоведения. В нашей отечественной традиции оно таковым не является. У нас было достаточно оригинальная история, особенно в 20 веке, когда господствующая идеология наложила сильный отпечаток на облик социальной науки. У нас был официальный научный атеизм; богословие, естественно, всячески исключалось из научного оборота, тогда как в западных странах оно туда по традиции включается. Там, например, нет такого противоречия между богословскими и социологическими исследованиями, как у нас. Ну и, вкратце, о том, что изучает каждая из этих дисциплин. Если говорить о философии религии, то она изучает предельно общие вопросы и проблемы существования религии. Их философия ставит весьма абстрактно. В этой связи, кстати говоря, её порой даже не относят к научной области, потому что она единственная из всех социогуманитарных дисциплин не опирается на эмпирическую, экспериментальную базу; философия полностью ограничивается только мысленными экспериментами. Если брать психологию религии, то её предметом является конкретные психологические переживания и состояния верующих людей, которые связаны с их религиозным сознанием и деятельностью. Психология – вполне «земная» и экспериментальная наука, там очень интересные тесты, эксперименты. Если брать историю религии, то она исследует развитие религиозных институтов, систем в течение длительного исторического периода. Если брать антропологию религии, то в центре её стоит человек; то есть её предметом является «человек в религии», человек в каких-то его проявлениях, в первую очередь, с точки зрения культуры: как эта культура на нем отражается, как она проявляется в его отношении к религии, и так далее. Если брать феноменологию, то это область пытается изучать религию как явление; то есть она берет религию в целом, как какую-то систему, какой-то комплекс фактов, и исследует её с этой точки зрения. Ну и наконец, теология, или богословие, изучает непосредственно уже отношение человека к высшим силам, которое в каждой религии, каждой конфессии имеет свой облик, поэтому у каждой конкретной религии, каждого вероисповедания своя теология. Например, в христианстве – православная теология, которая существенно отличается от протестантской или католической. Если же взять ислам, то там уже теология сильно отличается от любого наваривания христианства; если взять буддизм – там и тем более. Вот то, что касается предмета социологии религии. 3. Методологические основы социологии религии. Если взять в самом общем принципе, то методология социологии религии не имеет какой-то принципиальной специфики: это те же методы социологии, которые применяются в изучении социальной реальности во всех других областях социологического знания. Если брать конкретный метод, то здесь некоторая специфика есть. Основные методы, те, которые вам хорошо знакомы, это опрос, наблюдение, эксперимент и анализ текстов, письменных источников. Я жду от вас вопроса «а как же тесты?», я вам давал тест, вы на него отвечали; так вот, тесты в социологии либо выделяются в отдельную группу методов, либо определяются как разновидность экспериментального метода, я склоняюсь к этой точке зрения. Как в социологии в целом, в социология религии одной из важнейших является опросная группа методов. Это связанно с тем, что предмет социологии религии очень тесно связан с субъективными смыслами. Вот вы знаете, что опросы применяются тогда, когда можно эксплицировать, выявить, проанализировать то, что у людей в голове, то есть субъективный смысл социального действия. И, если помните, у нас подавляющее большинство социологической информации, социологических данных получается именно опросными методами. По моим данным, порядка 80% социологии стоит на опросах, 20% – это уже все остальные методы. Ну и, соответственно, из опросов наиболее распространено анкетирование, в социологии религии анкетные опросы тоже широко применяются. При этом несколько в большей степени применяется интервью. Как вы думаете, почему? Совершенно верно, более развёрнутый ответ, более глубокий и систематизированный. И учёт невербальной и биографической информации. Оптимальный вариант, когда анкетирование сочетается с интервьюированием. Типичные вопросы, которые задаются в рамках социологии религии, это вопросы о религиозной принадлежности, вопросы о знании вероучения, вопросы о религиозных практиках, например, частоте посещения церкви и других культовых мест, и так далее, – то есть те вопросы, которые позволяют судить о наличии, характере и интенсивности, активности религиозности. Опросный метод наиболее полезен и применим при установлении корреляции между религиозными характеристиками человека и другими характеристиками, в частности, политическим поведением – скажем, на выборах; экономическим поведением; семейным поведением, и так далее и тому подобное. В общем, многие исследования делаются на корреляции между религией и другими сторонами жизни. Ну и фокус-группы, как вариант группового интервью, применяются достаточно часто. Далее – метод наблюдения. Метод наблюдения в социологии религии тоже применяется, наверное, чаще, чем в ряде других областей социологии. Это связано с тем значением, важностью, значимостью, которую имеет в религии культовое поведение, то есть, то, как люди совершают собственно религиозные действия. Данный метод здесь имеет очевидное преимущество, потому что даёт возможность выявить такие обстоятельства, которые мы можем увидеть только своими глазами, которые можно выявить, выяснить только при условии присутствия на месте. В частности, можно сопоставить то, что верующие говорят при ответах на вопросы, с тем, что они реально делают. Такие сопоставления обычно дают очень интересные результаты. Почему этот метод применяется реже, чем опрос? Потому, что он обычно требует высокой и достаточно специфической квалификации наблюдателя, ну, и кроме того, он все же применим при изучении не всех проблем социологии религии, а только оопределённых её направлений, в основном связанных с культовой деятельностью, с богослужением. В основном здесь применяется включённое наблюдение, когда наблюдатель является непосредственным участником событий. Метод анализа текстов также применяется в социологии религии, но применяется меньше, чем в других социологических дисциплинах, больше как вспомогательный. В социологии религии применяется преимущественно контент-анализ, то есть анализ по определённым методикам содержания религиозных текстов, например, текстов проповедей или каких-то рекламных объявлений. В моей практике был очень интересный предмет применение метода анализа текстов, порядка 10 лет назад защищалась моя первая аспирантка, и она изучала отражение вопросов религии в региональных средствах