Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Экспертиза Л.С. Астаховой о Саентологической церкви Москвы


Serjio
 Share

Recommended Posts

Религиовед, доктор философских наук, профессор Академии труда и социальных отношений Екатерина Элбакян прокомментировала для Центра «Сова» решение о ликвидации Саентологической церкви Москвы и религиоведческой экспертизе, на основании которой было вынесено это решение.

То, что новые религии в России в последние годы чувствуют себя все более неуютно, давно является очевидным. Религиозные организации стараются строго соблюдать законы, занимаются благотворительностью, осуществляют социальные программы, помогая обществу в решении насущных проблем, но все равно преподносятся в СМИ чужими и даже «чуждыми российскому менталитету».

Одна из таких религий - саентология, представленная в России единственной централизованной организацией, зарегистрированной Министерством юстиции РФ 25 января 1994 года - Саентологической церковью Москвы. В ряде других городов саентология имеет организационные структуры в виде религиозных групп, поскольку уже в течение ряда лет, несмотря на многочисленность этих групп, местные органы власти отказываются их регистрировать в качестве местных религиозных организаций. Наиболее крупная саентологическая религиозная группа функционирует в Санкт-Петербурге, где первые саентологи появились в далеком уже 1984 году.

Все было бы не так уж и плохо – ну, есть одна централизованная организация в Москве, функционируют религиозные группы в регионах, и ладно. Однако с некоторых пор и на эту единственную религиозную организацию началась атака - с целью снять саентологию с регистрации в Министерстве юстиции. Поскольку реальных претензий к ней не находилось, решили ударить сразу сильно и больно - лишить саентологию религиозного статуса. То есть доказать, что саентология вовсе не религия, а так, непонятно что...

В августе 2014 года Минюст подал исковое заявление в суд для принятия решения о ликвидации Саентологической церкви Москвы. В ответ группа саентологов (частных лиц) подала встречный иск на действия Минюста в Измайловский районный суд. Не вдаваясь в детали всех перипетий судебного процесса, обращу внимание лишь на то, что в их результате для принятия решения суду, несмотря на наличие в деле ряда ранее подготовленных экспертиз известных российских религиоведов, потребовалась новая экспертиза, которую заказали Ларисе Сергеевне Астаховой. Получив нужную экспертизу, суд на ее основании вынес решение в пользу Минюста, то есть саентологи процесс проиграли. Верующие подали жалобу в Мосгорсуд, который вынес постановление об оставлении решения Измайловского райсуда без изменений. 23 ноября 2015 года Мосгорсуд удовлетворил иск столичного управления Минюста РФ о ликвидации религиозного объединения «Саентологическая церковь Москвы».

Но что же такого могло содержаться в экспертизе Астаховой, чего могли «не учесть» высококвалифицированные религиоведы?

Перед экспертом было поставлено три вопроса: 1. Осуществляет ли религиозное объединение «Саентологическая церковь Москвы» религиозную деятельность? 2. Имеются ли в деятельности религиозного объединения «Саентологическая церковь Москвы» признаки религиозного объединения, а именно: вероисповедание; совершение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучение религии и религиозное воспитание своих последователей? 3. Соответствует ли фактическая деятельность религиозного объединения «Саентологическая церковь Москвы» формам и методам, сведениям об основах вероучения, заявленным при его государственной регистрации? Ответы на них и предоставили суду формальную возможность оставить решение о ликвидации СЦМ и лишении саентологии религиозного статуса без изменений. Однако большинство специалистов, ознакомившихся с экспертизой Астаховой, пришли к однозначному выводу о грубом нарушении экспертом самих принципов подготовки экспертизы.

На мой взгляд, ключевым недостатком экспертизы Астаховой является недопустимая в религиоведении оценка одной религии с позиции другой или, шире, одного типа религий с позиции другого. Такая оценка никак не может быть объективной и научной, потому что всегда носит конфессионально-ограниченный характер.

