Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'прогнозы'.

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Видеолекции
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
    • Зарубежная социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 10 results

  1. Запрос общества на социальную справедливость изменит состав Госдумы. Начнётся поворот к социал-традиционализму YouTube-канал Александра Щипкова: youtu.be/5ML7YCPcFjY Александр Щипков прогнозирует, что запрос общества на лево-консервативный, социал-традиционалистский поворот отразится на составе Государственной Думы после выборов в сентябре 2021 года. В обществе силён запрос на социальную справедливость, а не просто на абстрактное левачество. В 2020 году этот запрос вылился в конкретные решения Путина по поддержке семей, детей, бедной части населения. Эти финансовые действия необходимы, но недостаточны, потому что для полной реализации запроса нужно концептуализировать этот процесс. Нужно ответить на несколько принципиальных вопросов: что такое социальная справедливость? как совместить перераспределение благ с социальной стабильностью? Всё это наводит на мысль о необходимости сопряжения двух идей - идеи социальной справедливости и идеи традиции. Эти два направления неразрывны в русском национальном сознании. Предвыборные дебаты - прекрасная площадка для обсуждения идеологии, которая понадобится для развития России в ближайшее время. Поворот в сторону социального традиционализма, как предлагает назвать это идеологическое направление Александр Щипков, начал Владимир Путин в 2018 году во время предвыборной кампании. Это направление было подхвачено депутатами "Единой России" и "Справедливой России", которые вносили законодательные проекты, связанные с социальным и традиционалистским направлениями. Но есть и менее крупные политические силы, которые подхватывают идею социального и традиционного. В первую очередь надо назвать имена Сергея Михеева и Захара Прилепина, которые достаточно активно пользуются этой риторикой. Их слабое место, по мнению Щипкова, расчёт на технологию популизма. Аналитик считает, что эта технология не принесёт долгосрочный результат, что время популизма прошло, и пример Трампа ярко это подтверждает.
  2. – Интервью с Вильямом Шмидтом, Март 16, 2018 Какие перспективы открываются перед теологией, которая, как научная дисциплина, совсем недавно включена в перечень Высшей аттестационной комиссии России (ВАК); о сложностях и задачах, которые стоят перед теологией как новой для нашего Отечества предметной областью – новой научной специальностью, мы поговорили с российским религиоведом, издателем эпистолярного наследия Патриарха Никона, Вильямом Владимировичем Шмидтом. Он выступил научным руководителем Международной научно-практической конференции «Государство, общество и Церковь: укрепление межнационального и межрелигиозного согласия, развитие и совершенствование механизмов взаимодействия», прошедшей в городе Новосибирске с 11 по 13 мая 2016 г. - Вильям Владимирович, на конференции Вы выступали как преподаватель Российской академии народного хозяйства и государственной службы Новосибирска или Москвы? В.Ш.: Хорошо известно, что Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации – одна из самых крупных образовательных организаций Европы, она имеет большую филиальную сеть – её филиалы есть почти во всех регионах России. В свое время, в период реорганизации системы, была утверждена программа развития Академии, в которой вкралась фраза: «Оптимизировать территорию Российской Федерации под потребности академии» (в этой шутке есть и доля правды). Академия – это крупнейшее образовательное учреждение, которое отвечает за подготовку кадров в сфере управления – государственного, муниципального, а также и в отраслях народного хозяйства. Хотя в гражданско-политической, политэкономической жизни страны многое изменилось, но принципы универсализации, стандартизации никто не отменял, так что сфера управления и подготовка кадров – стратегические задачи воспроизводства общества. Занятым в этой сфере важно знакомиться с достижениями коллег и теми новациями, которые нарабатываются на региональном уровне – вот мы и взаимодействуем в том числе и на подобных площадках, а семинары, симпозиумы, конференции – лишь некоторые из форм и инструментов обмена опытом и взглядами. – Вильям, если позволите: меня интересует вопрос, касающийся образовательного стандарта по Теологии. В.Ш.: Да, конечно – утвержден не только образовательный стандарт по Теологии, но также утвержден и паспорт научной специальности. Так что мы можем поговорить об этом подробнее. – Если он будет реализовываться, то будут необходимы и преподавательский состав, и сопутствующая научно-методическая база… Вы, как человек имеющий непосредственное отношение к специальности «Религиоведение», принимали участие в разработке этого стандарта? В.Ш.: Нет, я принимал активное участие лишь в конституировании Религиоведения как отрасли, имею небольшой опыт развития религиозного образования, включая элементы его системы, – это было в 90-е годы; становление же Теологии и системы теологического образования – это удел все же религиозных организаций, и ведущую роль здесь играла и играет команда Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Наша Академия и ее базовая кафедра – кафедра государственно-конфессиональных отношений – мы последовательно выступали за введение Теологии в перечень научных специальностей, конституирование этой отрасли. Посудите сами: Религиоведение есть, а Теологии нет, и это при том, что религиоведение изучает те представление о Боге (богах), отношениях (диалоге) человека и Бога, которые формируются в рамках религиозных традиций и культур. Очевидно же, что если нет теологии – уникального научного объекта, то и религиоведение, и философия науки, и многие иные разделы отраслевой науки, изучающие религиозные феномены, вряд ли могут быть и состояться как научное знание. Так что Теологии, как науке, непременно быть, если мы признаем, что есть такой феномен бытия человека, как его религиозная жизнь, религиозная сфера. В последние годы я не перестаю обращать внимание коллег на уже ставший непреложным факт: в России религиозная сфера закончила свое формирование – мы более не видим в ней особой динамики – количественные показатели давно стабилизировались; сейчас мы в основном фиксируем качественные изменения – расширение и совершенствование форм работы с населением и гражданско-государственными институтами, наращивание культурно-идеологического и социально-политического потенциала и т.п. Да, все это закономерно и эти изменения качественно-количественных показателей в аспекте воспроизводства системы, а это ничто иное, как характеристики профессиональной среды – ее научный потенциал, повышение квалификации кадров и т.п., требуют не только осмысления – в этой реальности мы живем и ее развиваем. – Если позволите уточнение – Вы имеете в виду динамику религиозной жизни и сферы в пост-советский период? В.Ш.: Да, конечно, я говорю именно о динамике восстановления религиозной системы после смены государственно-политического строя, общественно-политической формации в целом. С точки зрения основных параметров системы, религиозная система в России восстановлена – общество определилось в своих религиозно-мировоззренческих предпочтениях – появилось даже близкое к нормативному понятие «традиционные религии», маркирующее православие (христианство), ислам, буддизм, иудаизм, но главное – каждая из бытующих в России религиозных традиций восстановлены: институционализированы и довольно устойчивы их структуры, а многие, как, например, Русская Православная Церковь и иные христианские конфессии, имеют высокого порядка централизацию. Поскольку система есть, а структурные элементы ее довольно устойчивы, то самое время обеспокоиться ее совершенствованием – повышением качества, эффективности функционирования и воспроизводства. А для воспроизводства, естественно, нужны инструменты. Как бы долго и много мы не рассуждали о разном и важном, никто не будет оспаривать, что традиция и наука – два крыла, которые определяют место и обеспечивают роль в будущем. Так и с религиозной сферой – без теологии она обречена оставаться суеверием, как без философии и научного знания любое мировоззрение – эклектичное мракобесие, никак не способствующее примитивно организованному сообществу достичь уровня цивилизации. Также никто не будет оспаривать, что опыт повседневности и его закономерности нужно осмыслять, нужно уметь эффективно управлять процессами, а также и реагировать на вызовы времени и прогнозировать будущее. И как все это делать, если для этого нет специального ресурса – научно удостоверенного знания, инструментов? Очевидно, что Теология – один из таких инструментов – специализированное знание с соответствующим методологическим аппаратом, который должен быть детально разработан, если общество желает иметь высокий уровень безопасности. Рассуждая о безопасности, мы четко понимаем, что всякое качество обусловлено уровнем стандартов и требований к их обеспечению. Когда многое в нашей жизни формализовано и стандартизировано, возможно ли это распространить и на такую деликатную сферу как религиозная? – Вполне, если мы согласились считать ее стратегической и базовой (фундаментальной). Но при этом нужно быть предельно аккуратными и осмотрительными именно из-за специфики природы этой сферы – ее аксеолого-аксиоматических (ценностных) начал, от стабильности которых зависит устойчивость человека и общества в целом. Кроме того, данная сфера все еще остается предельно политизированной – не только не удается преодолеть ее идеологизацию, а в последнее время наметилась и крайне опасная тенденция – криминализация за счет борьбы с экстремизмом, нетрадиционностью и инакомыслием. Как видим, сложнейший комплекс проблем приходится на период институционализации Теологии при невнятности подходов к конституированию ее как отрасли знания и определения задач на среднесрочную перспективу. – В связи с этим вопрос: насколько этот стандарт укоренен в традицию нашего богословия? В.Ш.: Думаю, никак. – Но ведь стандарты и модели существуют не только у нас, но и в мире. Вне зависимости от времени признания Теологии наукой есть же традиции? В.Ш.: Все науки родом из философии – с этим мало кто будет спорить, но при этом кто-то считает Философию царицей наук, кто-то – Теологию, а я, например, Религиоведение, поскольку именно оно способно учитывать инварианты видов систем, оказываясь при этом вне пределов этих систем. Мы можем углубляться в историю науки и специфику способов познания: многие как в прошлом, так и теперь правильно полагают, что в мире все давно известно, а мы лишь заново перетасовываем известные факты с учетом новой конфигурации пазлов – смыслов. Мы должны понимать, что реальность по большей части зависит от того, что мы хотим в ней увидеть – каким образом замечаем противоречия и формируем «природу», универсалии – как будем учитывать не только наши желания, но и условия их возникновения; важно еще и то, как мы будем совмещать нашу реальность с действительностью, частью которой мы являемся. Фантазировать о замках, создавать замки и эксплуатировать их – все это не однопорядковые явления, хотя все они в нашей власти – элементы нашей жизни: у кого-то они уже есть, кто-то о них лишь грезит, а кто-то давно разрушил их за ненадобностью. Россия – та из стран, народ которой скор на самые отважные эксперименты, он долго терпит, но быстро запрягает, неприхотлив к условиям, но если уж вошел во вкус, так до предела – чтобы больше ничего и никак не хотелось, и не напоминало… Так и с религией – сейчас это наше ВСЁ, а еще вчера – если ты с серьезным лицом сказал о своих религиозных чувствах, твое место, в лучшем случае – психиатрическая лечебница, а так – тюремная камера. Сегодня нам очень нужна Теология, которой в нашей отечественной традиции почти никогда не было. При этом у нас есть довольно неплохо разработанное Религиоведение, но оно нам почему-то оказывается «не надо», поскольку у него якобы дурное прошлое – оно атеистическое. Что такое атеистическое религиоведение понять невозможно (как атеистическое?), поскольку наука в отличие от мировоззренческих установок не может быть теистической или атеистической – она рационалистична, критична, фальсифицируема и т.д. Но если так – если даже допустить такие вульгаризмы, – то зачем вам нужна теология как наука, если критерии научности вы при этом отвергаете? А можно и еще категоричнее поставить вопрос: может ли быть теология атеистической, если она — наука? Это лишь небольшой срез тех «треволнительных» проблем, которые реально дискутируются – не дают покоя широкой научной общественности и, безусловно, тем, кто пытается формировать политику в этой сфере и участвовать в политиках более высокого уровня. Если по сути, то у Религиоведения и Теологии довольно серьезное, если не сказать категорическое, расхождение в объектах исследования, хотя отдельные элементы совпадают – например, институциональные формы религиозности и роль религии, религиозного фактора в социальности, а вот предметные области оказываются сближены настолько, что многие не видят особого в них различия как это бывает у неспециалистов, не способных отличить философию культуры от культурологии, или политологию от социальной философии. В этой связи возникает несколько крупных блоков проблем – проблемы классификации знания и структуры отрасли. Да, очевидно, что продукты научного производства должны быть определенным образом классифицированы – можно это делать по объекту или предмету исследования; в любом случае такая классификация окажется довольно сложной — разветвленной и многоуровневой системой. Нужно решить, что будет удобнее при использовании нарабатываемого знания – его идеологическая функция или академическая эффективность. Если идеологизация, – тогда в основу внутриотраслевой классификации будет положен религиозный/конфессиональный принцип – мы получим в структуре этой новой отрасли, с учетом отсутствия четких родо-видовых признаков и принципов типологии и классификации, немыслимое количество подлежащих учету религий, а внутри их – множество научных специальностей, соответствующих видам богословия конкретной религиозной традиции – так называемые теологии «родительного падежа», которые в итоге неизбежно будут сближаться с отраслевым знанием на уровне междисциплинарных связей и приведут к академической диффузии предметных областей, к хаосу. Если же в основу классификации будут положены установки на эффективность, качественные показатели, тогда в основу отраслевой классификации будет положен принцип предметности, который в логике «общее — частное» предпишет аккумулировать весь спектр религиозных явлений в объеме видового (религиозного) разнообразия — всей палитры религиозных традиций мира, никак не ранжируя эти традиции по степени важность/ ценность. В этом случае мы можем получить довольно стройную систему отраслевой науки, «архитектура» которой изначально опирается на межпредметные связи, а всё многообразие религиозных феноменов конкретных религиозных традиций образуют единый класс предметов, как полученных в рамках конкретно-научного подхода соответствующим методологическим аппаратом. Вторая проблема — отраслевая демаркация, которая в научном знании проходит исключительно по предметной области. В отечественной традиции Религиоведение как наука о религии(ях), сфере религиозного (религиозных явлениях) и роли религии в социуме (социальных функциях религии) сформировалась как междисциплинарная отрасль — исторически входит в отрасль философских наук, которые исследуют наиболее общие закономерности, фундаментальные вопросы бытия — вопросы о мире и человеке, включая и его место в нем. Да, можно рассуждать о Религиоведении как некой метанауке, но вместе с тем она не может существовать без или вне конкретно-научного знания — исторических, социологических, психологических, этнографических, литературоведческих, политологических, канонико-правовых основ знания, описывающих конкретную религиозную традицию. Безусловна, на этом фоне есть и известные претензии постмодернистского интеллектуализма, выдвигаемые к любому обществоведческому концептуализирующему знанию — знанию о наиболее общих закономерностях развития человека/общества, в особенности к философии, низводя ее до мировоззрения или модернизированных мифологем. Но вместе с тем, всякая Теология как теоретическое знание, формируемое в рамках конкретной религиозной традиции, при последовательной разработке методологического аппарата и межотраслевом взаимодействии, придет к обобщениям философско-методологического порядка, формируя свою собственную философию теологии или философскую теологию… Таким образом, Россия в своем опыте строительства Теологии как отрасли знания (науки) с очевидной неизбежностью должна будет генерализовать/систематизировать накапливаемое в отраслях, изучающих религиозные явления/феномены, знание о религии — сохранять его распыленным по отраслям, генерализируя в философской подотрасли — религиоведении, или же создать самостоятельную отрасль — Религиоведение / науку(и) о религии (Religionswissenschaf, la science de religion, science of religion, Religious Studies), в которой центральное место закономерно будет занимать Теология со всем ее сложно структурированным родо-видовым знанием — богословием различных религиозных традиций, а также и сопутствующие подотраслевые разделы — истории, географии, социологии, политологии, культурологии, антропологии, психологии религии и т.