массовой информации; в частности, она работала с газетами. Она за несколько лет брала подшивки наших основных газет, всё это тщательно прорабатывала и по тематике, по объёму и ещё некоторым параметрам делала классификацию: какие у нас темы, связанные с религией, затрагиваются и в какой степени затрагиваются, в каком контексте затрагиваются, и так далее. Вот такой был очень любопытный пример, но опять же, метод анализа текстов все-таки уступает и опросам, и наблюдениям в объёме применения. И, если брать эксперимент, в социологии религии он также применяется, но этот метод применяется очень редко, потому что это связано, в первую очередь, с этическими ограничениями, все-таки религия затрагивает наиболее глубокие, интимные, скажем так, смыслы человека, особо значимые для него ценности, поэтому с экспериментами здесь нужно крайне осторожно подходить. А во-вторых, поскольку мы все-таки не работаем непосредственно с религиозным отношением, мы работаем с отношениями людей вокруг него, то здесь тоже эксперимент относительно мало применим. Он, как правило применяется, там, где исследуется наличие или отсутствие каких-то необычных проявлений, например, проявление экстрасенсорных способностей: здесь может быть применён эксперимент. Есть ещё очень интересный метод, но его не всегда выделяют в отдельную группу методов – это кросс-культурный анализ. Кросс-культурный анализ заключается в сравнении каких-то социально-религиозных явлений, бытующих в различных странах или в различных народах, у разных этносов, то есть, в разных культурных условиях. Ну, например, можно изучать влияние религии на экономическое поведение в России и где-нибудь в Чехии. Или, как мы делали некоторое время назад, можно изучать связь религиозности и нравственности студентов в России и в Сербии. Вот это – варианты кросс-культурного анализа. Таким образом, что касается методологии и методов социологии религии, то она не отличается принципиально от общей социологической методологии, а конкретные методы имеют свои особенности в основном в соотношении частоты их применения. 4. Предыстория социологии религии как науки. Ну и последний вопрос: генезис социологии религии как научной дисциплины. Генезис – происхождение, т.е. возникновение и ранние стадии развития какого-то явления. Откуда у нас происходит социология религии? Её не существовало очень долгое количество времени: религия существовала, а социология религии не существовала, а потом она вдруг возникает. В принципе, история та же, что и в целом у социологии. Социология, как вы знаете, возникает в 40-х годах ХIХ века, оформляется в учении Огюста Конта, а потом уже окончательно становится отдельной научной областью в работах Макса Вебера, Вильфреда Паретто, Эмиля Дюркгейма и других. Что касается социологии религии, она возникает несколько позже, чем социология вообще; её оформление как дисциплины связывают с именами Дюркгейма и Вебера, то есть это самый конец ХIХ, начало 20 столетия. Но тем не менее её предпосылки, отдельные элементы зарождаются раньше. И вот, таким принципиально важным моментом, обусловившим появление социологии религии, является философия европейского Просвещения. Философия Просвещения — это мощное течение в философии, которое определило европейскую философскую мысль в ХVIII – начале ХIХ столетия. Просветители призывали к рациональному подходу к пониманию общественной жизни и, в частности, многие из них более или менее активно критиковали религию, за то, что религия, по их мнению, призывает слепо верить во что-то и с подозрением относится к человеческому разуму. Среди просветителей были и религиозные, такие как Кант в Германии, и нерелигиозные, как Дидро во Франции. Но, в целом, основной мыслью философии Просвещения было то, что религия — это не что-то само собой разумеющееся, не что-то безусловное, а это есть общественное явление, которое достаточно неоднозначно, которое имеет как свои плюсы, так и минусы и которое надлежит критиковать, изучать разумно и рационально. В основе своей эту установку восприняла и социология, то есть религия это не что-то безусловное, это не что-то сплошь священное, не что-то такое сошедшее с небес, а религия — это вполне общественное явление, имеющее в том числе и земные корни, земную сторону, которую можно и нужно изучать. В частности, очень важным этапом в этом генезисе социологии религии была концепция гражданской религии Жан-Жака Руссо. Он выдвинул идею, что государству важно, чтобы гражданин имел такую религию, которая бы заставляла его любить свои обязанности, потому что Руссо прекрасно понимает, своя религия - это высшая ценность, которую человек предпочтёт государству, своему общественному статусу, поскольку это по определению что-то священное, что-то более значимое. В это связи, он выдвинул такую идею, что должна быть помимо и вне традиционной религии, гражданская религия, система ценностей, взглядов, святынь, которая будет объединять всех жителей государства независимо от их религиозных или не религиозных взглядов, то есть как бы политическая идеология. В частности, гражданская религия очень развита в США, эта система символов: гимн, флаг. Общеизвестно, что, когда играет гимн американцы, чтобы они не делали, они обязательно встают из уважения к нему. У нас, например, в стране, аналогом такой гражданской религии, в последнее время, можно считать отношение к Великой Отечественной войне. Значительную роль в генезисе самой идеи социологии религии сыграл мыслитель, немецкий классик Иммануил Кант. Сам он был очень верующим протестантом, что не мешало ему думать головой. Он считал, что просвещенный человек должен жить собственным умом, освобождаясь от любых догм, которые сковывают разум, освобождаясь от неоправданных запретов и страха перед какими-либо авторитетами; но это не значит, что ему не нужна религия. Он считал, что религия нужна, но она должна быть разумной, просвещенной, светлой, продуманной, в хорошем смысле этого слова, согласованной с человеческим разумом. Такая разумная религия, согласно Канту, должна помогать человеку вести добродетельную жизнь, быть толерантным, преодолевать догматизм и фанатизм, разные проявления нетерпимости и в конечном итоге гармонично сочетаться с человеческим разумом и рациональностью Кант называл такую разумную религию, моральной религией. С одной стороны, он как всякий просветитель утверждал самостоятельность человека и его разума, его способностей изменять свою жизнь в лучшую сторону, и призывник — это делать. С другой стороны, Кант считал, что религия необходима, так как она воспитывает человека в плане моральных ценностей, но эта религия должна быть разумной. Вот что касается генезиса социологи религии. Благодарю Вас за внимание!
