Перейти к содержимому
КНИГИ: Эмиль Дюркгейм. Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии (на русском языке) Подробнее... ×
ВНИМАНИЕ! Заработал сайт очередной Минской религиоведческой конференции (18-20 апреля 2019 г.) Подробнее... ×
С ДНЁМ СОЦИОЛОГА! Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал
Victor

Невзоров А.Г. Рецензия на книгу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Святой князь Владимир: Цивилизационный выбор Руси»

Рекомендованные сообщения

Александр Невзоров: Средний палец веры

Рецензия на книгу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Святой князь Владимир: Цивилизационный выбор Руси»

 
rubric_issue_event_888811.jpg Иллюстрация: РИА Новости
 

Владимир Гундяев, более известный как патриарх Кирилл, написал очаровательную книгу, которая лишний раз доказывает, что бога начинают искать лишь тогда, когда уже нет никакой надежды найти что-нибудь поинтереснее.

Впрочем, надо отдать должное вменяемости автора, бог в его сочинении мелькает лишь бледной, формальной тенью. Главный герой книги — «креститель Руси» киевский князь Владимир, а сюжет закручен вокруг последствий неаккуратного выбора князем «веры» для славянских племен Х столетия.

Отметим, что сегодня от автора требуется немалое мужество, чтобы решиться вновь поднять такие скользкие темы, как «крещение» и «Владимир». Но Гундяев все же решается на это. Более того, он пытается отследить то, как кошмарная сказка о киевском князе транслируется в сегодняшнюю реальность и влияет на нее.

Давайте посмотрим, что у него получилось. Разумеется, в качестве исходной фактуры автор уверенно использует русские летописи, то есть многократно переписанный и отредактированный набор баек, вранья и фантазий, по всей вероятности, не имеющий никакого отношения к реальности «черной дыры» рубежа первых тысячелетий.

Впрочем, трезвость здесь мало уместна. Оставаясь в трезвости, нам пришлось бы закончить разговор на слове «летописи». Реалистический подход тут так же невозможен, как и при оценке приключений Пиноккио. Рецензировать труд Гундяева возможно, лишь приняв заданные им правила игры. Давайте вместе с автором и прочими православными переместимся в мир их диких фантазмов. Мы знаем, что наши бородатые деточки впечатлительны и обидчивы, и сделаем вид, что принимаем всерьез изложенное в летописях.

Итак, рассмотрим летописную фактологию, слегка почистив ее от пафоса и немножко обнажив ее смыслы.

Все памятники Владимиру Киевскому всегда изображают «крестителя Руси» в торжественной статике, хотя князю больше подошла бы совсем другая поза. Дело в том, что он был крупнейшим мастером сексуального насилия. Чем, собственно, и прославился. Конечно, помимо этого князь широко практиковал серийные и массовые убийства. Но, как правило, они служили лишь фоном для бесконечной череды изнасилований.

12-летнюю Рогнеду Владимир насиловал в присутствии ее родителей и родственников. Разумеется, крепко связанных. Вероятно, в какой-то момент ситуация показалась князю недостаточно пикантной, и он распорядился тут же, на глазах насилуемой девочки зарезать ее отца и братьев. Что и было исполнено.

Не менее живописно было обставлено крестителем Руси и изнасилование беременной жены своего брата Ярополка. Оно тоже производилось на глазах у ее мужа и тоже сопровождалось зарезыванием наблюдателя. Вообще, Владимир умел и любил создавать причудливые смеси из деяний, прямо подпадающих под 131, 105, 134 и 132 статьи УК РФ, совмещая изнасилования«совершенные с особой жестокостью по отношению к потерпевшей и другим лицам» с убийствами «сопряженными с разбоем, вымогательством и бандитизмом».

Примерно по такому же принципу князь формировал и свои «похотные дворы». Туда силой и побоями сгонялись «жены и девицы» с окрестных городков и сел. По подсчетам летописцев, только в Вышгороде, Белгороде и Берестове, в сексуальном рабстве у крестителя единовременно содержалось не менее 800 лиц женского пола. Разумеется, в «похотных дворах» Владимир имел возможность насиловать чужих жен и дочерей вдумчиво и почти «без всякой помехи», так как униженные и избитые мужья и отцы рыдали «за тыном», т. е. за оградой.