п. Сказанного вполне достаточно, чтобы понять уровень неопределенности, с которым столкнулось академическое сообщество после принятия решения о признании Теологии в качестве научной специальности и введя ее в систему профессиональной подготовки. С каждым годом уровни рисков будут все более ощущаться, поскольку структура воспроизводства профессиональных кадров, их аттестация, производство продуктов интеллектуального творчества будет требовать логически выверенного, четкого учета и контроля. На данном, начальном, этапе институциализации отрасли это не так ощутимо, поскольку в рамках содержания образования (перечень компетенций, наполнение учебных планов по направлению подготовки различного вида учебными дисциплинами) — все эти проблемы можно компенсировать за счет междисциплинарных связей, но вопросы обеспечения профильных, специальных учебных дисциплин детально разработанными учебниками и учебными пособиями — это серьезная проблема, во многом связанная с тем, как структурировано отраслевое знание. Эта проблема проявила себя во всем масштабе даже на уровне создания Паспорта научной специальности «Теология», который во многом дублирует Паспорт специальности «Религиоведение». Насколько критична ситуация — дело вкуса в оценке. На наш взгляд, это естественный и закономерный процесс на этапе перехода от институционализации к конституированию отрасли, на котором, по мере нарабатывания опыта отраслевого производства, происходит не только уточнение конфигурации самой отрасли под нужды практики и особенности производства, но и совершенствуется понятийно-категориальный аппарат, взрослеют акторы и развивается их корпоративная культура — расширяются ее горизонты, а она сама, отрасль, перестает быть узкопартикулярной и агрессивной. Здесь нет ничего нового — так проходило становление каждой новой научной отрасли – и психологии, и социологии, и политологии, например, выделявшихся из философии… Да, богословская традиция на Руси куда более древняя, нежели традиции академической учености, но так уж сложилось, что в России именно Теология стала самой молодой и в академическом смысле наиболее слабой и уязвимой. Этому есть множество причин, среди которых, в том числе: отсутствие практики вырастания университетов из монастырей; сугубое внимание в Духовных школах к формированию опыта послушания, а не академической учености; практики пастырского богословия и катехизации, а не научных изысканий и мировоззренческих диспутов. Даже те высокие достижения академического богословия, что сформировались к концу XIX — началу ХХ в., на корню были уничтожены в период революционного лихолетья и последовавшей за ним эпохой безбожного социализма; да и собственно факт, что Россия до сих пор не имеет на национальном языке полного свода патристических текстов, говорит о себе ярче всех иных фактов вместе взятых… Как видим, сегодня мы оказались в условиях, когда нужно сразу решить весь комплекс сложнейших проблем, усугубленных еще и тем, что Россия — мультрелигиозная и полиэтничная страна, укладные особенности которой довольно сильно разнятся при движении с севера на юг и с запада на восток. Развивалось ли богословие? – Да, развивалось на уровне мысли. Но оно не было таким, как в европейской традиции – оно не перешло на уровень высокой академической традиции, когда богословие и теология обслуживают само научное знание о системе. — Почему так произошло? – На наш взгляд, по той простой причине, что в русской религиозной традиции богословские школы были отделены от университетов: да. со временем были созданы Московская Духовная школа, Петербургская, Киевская, Казанская… но, по факту, семинарии оказались несвязанными с университетами, академическим знанием… — Вы упомянули о специфике условий, в которых развивались богословские традиции на Руси — Вы имеете в виду влияние реформ Петра Великого? В.Ш.: Нет, это куда более сложные проблемы, уходящие в глубь веков. Да, мы могли бы иметь коренную, автохтонную богословскую академическую традицию, чем-то напоминающую европейскую, если бы в стенах наших монастырей выросли университеты, а не только ремесленные школы. Но такие попытки предпринимались, например, в эпоху Патриарха Никона, правда, очень скоро, с окончанием его эпохи, случились необратимые для всей русской цивилизации перемены — мы не успели пройти свое «высокое» Средневековье, не успели доформировать свой национальный тезаурус культуры, сделали инокультурные и инославные прививки со всеми вытекающими из этого факта известными следствиями. О богословии можно сказать лишь одно — в массе своей оно ориентировалось на обслуживание хозяйственных укладов. — Я бы сказал, что не только хозяйственная, но и аскетическая школа существовала. Традиционно это связанно с Афоном. В.Ш.: Да, безусловно, но все это — практическое богословие, притом богословие весьма далекое от артикуляции и развития понятийно-категориального аппарата, на котором говорит ученость, не менее эффективно погружаясь в умное делание и «снимая» его ради пользы и возвышения многих иных, далече от старца-подвижника сущих. Сегодня, глядя на опыт строительства наших монастырей — богословие в камне, опыт нашего, русского, иконописания — богословие в красках, опыт нашего пустынножительства и исповедания веры на северах — евангелизации, а в современных условиях — и реевангелизации, мы пытаемся не только его понять, но и приобщить себя к этой истории и традиции. Нам вновь открывается не только опыт благовестия, но и богословствования, не так ли? — Без сомнения. — Богословие многогранно — есть и практическое, и мистическое, то есть чувственно-интуитивное, есть и формализованное в иконе или тексте. Его нужно уметь создавать, уметь постигать, уметь транслировать — нужно иметь этот мир и уметь его передать тем, кто идет вслед уходящим в вечность — передавать новому миру, новым поколениям, которые входят в жизнь, в Церковь и воцерковляются. На мой взгляд, задача современного этапа, — опираясь на многообразие накопленного опыта, четко формализовать запрос времени с учетом вызов. (Безусловно, есть проблема и в том — чтó мы понимаем под вызовами и каким мы пытаемся увидеть будущее.) На конференции в Новосибирске упоминалась идея «Третьего Рима». В целом, вообще, ее часто вспоминают в последнее время. Эта религиозно-политическая идея, возникшая в церковной среде — высказанная монахом Филофеем в первой трети XVI в., имела большое значение для внутригосударственных целей. Но в XVII в. Патриарх Никон говорит ей «нет», поскольку жизнь должна устраиваться сообразно законам духа, а потому Московия — это не столько Рим, сколько Иерусалим — Новый Израиль. И мы видим, как согласно этой установке начинает трансформироваться реальность — даже внешняя политика все более и более приобретает экклесиоцентричный характер. Мир завтрашнего дня формируется сегодня — нашими представлениями и чаяниями. И государство, и Церковь хотя и являются институтами высокого порядка, хотя и категорически различны в силу своей природы, но неизбежно соединяются в человеке — его существе, его бытийности — без человека, вне человека реализованы быть не могут. Задачи этих двух великих институтов в истории мира, их роль хорошо известны, как и их мощь, перед лицом которой человек — ничто. Но ведь и без человека они – ничто. Страшнее другое — от уровня духовно-интеллектуального развития человека во многом зависит социально-политический образ и характер этих институций — стиль эпох, уровни возвышенности и низменности. Великие трагедии ХХ века — плоды не только рук и воли, но и духа человека, раскрывающие мощь бытия — его диалектику. Сегодняшний день — та зыбкая грань, тот рубикон, за которым будущий образ нашего мира — мир с узкими границами, ориентированного внутрь себя, где вокруг сплошь враги, а может, и наоборот — мир экклесиоцентричный — мир широких границ, дружественных начал и партнерства. «Политика» (умонастроение) в отношении к Теологии — вот тот радикальный вызов-реакция, от ответа на который зависит формат нашей жизни на много поколений вперед. Вся суть, сущность богословия третьего тысячелетия — выбор умонастроения-«политики» — выбор принципа организации Теологии: оно может быть как робким, страха, вражды — богословием войны, так и порыва, творчества, торжества — богословием мира. Сделанный выбор откроет дверь в иную реальность — к следующему выбору такого же порядка, правда, уже в организации содержания. Одним словом, какие потенции актуализирует человек дня сего, таким получит свой лик во дне завтрашнем — этим ликом будущее будет смотреть ему в глаза, будет ковыряться в его душе, уме, в его повседневности. Так что на вопрос «каким будет русское богословие в XXI веке?» ответ простой — я не знаю, хотя «пророчество» просто — Христо-/антропо-центрично. А вот какими будут его аспекты — краски/камня/молитвы, мира/войны/пацифизма, логоса/начетничества/идеологемы — возможно всякое; главное — оно уже пришло в движение, а разовьется ли, зачахнет, в каких формах проявится — эти прогнозы/оценки оставим суду истории и Творца миров… https://igsu.ranepa.ru/news/p70337/ Источник — Живоносный Источник. 2017. №1 (12)
  3. Anastasia Koskello поделилась ссылкой. Администратор · 8 ч. · То, что автор называет грядущим "эпохальным объединением христианства", конечно, таковым не является. Корректно было бы назвать этот сценарий поглощением Константинопольского патриархата Католической Церковью. Просто исходя из норм языка. Римская Католическая Церковь по количеству приходов, верующих и священнослужителей превосходит Константинополь приблизительно в сто раз. То есть, фактически то это никакое не "объединение", а именно поглощение лилипута великаном. Говорить об "изоляции" РПЦ от "мирового православия", подконтрольного Константинопольскому патриархату, также невозможно ввиду численных показателей. У РПЦ 38 с лишним тысяч приходов, а у Константинополя - 3 тысячи. То есть, это изоляция слона от Моськи. Как бы вы ни относились к РПЦ, - но это факт социологический. У нынешней РПЦ не очень хорошо с пиаром, - в противном случае в сети была бы масса внятных публикаций с инфографикой. А концепция "русского мира" на самом деле имеет мало отношения к разрыву между МП и Константинополем. Концепцию эту годами навязывает Русской Церкви российское государство, но Церковь не очень-то активно включается в эту работу (русского национализма в РПЦ вообще очень мало, как и в России в целом). Скорее у греков сильна идеология "эллинского мира", ввиду чего православные греки традиционно смотрят свысока на не-греков (греческий национализм в КП чётко прослеживается на уровне иерархии). В разрыве между МП и КП ключевое слово - "папизм". То есть, претензии Константинопольского патриарха на единоличное управление всем православным миром. РПЦ в данном случае отстаивает более демократичный, коллегиальный стиль управления. Но либеральные СМИ этого, конечно же, не замечают, - ведь "из Назарета может ли быть что доброе?". NG.RU РПЦ рискует пропустить эпохальное воссоединение христианства / Вера и общество / Независимая газета https://www.facebook.com/groups/898557784003486/permalink/990154164843847
  4. Третья мировая и победа справедливости: каким будет мир после вируса Пандемия коронавируса — не что иное, как Третья мировая война в том единственном виде, в котором она возможна сегодня. И точно так же как это было в прошлые войны, новейшие технологии, развивавшиеся по экспоненте последние два десятилетия, ждали лишь этого триггера для того, чтобы запустить новую грандиозную трансформацию общества, считает управляющий партнер компании А1 Андрей Елинсон Андрей Елинсон, 28 марта 2020 Сегодня уже не нужно быть проницательным футурологом, чтобы понимать: мир находится в процессе взрывной технологической трансформации. В истории человечества революции в технологии всегда накапливались долго и постепенно, но рано или поздно некий триггер, спусковой крючок, запускал быструю перестройку и экономик, и общественных отношений. Правда, чаще всего эти поводы не были мирными: утверждение идеи всеобщего равенства потребовало 20 млн потерь в Первой мировой, а идея высшей ценности человеческой жизни утвердилась в результате Второй мировой с ее 50 млн погибших. ₽Требуются авторы, сценаристыПреподаватель высшего образованияКурс философии Пандемия коронавируса — ничто иное, как Третья мировая война в том единственном виде, в котором она возможна сегодня. По масштабу потерь и разрушений ее невозможно, разумеется, сравнивать с двумя предыдущими, но по эффекту, производимому на политику и экономику, общество и сознание, они вполне сопоставимы. И точно так же новейшие технологии, развивавшиеся по экспоненте последние два десятилетия, ждали лишь триггера для того, чтобы запустить новую грандиозную трансформацию общества. Технологическая платформа, инфраструктура, система коммуникаций, создававшиеся последние три десятилетия, стали полем боя в этой войне, а сами новейшие технологии — главным оружием. Они и позволят нам победить: ведь в этой войне, в отличие от предыдущих, все человечество выступает на одной стороне. В последние годы бизнесмены и аналитики так часто предсказывали в экономике «дисрапт», что все утомились ждать его. Сегодня дисрапт — революционная трансформация — происходит на наших глазах. Компании-пионеры, запустившие этот процесс (Google, Amazon, Tencent, Alibaba и др.), развили новые технологии и новые отношения, которые начали менять традиционную экономику. Но удельный вес и темп этих изменений были настолько низки, что, казалось, переход займет не один десяток лет — сам Джек Ма еще недавно полагал так. Однако война с коронавирусом прорвала плотину, которая мешала развиваться компаниям-дисраптерам, и появившееся в ней окно возможностей расширяется день ото дня. Сервис доставки, еще вчера занимавший пару процентов рынка ритейла, да и то лишь в мегаполисах развитых стран, испытывает взрывной рост, завоевывает малые города и вряд ли замедлит рост даже после отмены ограничений. Рынок удаленного образования, о пользе которого лениво спорили