  6. Приятно всё же, даже если на сайте два посетителя, но при этом один из них читает твои лекции :))) 2 ПОЛЬЗОВАТЕЛЯ В СЕТИ ФИЛЬТР Serjio Пользователи в сети Только что · 82.151.125.28 Гость Раздел Лекции С.Д. Лебедева Только что · 136.169.224.202
  7. Подробнее о мероприятии Профессор, доктор социологии Мирко Благоевич, представляющий Институт общественных наук (город Белград, Республика Сербия) , расскажет о том, какое место сегодня занимает религиозность в молодежной сербской среде. Официально Сербия сегодня является светским государством, также страну не обошла общеевропейская тенденция к секуляризации, однако в данном регионе религиозность исторически и традиционно имела большую общественную роль, а также часта становилась основой идентичности. Организованная нами лекция поможет получить представление об актуальной ситуации в этой связи, а также разобраться в основных аспектах проблемы религиозности (или нерелигиозности?) сербской молодежи. Профессор, доктор Мирко Благоевич является известным социологом религии и крупнейшим исследователем религиозных настроений сербского общества, он неоднократно проводил опросы на национальном уровне и представлял свои результаты международному научному сообществу. Лекция будет вестись на русском и на сербском (с переводом) языках.Предусмотрен кофе-брейк. Вход свободный! Ждем Вас! https://www.facebook.com/events/772841179840872/
  8. Специально для портала «Социология религии» Быть ли «Основам православной культуры» в российской школе? 18 сентября 2019 года было опубликовано заявление Синодального отдела религиозного образования и катехизации в связи с публикацией Министерством просвещения Российской Федерации новых проектов стандартов общего образования, а точнее, проекта нового ФГОС начального общего образования. Синодальный ОРОиК выразил серьёзное беспокойство в связи с тем, что в окончательном варианте проекта (во всяком случае, в том виде, в каком он вынесен на обсуждение на Федеральном портале проектов нормативных актов) исчезла привычная с 2010 г. схема реализации предмета «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) в виде шести модулей (вариантов содержания предмета) с возможностью и необходимостью для родителей/законных представителей обучающегося выбрать один из них. В новом проекте в рамках предметной области ОРКСЭ предусматривается реализация не одного, как прежде, предмета ОРКСЭ с шестью вариантами содержания, а уже двух предметов — «Основы религиозных культур народов России» и «Основы светской этики» — безо всякого упоминания о процедуре выбора. Исчезает, таким образом, из стандарта и модуль «Основы православной культуры», что объясняет и реакцию ОРОиК, и её резкий характер. Такая серьёзная новация, перечёркивающая не только практику преподавания ОРКСЭ последних 9 лет, но и достигнутые на самом высоком уровне договорённости между российской властью и представителями крупнейших централизованных религиозных организаций, была введена совершенно непублично, как заурядный процедурный вопрос, по итогам обсуждения проекта ФГОС НОО на краудсорсинговой платформе «ПреОбразование». Для политической оценки произошедшего — а ясно, что вопрос носит политический характер — следует найти, очевидно, другое время и место. С педагогической точки зрения предложенная новация выглядит совершенно логично по нижеследующим причинам: 1. Существование шести вариантов содержания одного и того же обязательного для изучения предмета, да ещё с возможностью добровольного выбора между ними, не имеет аналогов ни в истории отечественного образования, ни среди других предметов ныне действующих ФГОС ОО, исключая разве существование «базового» и «углублённого» уровня (в стандартах ООО и особенно СОО), но очевидно, что здесь в основу варьирования содержания предмета положен совсем иной принцип. Возможность столь широкого варьирования содержания предмета ОРКСЭ закономерно ставит вопрос либо о перенесении его в часть учебного плана, формируемую участниками образовательных отношений, либо об унификации содержания. 2. Невозможно педагогически оправдать (этого за 10 лет так и не было сделано) необходимость уже в 4 классе искусственно актуализировать разделение обучающихся по религиозному признаку (а в полиэтнических регионах, по факту, также и по этническому признаку), что, однако, является необходимым в рамках существующей модели. 3. Совершенно не способствует нормализации положения предмета ОРКСЭ и известный соревновательный и плебисцитарный дух, существующий всё это время вокруг доли обучающихся, изучающих по России и в регионах модуль ОРКСЭ «Основы православной культуры». 4. Необходимость достижения тех же результатов по части формирования ценностно-смысловых (этических) компетенций обучающихся в рамках «религиозных» модулей ОРКСЭ, что и в рамках модуля «Основы светской этики», предполагаемая нынешней моделью, вызывает существенные — по-видимому, даже непреодолимые с учётом конкретно-исторических обстоятельств — педагогические трудности. 5. Существующая модель многомодульного ОРКСЭ не является эластичной и не может поэтому быть использована в развитии содержания преемственной по отношению к ОРКСЭ на уровне основной школы предметной области «Основы духовно-нравственной культуры народов России». 6. Противоречивый и дисгармоничный, а равно и политизированный характер предмета ОРКСЭ в его нынешнем виде препятствует плодотворному привлечению к развитию содержания предмета представителей академического религиоведения, дискредитирует предмет в глазах академического, педагогического сообщества и более широких общественных кругов. Унификация содержания предмета выглядит одним из шагов на пути его нормализации. Что касается судеб той части содержания предмета, которая связана с «православной культурой» (я — поскольку пишу для академического портала — выразился бы прямо: «с православием»), то нельзя, наверное, с одной стороны, признавать за православием особую роль в истории России, в становлении и развитии её духовности и культуры, считать его неотъемлемой частью исторического наследия народов России, и, с другой, ставить ознакомление обучающегося со столь значимым историко-культурным феноменом в зависимость от случайных, в общем-то, причин, связанных с эмоциями, проекциями и предрассудками, в том числе — характерными для лиц и структур, даже не являющихся участниками образовательных отношений. Если православие в истории и культуре России что-то реально значит, то следует вполне определённо ставить вопрос о присутствии в содержании образования сюжетов и тем, связанных с православием. До 2010 года, когда стартовала апробация ОРКСЭ (с заранее заданным положительным результатом), наша школа действовала, по сути, в рамках, очерченных декретом об отделении церкви от государства и школы от церкви. Именно предмет ОРКСЭ, несмотря на все необходимые в данном случае комментарии и оговорки, позволил снять, наконец, табу на работу с религиозным материалом в школьном образовании в масштабах всей страны и сделать шаг к реализации признанных СССР и Россией международных норм, легализующих присутствие религии в общем образовании. Гармонизация и деполитизация ОРКСЭ — важные и значимые вехи на дальнейшем пути отхода образования от советских лаицистских схем. И если ни той и ни другой из них никак нельзя достичь, сохраняя шестимодульную вариативную систему, то логично обратиться к рассмотрению иных моделей ОРКСЭ. Денис Сахарных, тренер-преподаватель ОРКСЭ (с 2010 г.), научный руководитель и преподаватель дополнительных профессиональных программ для учителей — преподавателей ОРКСЭ (2010-2017 г.) (Ижевск — Казань)
  9. Уважаемая Ирина Эдуардовна! Примите поздравления с Днём Рождения и пожелания процветания, мира, вдохновения и чудесного настроения!
  10. Уважаемая Ирина Эдуардовна! Примите поздравления с Днём Рождения и пожелания процветания, мира, вдохновения и чудесного настроения!