Отметим, что весь этот компромат никогда не вымарывался, а исправно и гордо кочевал из одного летописного списка в другой. Вероятно, по той причине, что именно эти свойства Владимира были наиболее симпатичны народу-богоносцу.

Как бы то ни было, но сегодняшняя правовая система РФ могла бы предложить Владимиру Святославичу только пожизненное заключение, а также титул особо опасного рецидивиста, сексуального маньяка и серийного убийцы, место которого рядом с Гейси, Чикатило и Джеком-Потрошителем.

Последующая история князя ничего по сути не меняет. Где-то подцепив (судя по симптомам) хламидийный конъюнктивит, Владимир решил, что навсегда ослеп и до конца дней своих будет обречен вслепую насиловать черт знает кого. Возможно, даже кривых, косых и лысых.

Наверное, это была невыносимая для него перспектива. Перебрав все местные способы исцеления, он обратился к византийским колдунам и, в надежде на волшебную силу их магии, принял некое «крещение», абсолютно не понимая его смысла. Дело в том, что ознакомиться с основами христианской веры он не мог при всем желании. Напомню, что ни по-латыни, ни по-гречески князь не знал ни слова, а первый перевод Евангелия (Остромирово) на славянский был сделан только через 50 лет после смерти Владимира. Впрочем, и по-русски Владимир ни читать, ни писать, как известно, не умел.

Конъюнктивит, разумеется, со временем прошел сам собой. Владимир, окрещенный Василием, зауважал новую магию. Но византийские попы решили не останавливаться на достигнутом и предложили киевскому князю симпатичную гречанку Анну в обмен на тотальное крещение всего славянского народа. Стороны долго дурили друг друга, но в результате сделка состоялась. Естественно, киевскую, а затем новгородскую публику «крестили» с помощью побоев, шантажа, огня и меча. Бессмысленность и формализм процедуры греков не смутил. Они имели богатый опыт создания «варварских» митрополий и давно убедились в их безусловной доходности.

Автор труда «Святой князь Владимир: Цивилизационный выбор Руси», вероятно, тоже видит, как выглядит летописная фактура, зачищенная от патетики и лести. Вероятно, и ему очевидно, что киевскому неграмотному маньяку нельзя было доверить даже выбор туалетной бумаги, не говоря о чуть более серьезных вещах вроде мировоззрения для целого народа.

Но! Сблизившись с той или иной скандальной подробностью «крещения», Гундяев нигде не решается идти «на таран», чтобы мощью патриаршего слова раздавить очередной зловредный факт. Он начинает маневрировать, ловко уходя от любых соприкосновений с малоприятными подробностями.

Впрочем, здесь дело не в авторском бессилии самого Гундяева, а в той традиции, которой он обречен следовать.

Рецензируемая нами книга — это не более чем очередное лего патриарха Кирилла. Из мертвеньких казенных деталек еще синодальной штамповки автор старательно складывает искусственного динозавра православия. В этом рукоделии нет ничего криминального, но, как всякое лего, оно и рассыпается при первом нажатии. А очень громкое название книги «выбор Руси» остается мертвой декларацией.

Впрочем, понятно, что никакого выбора и не было. Его не совершал Владимир. Его не делали киевляне и новгородцы, которые так и не поняли смысла совершаемых византийскими попами манипуляций с речкой и крестиками.

Была лишь цепь скандальных и анекдотических случайностей, в результате изолировавшая Русь от цивилизации и превратившая ее историю в тысячелетний путь маразма, отсталости и боли.

P. S. Напоследок, я полагаю, необходимо немножко пожурить автора книги.

Вероятно, Гундяеву следовало бы знать, что с момента крещения языческое имя крещеного должно быть забыто. Называть киевского князя Владимиром — принципиальная ошибка и грубое пренебрежение христианскими смыслами. Крещеный может именоваться только тем именем, которое получил при крещении, а именно Василий. И только под этим именем киевский князь может фигурировать на страницах христианского сочинения. Никак иначе.

Следует надеяться, что при переиздании эта ошибка будет исправлена. Книга, вероятно, тоже должна быть переименована в «Святой Василий: Цивилизационный выбор Руси».

 

snob-logo.png

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

 

Александр Невзоров: Средний палец веры

Рецензия на книгу Патриарха Московского и всея Руси Кирилла «Святой князь Владимир: Цивилизационный выбор Руси»

 
...Была лишь цепь скандальных и анекдотических случайностей, в результате изолировавшая Русь от цивилизации и превратившая ее историю в тысячелетний путь маразма, отсталости и боли.