специалисты, на глазах начинает доминировать над традиционным университетом. В считанные недели появились новые онлайн-сервисы, о которых раньше говорили только самые смелые футурологи: Лувр удивляется росту потока посетителей — только не в залах, а на онлайн-площадке. Для крупных компаний участие в этой трансформации — единственный шанс выжить и не повторить печальный кейс Kodak, для новых игроков — возможность занять нишу, о которой раньше им и не мечталось. За внешней трансформацией второй, еще более мощной волной идет внутренняя. Переход десятков миллионов людей на удаленную работу в течение одной лишь недели приводит к удивительным открытиям. Сотрудник, оказывается, более эффективно расходует рабочее время дома. Там он не гоняет бесконечный чай на корпоративной кухне, не курит с коллегами у входа и не трындит с партнером о погоде в переговорке. Трафик просмотра сериалов в рабочее время вырос незначительно, зато трафик корпоративных мессенджеров и сайтов онлайн-образования зашкаливает. Работодатель с удивлением осознает, что удаленная работа может быть на треть эффективнее офисной и вдвое дешевле ее, что аренда гламурного офиса в бизнес-центре класса «А» все эти годы была избыточной. Коворкинг, еще вчера казавшийся новшеством, сегодня выглядит устаревшим переходным звеном к дистанционному типу занятости — и вряд ли вернется к нам. В итоге прямая связь между потребителем, поставщиком, сотрудником и местом непосредственного принятия решения по конкретному запросу сократилось с дней или недель буквально до миллисекунд. Это перемещает привычные ранее корпоративные пирамиды в один музейный ряд с древнеегипетскими. Пройдет пара лет, и компании нового формата, новых принципов самоорганизации будут с удивлением изучать разветвленные оргструктуры и бизнес-процессы вымерших компаний-динозавров как загадочный код, подлежащий расшифровке и не поддающийся объяснению. Вопрос «Как они тогда управляли бизнесом?» станет риторическим. Действительно, как? Но впереди третья трансформация — самая важная и сложная для понимания. Это дисрапт бизнес-отношений, деловой среды и нематериальных факторов стоимости бизнеса. Старые связи разрушаются, на их место встают новые, — прежде всего эмоциональные. Когда-то стоимость предприятия измеряли материальными активами, затем к ним добавилось могущество бренда, чуть позже — репутация, нарабатываемая через социальную ответственность, экологические программы, благотворительность. Сегодня, когда люди во всем мире объединяются в сообщества и стремятся держаться вместе, в числе важнейших факторов стоимости бизнеса окажутся способность к партнерству, эмпатия, справедливость. В этом и будет заключаться сила бизнеса в XXI веке — и еще долго после того, как побежденный COVID-19 уйдет в историю. Глава Всемирного экономического форума Клаус Шваб еще в декабре 2019 года осторожно сформулировал эти новые отношения, назвав их stakeholder capitalism — что яснее всего звучит по-русски как «капитализм равных возможностей». Потребитель и производитель, сотрудник и работодатель, компания и государство — все заинтересованные стороны участвуют в этой новой системе отношений как ее равноправные акционеры, и справедливое партнерство между ними становится высшей ценностью. Поменяются критерии силы: в феодализме ее олицетворял меч, в капитализме — денежный мешок, потом бренд. Завтра это будет нравственный облик (бизнесмены старой формации на этом месте упали в обморок). Соответственно, изменятся и инструменты силы: если когда-то договоренность с чиновником или судом обеспечивала успех в корпоративном споре, то теперь пост известного блогера о том, что он ударил женщину, резко сужает бизнес-возможности. Эта тенденция зародилась вчера, но завтра станет преобладающей. Компании, много лет успешно работающие над разрешением споров между собственниками, урегулированием корпоративных конфликтов, должны оказаться на переднем крае этой трансформации бизнес-отношений. В новой парадигме право сильного уйдет, его заменит право правого. Мы можем быть первыми в России, кто встроится в этот неизбежный процесс. Победой в Третьей мировой станет установление норм справедливого бизнеса. И за это уж точно стоит воевать. https://yandex.ru/turbo?text=https%3A%2F%2Fwww.forbes.ru%2Fobshchestvo%2F396211-tretya-mirovaya-i-pobeda-spravedlivosti-kakim-budet-mir-posle-virusa&promo=navbar&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com Последние новости о пандемии коронавируса можно узнать здесь
  5. Левоконсервативный поворот Путина Анализ результатов президентских выборов и поствыборной ситуации в России Президентские выборы в России не только и не столько «электоральный цикл». Это всегда в той или иной мере плебисцит. Его результатом часто становится всенародный мандат доверия, делегированное право на кардинальные политические решения. Это делегирование связано с тем, что необходимость таких решений в российской истории сохраняется десятилетиями и даже столетиями. Это следствие ряда сложностей русской истории. Такой мандат означает, что воля и доверие народа, его историческая судьба должны значить для президента больше, чем ситуативные интересы политических и экономических групп влияния — этих «клубов по интересам». Таково условие реальной, а не бумажной демократии. Властная вертикаль служит хоть и не единственным, но необходимым условием сохранения в стране приоритета интересов большинства. Властная вертикаль — это страж демократии в России. И её ни в коем случае не надо путать с режимом личной власти, с пресловутым «культом личности», досадную психологическую зависимость от которого сохраняют как сталинисты, так и их оппоненты. И те и другие не в состоянии отличить и отделить трагический исторический зигзаг от глубинных архетипов русской истории. Но мы прекрасно знаем, что одна и та же политическая фигура может вызывать вначале энтузиазм, а затем жестокое разочарование. Это значит, что русское общество ни к каким «культам» на деле не склонно. Итак, 18 марта 2018 года состоялись выборы Президента России. За результатами конкретных кандидатов видны долгосрочные политико-социальные процессы, а не только их персональные карьерные перспективы. Предвыборный фон Запрет на национальную символику на Олимпиаде 2018 года и британская «газовая» клеветническая информационная кампания. Главный месседж этих антироссийских акций: есть подозреваемые, для которых не нужны доказательства. Главный лозунг: «Россия должна признаться!» Это буквально совпадает с политической практикой прокурора А. Я. Вышинского, который любил повторять: «Признание — царица доказательств!». Результаты выборов Главный и наиболее заметный результат — это полный и оглушительный провал либеральных кандидатов. Их показатели по отдельности находятся в пределах статистической погрешности, поэтому есть смысл рассматривать их совокупно. Существует несколько причин провала либерального триумвирата Собчак-Явлинский-Титов. Но наиболее фундаментальная из них: естественная социальная база либералов сжимается под влиянием мирового кризиса. Средний класс был искусственно раздут экономикой накачки спроса и неограниченных кредитов. В условиях кризиса элиты решают проблемы за счёт этих людей — происходит обеднение, «пролетаризация среднего класса». Эта тенденция будет только нарастать. Провал либерального сегмента объективно ведёт к перераспределению левых и либеральных голосов и к перезагрузке всего политического спектра. Вне всякого сомнения, либеральных голосов на практике было больше, чем показал подсчёт бюллетеней. Но куда они подевались? Не по домам же они отсиживались. Это главная загадка прошедших выборов. А дело в том, что де-факто главным кандидатом либералов на этих выборах были вовсе не Собчак-Явлинский-Титов, а «красный нувориш» Павел Грудинин, кандидат от КПРФ. Именно поэтому немалая часть идейных коммунистов его не признала. Появление Грудинина — результат раскола внутри КПРФ на либеральную (буржуазную, если выражаться их же языком) и патриотическую половины. И если в остальном обществе побеждает патриотический тренд, то внутри КПРФ победили либералы, что и привело к выдвижению Грудинина. Либеральный электорат почуял своего, понял, что открытый либерализм выдохся, не работает — и в очередной раз меняет флажок, как в начале 1990-х. В результате произошло наложение частей либерального и «красного» электората. 2018-й год в России — это год их смычки. Грудинин — либерал-коммунистический выдвиженец. Конечно, не все коммунисты приняли такую «смену курса» в партии. Они голосовали кто заСергея Бабурина, патриота с достойным прошлым, кто за карикатурного сталинистаМаксима Сурайкина. Но большинство коммунистов-патриотов влились в путинский электорат, присоединились к основному тренду. Поэтому можно сказать, что на этих выборах произошла глубокая перетасовка политических сил, которую мы пока не осознали. Три прежние политические силы (консерваторы, либералы, левые) испытали резкую поляризацию по принципу «патриоты — компрадоры». Политический спектр получил совершенно новую разметку. Коммунисты-компрадоры объединились с либералами, а коммунисты-патриоты — с консерваторами и путинским электоратом. Главный итог произошедшего заключается в том, что сформировался новый, левоконсервативный блок — если обозначить этот феномен чисто политическим термином. Если рассматривать его под социокультурным углом, то следует использовать термин «социал-традиционалистский». Оглядываясь назад, по-новому оцениваешь решение Сергея Миронова отказаться от участия в президентских выборах и призвать свой левый электорат отдать голоса Владимиру Путину. Судя по всему, он заранее просчитал развитие событий и принял прямое участие в оформлении и структурировании левоконсервативного большинства. «Левого поворота» в российской политике аналитики ждут, начиная с 2012-го года (см. сборник «Перелом»). Буквально накануне выборов Михаил Хазин утверждал, что левоконсервативный тренд имеет в качестве центральной символической фигуры Павла Грудинина, по его логике, поддержанного официальной властью. Но на самом деле левоконсервативный консенсус сформировался вокруг фигуры Владимира Путина. Миронов оказался точнее Хазина. Или что-то знал? Не будем гадать — теперь уже ясно, что социал-традиционалисткий поворот сформировался не с помощью Грудинина и КПРФ, а вопреки грудининскому электорату, на противостоянии с ним. Кстати, всё произошедшее означает в какой-то мере начало заката партийности как электорального принципа. Постепенно всё большую роль в политике будут играть представители социальных и профессиональных групп. Не менее заметным результатом выборов, чем провал либералов, стал убедительный успех Владимира Путина. Результат его вновь такой же высокий, каким он был при его первом сроке, который пришёлся на крайне тревожную ситуацию: полуразвал страны, чеченский тупик. Путин помог удержать страну. Сейчас очень похожая ситуация вновь навязана нам внешними «партнёрами». Мы находимся в состоянии развязанной против нас гибридной войны, только боимся это признать. Многие понимают, как высоки ставки, и поэтому доверяют Путину. Санкции, оголтелая русофобия и тому подобные вещи укрепляют позиции действующего президента, а не ослабляют их, как полагали наши противники. Степень доверия и поддержки растут. Президентская повестка Владимир Путин собрал голоса патриотов-консерваторов и левых патриотов, что во многом было предопределено его повесткой, которая была сформулирована в его Послании к Федеральному собранию 1 марта 2018 года и состояла из двух основных пунктов, каждый из которых предполагает по-настоящему кардинальные перемены. Это левый поворот в социально-экономической политике и подкрепление растущего суверенитета России её военно-научными разработками. Что касается левого тренда, то здесь президент говорил о человеческом капитале и уменьшении социального расслоения, он обещал за шесть лет как минимум вдвое снизить уровень бедности, поддержать старшее поколение, развивать сельские районы, буквально «прошить» всю территорию России современными коммуникациями и дать новый импульс развитию Крыма и всего российского Причерноморья. Наконец, защитить людей от произвола строительных корпораций и установить разумный уровень налогов на имущество. Но, пожалуй, наиболее резонансным моментом этой части президентского выступления стало сопоставление двух тяжелейших, наложившихся друг на друга демографических провалов — периода Великой Отечественной войны и конца прошлого века, то есть, периода либеральных «реформ» 1990-х. Само по себе такое прямое сопоставление — это политический приговор так называемым «элитам 1990-х». Продемонстрировав образцы нового, в том числе гиперзвукового оружия, президент подчеркнул, что военная агрессия против России надолго станет невозможной и что в России за последние годы произошёл научно-технологический прорыв. Пока на узком участке — в оборонке. Но оборонка всегда и везде служит локомотивом научно-технических достижений. Оборонка — залог суверенитета. При этом позиция России — только самозащита и самосохранение. В российской военной доктрине нет понятий «глобальное доминирование», «проекция силы», «превентивный обезоруживающий удар», которые присутствуют в американских концепциях. Восприятие президентской повестки обществом Здесь имеет место мандат доверия. Как сказал после выборов Сергей Бабурин, субъекты патриотического консенсуса доверились президенту и ждут от него перемен. Они хотели бы прекратить зависимость от международных финансовых институтов, остановить вывоз капитала, начать системное научно-техническое развитие страны, восстановление социалки. Они хотели бы обеспечить развитие тенденции, заданной знаменитыми «майскими указами» 2012 года, и избавиться от тех, кто их игнорирует. Изменился политический спектр, возникла новая повестка, на подходе новая идеология, а с ней и новый политический язык. Неолиберальные клише постепенно уходят из нашей речи. Вслед за стилистикой речи меняется и стилистика действия. https://www.pnp.ru/politics/levo-konservativnyy-povorot-putina.html