  11. Рисунок Ирины Разгоняевой Небо колоколом над землей Гулким и синим; Позовет – и замрем мы с тобой, Взор запрокинем. Там, над мутною хмарью веков, Тяжкой и серой, Помолись за меня высоко, Бабушка Вера. Вижу я – ты, как прежде, не спишь; В небе глубоком Одинокою свечкой стоишь Ты перед Богом. Словно тонкий, чуть слышимый звон Выше и выше… Знаю я, что тебя знает Он, Значит, услышит. По земле этой бедной, скупой, Не оставляя, Сам незримо ходил за тобой, Сил придавая. И такую несла ты легко Тяжесть без меры… Помолись за меня высоко, Бабушка Вера. Время было навеки одно Года в четыре… Вот и внук уж твой вырос давно В ветреном мире, В этом столпотворении дней, Так непогожем – Знаю: верою жив я твоей, Крепкой надежей. …Нет ни тяжести там, ни оков В сини безмерной – Помолись за меня высоко, Бабушка Вера. Как обнять я хочу тебя здесь! Верю наивно: Там, где ты, все известно тебе Образом дивным. Знаю: миг ни один не исчез, Каясь и чая, И меня ты с высоких небес Любишь, прощая. Январь – март 2011
  12. Преподобный Сергий Радонежский — Зайцев Б.К. Предисловие Св. Сергий родился более шестисот лет назад, умер более пятисот. Его спокойная, чистая и святая жизнь наполнила собой почти столетие. Входя в него скромным мальчиком Варфоломеем, он ушел одной из величайших слав России. Как святой, Сергий одинаково велик для всякого. Подвиг его всечеловечен. Но для русского в нем есть как раз и нас волнующее: глубокое созвучие народу, великая типичность — сочетание в одном рассеянных черт русских. Отсюда та особая любовь и поклонение ему в России, безмолвная канонизация в народного святого, что навряд ли выпала другому. Сергий жил во времена татарщины. Лично его она не тронула: укрыли леса радонежские. Но он к татарщине не пребыл равнодушен. Отшельник, он спокойно, как все делал в жизни, поднял крест свой за Россию и благословил Димитрия Донского на ту битву, Куликовскую, которая для нас навсегда примет символический, таинственный оттенок. В поединке Руси с Ханом имя Сергия навсегда связано с делом созидания России. Да, Сергий был не только созерцатель, но и делатель. Правое дело, вот как понимали его пять столетий. Все, кто бывали в Лавре, поклоняясь мощам преподобного, всегда ощущали образ величайшего благообразия, простоты, правды, святости, покоящейся здесь. Жизнь «бесталанна» без героя. Героический дух средневековья, породивший столько святости, дал здесь блистательное свое проявление. Автору казалось, что сейчас особенно уместен опыт — очень скромный — вновь, в меру сил, восстановить в памяти знающих и рассказать незнающим дела и жизнь великого святителя и провести читателя чрез ту особенную, горнюю страну, где он живет, откуда светит нам немеркнущей звездой. Присмотримся же к его жизни. Париж, 1924 г. Предисловие Весна Выступление Отшельник Игумен Св. Сергий чудотворец и наставник Общежитие и тернии Прп. Сергий и Церковь Сергий и государство Вечерний свет Дело и облик См. книгу Б.К. Зайцева «Преподобный Сергий Радонежский» в аудиоформате.
  13. 905 просмотров информации на сайте головной организации - за 2 недели до начала мероприятия.
  14. Министерство науки и высшего образования Российской Федерации ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Институт общественных наук и массовых коммуникаций Кафедра социологии и организации работы с молодёжью Международный Центр социологических исследований Лаборатория «Социология религии и культуры» Институт общественных наук Белграда (Сербия) Российское общество социологов – Исследовательский комитет «Социология религии» СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА: межконфессиональные, межинституциональные, межкультурные аспекты Программа Девятой Международной научной конференции 17-18 октября 2019 г. Белгород 2019 УВАЖАЕМЫЕ УЧАСТНИКИ ДЕВЯТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА: МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ, МЕЖИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ, МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ»! Современный мир отмечен парадоксальными тенденциями развития. С одной стороны, в нем растут и набирают силу процессы религиозного оживления, укрепляются позиции религиозных институций и их влияние на общественные и культурные изменения. С другой стороны, общество, культура и человек Модерна далеко продвинулись по пути обмирщения всех сторон своей жизни; «секулярный ген» оказался исключительно устойчив, продолжая определять образ жизни и мышления большинства людей в развитых обществах начала XXI века. Как следствие, «религиозный вызов» стал одной из наиболее значимых комплексных проблем современности, требующих глубокого всестороннего осмысления и регулирования. Как взаимодействуют религиозные и светские институции, носители светских и религиозных культурных образцов и представители различных конфессий сейчас, и как будут развиваться их отношения в дальнейшем – принципиально важный для общественного развития вопрос, на который призвана ответить социологическая наука. В ходе конференции предполагается обсудить актуальные вопросы социологического изучения современных социально-религиозных изменений в России и зарубежных странах. Приглашаем Вас принять участие в обсуждении. Желаем успешной и плодотворной работы! Организатор конференции ФГАОУ ВО «Белгородский государственный национальный исследовательский университет» Место проведения конференции 308015, г. Белгород, ул. Победы, 85, Белгородский государственный национальный исследовательский университет Телефоны для справок сопредседатель оргкомитета ЛЕБЕДЕВ СЕРГЕЙ ДМИТРИЕВИЧ (4722) 30-12-83 8(915)5286899 (моб.) администратор (4722) 30-12-83 Адреса электронной почты socrelmod@yandex.ru Руководство НИУ «БелГУ» Полухин Олег Николаевич Ректор университета E-mail: Rector@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-12-11 Факс: (4722) 30-12-13 Константинов Игорь Сергеевич Проректор по науке E-mail: ViceRectorScience@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-10-23 Маматов Александр Васильевич Проректор по образовательной деятельности E-mail: ViceRectorStudy@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-10-21 Шаповалов Владимир Анатольевич Проректор по качеству и дополнительному образованию E-mail: ViceRectorZO@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-18-01 Кучмистый Владислав Анатольевич Проректор по международному сотрудничеству E-mail: ViceRectorInter@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-14-00 Острикова Светлана Александровна Проректор по воспитательной работе и молодежной политике E-mail: ViceRectorCult@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-10-44 Голубоцких Николай Павлович Проректор по комплексной безопасности и развитию имущественного комплекса E-mail: ViceRectorSecurity@bsu.edu.ru Тел.: (4722) 30-12-43 РУКОВОДИТЕЛИ ОРГАНИЗАЦИОННОГО КОМИТЕТА КОНФЕРЕНЦИИ: Лебедев Сергей Дмитриевич сопредседатель оргкомитета, кандидат социологических наук, доцент, руководитель лаборатории «Социология религии и культуры» Международного Центра социологических исследований НИУ «БелГУ» Благоевич Мирко (Сербия) сопредседатель оргкомитета, доктор социологических наук, главный научный сотрудник, руководитель Форума по религиозным вопросам Института общественных наук Белграда ЧЛЕНЫ ОРГКОМИТЕТА: Пересыпкин Андрей Петрович советник при ректорате, проректор по реализации программ стратегического развития, кандидат педагогических наук, доцент Борисов Сергей Николаевич директор Института общественных наук и массовых коммуникаций НИУ «БелГУ», доктор философских наук, профессор Шаповалова Инна Сергеевна зав. кафедрой социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ», директор Международного Центра социологических исследований, доктор социологических наук, профессор Трофимов Сергей Викторович зам. декана Социологического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат социологических наук, доцент Поленова Марина Евгеньевна заместитель директора Института общественных наук и массовых коммуникаций НИУ «БелГУ», кандидат педагогических наук, доцент Королёва Ксения Юрьевна заместитель директора Института общественных наук и массовых коммуникаций НИУ «БелГУ» кандидат философских наук, доцент Липич Тамара Ивановна зав. кафедрой философии и теологии НИУ «БелГУ», доктор философских наук, профессор Алейникова Светлана Михайловна (Белоруссия) начальник отдела социологических исследований управления внутренней политики и социологических исследований Белорусского Института стратегических исследований, ведущий научный сотрудник Ряпухина Виктория Николаевна директор Института сербского языка и коммуникаций БГТУ им. В.