Хочу отметить, что поскольку в свой экспертизе Астахова довольно широко и целенаправленно критиковала, в частности, мои заключения о деятельности саентологов, я считала неэтичным отвечать ей в том же тоне, да и вообще вступать в дискуссию с автором, по всей вероятности, заказной экспертизы. Однако по прошествии времени и, кроме того, зная реальных верующих-саентологов и их религиозную практику, помня о принципе аксиологически нейтрального отношения религиоведа к объекту своего исследования, позволю себе дать некоторые оценки экспертизе г-жи Астаховой, обобщив при этом мнения по данному вопросу моих коллег-религиоведов.

Первый и самый существенный недостаток экспертизы Астаховой заключается в том, что автор имплицитно либо осознанно исходила из того, что религией является только теизм. Выстраивая свое заключение на этой посылке, автор давала соответствующую оценку саентологии, отталкиваясь исключительно от теистической картины мира, экстраполируемой на религиозную в целом. Однако всем, в том числе и начинающим религиоведам, известно, что кроме теистических (в которых наличествует личный Бог), существуют и нетеистические религии, в которых личный Бог отсутствует. Известно также, что существуют религии пистические (от греч. Πίστις - вера), основанные на вере, и гностические (от греч. γνώσις — «знание») - основанные на гнозисе, то есть знании. Религиоведению известно, что отсутствие представлений о едином Боге и его личностных (например, в христианстве – антропоморфных) характеристик ни в коем случае не является признаком отсутствия свойств религии вообще.

С позиции религиоведения, в плане типологии саентология может быть отнесена к типу новых религиозных движений (подтип - синкретические религии) в отличие от первобытных религиозных верований, народностно-национальных (или этнолокальных) и мировых (буддизм, христианство, ислам) религий. При оценке по другому основанию - к типу нетеистических и гностических религий, в отличие от теистических и пистических религий.

Уместно напомнить, что главным и неотъемлемым признаком религии является наличие в картине мира сверхъественного начала. Причем вовсе не обязательно, чтобы такое начало воспринималось неким существом – обязателен лишь выход за пределы «естественного». Это, например, реинкарнация души - воплощение ее в новом теле при последующем рождении в буддизме, индуизме, джайнизме, согласно закону кармы. В этом случае представления о высшем сверхъестественном существе отсутствуют, вместо этого имеет место сверхъестественный акт. Но буддизм, например, от этого не перестает быть мировой религией, хотя и не теистической и не авраамической. Таким образом, в какой форме или в каком виде представляется верующим некое сверхъестественное, принципиального значения для определения мировоззрения в качестве религиозного не имеет. Зато объективно оценить нетеистическую религию с позиций теизма, в отличие от научной позиции, заведомо невозможно.

Второй, весьма существенный, недостаток представленного по заказу суда заключения Астаховой заключается в том, что автор (опять же, либо намеренно, либо по незнанию) игнорирует тот общеизвестный факт, что саентология относится к группе «новых религиозных движений» (НРД), имеющих свои специфические особенности, не исключающие НРД из ряда религий. И, разумеется, не исключающие организации их последователей из ряда религиозных организаций. Игнорирование Астаховой этого принципиально важного в контексте экспертного исследования факта сущностно искажает не только изложение сути учения и обрядовой практики саентологов, но и со всей очевидностью влияет на выводы, которые не могут быть признаны научно достоверными и обоснованными, что абсолютно ясно религиоведам и всем тем, кто «в теме».

Тем не менее, выявляя несоответствие между вероучительными положениями и элементами культовой практики саентологов с вероучениями и культами авраамических (теистических) религий, г-жа Астахова делает вывод о «нерелигиозной природе» саентологии. Но некорректность заключения этим далеко не исчерпывается. Аналогичным образом автор заказанной судом экспертизы рассуждает и о природе культовой и внекультовой деятельности Саентологической церкви Москвы, которые она отчего-то относит к социальной.

Строго говоря, любая деятельность любой социальной группы носит социальный характер, что, в этом смысле, не делает религиозную деятельность каким-то исключением. В религиоведении религия рассматривается как социальный феномен. В социологии она определяется как один из шести основных социальных институтов. Соответственно, религиозная деятельность в широком смысле слова является одной из разновидностей социальной деятельности, так как она осуществляется в рамках социальной группы верующих, является многоаспектной и направленной на достижение как культовых, так и внекультовых целей. Религиозный характер деятельности определяется тем объектом, на который она направлена, а не теми формами, в которых она существует.