  6. Не плачь, Израиль! ВАЛЕРИЙ ПРОМЫСЛОВСКИЙ Довольно лет тому назад, пребывая уже в изрядном возрасте, довелось мне впервые посетить Иерусалим. В числе прочего, побывал я и у Стены Плача, где по заведенной традиции в расщелине промеж священных камней оставил записку – «Не плачь, Израиль!». И камни те, будучи на протяжении тысяч лет немыми свидетелями великих событий, ответили мне, поведав историю давно минувших лет… Наследники Рима События, о которых пойдет ниже речь, имели место быть в Иудее, находящейся уже длительный срок под Римским владычеством. Периодически против завоевателей вспыхивали народные волнения, но силы были слишком неравными… И вот во времена правления императора Тиберия пастыри иудейские в лице первосвященника Иерусалимского Храма Каиафы и его ближайшего окружения принимают, как впоследствии оказалось, судьбоносное не только для еврейского народа, но и всего человечества решение: уничтожить Рим экономическим путем. И когда тот рухнет, самим стать «Новым Римом» со столицей в Иерусалиме. В те далекие времена многочисленная еврейская диаспора, разбросанная по всему средиземноморью, как и требовал Моисеев Закон, платила десятину Храму, что многократно облегчало поставленную задачу. И начинается планомерное изъятие из обращения римской податной монеты. Одним из дошедших до нас письменных свидетельств этой истории является эпизод из Нового Завета, когда фарисеи хотели уловить в словах Иисуса и подослали к нему задать вопрос – «…позволительно ли давать подать кесарю или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? Покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу», Мф 22:17-21. Обратите внимание, спрашивают – «позволительно ли давать», но Иисус отвечает – «отдавайте». Разница в том, что когда ты даешь – даешь свое, а когда отдаешь – возвращаешь то, что тебе по праву не принадлежит. Вопрос о том, ведал ли Иисус о планах иудейской верхушки или нет, для нас остается открытым. Но несомненно одно – этим ответом он подписал себе смертный приговор, ибо в его ответе был усмотрен тонкий намек на покушение устоев Рима. Последовавшие за этим события, перевернувшие весь ход мировой истории, подробно описаны евангелистами на страницах Нового Завета и наиболее точно выражены в словах Каиафы: «вы ничего не знаете, и не подумаете, что лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб», Ин 11:49-50. Уже во второй половине I-го века метрополия начинает испытывать значительные трудности, связанные с финансированием имперских институтов и поддержанием в надлежащем состоянии инфраструктуры из-за серьезного расстройства денежного обращения, что сопровождалось увеличением налогового бремени на подведомственных территориях. Все это не могло далее оставаться безнаказанным, и нити заговора тянутся в Иерусалим… Развязка наступает в 66 году, когда прокуратор Иудеи Гессий Флор, по команде из Рима, потребовал от Иерусалимского Храма, в лице его первосвященника – Матфия, внести в казну дополнительно 17 талантов серебра (около 600 кг), в чем ему было отказано. Тогда прокуратор из своей резиденции в Кесарии лично прибыл в Иерусалим, где снова получил отказ. И как ранее был предан на распятие сын плотника, так и теперь, по причине сребролюбия, не в силах расстаться с украденным, пастыри иудейские отдают на заклание целый народ… Повторно получив отказ, Гессий Флор отдает приказ находящимся в его подчинении силовым структурам провести операцию по насильственному изъятию означенных ценностей, в результате чего погибает несколько тысяч человек и оказывается разграбленным Храм. В ответ на действия римских властей в Иерусалиме вспыхивает народное восстание, быстро распространившееся по территории всей Иудеи… Заканчивается это восстание для судеб еврейского народа весьма плачевным образом. В 70 году осажденный римскими легионами пал Иерусалим. Храм в поисках украденного был разрушен до основания, что не осталось камня на камне, но ничего так и не было найдено. Сокровища Храма бесследно исчезли. И остается только догадываться, в какое количество сребренников была определена цена крови целого народа?.. Наследники саддукеев За время существования Второго Храма, за исключением периода династии Хасмонеев (140-37), все его первосвященники, вопреки существовавшей до того традиции, занимали и пост председателя Синедриона, и принадлежали исключительно к саддукейской школе, представители которой отличались своим богатством и роскошным образом жизни. И только за несколько лет до падения Иерусалима и разрушения Второго Храма, во время народного восстания, саддукейские первосвященники утрачивают свою власть и, до времени, на целую тысячу лет, исчезают с исторической сцены… По прошествии же означенных лет от описанных выше событий, в результате 1-го Крестового похода (1096-1099), Иерусалим вновь оказывается под юрисдикцией Рима… И вот в 1119 году в Иерусалиме девять рыцарей, направленных на Святую землю с секретной миссией, в число коих входил и Гуго де Пейн ­– французский дворянин, бывший вассалом и доверенным лицом графа Шампанского, образуют рыцарский орден со штаб-квартирой, находящейся в крыле королевского дворца, расположенного в пределах мечети Аль-Акса. И на что следует обратить внимание ­– члены ордена состояли друг с другом в кровном родстве. Последующие девять лет они занимаются археологическими изысканиями на территории Храмовой Горы, топография которой за последние тысячу лет, с момента разрушения Второго Храма, сильно изменилась. Причем, персональный состав ордена на протяжении этих лет не менялся, за исключением того, что в 1125 году его членом становится также и куратор проекта – граф Шампанский. Наконец, в результате «трудов праведных», археологические изыскания успешно заканчиваются. И с этого момента начинается их триумфальное восхождение к вершине власти, что представляется совершенно невозможным для ордена «Бедных воинов Христа и Храма Соломона». Именно такое официальное название на Соборе в Труа (1128) получает рыцарский орден, наиболее известный под именем «Ордена Тамплиеров». Получив в свое распоряжение сокровища Храма, тамплиеры начинают планомерно подсаживать Европу на ростовщическую иглу, в результате чего «бедные рыцари» сосредотачивают в своих руках огромные материальные богатства, и это со временем становится угрозой полной потери своей независимости для европейских монархий, что не могло более оставаться безнаказанным… В пятницу, 13 октября 1307 года во всех тамплиерских командорствах, находящихся на территории Франции, появляются стражники с указом короля Филиппа IV, предписывающим незамедлительно арестовать всех членов ордена и конфисковать его имущество. Но несметные сокровища ордена, о которых ходили легенды, так и не были обнаружены. И следы избежавших расправы тамплиеров теряются где-то на территории Испании, Швейцарии и туманного Альбиона… Наследники тамплиеров История не знает сослагательного наклонения: что было бы, если бы?.. Но после открытия Нового Света и начала «наводнения» Старого Света золотом и серебром с Американского континента происходит революция цен – резкое уменьшение товарного покрытия стоимости золотых и серебряных монет, с чем в предшествующие века человечество еще не сталкивалось. И руководствуясь исключительно «благими намерениями», чтобы каким-то образом подавить инфляцию, выпускают в обращение так называемый «вечный пфенниг» – монету, не подлежащую периодической реновации. Таким образом, появляется возможность накопления монет частными лицами. Начинается Реформация. На смену прежней религиозной парадигме – «удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие», приходит другая – «Раз ты богат, значит, Бог к тебе благоволит». И в результате состоявшейся трансформации денежной системы человечество оказывается на пороге новой страницы своей истории – эпохи колониальных войн и первоначального накопления капитала. Можно представить, какими темпами происходило первоначальное накопление, что уже во второй половине XVI века в испанском протекторате – Нидерландах состоялась первая буржуазная революция. Но накоплению капитала требуется тихая и надежно защищенная от посягательств извне гавань, и последующая буржуазная революция при непосредственном финансовом участии голландских банкиров происходит уже в середине XVII века на берегах туманного Альбиона. И более чем на двести пятьдесят лет, вплоть до 1-ой Мировой войны, Англия становится основным форпостом финансового интернационала... К концу XIX века территориальный раздел мира оказывается в основном завершенным. И набирающие силу державы, но опоздавшие к разделу колониального пирога, упираются в ограниченность дальнейшего экономического роста без радикального пересмотра сложившихся сфер влияния. Принимая во внимание уровень развития военной мощи потенциального противника в лице Германии и её союзников, ширина Ла-Манша, отделяющего Великобританию от материка, оказывается уже недостаточной, чтобы гарантировать финансовому интернационалу сохранность своих авуаров. В этих условиях сидение на бочке с порохом становится неуютным, и он принимает единственно верное для себя решение: создать запасной аэродром на безопасном расстоянии от потенциального очага конфликта, но теперь уже – за «атлантическим проливом». После тщательной предварительной подготовки, проведенной кругом заинтересованных лиц, в декабре 1913 года Конгрессом США наконец принимается «Закон о Федеральном резерве», согласно которому в Федеральную резервную систему (ФРС), учредителями которой выступили частные лица, входят двенадцать федеральных резервных банков. Следует отметить, что при создании в начале ХХ века Федеральной резервной системы, в преддверии большой европейской потасовки, ничего нового придумывать не пришлось. Исторически сложилось так, что на самой вершине политической пирамиды всегда пребывают те, в чьих руках находится контроль над производством самого востребованного товара. И, по крайней мере, начиная от библейского царя Соломона, право на производство такого товара стала обеспечивать монетная регалия – исключительное право на чеканку податной монеты. В конечном итоге, по результатам уже двух мировых войн, когда на алтарь золотого тельца была принесена в жертву очередная часть человечества, одна из основных задач финансового интернационала по концентрации «золота предков» на вновь обретенной родине оказалась с лихвой перевыполнена. И благодаря чему продукция печатного станка ФРС становится основной резервной валютой. Но в экономике судного процента заложено непреодолимое, в рамках сложившейся за последние пятьсот лет системы финансово-кредитных отношений, противоречие – деревья до небес не растут! И для того, чтобы продукция ФРС и далее продолжала оставаться основной резервной валютой, финансовому интернационалу в лице США ничего не остается, как проводить политику развязывания локальных военных конфликтов в наиболее чувствительных для их основных конкурентов частях земного шара… Наследники ФРС? В силу того, что у финансового интернационала практически исчерпан ресурс для поддержания мирового доминирования, в обозримое время становится неизбежным переход на такой механизм денежного обращения, когда размер эмиссии национальных валют для обеспечения полноценного развития станет определяться исключительно потребностями суверенных государств. В настоящее время к таким государствам могут быть отнесены США, Китай и потенциально – Россия. С большой долей вероятности они и явятся точками кристаллизации вновь образующихся валютных зон, товарообмен между которыми станет осуществляться согласно паритета покупательной способности денежных единиц. В основание этих валютных зон будут положены новые принципы функционирования денежной, финансово-кредитной и банковской системы, при которых взимание ссудного процента будет поставлено вне закона. На этом и завершится историческое противоборство двух Израилей: Истинного – который от Духа, и мнимого – от разума лжеименного! Источник: http://khazin.ru/articles/171-obraz-buducshego/30640-ne-plach-izrail
  7. 15.03.2017 00:01:00 Христиан станет на миллиард больше Версия для печати Добавить в избранное Обсудить на форуме Составлен прогноз географии и демографии религий до 2050 года Ольга Позняк Магистр религиоведения Тэги: африка, христианство, протестанты, демография, ислам, доминирование, геополитика, цивилизация Мегацеркви, вмещающие тысячи верующих, давно стали отличительной особенностью протестантизма в Африке. Фото Reuters Сотрудники Центра изучения глобального христианства при Теологической семинарии Гордон-Конвелл Тодд Джонсон, Джина Зурло, Альберт Хикман и Питер Кроссинг опубликовали исследование «Христианство-2017: пять веков протестантизма», в которой попытались дать свой прогноз развития христианства до 2050 года. По данным исследователей, ныне численность христиан составляет 2,479 млрд, вторыми идут мусульмане – 1,784 млрд. К 2025 году христиан будет 2, 732 млрд, а мусульман – 2,044 млрд. В 2050 году религиозным большинством останутся христиане (3,443 млрд), а ислам будут исповедовать 2,766 млрд человек. Преобладающей по численности христианской конфессией пока остается католицизм (1,317 млрд), к 2050 году католиков будет 1,609 млрд. Протестантами в настоящее время называют себя 559 млн человек, в 2050 году это число вырастет до 871 млн. Самое большое число христиан сегодня проживает в Латинской Америке – 591 млн, еще 582 млн – в Африке. Но уже через восемь лет Африка станет центром христианства: численность последователей Христа составит на Черном континенте более 721 млн, а в 2050 году – 1,253 млрд. В Латинской Америке в 2025 году христиане составят 633 млн, в 2050 – 704 млн. Вырастет численность христиан и в других регионах, особенно в Азии, – на 200 млн к 2050 году. И только в Европе количество христиан сократится с 554 млн (2017 год) до 494,9 млн (2050). Таким образом, если подсчитать в процентном соотношении, то в 2050 году 35,4% населения (примерно 38,7% верующих) будет исповедовать христианство, а 37,6% христиан окажутся жителями Африки. К исламу в 2050 году будут иметь отношение 28,4% населения, то есть 31% всех верующих. Что касается протестантизма, то уже сегодня его центром является Африка – 40,8% (228 млн) верующих различных деноминаций живут именно на этом континенте, а к 2050 году на континенте будет жить больше половины всех протестантов – 53,1% (462,7 млн). Авторы исследования не объясняют причины роста численности христиан в Африке. Однако на сайте Центра изучения глобального христианства даны сведения об этой вере в Африке в 2015 году в графическом виде – как диаграммы и таблицы, которые выполнили вышеупомянутые Тодд Джонсон и Джина Зурло в 2016 году. В одной из таблиц указаны сведения об изменениях в численности христиан за 2015 год в разных регионах Африки, дана информация об убыли и росте христиан в Северной, Южной, Центральной, Восточной, Западной Африке. В каждом из этих регионов наблюдался прирост христиан, даже в Северной Африке. Больше всего последователи Христа увеличили свою численность в Восточной Африке – на 8,570 млн человек. Рост обеспечивался в основном за счет рождаемости. Переход в христианство из других религий стал значительным фактором лишь для Южной Африки. И только в Восточной Африке численность христиан возросла среди прочего за счет небольшой доли иммиграции. Авторы указали страны Африки с самой высокой численностью христиан. Первой оказалась Нигерия – в ней проживает 84,133 млн христиан, второй – Демократическая Республика Конго (73,384 млн), третьей – Эфиопия (58,574 млн). Известный в США Pew Research Center также составил свой прогноз по религиозности населения Земли к 2050 году. В Pew предполагают, что численность мусульман и христиан почти сравняется, мусульманами будут 2,76 млрд человек (здесь сотрудники обоих центров сходятся в данных), а христианами – 2,92 млрд. Последнее существенно отличается от прогноза в 3,44 млрд христиан в исследовании, рассмотренном выше. Зато по прогнозу Pew также выходит, что центром христианства в будущем станет Африка. Правда, здесь представили данные отдельно по Субсахарской Африке (южнее Сахары) и в отдельный регион выделили вместе Ближний Восток и Северную Африку. Только лишь в Субсахарской Африке к 2050 году будут поживать 1,112 млрд христиан, что составит 38,1% от всех христиан. На Ближнем Востоке и Северной Африке – лишь 0,6% (18,18 млн), но если сложить, то во всей Африке вместе с Ближним Востоком окажутся 38,7% христиан планеты. Правда, в обоих исследованиях совершенно не учитываются вероятные будущие (да и нынешние) потери в населении в связи с возможными боевыми действиями и гуманитарными катастрофами. ООН объявила о том, что более 20 млн человек в Йемене, Сомали, Южном Судане и Нигерии находятся на грани голода. Согласно Всемирному списку наблюдения организации «Открытые двери», очевиден очень высокий уровень преследования христиан в таких странах, как Сомали, Южный Судан, Нигерия, Египет, Эфиопия, Тунис, в результате чего христиане несут потери. Также религиозная принадлежность человека в течение жизни может изменяться, что отчасти продемонстрировали в вышеупомянутом графическом отчете 2016 года по Африке Тодд Джонсон и Джина Зурло. При этом многие эксперты указывают, что одна из важных причин изменений региональных пропорций в численности христиан – феноменальный успех деятельности христианских миссионеров в странах Азии и Африки. http://www.ng.ru/ng_religii/2017-03-15/12_417_africa.html Спасибо за ссылку профессору И.В. Семененко-Басину!