Г. Шухова, кандидат экономических наук, доцент Рязанцев Игорь Павлович декан Факультета социальных наук Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, доктор экономических наук, профессор Писаревский Василий Геннадьевич старший научный сотрудник Факультета социальных наук Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, кандидат социологических наук Резник Сергей Васильевич доцент кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ», кандидат философских наук Кисиленко Анастасия Владимировна заместитель заведующего кафедрой социологии и организации работы с молодёжью НИУ «БелГУ», кандидат социологических наук Хашаева Светлана Владимировна доцент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ», кандидат социологических наук Ковальчук Ольга Викторовна доцент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» », кандидат философских наук Савенкова Ирина Викторовна доцент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ», кандидат экономических наук Валиева Ирина Николаевна ассистент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» Михайлова Татьяна Александровна ассистент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» Заводян Ирина Сергеевна ассистент кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» Благорожева Жанна Олеговна делопроизводитель кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» Приходько Алексей Владимирович магистр социологии, выпускник кафедры социологии и организации работы с молодежью НИУ «БелГУ» Медведев Виталий Николаевич аспирант кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ» Вукчевич Неманя (Сербия) научный сотрудник Факультета политических наук Университета Белграда, аспирант БГТУ им. В.Г. Шухова Стоянович Войислав (Сербия) аспирант кафедры философии и теологии НИУ «БелГУ Сухоруков Виктор Викторович администратор Интернет-портала «Социология религии», выпускник аспирантуры НИУ «БелГУ» Фефелов Олег Сергеевич технический специалист ПЛАН ПРОВЕДЕНИЯ ДЕВЯТОЙ МЕЖДУНАРОДНОЙ НАУЧНОЙ КОНФЕРЕНЦИИ «СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА: МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЕ, МЕЖИНСТИТУЦИОНАЛЬНЫЕ, МЕЖКУЛЬТУРНЫЕ АСПЕКТЫ» 17 октября 2019 г. 9.00 – 10.00 Регистрация участников конференции Корпус 15, 2 этаж 10.00 – 10.10 Открытие конференции 10.10 – 13.30 Международный круглый стол с онлайн-участием Корпус 15, ауд. 2-22 11.40 – 12.00 Кофе-брейк холл, 2-й этаж 13.30 – 15.00 Обед, свободное время 15.00 – 16.30 Онлайн-форум сетевого научного журнала «Научный Результат» Корпус 15, ауд. 2-22 16-30 – 18-00 Тематическая экскурсия по г. Белгороду (университету), ужин c 18.00 Свободное время 18 октября 2019 г. 10.00 – 13.30 Объединённая секция Корпус 9, ауд. 18 10.00 – 13.30 Специальная секция «Социология православия» Корпус 9, ауд. 19 10.00 – 13.30 Лекции, мастер-классы, презентации Г.И. Гаджимурадовой, В.А. Зотовой, Р.Н. Лункина, Р.В. Шиженского Корпус 9, ауд. 17 11.40 – 12.00 Кофе-брейк холл, 1-й этаж 13.30 – 15.00 Обед; свободное время с 18.00 Разъезд участников конференции 17 октября (четверг) Корп. 15 (ул. Победы, 85) Международный круглый стол (с online-участием) Ауд. 2-22 10-00 – 13-30, модератор С.В. Резник, секретарь В.Н. Медведев 1. Алейникова Светлана Михайловна (Белоруссия, Минск, Белорусский Институт стратегических исследований) Православная церковь: наднациональное в национальном государстве и вопросы суверенитета 1. Благоевич Мирко, Йованович-Айзенхамер Наташа (Сербия, Белград, Институт общественных наук, Университет Белграда) Умеренно-ориенталистская рецепция ислама в работах Макса Вебера 2. Гаджимурадова Гюльнара Ильясбековна (Москва, ИСПИ РАН) Проблемы национальной безопасности в эпоху миграционной турбулентности 3. Глебова Надежда Сергеевна (Москва, МГИМО – Университет МИД РФ) История и культура в контексте деятельности радикальных исламских организаций 4. Дятченко Леонид Яковлевич (Белгород, НИУ «БелГУ») Отношения собственности и религия: проблемы исторического взаимовлияния и современность 5. Задорин Игорь Вениаминович, Хомякова Анна Павловна (Москва, ЦИРКОН) Религиозная самоидентификация респондентов в массовых опросах: что стоит за декларациями 6. Костина Наталья Борисовна (Екатеринбург, РАНХиГС) Субъект-субъектный и субъект-объектный подход в изучении религиозной ситуации 7. Ламажаа Чимиза Кудер-ооловна (Москва, МосГУ) Геокультурные образы буддийского мира современных тувинцев 8. Лебедев Сергей Дмитриевич (Белгород, НИУ «БелГУ») Рефлексия религии в светском образовании как проблема межкультурной коммуникации 9. Моравчикова Михаэла (Словакия, Трнава, Трнавский университет) Религия в постмодерном обществе: правовые рамки 10. Мчедлова Елена Мирановна (Москва, ИСПИ РАН) Исследование традиционных ценностей в регионах 2018-19 гг.: Москва, Белгород, Мордовия 11. Петрова Ирина Эдуардовна (Нижний Новгород, НГУ им. Н.И. Лобачевского) Конфессиональная социальная работа: от доброго дела до религиозного капитала 12. Трофимов Сергей Викторович (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова) Социальные источники двоеверия и искажения религиозного учения 13. Шиженский Роман Витальевич (Нижний Новгород, Мининский университет) Язычество в России XXI века 14. Шилова Валентина Александровна (Москва, ФНИСЦ РАН) Объективное и субъективное благополучие россиян: конфессиональный аспект 15. Шмидт Вильям Владимирович (Москва, РАНХиГС) Религиозный комплекс в условиях глобальных трансформаций: проблемы объекта, предмета, категории Online - форум сетевого научного журнала «Научный Результат» Ауд. 2-22 15-00 – 16-30, модератор И.С. Шаповалова, секретарь А.В. Кисиленко 18 октября (пятница) Корп. 9 (ул. Преображенская, 78) Секционные выступления Ауд. 18 10-00 – 13-30, модератор В. Стоянович, секретарь Т.