Словосочетание «социальная деятельность религиозных организаций» является устоявшимся. Поэтому противопоставление религиозной и социальный деятельности, допущенное в заказанной судом экспертизе, по существу, безграмотно.

В заключение, имеет смысл напомнить о давно известных религиоведению фактах. А именно о том, что саентологи являются верующими людьми. Осуществляя обряды в Саентологической церкви, они, безусловно, следуют традициям своей религии. Поскольку саентология не является теистической религией, ее религиозные обряды совершаются не от имени Бога, но при этом никак не утрачивают своей сверхъестественной (для религиозного сознания) значимости. Обряды совершаются только саентологическими священниками, облаченными для того в соответствующие одежды, совершаются по образцу и тексту, содержащемуся в Саентологических писаниях. Процедура каждого обряда четко отработана и не может быть нарушена, как и в большинстве других религий мира.

Верующие саентологи имеют достаточно интенсивный, как свойственно всем НРД, религиозный опыт, который является обязательным атрибутом любого верующего человека или группы верующих людей. Религиозный опыт является важнейшей составляющей любой религии.

Однако религиозный опыт проявляется в различных формах. В саентологии он обнаруживает себя в форме глубокой убежденности верующего в том, что он живет много жизней, о чем свидетельствует часто встречающееся восприятие окружающих людей, особенно детей, как получивших в процессе реинкарнации душу от умершего родственника или другого близкого человека.

Из опыта моего личного исследования Саентологической группы Санкт-Петербурга, конкретная верующая, назовем ее А., сообщила мне, что у ее мужа год назад скончалась мама. Примерно в то же время у друзей А. родилась дочь, и по ряду признаков сама верующая и ее муж уверены, что в теле этой новорожденной девочки переродилась душа его матери. Случай далеко не единичен, и подобные ему свидетельствуют о достаточно интенсивном религиозном опыте саентологов. Однако автор принятой судом во внимание экспертизы, вероятно, не посещавшая Саентологическую церковь и не знакомая с религиозной практикой этого НРД, придерживается иного взгляда на религиозный опыт саентологов.

На мой взгляд, с которым, насколько мне известно, согласны большинство ведущих российских ученых-религиоведов, заключению г-жи Астаховой присущ ряд таких очевидных недостатков, как нарушение типологического метода; присутствие признаков конфессионального, а не религиоведческого подхода; нарушение метода качественного религиоведческого анализа; отсутствие объективного и беспристрастного описания религиозных феноменов; противоречие принципу историчности; интерпретация фактов вне культурной и цивилизационной обусловленности феноменов; неверное использование герменевтического метода.

http://www.sova-center.ru/religion/publications/2015/11/d33300/

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Жаль, что мы не располагает текстом экспертизы, поэтому трудно оценить критические замечания, которые сделала Е.С. Элбакян. Но я склонен ей доверять, т.к.:

1) ответить на поставленные перед экспертом вопросы можно только в ходе личного посещения религиозной организации. Объект исследования находится в Москве, а эксперт - в Казани. Сведений о том, что г-жа Астахова каким-то способом посещала Москву, не имеется;

2) эксперта можно заподозрить в конфессиональной ангажированости в связи с тем, что:

    а) на теологических специальностях г-жа Астахова преподаёт следующие дисциплины: литургика, литугическое богословие, миссиология, организация паломнической службы, организация работы воскресной школы, христианская антропология, экономика прихода

    б) не исключено, что она находится в позитивных отношениях с православным священником Я.В. Бухараевым

Link to comment
Share on other sites

Не совсем понимаю, как позитивные отношения с кем бы то ни было могут влиять на ангажированность или неангажированность исследователя. Он вполне может действовать по принципу "Платон мне друг, но истина дороже".

  б) не исключено, что она находится в позитивных отношениях с православным священником Я.В. Бухараевым

Link to comment
Share on other sites

Не совсем понимаю, как позитивные отношения с кем бы то ни было могут влиять на ангажированность или неангажированность исследователя. Он вполне может действовать по принципу "Платон мне друг, но истина дороже".