  8. Будущее религиозности в контексте деятельности Русской Православной Церкви обсудят на встрече с Александром Щипковым 26 января 2017 года в 18:30 состоится встреча Экспертного клуба ВЦИОМ "Платформа" с А.В. Щипковым, социологом религии, первым заместителем председателя Синодального отдела по взаимоотношениям Церкви с обществом и СМИ. В рамках встречи будут обсуждаться следующие вопросы: 1. Сколько в России православных? 2. Социология "горячей и холодной веры" – как оценить качество религиозности? 3. Как отражаются на церкви общественные конфликты, в которые она оказывается вовлеченной? 4. Как будет меняться характер религиозности населения и его отношение к Русской Православной Церкви? 5. Как Русская Православная Церковь будет реагировать на изменения в обществе? Адрес: Берсеневский переулок, д. 3/10, стр. 2, Институт ВЦИОМ. Аккредитация и справки: tegina@pltf.ru, +7 (999) 973-16-25, Наталия Тегина. Источник: http://www.religare.ru/2_111323.html
  9. Эксперты МГИМО: Ярлыкапов Ахмет Аминович, к.ист.н. Военное поражение террористов ИГ в Сирии и Ираке не будет означать полного исчезновения «халифата»: исламисты пытаются создать свои сетевые структуры по всему миру, в том числе в России, заявил эксперт Центра проблем Кавказа и региональной безопасности ИМИ МГИМО Ахмет Ярлыкапов на презентации своего доклада «Российский ислам в контексте ситуации на Ближнем Востоке» на дискуссионной площадке «Валдай». Разгром ИГ не приведет к его исчезновению В последнее время так называемое «Исламское государство» (ИГ, запрещено на территории РФ) терпит одно военное поражение за другим. Сирийская армия при поддержке российской авиации освободила легендарную Пальмиру и ведет наступление на город Табка и сирийскую «столицу» ИГ город Ракка. На севере Сирии на позиции ИГ, в частности на город Манбидж, наступают курды при поддержке международной коалиции. Одновременно в Ираке национальной армии удалось освободить города Тикрит и Эль-Фаллуджа. Сейчас военные, а также шиитское и курдское ополчения готовятся штурмовать город Мосул. Между тем именно быстрое расширение «халифата» в 2014 году исламисты использовали в своей пропаганде как доказательство его «истинности». Это вело к притоку добровольцев в ИГ со всего мира. «Это успешное наступление (на ИГ) дает очень много надежд, но, к сожалению, они просто так не сдадутся. И, к сожалению, потеря ими территорий на Ближнем Востоке не приведет к их исчезновению. Мой прогноз очень пессимистичный: к сожалению, с этим феноменом просто так расправиться будет очень трудно. Мы получили проблему очень серьезную», — заявил на презентации своего доклада в Валдайском клубе старший научный сотрудник МГИМО Ахмет Ярлыкапов. Как отмечает сам исследователь, «ИГ осознает шаткость своих позиций на Ближнем Востоке и пытается переформатироваться… они пытаются развивать сетевую представленность в мире», создавая подпольные ячейки. «Это было очень четко заявлено еще в 2015 году, когда лидеры ИГ призвали людей на Северном Кавказе оставаться и действовать на своих местах. Стало ясно, что они поменяли тактику. Если до этого они работали, как пылесос, и высасывали людей на Ближний Восток, то сейчас они пытаются создавать вот эти сети за пределами Ближнего Востока и их поддерживать. Как раз с осени 2015 года пошло стабильное финансирование с Ближнего Востока „Вилаята Кавказ“, который был создан на северном Кавказе. Эти люди осуществили уже несколько терактов, видно, что эти деньги работают», — констатирует эксперт. «ИГ будет работать в этом направлении, точечно и целенаправленно — развивать сети по всему миру, уделяя большое внимание северокавказскому направлению», — предупреждает он. ИГ создало ячейки на Кавказе и в Сибири Для России, доля мусульман в которой, по данным Ярлыкапова, доходит до 15%, создание таких сетей ИГ представляет определенную опасность, предупреждает он. «Несмотря на известную автономность российских исламских сообществ, события на Ближнем Востоке оказывают на них серьезное влияние… Мы наблюдаем отрицательные тенденции в виде создания филиала ИГ на Северном Кавказе., который уже получает финансирование с Ближнего Востока…» — говорит эксперт. «Ближневосточные события и операция российских ВКС в Сирии были использованы разными игроками для пропагандистского противодействия через изображение России как участника „шиитско-православной“ коалиции против суннитов. Для России, подавляющее большинство мусульман которой относятся к суннитскому направлению ислама, такой навязываемый имидж опасен и вреден», — отмечает эксперт в своем докладе. «Не стоит также забывать о вербовочной сети ИГ, которая опутала всю территорию России, и которая с легкостью может быть преобразована в сеть террористическую. Иными словами, перед возможными террористическими актами уязвимы не только республики Северного Кавказа, но и другие регионы России, особенно крупные города, а также нефтеносные регионы российского Севера», — предупреждает Ярлыкапов. Кроме того, опасность для России представляет возврат части боевиков с Ближнего Востока на территорию России. «Их опыт и навыки, полученные в ходе участия в боях, а также знание российской специфики, сохранившиеся связи в местных террористических сетях слишком ценны, чтобы ИГ не попыталось этим воспользоваться», — считает он. Что же может противопоставить российское государство этой опасности? «…Встает вопрос о реинтеграции успевших вернуться с Ближнего Востока российских граждан. Это очень сложный и болезненный вопрос. Очевидно, что значительная часть возвратившихся из ИГ молодых мусульман — это действительно разочаровавшиеся люди, искренне сожалеющие о своем ошибочном выборе. И все же среди них есть и те, кто может прийти с совершенно определенными целями: налаживать сеть сторонников ИГ и даже просто создавать так называемую спящую ячейку, которая может сработать в нужный момент», — считает эксперт. С «нетрадиционными» придется подружиться Как напомнил эксперт, российское государство постоянно декларирует свою ставку на «традиционный» ислам. По мнению Ахмета Ярлыкапова, такой подход устарел. Во-первых, критерии «традиционности» и «нетрадиционности» довольно расплывчаты. Во-вторых, среди приверженцев течений ислама, которые обычно относят к «традиционному», можно найти экстремистов. И наоборот, среди «нетрадиционных» для России ответвлений мусульманства есть те, которые не несут никакой угрозы. И поэтому нет никакой необходимости их вытеснять на обочину общественной жизни и тем более преследовать. «Единственным критерием, по которому государство может отказывать мусульманским лидерам и общинам в легитимности, должна быть приверженность экстремистским идеям вооруженной борьбы с российским государством и отрицание его конституционного строя. Те же лидеры и общины, которые не занимаются распространением подобной идеологии и экстремистской деятельностью, должны быть партнерами государства — наряду с традиционными лидерами и структурами», — призывает Ярлыкапов. «Переживающая глубокий кризис система духовных управлений мусульман больше не может быть единственной опорой государства и исключительным выразителем воли и чаяний мусульман страны. Для того чтобы конструктивно взаимодействовать с как можно большим числом мусульманских общин, нужно найти возможности интеграции в систему государственно-исламских отношений, не входящих в духовные управления джамаатов. Это не значит, что от системы духовных управлений необходимо отказываться. Они охватывают свою часть исламского поля страны, и этот потенциал нужно продолжать использовать. Вопрос лишь в том, чтобы привлекать к сотрудничеству другую, все более растущую часть исламского поля, долгое время остававшуюся за пределами партнерских взаимоотношений из-за отсутствия официального статуса», — считает он. Дерадикализация молодежи и отказ от шариата Одновременно государство должно «сосредоточиться на дерадикализации мусульманской молодежи». «Успеха в этом направлении можно добиться только комплексными мерами, которые не ограничиваются формальными мероприятиями, а касаются значимых для молодых людей сфер, в том числе — и социально-экономической», — считает Ярлыкапов. Кроме того, эксперт считает важным восстанавливать «принципы светскости, которые в реалиях некоторых районов Северного Кавказа серьезно пошатнулись». «При решении некоторых вопросов, например земельных отношений, жители некоторых дагестанских сел обращаются к шариату. Но не потому, что они радикалы — а потому, что государство самоустранилось из этих сфер. Например, оно не решает проблему отгонного скотоводства. Поэтому и живут по шариату: есть большой запрос на социальную справедливость, люди находят ее в исламе», — констатировал эксперт на презентации своего доклада. «Если мусульмане увидят, что светское право предлагает справедливое решение, например, земельных проблем, то они не будут пытаться применять шариатские нормы, тем более что до сих пор здесь нет сильных знатоков исламского права», — считает Ярлыкапов. И все-таки в целом эксперт МГИМО в своем докладе приходит к обнадеживающему выводу. Российская мусульманская умма в целом избежала радикализации, считает он. «Сирийский кризис… вызывает беспокойство среди суннитского большинства в России. Это выражается как ростом суннитской солидарности, не ведущей к активным действиям, так и присоединением к числу боевиков. Последнее необходимо иметь в виду, хотя и не стоит преувеличивать: даже самые смелые оценки количества присоединившихся к различным группировкам в Сирии российских граждан охватывают сотые доли процента всех мусульман страны», — отмечается в докладе «Российский ислам в контексте ситуации на Ближнем Востоке». http://mgimo.ru/about/news/experts/posle-porazheniya-na-zemle-ig-pereydet-k-setevoy-strukture/
  10. И.А. Ефремов стал особенно известным и знаменитым после выхода как раз в канун принятия «Программы КПСС» романа-утопии «Туманность Андромеды». Ефремов того периода был ярким представителем социалистического реализма, краеугольным камнем социалистического реализма была идея светлого будущего, которое неизбежно наступит на Земле. Это фантастическое общество и описал Ефремов в «Туманности Андромеды». Поколение шестидесятников восприняло его как манифест нового романтического коммунизма, в построение которого верили в те годы многие неплохие и не глупые люди (тогда как неверующие, наученные горьким опытом сталинизма, молчали). Совсем в другую эпоху вышел «Час Быка». Начало 70-х - эпоха «загнивания» и крушения идеалов. Многие читатели видят теперь в «Часе Быка» грозное предупреждение, противопоставляющее «светлое» и «темное» общества как два варианта возможной эволюции человечества. На далекой планете, которую земляне потом назвали Торманс, сложилось, в отличие от Земли, олигархическое общество, соединяющее в себе как худшие черты социализма, так и худшие стороны капитализма. И вот к этой планете отправляется звездолет (ЗПЛ) землян, с целью устроить коммунистическую революцию. Землянам это удается, но, конечно, не без потерь. Обычный сюжет в советской социалистической фантастике. Однако в романе «Час быка» даже при поверхностном чтении читатель 70-х годов видел простой подтекст: слишком многие черты Торманса, вплоть до бытовых – совпадали с тем, что они видели вокруг. Не хочет ли автор (Ефремов) сказать, что мы «движемся» по направлению к Тормансу, а не к коммунизму? И тогда партийная цензура запретила этот роман и изъяла его из продажи и из библиотек. Роман вновь вернулся к читателям в конце 80-х, но в то время уже появилось много и другой литературы, да еще и "похлеще". И в ней «Час Быка» потерялся… Но, как это ни странно, актуальность ефремовского романа со временем только растет. Наше общество и действительно все в большей степени приобретает черты Торманса. Произведения Ефремова - не просто содержат в себе "второй слой", но это (в особенности, "Час Быка" - вершина фантастики "ефремовского стиля") - КНИГИ-ЗАГАДКИ, которые еще многие поколения литературоведов и "простых читателей" будут разгадывать и трактовать. Подлинный смысл «Часа Быка» в полной мере еще не раскрыт читателями, «код» Ефремова еще не расшифрован. Очень трудно найти какой-нибудь ДРУГОЙ роман, который можно было бы так радикально по-новому открывать много раз. Итак – откроем его… 1. На Земле перед полетом. Идет обсуждение предстоящего полета в Совете Звездоплавания. Председатель говорит: - Напоминаю еще и еще раз: мы не можем применять силу, не можем прийти к ним ни карающими, ни всепрощающими вестниками высшего мира. Заставить их изменить свою жизнь было бы безумием, и потому нужен совсем особый такт и подход в этой небывалой экспедиции…. — А если они не захотят? — возразил юпитерианец. Председатель нехотя ответил: — Обратитесь в Академию Предсказания Будущего. Она уже обсуждает разные варианты. Что происходит? «Юпитерианец» задает важнейший вопрос, от которого зависит судьба экспедиции и судьба всего экипажа. А его НЕХОТЯ переадресовывают... ссылаясь на недостаток времени! Что за странная история времен Эры Встретившихся Рук? Ведь речь идет не о нашем обществе с его бюрократизмом, некомпетентностью, волокитой, бюрократизмом… Это – сияющее будущее, где нет понятия лжи и безответственности? Тут что-то явно не то… Отказ правителей планеты официально принять ЗПЛ «Звездное Пламя» - вовсе не какой-то экзотический вариант, а вполне нормальный, штатный, более того – наиболее вероятный, не рассмотреть который просто нельзя. Судя по словам Председателя о невозможности насильственной «помощи» речь должна была бы идти, вероятно, о длительном присутствии «Темного Пламени» на орбите над Тормансом, изучении, наблюдении, предложении помощи… Для этого вовсе не необходим запрос согласия правителей, которые не отражают (и это очевидно) даже мнение народа. И почему бы еще на Земле, при продумывании проблемы Контакта, не дать - в случае отказа принять звездолет - Фай Родис все полномочия? Зачем спектакль на орбите, если все можно было обсудить на Земле? А может быть, так и было? Нет! Тогда об этом знали бы участники экспедиции. Совет в принципе не мог бы поставить их в такую ситуацию, где у них не было выбора. Это было бы просто глубоко неэтично с его стороны. А это означает, что такого разрешения Фай Родис дано не было, то есть она нарушала данные ей инструкции и преувеличила свои полномочия. Иными словами: все знали все инструкции, однако действия Фай Родис в них не предусматривались. 