А. Михайлова 1. Аникин Даниил Александрович (Москва) Религиозные аспекты коллективной памяти о Великой Отечественной войне: между диалогом и конкуренцией 2. Белова Татьяна Павловна, Шипунова Ксения Александровна (Иваново) Влияние религиозного фактора на отношение к эвтаназии и паллиативной помощи 4. Бигнова Марина Ринатовна, Карамышев Руслан Диасович (Уфа) Толерантность по отношению к исламским общинам в современной России: опыт сравнительного исследования двух регионов 3. Вукчевич Неманя (Сербия, Белград) Дескриптивный анализ фактора религии в отношении мигрантов к новому окружению 4. Гайдуков Алексей Викторович (Санкт-Петербург) Современное язычество: проблемы проведения социологических опросов 5. Гафиятуллина Ксения Руслановна (Екатеринбург) Влияние религиозных ориентации на повседневное поведение современной студенческой молодежи 6. Гладкая Ольга Михайловна (Санкт-Петербург) Основные предпосылки создания в русской православной церкви концепции о правах и свободах человека 7. Грива Ольга Анатольевна (Симферополь) Вызовы и риски во взаимодействии с нетрадиционными религиозными движениями 8. Гришаева Екатерина Ивановна, Бусыгин Алексей Николаевич (Екатеринбург) Включенность практик использования цифровых технологий в повседневность православных верующих 9. Евсеенко Виктория Владимировна, Чуева Валерия Эдуардовна, Николаева Светлана Георгиевна (Белгород) Старообрядческая рукописная книга как социальный феномен 10. Евстифеев Роман Владимирович (Владимир) Динамика репрезентируемой религиозности населения (по результатам исследований 2015 - 2019 гг. во Владимирской области) 11. Зимова Наталья Сергеевна, Фомин Егор Васильевич (Москва) Цифровизация религиозных верований 12. Зотова Варвара Алексеевна (Москва) Религиозный компонент в формировании общественного движения "Трезвый Алтай" 13. Колесников Сергей Александрович (Белгород) Университетская теология: организационно-образовательная динамика сотрудничества с традиционными религиями 14. Крупкин Павел Ливерьевич (Франция, Париж) Разметка сакральной сферы у жителей окрестностей объекта всемирного наследия "Священная скала Гебель-Баркал"(Судан, долина Нила) 15. Лункин Роман Николаевич (Москва) Формы взаимодействия власти и религиозных институтов в России: рождение новой модели 16. Любинарская Нина Александровна (Москва) Рефлективность и религиозность как взаимосвязанные факторы, влияющие на устойчивость отношений (на примере нескольких молодых семей) 17. Маркин Кирилл Васильевич (Москва) Эпистемология в социологии религии Томаса Лукмана 18. Маслова Ирина Ивановна (Пенза) Религиозная культура в восприятии современной молодёжи 19. Невелёв Михаил Юрьевич (Москва) К истории одного межкультурного противостояния (опыт осмысления веры в христианстве) 20. Новичихин Евгений Викторович (Москва – Воронеж) Методика CJM в приходской и миссионерской работе 21. Норманская Юлия Викторовна (Симферополь) Специфика крестоходного движения в современной России 22. Петров Дмитрий Борисович (Москва) Эзотерика и бизнес: на примере московского эзотерического центра Д. 23. Покровская Татьяна Юрьевна (Москва) Религиозная память vs социальная память: общее и частное 24. Поспелова Александра Ивановна (Санкт-Петербург – Магадан), Поспелова София Валентиновна (Симферополь) Сравнительный анализ мониторинга этноконфессиональной ситуации Магаданской области (2001 - 2018 гг.) 25. Приходько Алексей Владимирович (Белгород) Неоязычество в восприятии современных россиян 26. Резник Сергей Васильевич, Медведев Виталий Николаевич (Белгород) Традиционный ислам и исламский терроризм: незападные сценарии глобализации 27. Реутов Евгений Викторович (Белгород) Специфика религиозного самоопределения молодежи (региональный аспект) 28. Реутов Николай Николаевич (Белгород) Светский характер образования и преподавание религиозной культуры в школе 29. Склярова Виктория Андреевна (Белгород) Отношение субъектов образовательного процесса к преподаванию знаний о религии в средних общеобразовательных школах: предпочтительные формы и содержательные акценты 30. Прот. Александр Суворов (Казахстан, Алматы) Динамика развития государственно-религиозных отношений в Республике Казахстан. Анализ изменения законодательства страны в сфере религии. 31. Сухоруков Виктор Викторович (Белгород) О некоторых концепциях воцерковлённости 32. Тимофеев Валерий Кузьмич (Белгород) Развитие межконфессиональных взаимодействий на территории субъектов Российской Федерации (на примере Белгородской области) 33. Тихонова Софья Владимировна, Артамонов Денис Сергеевич (Саратов) Исторические фейки и религиозное сознание 34. Трунов Анатолий Анатольевич (Белгород) Идеология и религия в обществе Постмодерна 35. Уфимцева Екатерина Игоревна (Саратов) Религиозная конверсия: характеристика исходных категорий исследования 36. Черникова Елена Игоревна (Белгород) Ценности Православия и кооперации в обществе позднего модерна 37. Шилишпанов Роман Владимирович (Белгород) К вопросу об использовании профессиональной терминологии в деятельности по профилактике молодёжного экстремизма 38. Яворский Дмитрий Ромуальдович (Волгоград) Концепция "дисперсной религиозности": социологические перспективы Специальная секция «Социология православия» Ауд. 19 10-00 – 13-00, модератор И.П. Рязанцев, секретарь В.Г. Писаревский 1. Рязанцев Игорь Павлович (Москва) Духовно-нравственная культура светского и духовного ВУЗа 2. Воробьёва Надежда Юрьевна (Москва) Киноискусство и Божественное Откровение: проблема соотношения 3. Каргин Евгений Андреевич (Москва) Национальная специфика систем высшего образования в Великобритании, Германии и России 4. Козлов Иван Иванович (Москва) Церковь и университет: новые институциональные явления в светской академической среде 5. Масленников Евгений Вячеславович (Москва) Методологические проблемы изучения религиозности 6. Олейников Александр Алексеевич (Москва) Культурное ядро как основа объективного духовного бытия общества и как фундамент данной цивилизации 7. Писаревский Василий Геннадьевич (Москва) Методология исследования социально-демографических и поведенческих критериев аудитории православных сообществ ВКонтакте 8. Подлесная Мария Александровна (Москва) Развитие российского общества с точки зрения ценностей студенческой молодежи 9. Подъячев Кирилл Викторович (Москва) Православие и патриотизм в регионах России: социокультурное измерение Лекции, мастер-классы и презентации Ауд. 17 Г.И. Гаджимурадова, ведущий научный сотрудник ИСПИ РАН (Москва) Миграционный вызов и современная Европа (проблемная лекция) 10-00 – 10-45 В.А. Зотова, научный сотрудник ЦИРКОН (Москва) Мастер-класс по созданию академического текста 10-50 – 11-35 Р.Н. Лункин, главный научный сотрудник Института Европы РАН (Москва) Православие и разворот общественного сознания в России – тихая приходская революция (мастер-класс с дискуссией) 12-00 – 12-45 Р.В. Шиженский, зав. кафедрой истории России и вспомогательных исторических дисциплин Мининского университета (Нижний Новгород) Сакральное пространство русских язычников XXI века на примере капища и храмовых комплексов (3D презентация) 12-50 – 13-35 Конец документа
  15. Писманик, М. Г. П34 Религия в культуре и в гражданском единении: монография / М. Г. Писманик ; Перм. гос. ин-т культуры – Пермь, 2019. – 444 с. ISBN 978-5-91201-308-9 Монография представляет собой обобщение многолетних религиоведческих, культурологических, социологических, этических и психологических исследований автора, связанных с анализом роли религии в духовной культуре Отечества, а в особенности, – с влиянием религии на становление в постсоветской стране гражданского общества и на формирование гражданского единения верующих и неверующих россиян. Книга содержит некоторые конструктивные соображения по упреждению и разрешению возникающих противоречий между религиозными и светскими началами в культуре, морали и в других сферах общественной жизни современной России. Монография адресована отечественным культурологам, религиоведам, этикам, социологам и психологам. Она может быть полезной преподавателям религиоведческих и других общественных дисциплин в школах и вузах. Книга способна заинтересовать аспирантов и студентов гуманитарных специальностей, а также широкий круг религиозных и нерелигиозных читателей.