 

Собственно, всё прочее содержание рецензии написано ради этой мысли. У нас тут - тысяча лет сплошного маразма, отсталости и боли, насилий и беззаконий, извращений и кошмаров, а вот "у них там"... Ублюдочный провинциализм рецензента (даром что он из Питера), как и его зацикленность на разного рода мерзостях, лезет из всех щелей. И неважно на самом деле, насколько хороша или плоха книга патриарха: о ней так и так было бы сказано примерно то же самое, примерно в том же духе. Ибо "мнение человека Петра скажет нам более о Петре..."

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

а вот "у них там"...

 

... тоже проблем хватает. Невзоров достаточно критичен и к западной реальности.

:

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

О. Бычкова И при этом все безумно возбудились вашим текстом в Снобе. Про князя Владимира.

А. Невзоров О, да.

О. Бычкова Я не могу не отметить этот факт. Потому что меня это удивляет совершенно. Потому что как будто все только ждали, когда им скажут что-нибудь этакое.

А. Невзоров Да, там меня, честно говоря, тоже удивил результат, потому что полмиллиона прочтений за очень короткий срок. Но правда здесь сработала еще и сила площадки. Мы имеем в виду Сноб. Но и плюс, черт возьми, там было все достаточно просто, легко и весело аргументировано и легко преподнесено. Конечно, перевозбудились так называемые историки, там какая-то архивная моль долго сердито летала вокруг этого текста. Причем архивная моль рассказала все те же самые факты, но дала им другую трактовку.

О. Бычкова Но это же нормально.

А. Невзоров Это совершенно замечательно. Это хорошо и замечательно, но всегда выигрыш остается за тем, извините, кто талантливее. И за тем, кто умеет писать. Потому что когда человек не умеет писать и пытается публицистироваться, то, в общем, результат как правило нулевой. И дело не в этом. Кстати действительно по поводу Владимира смешно, но мне когда-то довелось заниматься мозгами всяких сексуальных маньяков, серийных убийц…

О. Бычкова Мозгами в буквальном смысле.

А. Невзоров К сожалению, не в буквальном. Потому что только  Гейси в свое время был извлечен мозг после казни. Из серийных крупнокалиберных настоящих маньяков. Мозг Чикатило погубили. Ему стреляли в затылок и не один раз, поэтому там размесили все к чертовой матери. По-моему, мозг Дамера запретил изымать отец. Но мы всегда видим, что у этих серийных убийц, сексуальных маньяков обязательно присутствует резкий и отчетливый религиозный мотив с какой-то минуты.

О. Бычкова Ой, это вы сейчас подгоняете просто теорию под мозги.

А. Невзоров Нет, ничего подобного.

О. Бычкова Но вы же не видели мозгов.

А. Невзоров В этом очень легко убедиться. Очень легко посмотреть. Я же не говорю, что только им это присуще. Но у каждого сексуального маньяка, серийного убийцы обязательно наступил в той или иной степени вот этот религиозный миссионерский порыв в какую-то минуту. И когда говорят, знаете, Владимир был таким, а потом он изменился. Потом он покаялся, и стал другим. Но это равносильно тому, как начальник следственной группы, когда искали Чикатило, он бы в какой-то момент собрал бы следственную группу и сказал: знаете, ребята, Чикатило он покаялся и в церковь сходил. Все, дело закрываем. Нет, так не бывает. Поэтому вот эту причинно-следственную связь обнаружить всегда очень любопытно. А возражения и критика тоже хорошо, но лишний раз доказано, что такой профессии как историк уже не существует.

О. Бычкова Так вот вы собственно к чему.

А. Невзоров Нет, это к тому, что действительно профессия историка имела еще смысл где-то до середины 20-го века, пока большинство, если не все источники не были либо под спудом, либо требовались специальные допуски, они не были в таком широком доступе как сейчас. И историк это была просто физическая работа человека, который с 9 до 6 должен был просиживать в архивах и в библиотеках. Сейчас, когда все это доступно, вот мы убедились на критике истории с Владимиром, что перечислены те же самые факты, просто им дана другая трактовка. Все легко и элементарно видится.

О. Бычкова Ну так в этом тоже нет ничего нового принципиально. Это же не только сейчас происходит. Когда трактовки даются такие, какие надо или такие, какие хочется.