2. Перед посадкой на Торманс. Итак, у руководительницы экспедиции, Фай Родис, был свой собственный, до поры до времени скрываемый план действий, идущий вразрез с разработанными на Земле планами, вразрез с теми полномочиями, которыми ее наделили. Она обманывает правителей Торманса, разыгрывая невозможную даже в физике будущего связь с Землей и получение ею, руководительницей экспедиции, неограниченных полномочий. Ничего подобного на Земле заранее, как мы видим, не планировалось… И дело тут не просто в обмане, в маленьком спектакле. Обман Фай Родис был ни чем иным как шантажом, построенном на обмане. А шантаж - это нечто гораздо большее, чем просто обман... Это ПОДЛЫЙ обман. Причем ведь ЗПЛ землян представлял не только Землю, но и все Великое Кольцо разумных цивилизаций, стоящее за его спиной. Что же побудило Фай Родис совершить такое? В чем смысл? План Фай Родис, как видно из всего дальнейшего, состоял в том, чтобы пробраться в самый центр иерархии и захватить его. Она решила соблазнить верховного правителя (Чойо-Чагаса). И уже его руками начать крупные реформы. Для этого ей и потребовалось любыми средствами добиться принятия «Темного Пламени» на Тормансе официально, потому что тогда она могла бы уединиться с властителем, что, как она знала, характерно для всех имерий Земли. Маленькая, но эффективно сработавшая женская хитрость... И Фай Родис в этом не ошиблась. А пока звездолетчики обсуждают поступок Фай Родис: «Ложь вызовет ответную ложь, испуг – ответные попытки устрашения, для преодоления которых нужны новые обманы и застращивания, и все покатится вниз неудержимой лавиной ужаса и горя», - говорит Чеди Даан, довольно точно предсказав все дальнейшее. «Я убеждена, что сущность противоречия вы формулируете правильно, - отвечает Фай Родис. – но эти последние ступени – пока далекая абстракция», - отвечает Фай Родис. Однако, как выяснится в дальнейшем, она недооценила тот факт, что Торманс существует отдельно от Земли две с лишним тысячи лет, и также как Земля эволюционировала в смысле «добра», также и Торманс развивался, но только в сторону «зла». Ведь есть совершенное добро, но есть и совершенное зло, и тормансиане действительно оказались в этом близки к совершенству. Попытка Фай Родис проникнуть на Торманс обманным путем была (как дальше мы увидим) трагической ошибкой, и последствия ее были отнюдь не «далекой абстракцией». Ведь что произошло? Чем закончился визит? Горой трупов и землян, и тормансиан. Через 100 лет (или через 130 лет) утверждает Ефремов, результаты полета дали себя знать, и вся планета изменила свою "формацию", стала "коммунистической". Пусть это даже не реверанс в сторону цензуры. Но надежда на это, в тот момент, пока еще "Темное Пламя" находится на Тормансе, настолько нереальна, настолько мало имеет шансов, что становится очевидным: грубое внедрение, которое предприняли земляне на Тормансе, - есть ни что иное как безумие и даже преступление. По-видимому, Ефремов демонстрирует провальность тактики быстрых рискованных «революционных» действий. «Руководясь достойными намерениями, я смею все», - говорит Фай Родис. Ее побуждения действительно достойны и чисты, но от этого результат ее деятельности не становится "достойнее": ни Тивису, ни Гэна Атала, ни Тор Лика, ни других жертв ее «достойных намерений» уже невозможно будет воскресить. 3. Встреча с Чойо Чагасом Фай Родис недооценила проницательности Чойо Чагаса. На первой же встрече владыка Торманса разгадал ее ложь. — Каковы нормы человеческого общения у вас, на Земле, — продолжал Чойо Чагас, — в каких случаях вы говорите правду? — Всегда! — Это невозможно. Истинной, непреложной правды нет! — Есть ее приближение к идеалу, тем ближе, чем выше уровень общественного сознания человека. — При чем тут оно? — Когда большинство людей отдает себе отчет в том, что всякое явление двусторонне, что правда имеет два лица и зависит от изменяющейся жизни… — И вы всегда держитесь этого правила? Неотступно? — Неотступно! — твердо ответила Родис и тут же про себя смутилась, вспомнив инсценировку, разыгранную на звездолете. Случайны ли эти вопросы? Конечно нет! Чойо Чагас сразу вынудил Фай Родис запутаться в противоречиях: мы говорим правду всегда, но… любое явление двусторонне… правда имеет два лица… и т.д. Он заставил Родис смутиться: «Вы всегда придерживаетесь этого правила? Неотступно?» Но какого именно правила? Что истина двусторонняя, и, следовательно, ею можно вертеть как угодно? Но – внимание! Чойо Чагас на протяжении этого разговора постоянно смотрит в в древний гадательный шар, пытаясь постичь Фай не только "практическим умом", но и телепатически. И с первой же встречи у него сложился ПЛАН (видимо, как раз, когда он смотрел в шар), что нужно уничтожать всех землян "ПО ОДНОМУ". И он уже тогда видел кошмарный результат будущей экспедиции в хвостовое полушарие. Почитайте внимательно это место! - Думали ли вы о планах знакомства с нашей планетой? Фай Родис изложила намеченный вчера план.Чойо Чагас слушал внимательно и, к удивлению Родис, не высказывал никаких возражений. Он стоял, посматривая на хрустальный шар и как будто задумавшись. Родис умолкла, и он, не отводя глаз от шара, дал согласие на все поездки своих гостей. И, как нам известно, план Чагаса выполнился до самого конца, тогда как план Родис трагически провалился... Чагас был просто ГОРАЗДО ИСКУСНЕЕ, чем Родис в грязной политике тормансианского инферно. Буквально в одной этой сценке - отражение ВСЕГО романа! В романе есть символ ДВА МАГИЧЕСКИХ ШАРА. Один шар - у Чагаса, второй - у Родис. Символы эти читаются как ПРИЗЫВ ОСОЗНАТЬ И ПОЧУВСТВОВАТЬ СИЛУ ОБОИХ ТИПОВ МЫШЛЕНИЯ ("ДОБРА" И "ЗЛА") - и применять их одновременно, скрещивая их "оптические оси", и находя ту ТОЧКУ, В КОТОРОЙ ОНИ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ. Фай Родис, хоть и прошла тренировку как историк Земли («круги инфернальности», специальный тренинг для познания психологии прежних времен), но что такое виртуальные тренинги перед настоящей жизнью в инферно, в которой все время «тренировался» Чойо Чагас?! Фай трудно продолжать "врать"! Она не привыкла к этому на Земле. Тогда как Чагас - занимается этим каждый день в течение всей жизни. Это - его среда. Но, тем не менее, первый раунд остался за Родис: тормансиан удалось обмануть, удалось посадить ЗПЛ «Темное Пламя» на Торманс «в режиме» официального контакта, имея санкцию Совета Четырех и Владыки планеты. Более того, Фай Родис не ошиблась, считая, что Владыка планеты захочет иметь аудиенцию в стиле тет-а-тет. 4. Обольщение Владыки. Следующим шагом «программы» Родис было любовное соблазнение Чойо Чагаса. Один незадачливый исследователь творчества Ефремова упрекает Фай Родис, что де она вела себя легкомысленно, спектакль зачем-то эротический поставила перед высшими лицами Торманса, с танцами обнаженных женщин. Ведь это непозволительное расслабление и неосторжность! Совершенно человек не понимает. Именно эти действия как раз и были главными в стратегии Фай Родис. Вероятно, Фай собиралась влюбить его в себя на высоком уровне, по полной программе, исполнить своего рода настоящую функцию женщины: возвышать мужчин. Разумеется, тех, кого можно возвысить, кто не превратится в свинью - по принципу Цирцеи. Ну а если не удастся, если Чагас неумолимо превратится в свинью, – просто завладеть его волей. И она достигла успехов. Почти. В одной хорошей книге, содержащей и наставления женщинам, как влюбить в себя мужчину, один советов выглядит так: каким-то образом красивая женщина должна показаться мужчине обнаженной, что и сделала Фай в подземелье садов Цоам. Если мужчина внезапно увидит женщину обнаженной, у него возникают прочнейшие ассоциативные связи. Многие женщины знают об этом. Возможно, ИАЕ также откуда-то вычитал этот "прием": он интересовался такими вещами (хотя бы в связи с романом «Таис Афинская»). …Не сразу Чойо Чагас сообразил, что видит свою гостью в обтягивающем, как собственная кожа, скафандре, и жадно принялся ее разглядывать. Фай Родис вернулась к настоящему, легко соскочила со стола и под пристальным взглядом Чойо Чагаса пошла к стулу, на котором лежала ее одежда. Чойо Чагас поднял руку, останавливая Родис. Она недоуменно посмотрела на него, поправляя волосы. - Неужели все женщины Земли так прекрасны? - Я самая обыкновенная, - улыбнулась Фай Родис и спросила: - Мой вид в скафандре доставляет вам удовольствие? - Конечно. Вы так необычно красивы. Фай Родис свернула тонкую одежду в пышный жгут и обмотала вокруг головы, наподобие широкого тюрбана. Надетый слегка набекрень, тюрбан придал правильным и мелким чертам земной женщины беспечное и лукавое выражение. Чойо Чагас зажег верхний свет и медлил, глядя на гостью с нескрываемым восхищением. Очевидно, что эта сценка была подстроена Фай Родис. Но (тут уж, действительно случайно) появляется Таэль. И - что с ним происходит? Он тоже потрясен, и в дальнейшем выясняется – тоже влюблен! Чойо Чагас в конце концов собирается сделать Фай Родис любовницей, более того – матерью своего ребенка, которому уготована участь следующего владыки Торманса. Но Родис отказывается, чем лишь увеличивает степень влюбленности в себя Чагаса. — Так вы отказываетесь? — в вопросе Чагаса прозвучала угроза. — Конечно. …Чойо Чагас откинулся на диван и задымил трубкой. Родис повернулась к нему спиной и подошла к двери… Чагас из своего сумрачного обиталища смотрел на нее. Он физически ощущал походку Родис. В сияющем белом сари, сквозь складки которого ясно обрисовывалось ее тело, Фай Родис показалась ему недосягаемой, а себя он увидел унизительно смешным. …Овладев собой, он вошел в зеленый кабинет, теперь навсегда связанный с образом владычицы Земли, и, подперев руками голову, сел к столу. И если бы все это происходило на Земле, Фай Родис могла бы торжествовать победу: теперь пришла бы пора заняться реформами. Однако любовь на Тормансе эволюционировала 2000 лет независимо от Земли. Родис ошиблась. 