 

А может действовать и наоборот. Я ведь не утверждал её ангажированность наверняка - это было бы глупо делать, не имея текста экспертизы. Наличие такой связи создаёт развилку: либо ангажирован (кстати, по такому же принципу меня тоже можно заподозрить в пропаганде православия, потому что я хорошо общаюсь с Вами, но при более детальном взгляде на мою личность станет ясно, что эти подозрения не оправдываются), либо нет. Значит, надо просто насторожиться и изучить ситуацию детальнее.

Link to comment
Share on other sites

Изучайте, изучайте :) Найдёте много интересного и позитивного :)

 

А может действовать и наоборот. Я ведь не утверждал её ангажированность наверняка - это было бы глупо делать, не имея текста экспертизы. Наличие такой связи создаёт развилку: либо ангажирован (кстати, по такому же принципу меня тоже можно заподозрить в пропаганде православия, потому что я хорошо общаюсь с Вами, но при более детальном взгляде на мою личность станет ясно, что эти подозрения не оправдываются), либо нет. Значит, надо просто насторожиться и изучить ситуацию детальнее.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Для полной картины дискуссии: 

Заключение судебной религиоведческой экспертизы (эксперта Л.С. Астаховой) по делу Саентологической Церкви г. Москвы

Портал «Религия и право» представляет текст экспертного заключения по делу о ликвидации Саентологической Церкви г. Москвы. В качестве эксперта выступила социолог Астахова Лариса Сергеевна, сотрудник автономной некоммерческой организации «Казанский межрегиональный центр экспертиз», заместитель по науке Директора Института социально-философских наук и массовых коммуникаций, заведующий кафедрой религиоведения Казанского (Приволжского) федерального университета, кандидат социологических наук.

Напомним, что 23 ноября Мосгорсуд удовлетворил иск Минюста России о ликвидации религиозного объединения «Саентологическая церковь Москвы». Суд обязал ответчика в течение шести месяцев создать комиссию по ликвидации организации. По мнению Минюста, устав Саентологической церкви не соответствует федеральному закону о свободе вероисповедания, а деятельность данного объединения противоречит ст. 28 Конституции РФ. Как отмечалось в иске, несмотря на то, что в уставе церкви указана Москва, ее деятельность ведется и в Санкт-Петербурге. Также в иске ведомство указывало, что слово "саентология" зарегистрировано как товарный знак, права на который принадлежат Центру религиозной технологии в США. Это, по мнению истцов, противоречит требованиям закона о свободе совести и вероисповедания.

"Саентологическая церковь Москвы" была зарегистрирована как религиозная организация 25 января 1994 года. Позднее столичное управление Минюста отказало саентологам в перерегистрации. В июле 2015 года Измайловский суд Москвы признал законным отказ Минюста зарегистрировать Саентологическую церковь Москвы в качестве религиозной организации. Одним из оснований принятия решения об отказе в регистрации стало заключение Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Главном управлении Минюста России по Москве. Заключение Л.С. Астаховой было представлено уже в рамках рассмотрения дела в Мосгорсуде. Решение Мосгорсуда, по заявлению представителей саентологов, будет обжаловано в Верховный суд РФ.

Экспертиза Л.С. Астаховой вызвала бурную дискуссию среди социологов и религиоведов. Ряд исследователей выступили с критикой.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

«Нет суда над верой — был суд о нарушении закона церковью саентологии»

 
Интервью с автором религиоведческой экспертизы, «закрывшей» церковь саентологии Москвы Ларисой Астаховой

 

Link to comment
Share on other sites

 

 

Мнение Станислава Панина я по больше части разделяю. В частности, обеими руками я поддерживаю следующие моменты:

  • факты должны менять теорию, а не наоборот;
  • надо учитывать мнение последователей учения о его (не)религиозном характере (но, на мой взгляд, эмпатия должна иметь некоторый предел, иначе религиовед не будет отличаться от объекта своего исследования);
  • честная констатация разнообразия определений религии, в соответствии с частью из которых не будет являться религией, например, буддизм (хотя само по себе эта терминологическая определённость мне не нравится, но признавать её наличие необходимо).