А. Невзоров Совершенно верно. Поскольку мы уже неоднократно говорили, что так называемых фактов в истории нет и что какое бы мы ни назвали событие, мы всегда должны быть уверены, что существует диаметрально противоположная и кстати неплохо аргументированная точка зрения по любому вопросу. Возьмем, к примеру, то, что в сентябре вас ждут торжества по поводу Куликовской битвы. На всю страну день воинской славы. И понятно, что эта Куликовская битва преподносится как некое героическое событие. Но помимо того, что оно преподносится, есть такой Дитмар Любекский. И есть Иоганн Пошильге, есть то ли Кранс, то ли Кранч, по-разному читается. Альберт. Это все западные хронографы, францисканцы. Духовники капитулов Гамбурга, которые тоже описывали Куликовскую битву. И знаешь, чем она закончилась в их интерпретации?

О. Бычкова Ровно противоположным.

А. Невзоров Не совсем. Там как бы начало и развитие совпадают. И у одной и другой стороны. То есть действительно каких-то татар ухитрились побить. Но после этого кинулись грабить обозы русские. И в этот момент воины Великого княжества Литовского всех русских перебили. Косвенным доказательством того, что возможно западные хронисты описывают более реалистическую картину, служит то, что на тот момент венецианские нотариусы, а они оформляли все сделки с Ганзейским союзом. То есть вот все западное участие, которое было в Куликовской битве, оно как раз восходило к Ганзе, к Генуя. Они фиксируют огромное количество продаж русских работ. По именно нотариальным актам именно на территории Генуя, Венеции и вообще всего Ганзейского союза, начиная даже с Германии…

О. Бычкова Я заслушалась Куликовской битвой и потеряла нить как обычно.

А. Невзоров Опять мы имеем две диаметрально противоположные точки зрения, одни говорят, что это победа, другие говорят, что это абсолютное поражение. И мы вступаем в область только трактовки, только так называемой веры. Когда в соответствии с религиозными, национальными предпочтениями мы можем выбрать что-то. Но говорить о том, что прав Дитмар Любекский и не правы русские летописи, мы тоже не можем. То есть мы опять вступаем на предельно зыбкую почву сплошных трактовок.

О. Бычкова Но если возвращаться к князю Владимиру, то по-моему тут никто кроме официальной пропаганды и то она как-то это делает очень…

А. Невзоров Стыдливо.

О. Бычкова Стыдливенько.

А. Невзоров Вот я говорю, какая-то архивная моль вылетела и очень сердито кружила вокруг моей рецензии. Долго летала сердито, но потом…

О. Бычкова Это похоже я не знаю, к каким временам это отнести. На что-то такое советское лицемерное. Мы же все понимаем, что, в общем, все не совсем так. Ну вы же понимаете, что надо. Нам надо, чтобы у нас были фигуры, на которых мы бы воспитывали молодежь. Ну, ладно, мы все понимаем, как было на самом деле. Но надо.

А. Невзоров Да.

О. Бычкова Это что-то такое.

А. Невзоров Это возможно было бы и было бы эффективно и результативно в том случае, если бы действительно сейчас не было бы возможности получить любые источники, любые доступы, любую литературу и самостоятельно составить свое представление, пусть на очень зыбких основаниях. Так называемых баек. Потому что в истории фактов нет. Мы можем…

О. Бычкова Это только мне кажется, что сейчас Невзоров сам себе очень сильно противоречит и опять куда-то чего-то пытается за уши притянуть.

А. Невзоров Абсолютно не противоречу и не пытаюсь притянуть. Объясняю, что когда мы говорим об истории, мы вынуждены апеллировать только байками. Возможно, среди этих баек есть то, что реалистично рисует картину того времени, возможно, это сплошные фантазмы. Способа отделить байки от не баек, у нас нет.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Этот, с позволения сказать, критик видит всё в кривом зеркале собственного извращённо-циничного воображения. При том, что инферно во все времена везде хватало, домонгольская Русь (Киевская, начиная с Владимира и Ярослава Мудрого) была вполне на уровне тогдашней Европейской цивилизации и культуры. В чём-то даже и получше (гуманизм "Русской Правды", в сравнении с последующими временами, хрестоматиен). А лично Владимир, будучи в юности весьма несимпатичным язычником (хотя и далеко не тем безграмотным дурнем, как бездоказательно пишет Н.), к концу жизни свою жизнь значительно переосмыслил.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×

Важная информация