5. Таэль. Фай полагает, что Таэль глубоко влюбился в нее. На самом деле, она ошибалась и в глубине чувств Чагаса, и в глубине чувств Таэля. Например, она говорит перед смертью, что не Чагас в этом виноват. На самом деле, скорее всего, именно Чагас и его верный соратник Таэль все держат в своих руках. А дело в том, что действие "любовных чар" на землян и на торманианцев имело различное влияние. Земной мужчина, если и влюблялся, то надолго - на много лет. А, например, Таэль очень быстро "вынырнул" из-под чар Фай Родис, обладая натренированным умением "перерезать" в душе любые привязанности, умение, которому учатся тормансиане с детства самой своей жизнью. Есть РАЗНИЦА: у Фай Родис - тренинг, у Таэля - жизнь. Что побеждает - очевидно. Для тормансианцев легенда о Цирцее имеет еще ТРЕТИЙ ВАРИАНТ: ни "вверх", ни "вниз", но - оборвать духовную связь, превратив ее в ЛОЖЬ. Фай Родис на Земле никогда с этим не встречалась. Это ее и погубило. О "своеобразии" "миссии" Таэля впервые предположил Переслегин еще лет десять назад в послесловии к новому изданию романа. Можно не сомневаться, что в «помощники» Фай Родис будет поставлен (причем именно Чойо Чагасом) наиболее искусный, притом, очевидно, наиболее высокопоставленный и квалифицированный разведчик, которому Властитель планеты абсолютно доверял. Когда Чагас, уставший от рутины, уходил в свое подземелье, он оставлял своим заместителем, конечно, «невидимым» – именно Таэля. Он же курировал все службы безопасности Властителя, оставаясь в глазах окружающих полнейшим «ничтожеством» с тройным именем. Тот же Таэль, конечно, руководил и «операцией» взаимодействия с «Темным Пламенем». И орден Серых Ангелов тоже был под его негласным контролем (иначе он просто не смог бы просуществовать в условиях тоталитарного Торманса). Мера доверия к Таэлю позволяет считать его ближайшим соратником Чойо Чагаса, его главным слугою, причем таким, который, как правило, всегда оказывался и господином. Фай Родис, не знающая реальности Торманса, приняла Таэля за друга, и он смог играть «двойную игру», стать двойным агентом. И каждый из участников стал считать его своим. Причем «игра» может даже не быть тайной. Фай Родис все-таки что-то заподозрив, решила проверить Таэля. Она вызвала его на «откровенный разговор», экранированный от подслушивающих устройств. «О, это опасная игра. Рассказать правду, которая не повредит вам, умолчать о важном, придумать полуправду. Имеешь дело с умными врагами, но полуправда, изобретенная для политического обмана, годится как оружие против них же», - объясняет Таэль. Родис не может ему не верить. Ее внутренние детекторы рассчитаны на разделение правды и неправды. Они бессильны перед полуправдой. И кого тут Таэль называет «умными врагами»? Скорее всего – и тех, и других… Фай Родис провела рукой по волосам инженера. - Слушайте, Таэль! Продолжайте их информировать, вы знаете, у нас нет секретов (так ли?- ЕАБ). Мы возьмем вас в «Темное Пламя», вылечим, дадим крепость тела, психическую тренировку… А вот этого уже Таэлю точно не нужно: на «Темном Пламени» его бы железно «рассекретили». -Нет, Родис… одно приближение к вашей силе потребует столько времени и внимания для себя («Всего лишь два-три месяца», сказала Родис – какой огромный срок, если учесть дальнейшее многократное увеличение эффективности действий!), что меня не хватит на более важное: доброту, любовь, жалость… - Хорошо, Таэль! Побуждения ваш прекрасны! Что же затмило ум руководительницы землян? Что заставило ее в этот миг не зародить в себе СОМНЕНИЯ в искренности «великого друга Земли»? В тексте четко дан ответ на этот вопрос: очередное эмоциональное затмение с видениями тормансианского инферно. Насчет того, почему Чагасу не удалось "затащить" Фай Родис к себе в кровать, у меня только предположения. Он из какой-то дурацкой "гордости" такой цели (обольстить Родис) и не ставил. Он знал, с какой целью Родис с ним уединяется, и думал, что сорвать ягодку будет просто и так. А вот Таэль уже много добился. Фай влюблена. И самое главное - она при этом потеряла бдительность. - Я их не боюсь, - сказал Таэль, - и не потому, что уверен в своей силе... - На что же вы надеетесь? - На свою слабость. Палачи сначала крушат человека физически. Вторая ступень - психическая ломка. Я погибну на первой ступени, и они не добьются ничего! Такой героизм приводит к неожиданным следствиям. Фай Родис выпрямилась, вздохнув. Тормансианин не мог отвести взгляд от ее высоко поднявшихся грудей. Непристойно и стыдно по морали Ян-Ях, но женщина Земли приняла взгляд инженера как естественную дань влечения мужчины. ...Фай Родис провела рукой по волосам инженера... ...Тормансианин встал с дивана... Не буду делать никаких выводов... Кроме следующего. Фай Родис должна была уже к этому моменту великолепно понимать, насколько велико искусство тормансиан в плане ОЖИВЛЕНИЯ умерших. Поэтому то, что сказал ей Таэль - была ЧИСТАЯ ЛОЖЬ, отговорка, и он чуть не попался. Фай Родис этого не заметила… Обычного, простенького "инженера Таэля" к Фай Родис не подпустили бы на 1000 км. Фай обладала чудовищными способностями. Зачем Чагасу было бы давать ей в руки еще и такой козырь? Ведь любого "простого человека" Фай элементарно превращала в своего союзника и, главное, в свой инструмент для межпланетных взаимоотношений. Обычная мораль здесь отступает. Фай ЯВНО, причем практически на глазах у жены (Янтре-Яхах) соблазняет ее мужа. Естественно, жена возмущена. А что ей ответила Родис? Мол, это касается отношений между планетами, а ее вовсе не касается. В результате Родис еще и "осталась права" (в сознании читателя). Если бы Таэль был простым малым, она бы, ни секунды не думая, скрутила бы его и превратила в слугу. И разве Чойо Чагас ЭТОГО НЕ ПОНИМАЛ?! Когда от этого зависела его жизнь? (Висевшая на волоске). По-моему, эти вещи ясны не только столь умному и тренированному падла-йогу как Чагас, но и любому человеку, даже с не очень высокими способностями... Поэтому ясно, КОГО подсунули Фай Родис. Отсюда и Серые Ангелы - спецслужбы, аналог соответствующих советских спецслужб. Либо это ПРОСТО РЯЖЕНЫЕ, либо это наскоро "создавшаяся древняя организация", члены которой - люди вполне искренние, но которых спецслужбисты "ведут" НА ОЧЕНЬ КОРОТКОМ ПОВОДКЕ" (как, впрочем, и Фай Родис). Ефремов досконально изучал проблему спецслужб и их тактику работы. Эта сторона деятельности писателя нам мало известна. Я только предполагаю, что она была ГОРАЗДО ОБШИРНЕЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТСЯ. Уже интересы ИАЕ в области парапсихологии НЕ МОГЛИ НЕ СТОЛКНУТЬ ЕГО с ними, потому что любые исследования в этой сфере в нашей стране тогда проходили под эгидой КГБ СССР. Во всяком случае, можно предполагать, что если кто и ошибся бы в теме о том, кто есть на самом деле Таэль - то не Ефремов. Кроме того, в тексте ЧБ об этом сказано очень прозрачно... Единственное, что не укладывается, казалось бы, в предположение о том, что Таэль исполнял такую роль - это его помощь Вир Норину в уничтожении излучателя, способного пробивать защитные поля землян. Однако в тексте романа четко сказано, что о возможности построить такой аппарат знали ДВА человека: мужчина и женщина джи: Ду Бан-Ла и Ниу-Ке. Вся «администрация» Ген Ши (одного из 4-х мудрейших) была буквально «напичкана» агентами Таэля (о чем можно догадаться по тому. насколько быстро был уничтожен сам Ген Ши и его окружение). Поэтому узнать имя второго человека, владеющего технологией создания такого аппарата ему было не сложно. Как заодно и собрать его. Поэтому Таэль совершенно спокойно уничтожает аппарат! И Вир Норину, который тратит огромные усилия, чтобы уничтожить смертельный для него аппарат, просто невдомек, что все это – пустое дело, и что ему вообще осталось жить полтора дня. Версия о ДВУХ джи, обладающих знаниями об аппарате, отсутствует в журнальном варианте и вставлена Ефремовым только в книгу. Как объяснить иначе эту «вставку» как ни желанием разъяснить читателю дальнейшую судьбу Вир Норина? (Пытки, мучительная смерть в застенках «лиловых»). И еще возникает вопрос: так ли уж хорошо разбирались земляне (в т.ч. и Фай Родис) в том, хороши или плохи люди на Тормансе? Для людей на Земле эта «техника» распознавания, наверно, годилась. Но для эволюционировавших 2 тысячи лет тормансиан она явно давала сбои. Например, Фай, прося у Чойо Чагаса помощи в спасении экспедиции трех землян, «промахнулась» в определении стадии "улучшения" Чагаса, и не предугадала его поступки. И эта ошибка стоила их смерти. А Таэль через какое-то время пришел на корабль с гордостью объявляя о страшной мести за Фай Родис. Такой ли уж он добрячок, как полагала Фай? 6. Наивность членов экипажа. Проиллюстрирую это на цитатах. Первый контакт с тормансианами, когда земляне получили отказ в разрешении посадить звездолет на планету. — Я бы сказал, что попытка познакомить Торманс с нами провалилась, — скупо улыбнулся Гриф Рифт. — Хороши же эти правители! — возмущенно воскликнула Чеди. — Они боятся! — Того же, чего боялись все воспитанные капитализмом, проникнутые завистью принужденного неравенства. Боятся конкуренции, — печально ответила Фай Родис. — То есть того, что мы отнимем власть? — спросила Чеди. — Конечно! — Но ведь это дико и нелепо. Зачем нам власть в чужом мире? — Это ясно для нас, для всей Земли, для Великого Кольца, но вряд ли много людей на Тормансе понимают это. Реплики Чеди Даан производят, мягко говоря, странное впечатление. Будто она первоклассница и впервые задалась подобным вопросом. И почему-то перед полетом ей никто не объяснил, куда она летит. А ведь когда тормансиане через 130 лет прилетели на Землю, действительно, никто и не задавался вопросом: зачем ИМ власть в чужом для них мире? Интересно, долго ли продержалась ЗЕМЛЯ? Вир Норин приводит к Родис свою тормансианскую возлюбленную Сю-Те, объявляя о своем решении остаться на Тормансе. - Вир, — неожиданно согласилась Родис и продолжала на земном языке: — Вы погибнете, но принесете большую пользу, а ей дадите сколько-то месяцев, вряд ли лет, счастья. Фай Родис к этому моменту уже понимала, что земной человек не сможет продержаться на Тормансе долго. Он не сможет адаптироваться. Его воспитание НЕПРИГОДНО для тормансианских условий. Он НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ КОНКУРЕНЦИИ. Вот еще: Родис вспоминала с усмешкой свои инфернальные испытания. Здесь она спустилась на куда более низкие круги инферно. Это – признание того, что ее подготовка была несколько недостаточной... В сущности, такая подготовка и не могла быть "достаточной", т.к. тормансиане "проходили ее" всю жизнь, а на Земле, если бы были созданы такие условия, то это был бы ДАЛЕКО НЕ "КОММУНИЗМ". Истина в том, что "коммунизм" или (как его не называй) оптимальное, хорошее, "идеальное", утопическое общество не приспособлено, как это ни странно, для совершенствования людей. Ибо любая тренировка уступает такой "тренировке" как сама жизнь, которая ставит не "тренажерные", а РЕАЛЬНЫЕ проблемы. В один из вечеров Гриф Рифт сидел перед пультом персональных сигналов, поставив локти на полированную доску и подперев кулаками тяжелую голову. Позади него медлительно и бесшумно возник Соль Саин. — Что вы бродите, Соль? — не поворачиваясь, спросил Рифт. — Неспокойно на душе? — Я как бегун, весь выложившийся в рывок и остановленный задолго перед финишем. Трудно переносить вынужденное безделье…. А сейчас хоть начинай курить какой нибудь легкий наркотик. — Что вы говорите, Соль! Инженер Соль Саин поднял голову, и зеленые огоньки придали нездоровый оттенок его сухому лицу, туго обтянутому гладкой кожей. Фай Родис была права. Может быть, и месяца еще не прошло после высадки на Торманс, как человек, ДАЖЕ ЕЩЕ НЕ ПОБЫВАВШИЙ ВНЕ КОРАБЛЯ, упал духом настолько, что хочет уже наркотик. Это просто смешно. Но и сама Фай Родис испытывала огромный стресс, хотя и скрывала его. Чувство безыскодности, забытое со времен инфернальных испытаний, стеснило грудь Родис, и она опустила голову, чтобы Эвиза и Вир не прочитали в ее лице ностальгию. Сколько еще предстояло здесь обманов, прежде всего среди людей, совершенно подобных земным и столь отличных душевно! Мы видим, насколько ТЯЖЕЛО ей (Раджа-йогу) дается КАЖДЫЙ обман, свой ли, чужой ли! Вывод: звездолетчики с Земли были катастрофически не готовы к полету, причем, вероятно, они и не могли бы быть к нему готовы в принципе: так как в некотором почти философском смысле в рамках художественного «эксперимента» оказалось, что Зло в прямой стычке с Добром побивает Добро. Из этого следует лишь то, что земному раю, «коммунизму», или как его там ни называй, остается лишь ЗАБЛОКИРОВАТЬСЯ ОТ ТОРМАНСА, не подпуская его к себе, и, как следует из «Эпилога» земляне космический корабль к Тормансу посыласть не стали. Прошло уже и не сто, а сто тридцать лет, и только по получению «объемистой информации» о том, что произошло на Тормансе за эти 130 лет от «цефеян» земляне вроде бы решились на встречу с тормансианами. И, можно только «надеяться», что в рекомендации Машин Общего Раздумья не затерялся скептический голос разума, выражающего сомнения в том, что «остров инферно» на планете Тор-Ми-Осс действительно уничтожен… Мир коммунизма Земли – неустойчив, он не сможет сопротивляться «зародышу» Торманса, если он появится (хоть случайно) на Земле. Потому что люди Земли НЕ ПРИСПОСОБЛЕНЫ к борьбе