Кроме того, о юридических проблемах со статусом религиозных организаций я писал ещё в 2008 году. Но трудно согласиться, что эта (в общем-то, социально-технологическая) трудность является причиной появления сомнительных экспертиз, что регистрация религий как обычных НКО - хорошее решение. Особый юридический статус - не причина гносеологических проблем религиоведения, а катализатор социального конфликта на религиозной почве. Давайте представим, что теперь религию будут регистрировать в качестве НКО - разве от этого в религиоведении исчезнет необходимость определить понятия "религия", "религиозная организация"? Нет, религиоведы будут по-прежнему спорить, просто эти споры останутся в башне из слоновой кости, не влияя на окружающую социальную реальность. Это плохо, т.к. наука, даже фундаментальная, должна воплощаться на практике - в этом плане мне очень нравятся высказывания Н.И. Лобачевского ("Нет ни одной области математики, как бы абстрактна она ни была, которая когда-нибудь не окажется применимой к явлениям действительного мира") и О. Конта ("Знать, чтобы предвидеть; предвидеть, чтобы управлять").

В любом случае хотелось бы поблагодарить Станислава Панина за просветительский момент: раньше я не знал о зуизме. 

 

 

Мнение Игоря Кантерова я разделяю почти полностью за исключением нескольких моментов:

  1. "Вместе с тем, стоит отметить, что ранее в своих научных работах Астахова Л.С. классифицировала саентологию в качестве НРД[1].", "учитывая существующие методические пособия данного эксперта, в которых саентология классифицируется, как Новое религиозное движение" - даже если у учёного есть какие-то работы, то он вправе менять свою позицию в случае появления новых фактов (или теоретических интерпретаций), убедительно опровергающих его прежние труды. Но в этом случае, конечно, со стороны эксперта желательно было бы указать на свои (или чужие) соответствующие публикации. В экспертизе г-жи Астаховой имеется список литературы, но конкретную ссылку, которая опровергала бы прежние работы эксперта о религиозном характере саентологии, к сожалению, я не увидел.
  2. "Вторая рекомендация предполагает, что в понимании термина «религия» необходимо сохранять «этический нейтралитет» — избегать уничижительных или оскорбительных определений («секта», «культ»)." - вообще-то это вовсе не уничижительные определения, а религиоведческие категории. Вероятно, И.Я. Кантеров должен это знать, т.к. он был официальным оппонентом диссертации Е.Н. Васильевой. Степень канд. филос. наук получена, вследствие чего можно предположить, что официальный оппонент согласился с доводами диссертантки, поэтому обращение к рекомендациям международных организаций, которые противоположны религиоведению, выглядит странно.
Link to comment
Share on other sites

Кстати, вот еще один момент, который я вчера хотел, но забыл (ибо дело было очень поздним вечером) в своём комментарии к экспертизе. Г-жа Астахова в описании методики и средств исследования указывает:

 

Контент-анализ – качественно-количественный анализ содержания текстов / выступлений. Формальные и содержательные компоненты образов анализируются по их месту, в объеме и частоте их встречаемости. Данные материалы удовлетворяют необходимым критериям относительной однородности и массовости. Категории анализа заданы поставленными вопросами.

 

При этом в тексте экспертизы нет списка единиц анализа, нет списка единиц счёта. Отсутствуют численные критерии для оценки результатов проведённого контент-анализа.

Кроме того, в тексте экспертизы сказано, что "Отсутствует четкая корреляция между всеми указанными признаками, и основами вероучения.", "Защита Писания и ритуалов товарным знаком активизирует нормы законодательства о товарных знаках и о правах потребителей, которые в данном вопросе не коррелируются с законом о свободе вероисповедания.", но ни одного коэффициента корреляции не дано.

В общем, я всё больше и больше убеждаюсь в непрофессиональности экспертизы.