  16. Уйду, уйду, я чувствую уход, Он будет скромен, даже беспристрастный, И на могилу осенью сырой несут венок, И ветер странник, что сейчас не властный , И сожаления слез и жизни всей отчёт, Года бегут, ты помнишь все мгновенья, Мы прожили судьбы последний срок, И ждём у Бога только снисхождения Уйду, уйду - конец у всех один, Но верю я, что может сквозь столетья, Ты добрым словом помянешь меня, В тот светлый день, минуя междометия Игумен Даниил Ирбитс, 28.09.2019, Гётшендорф, Даниил Ирбитс
  17. Вторая встреча религиоведческого семинара "Есть ли в России исламофобия, и почему русские обращаются в ислам?" пройдет в Шанинке 15 октября. Необходима предварительная регистрация: https://www.msses.ru/about/news/4432/ Тема заседания – «Есть ли в России исламофобия, и почему русские обращаются в ислам?». Ислам в долгой российской истории был и враждебным «другим», и источником ориенталистского очарования, и объектом имперского «просвещения», и партнером в противопоставленном Западу «евразийском проекте». История постоянных войн, вплоть до самых недавних, сочеталась с опытом смешения людей и взаимодействия культур. Отношения двойственные и сложные. В современной России образ ислама искажен страхами перед глобальным исламским радикализмом, стереотипом «столкновения цивилизаций», миграционными фобиями. И в то же время правильный, «традиционный ислам» схематично противопоставляется мировой умме в качестве союзника государства против «экстремизма» и союзника православия в защите «традиционных ценностей многоконфессиональной российской цивилизации». А каков образ ислама у конкретных простых людей – например, у тех, кто сознательно обращается в ислам? Каковы мотивы этих неофитов? Как они соотносятся с массовыми стереотипами, отраженными в медиа-дискурсе и политической риторике? Ежемесячный научный семинар «Старые боги и новые мифы» открыт для широкого круга тем и широкой аудитории. Мы планируем обсуждать самые яркие исследования старых и новых религий; старых и новых мифов; старых и новых обрядов; старых и новых форм сакрального, которые сохраняются или вновь возникают в разных культурах современного мира. Мы изучаем все области, где идея или чувство сакрального/запредельного проявляют себя и формируют людей – их тела, их сознание, их поведение и их сообщества: искусство, память, политику, повседневность, ожидания и фобии, рождение и смерть. И много другое. Семинар ведут Александр Агаджанян и Дмитрий Узланер. Участники дискуссии: - Софья Рагозина – кандидат политических наук, научный сотрудник РАНХиГС, приглашенный преподаватель НИУ ВШЭ. Выступление будет посвящено исламофобии, а также механизмам выстраивания образа ислама в российских СМИ. - Ева Рогаар – исследователь исторического факультета Иллинойского университета (США). Выступление будет посвящено русским новообращенным мусульманам в позднесоветский и послесоветский периоды. Время проведения: 15 октября в 18:30 Место проведения: Газетный пер., 3/5, ауд. 511 Необходима предварительная регистрация: https://www.msses.ru/about/news/4432/ Спасибо Софье Рагозиной!
  18. С Днём Рождения Вас! Добра во всём!