с повреждающими факторами тоталитаризма. И действительно ведь им НЕГДЕ этому учиться! Но в особенности удивляет именно непоследовательность и сумбурность ДЕЙСТВИЙ землян, попадающих в экстремальные ситуации. Например, возьмем экспедицию в «хвостовое» полушарие. Земляне, окруженные бандитской шайкой, могли бы уничтожить их в одно мгновение, тем более они знали, или думали, что перед ними законченные негодяи, «нелюди». Но они не пользуются этим «способом решения конфликта» из чувства гуманизма до конца. Прилет дискоидов от ЗПЛ «Темное Пламя» тоже невозможен именно по этой же причине: их невозможно посадить без жертв со стороны бандитов. В течение длительного времени земляне применяют ненасильственную тактику, хотя в последние минуты становится ясно, что они сами погибают. И вот в журнальном варианте романа Тивиса Хенако, ставшая среди землян психологическим лидером, дает команду взорвать площадку, где они находятся, причем при этом погибают и бандиты. Видимо, такое поведение Ефремову показалось уж совершенно нелогичным, и в книжном варианте земляне пытаются залезть на башню, но та падает от мощного инфразвука, погребая под собой и землян, и бандитов. Но возникает целый ряд вопросов. Например, дискоид можно было бы посадить где-нибудь неподалеку и пробиться к неудачливой троице под защитой силового поля. Это раз. Или можно было ориентироваться на бегство на тех же СДФ, которыми земляне пользовались превосходно. Или расстрелять бандитов наркотическими иглами – почему нет? Но был выбран наиболее опасный вариант, к тому же после длительного ожидания мифической помощи от тормансиан. - Пробивайтесь за город, раскидав толпу инфразвуком! – крикнул командир. - Бесполезно, далеко не уйдем. Мы слишком долго ждали, поверив в самолеты Чагаса, иначе постарались закрепиться в каком-нибудь здании, - с виноватой ноткой сказал инженер броневой защиты… Люди совершенно забыли, кто такой Чойо Чагас, забыли, наверно, и на какую планету высадились. Все это можно объяснить абсолютной растерянностью и полным непониманием менталитета и Чойо Чагаса, и его подручных… -… Прошу, не тратя времени, отдайте приказ! Мы можем послать свой дисколет, но он летает не быстрее ваших охранных самолетов, и главное — мы не знаем, как обращаться с такой дикой толпой по вашим законам. Что вы применяете в подобных случаях? Успокоительную музыку или ГВР — Газ Временной Радости? — Газ Радости! — сказал Чойо Чагас со странной интонацией. — Пусть будет так! И Фай Родис не вникла в эту «странную интонацию»! А ведь в тот момент землянам было еще не поздно попытаться пробиться из города или закрепиться в одном из зданий. С ее блестящими познаниями в языке тормансиан, она оказалась беспомощной и некомпетентной в скрытых интонациях и в понимании психологии человека, использующего этот язык. Потому что можно выучить язык за несколько дней, но нельзя ВЫУЧИТЬ ЖИЗНЬ, нельзя стать тормансианином, не перестав, хотя бы отчасти быть землянином. Вот поэтому-то землян обдурили словно детей. Они были игрушками в руках сил инферно, и просто вынуждены были позорно БЕЖАТЬ. Оказывается и Вир Норин проговорился на лекции перед учеными, когда рассказывал об устройстве Космоса. И некоторые из них - поняли, что сообщения с Землей физически быть не может. Согласовывать предыдущее вранье со своей речью и врать «творчески» - этого "могучий ум Вир Норина" не умеет. Земляне безмерно доверчивы, считают, что их враги будут заботиться о них, привыкших к обычной на Земле атмосфере заботы друг о друге. Им трудно понять, что "великое предательство" - это обычное и привычное и весьма эффективное "взаимодействие" с врагами, коими они были для тормансианской олигархии. А для тех вообще не бывало "друзей". Ефремов пытался показать, насколько наивное добро уязвимо. Именно поэтому звездолетчики с Земли проигрывают сражение, которое они считали "контактом". 7. Смерть и последняя воля Фай Родис. У любого внимательного читателя «Часа Быка» вызывают сомнения и вопросы некоторые странные детали последних глав романа. Первое: почему земляне, прервав свою миссию так быстро возвратились домой, на Землю, бросив на Тормансе, к тому же, Вир Норина. Почему бы им не остаться, и действовать, например, по схеме: «затаиться» и оказывать влияние на обстановку одним своим присутствием, а тем временем поджидать другого звездолета? Но мы уже выше видели, что возвращение «Темного Пламени» было БЕГСТВОМ землян, не выполнивших поставленной перед ними задачи, и спасающих свои жизни. Другой вопрос связан с обстоятельствами смерти Фай Родис. Почему она предпочла свою собственную смерть бегству по тому же самому коридору, по которому только что ушел Таэль? Ведь она могла бы попытаться прорваться через этот коридор. Задержать ее с девятиножкой вряд ли кто смог бы. И на этот вопрос тоже можно сейчас, в свете сказанного, ответить. Фай Родис понимала, что ее «великолепный план» (соблазнение владыки Торманса, проведение его руками прогрессивных реформ) полностью провалился. Что именно она отвечает за гибель троих землян, за передачу тормансианским спецслужбам девятиножки и других земных технологий. И главное – за непредусмотренные и несанкционированные Советом Звездоплавания или какой-то другой инстанцией Земли действия при посадке ЗПЛ и потом. Фай Родис, фактически, аналог (или потомок) Мвена Маса из «Часа Быка», близкого Ефремову персонажа. Но в «Часе Быка» Фай Родис не смогла пережить всех ужасных последствий своих действий и фактически кончает самоубийством. Таэль с Чагасом были абсолютно готовы и к варианту, что «Темное Пламя» решит остаться. Они бы просто и дальше продолжали водить землян за нос, и уж тогда ПОЛНОСТЬЮ "выдоили" бы землян, взяли бы все, и мечта Оллы Дэз стать женой или любовницей властелина тогда бы исполнилась в полной мере и даже больше. Поэтому приказ Фай Родис - срочно покинуть Торманс - это самое умное, что можно было сделать в этой ситуации. Земляне оказались СОВЕРШЕННО НЕ ГОТОВЫ к встрече с Тормансом. Сколько они были на Тормансе? Меньше полугода. А уже все (оставшиеся в живых) в мыле... уже вымотались настолько, что дальнейшая борьба просто бесполезна… Несовершенство "коммунистических" землян, ярко и даже трагично проявившееся в ЧБ, привело к их поражению. Поставило перед проблемой дальнейшего совершенствования (т.к. такой Земле невозможно будет победить Зло на Тормансе и даже сохранить саму себя). Земляне оказались СЛИШКОМ ХОРОШИМИ, СЛИШКОМ ДОБРЫМИ, что привело к их беззащитности. В том числе и перед самими собой: у них развиваются фобии и неадекватные реакции. Грифа Рифта пришлось приказом "эвакуировать" с Торманса, иначе он проявил бы развившийся в нем психопатический комплекс, и, мстя за "убитую" (а на самом деле покончившую жизнь самоубийством) возлюбленную, он мог уничтожить огромное количество безвинных людей. Соль Саина выпускать наружу было нельзя, т.к. он оказался склонным к наркомании... Такой экипаж ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ СРОЧНО ОТПРАВЛЕН НА ЗЕМЛЮ, чтобы он не натворил ужасных дел, полностью скомпрометировав землян и погубив миссию окончательно. Поэтому-то так истошно и кричит Фай Родис: "Улетайте! Домой! Слышите Рифт?" Самым ужасным для Фай Родис стало внезапное понимание, что ее последняя надежда – Серые Ангелы – это все та же банда террористов, не способная ни к чему, кроме террора. А Таэль, который и свел Фай Родис с Серыми Ангелами, не может не быть тайным или явным для них руководителем Серых Ангелов, потому что в современном обществе спецслужбы и организации, подобные Серым Ангелам, представляют собой единую систему. Многовековое латентное существование Серых Ангелов в условиях тоталитаризма невозможно: раскапывают даже еще только собирающиеся возникать организации, и даже несуществующие. При Сталине не могло быть "тайной" подпольной оппозиции, и не было. Если бы таковая появилась, то только по принципу известного "Треста", созданного чекистами для вылавливания "врагов советской власти". Весьма странно, что Фай не обратила внимания на то, что на фоне реалистичного описания города и всей обстановки на Тормансе Серые Ангелы выглядят весьма театрально, в особенности, когда они всюду суют свои платиновые перстни... - Гриф, мой командир, я убеждаю вас, умоляю, приказываю: не мстите за меня! Не совершайте насилия. Нельзя вместо светлой мечты о Земле посеять ненависть и ужас в народе Торманса. Не помогайте тем, кто пришел убить, изображая бога, наказующего без разбора правого и виноватого, — самое худшее изобретение человека. Не делайте напрасными наши жертвы! Улетайте! Домой! Слышите, Рифт? Кораблю — взлет! Высказывание неоднозначное. «Те, кто пришел убить правых и виноватых» - это, конечно, не те, кто пришел убить Фай Родис, т.к. в этом случае нужно было бы употребить единственное число. Это высказывание может быть обращено к Грифу Рифту: «Не помогайте, изображая бога». Это означало бы, что Фай Родис боится, что Гриф окажется гораздо хуже всех тормансиан и правителей вместе взятых, его поведение будет худшим из всего, что изобрело человечество. Зачем же тогда, извините, лететь спасать Торманс, когда ТАКОЙ человек как Гриф Рифт - вот он, ходил по Земле, даже был назначен на высокую должность командира ЗПЛ – может уподобиться худшему изобретению человека! Что-то не в порядке в кадровых службах Совета Звездоплавания?! Очевидно - так. В два счета из-за своих проблем он может страшно отомстить тормансианам, не различая, кто прав, а кто виноват, приравняв себя к богу. Или это высказывание о Серых Ангелах, которым накануне Фай Родис читала лекцию о том, что благотворен только террор с точным прицелом, который дается тренировкой своих психических сил и раскрытием в себе Способностей Прямого Луча (то есть парапсихологических способностей)? Тогда Фай Родис таким способом передавала скрытую информацию о разоблачении Таэля и Серых Ангелов. Терроризм «Серых Ангелов», который они продемонстрировали после смерти Фай Родис, был слепым. Очевидно - находить истинных преступников они так и не научились, а – к «делу» уже приступили.. И, мне кажется, главной причиной их разоблачения было именно МОЛЧАНИЕ Серых Ангелов. "Здесь надо еще много думать, - сказал предводитель "Серых Ангелов", - но я вижу свет". И удалился. И больше уже не появлялся. Он, видимо, много думал. Думал много, думал долго. А то, что "он" придумал, высказал Таэль зведолетчикам. Это была программа террора, широкого и слепого. И, интересно, КАКИМ ОБРАЗОМ Серым Ангелам удалось бы воткнуть свои кривые ножи в тела Ген Ши и Ка Луфа? (Без помощи спецслужб?) Ведь организация тормансианских масонов возобновила свою деятельность, как было сказано, только с прилетом землян. Неужели реально за такой короткий срок подготовить массовые убийства чиновников, защищенных тройной и четверной системой охраны? Этой байке вряд ли поверил даже Гриф Рифт, который сказал: "Чего вы этим добьетесь?" Эти слова можно понимать и как "вам не удастся заставить нас поверить в эту туфту". Итак Фай Родис поняла, что после ее смерти Серые Ангелы, не поменяв тактику, не научившись парапсихологическим методам "вычисления" настоящих виновников, примутся за свое и будут, возможно, просить у землян оружие. И она, естественно, предупредила землян, чтобы им не помогали... — Выполняйте завет Родис, милые друзья! — сказал Вир Норин. — Помните ее последние слова. Только мы с вами слышали их. Рифт! До тех пор, пока Таэль не "рассекретит" Вир Норина (то есть не поймет, что тот "рассекретил" его), Вир Норин может быть в относительной безопасности. Таэль будет использовать его как способ добиться верховной власти. Однако Вир Норин и тут трагически заблуждался: Таэль прекрасно знал последние слова Фай Родис. Вир Норин за минуту до катастрофы переключился на звездолет и видел все в боковом створе его экрана, так же как и Таэль, через девятиножку Эвизы, взятую из святилища. Изучив скрытый «слой» смыслов романа «Час Быка», теперь мы можем поставить Фай Родис в ряд с героем «Туманности Андромеды» Мвеном Масом. Они оказываются настоящими героями в основном смысле этого слова, не только литературными. Как и многим героям, им свойственно стоять вне закона, их деяния приводят по их вине к трагическому концу, к смерти окружающих и к их собственной смерти (или около того). Аналогов можно найти много. Первое, что приходит на ум: герой «Слова о полку Игореве», князь, совершивший безумный и неудачный поход, погубивший свою дружину… © 2009. Евгений Беляков, evgeni123456 @ yandex.ru http://www.moonrainbow.ru/forum/viewtopic.php?t=1748
×
×
  • Create New...

Important Information