  19. МИНИСТЕРСТВО НАУКИ И ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ АВТОНОМНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ «Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» Саровский физико-технический институт - филиал федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ» (СарФТИ НИЯУ МИФИ) ул. Духова, д. 6, г. Саров, Нижегородская область, 607186 Тел. (83130) 7-02-22, тел./факс (83130)3-48-09 E-mail: sarfti@mephi.ru ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО XIV ВСЕРОССИЙСКАЯ МОЛОДЕЖНАЯ НАУЧНО-ИННОВАЦИОННАЯ ШКОЛА «МАТЕМАТИКА И МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ» Cо 7 по 9 апреля 2020 года СарФТИ НИЯУ МИФИ (г.Саров Нижегородской области) проводит XIV Всероссийскую молодежную научно-инновационную школу «Математика и математическое моделирование». Цели Школы: § содействие широкому вовлечению молодёжи в инновационную деятельность; § популяризация научно-технических достижений в области математического моделирования и параллельных вычислений среди студентов и аспирантов вузов; § обмен научными идеями и достижениями в области математического моделирования процессов и систем; § общение с ведущими учеными и специалистами в области математики и математического моделирования. Адрес Оргкомитета: 607186, Россия, Нижегородская область, г. Саров, ул. Духова, д.6, к.213 www.sarfti.ru факс: (83130) 3-48-09 е-mail: eelomteva@mephi.ru Контактные лица: Ломтева Екатерина Евгеньевна, тел. (83130) 7-91-38, моб. 8(910)105-61-85; Борисёнок Валерий Аркадьевич, тел. 8(83130) 7-00-40; Юткина Елена Геннадиевна, тел. (83130) 3-32-41. Оргкомитет приглашает принять участие в работе Школы студентов, аспирантов и молодых ученых ВУЗов и предприятий. НАПРАВЛЕНИЯ РАБОТЫ ШКОЛЫ: § Математическое моделирование в биофизике § Модели и методы цифровых технологий § Моделирование физических процессов и явлений. § Современные программные комплексы и системы в математическом моделировании. § Безопасность информационных и технических систем. § Математические методы в экономике и социологии. § Математическое моделирование в химии. § Математические методы в проблеме нераспространения ядерных материалов и вооружений. § Школьная секция. В рамках Школы запланировано проведение студенческой олимпиады по численному моделированию задач физики взрыва и удара в комплексе Master Professional. Каждый участник Школы получит именной сертификат утвержденной формы. На секциях проводится конкурс докладов. Победители и призеры награждаются дипломами и ценными подарками. УСЛОВИЯ УЧАСТИЯ В РАБОТЕ ШКОЛЫ ВНИМАНИЕ! Контрольные сроки: до 07 ноября 2019 г. – заявка на участие (по прилагаемой форме) + анкета на въезд (по прилагаемой форме) иногородних участников для оформления пропусков в ЗАТО Саров. до 17 февраля 2020 г. – прием тезисов и экспертных заключений о возможности опубликования или их электронных копий. Формы участия в работе Школы: 1. Выступление с секционным докладом (10 минут) – очное участие. 2. Участие в работе Школы без доклада (в качестве слушателя). 3. Заочное участие в работе Школы. По итогам работы Школы издается сборник материалов с присвоением ISBN, УДК, ББК, регистрацией в наукометрической базе РИНЦ (Российский индекс научного цитирования). ТРЕБОВАНИЯ К ОФОРМЛЕНИЮ ТЕЗИСОВ Тезисы доклада должны быть в форматах doc и pdf. Объем тезисов доклада не должен превышать 1 страницы (стиль: Times New Roman, 12 пт., одинарный междустрочный интервал). Формат бумаги — А4, левое поле – 3 см., правое поле – 1,5 см., верхнее и нижнее поля – 2 см. Иллюстрации должны быть в формате jpg и читаемы при качестве печати 300 dpi. Формулы должны быть в формате MathType. Ссылки на литературные источники обозначаются номером в квадратных скобках [1]. ПРИМЕР ОФОРМЛЕНИЯ: Название работы (Стиль: Times New Roman, 12пт, полужирный) Фамилия И.О. №1, Фамилия И.О. №2, Фамилия И.О. №3, Фамилия И.О. №4 (если есть) (Стиль: Times New Roman, 12пт, обычный) №1 Организация, №2 Организация, №3 Организация, №4 Организация (если есть) (Стиль: Times New Roman, 12пт, курсив) (Фамилия И.О. – выступающий) Список литературы (Стиль: Times New Roman, 12пт, курсив полужирный) 1. Литературный источник №1. (Стиль: Times New Roman, 12пт, обычный, нумерованный список) В случае несоблюдения требований, предъявленных к оформлению работ, материалы к публикации приниматься не будут. ФИНАНСОВЫЕ УСЛОВИЯ Участие – БЕСПЛАТНОЕ. Оплата за проезд, проживание и питание осуществляется за счет участвующей стороны. Варианты размещения в г. Саров: · в хостеле, стоимость проживания от 500 руб. в сутки; · в гостиницах города, стоимость проживания от 1500 руб. в сутки. ЗАЯВКА НА УЧАСТИЕ 1. Ф.И.О.(полностью) 2. Место работы 3. Должность, ученая степень, звание 4. Телефон 5. E-mail 6. Направление доклада (секция) 7. Название доклада 8. Форма участия (очная с докладом, очная без доклада, заочная) 9. Согласие на бронирование жилья оргкомитетом с кратким указанием пожеланий по размещению АНКЕТА НА ВЪЕЗД № Ф.И.О. (полностью) Дата и место рождения Адрес места проживания (по регистрации и фактически) (с указанием округов по Москве или районов по Нижнему Новгороду) Паспортные данные (серия, номер, кем и когда выдан) Место работы и должность (полное наименование организации и ее юридический адрес) Форма допуска (есть, нет). Если есть то указать какая (полностью, например Д/000/000 от 00.00.0000г.). Форма допуска должна быть с проверочными мероприятиями через ФСБ. Форма допуска, которая действует только по организации, в которой работает человек (без проверочных мероприятий в ФСБ) – не годится для въезда в закрытый город. Цель приезда Сроки пребывания в ЗАТО Саров 1. Гражданство. 2. Имеете ли иностранное гражданство (не оформляли и вид на жительство и не ходатайствовали на его получение). 3. Судимость. Контактные телефоны для уточнения информации ОБЯЗАТЕЛЬНО приложить скан-копию паспорта (первые две страницы - где фото + страница с последней пропиской). Список делегации на несколько человек составляется в алфавитном порядке в виде таблицы и каждый въезжающий располагается на отдельной строке таблицы. Если планируется приезд на автотранспорте необходимо указать дополнительные данные, например: «Въезд в ЗАТО Саров на автотранспорте Toyota Estima, регистрационный знак В910СК52 (водитель Иванов Иван Иванович)». За информацию спасибо профессору Галине Сергеевне Широкаловой!
  20. Уважаемые коллеги! Сибирский институт управления - филиал РАНХиГС при Президенте РФ приглашает принять участие в Научно-практической конференции с международным участием «Государство, Общество и Церковь: российская нация и национальное единство», которая состоится 29-30 октября 2019 г. Организаторами конференции являются: - Правительство Новосибирской области; - Сибирский институт управления – филиал Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации; - Новосибирская Митрополия Русской Православной Церкви; - Новосибирское региональное отделение Всемирного Русского Народного Собора; - ДООВО «Новосибирская православная духовная семинария Новосибирской Епархии Русской Православной Церкви». Форма участия: докладчик / слушатель / заочное участие Прием заявок и тезисов Обращаем внимание, что прием заявок и тезисов продлен до 18 октября 2019 г. Заявка и тезисы выступления просим присылать на электронный адрес оргкомитета конференции: siu-konf@mail.ru. Все материалы проходят научный отбор. По результатам научного отбора будет издан сборник материалов с присвоением номера ISBN, также он будет включен в систему РИНЦ. Организационный взнос за участие и публикацию не взимается! Более подробная информация о конференции представлена в Информационном письме (см. прикрепленный файл - "Информационное письмо"). Также направляем форму заявки (см. прикрепленный файл - "Заявка участника") С уважением, организационный комитет Сибирского института управления-филиала РАНХиГС. т. 8 (383) 218-01-76; 373-14-98
×

Important Information