Link to comment
Share on other sites

Н. Шабуров. Заключение специалиста об экспертизе Л.С. Астаховой относительно религиозного статуса Саентологической церкви Москвы

 

Многие специалисты высказали целый ряд критических замечаний к экспертному заключению, на основании которого было принято решение о ликвидации религиозной организации. Публикация рецензии кандидата культорологии, профессора, директора Центра изучения религий РГГУ Николая Шабурова.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Н. Шабуров. Заключение специалиста об экспертизе Л.С. Астаховой относительно религиозного статуса Саентологической церкви Москвы

 

Многие специалисты высказали целый ряд критических замечаний к экспертному заключению, на основании которого было принято решение о ликвидации религиозной организации. Публикация рецензии кандидата культорологии, профессора, директора Центра изучения религий РГГУ Николая Шабурова.

Вот с мнением Н. Шабурова, я согласен полностью. Конкретно и по делу. 

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

КАЗАНЬ9 Декабря 2015, 13:19 — REGNUM  

 

23 ноября 2015 года Московский городской суд запретил церковь саентологии г.Москвы. Череда судебных процессов была закончена достаточно жёстким вердиктом: «Иск Министерства юстиции о ликвидации удовлетворить, удалить сведения о Саентологической церкви Москвы из единого реестра юридических лиц, обязать ответчика в течение шести месяцев создать комиссию по ликвидации».

Вердикт стал возможен в том числе благодаря заключению религиоведческой экспертизы, на которое опирался судья. Это первый громкий подобный прецедент в стране. Учитывая ситуацию в мире, когда уже в названии группировок и государств звучат религиозные термины, достаточно востребованными могут оказаться специалисты, обладающие особыми познаниями в области религии. ИА REGNUM публикует интервью с автором религиоведческой экспертизы, «закрывшей» церковь саентологии, доктором философских наук, заведующей кафедрой религиоведения Казанского федерального университета Ларисой Астаховой.

Читайте также: Московский городской суд запретил Саентологическую церковь

 

ИА REGNUM: Лариса Сергеевна, прежде всего вас, наверное, необходимо поздравить с окончанием этого процесса?

Спасибо, хотя я бы не сказала, что имею к процессу столь непосредственное отношение на протяжении всего срока этих тяжб. Определением Измайловского районного суда меня привлекли в декабре 2014 года как эксперта Казанского межрегионального центра экспертиз, поскольку я являлась основным их экспертом по новым религиозным движениям. Суд, основываясь на составленном мною заключении религиоведческой экспертизы, вынес свое решение еще летом. Поэтому вряд ли можно назвать решение Московского городского суда основанным на моем заключении. Это было решение судьи, основанное на схожих заключениях, и в первую очередь, Министерства юстиции РФ, а также решениях другого суда.

ИА REGNUM: И все-таки, если говорить о решении Измайловского суда г. Москвы, это первый случай, когда решение выносится на основании религиоведческой экспертизы?

Чаще всего религиоведы выступают в составе комиссии, и исследования проводят комплексно: лингвисты, психологи и религиоведы. Это обусловлено спецификой законодательства РФ по вопросам экстремизма. Я уже проводила несколько религиоведческих экспертиз для различных регионов, вне комплексного исследования, но не столь масштабных, и этот случай, действительно, представляет собой прецедент, хотя бы в силу резонансности процесса. Впрочем, у нас в стране нет прецедентного права.

ИА REGNUM: Сразу после судебного решения о закрытии саентологической церкви со страниц ангажированных медиапроектов на вас посыпались самые разнообразные обвинения и даже угрозы за осуществленную работу, в стиле фильма «Наваждение», о котором мы уже писали. Что вы могли бы сказать об этом?

Судя по всему, «эксперты», публикующие сегодня свои комментарии на мою экспертизу, таким образом решили поддержать проигравшую сторону, поскольку комментарии появились не сразу после поступления экспертизы в Измайловский районный суд, но после решения Московского городского суда, где церковь саентологии проиграла процесс.

 

Можно, конечно, ответить на вопросы, изложенные в статьях, если бы эти вопросы были сформулированы, а дискуссия велась бы на научной почве. Однако встретившиеся мне комментарии содержат лишь ряд суждений, без цитат или доказательств, либо, что хуже, с фальсификацией отдельных доказательств. Многие, размещающие у себя подобные комментарии, как выясняется, экспертизу вообще не читали. Для меня эта дискуссия — лишь доказательство разобщенности научного религиоведческого сообщества, когда желание свободомыслия превращается в навязчивую идею антиклерикализма, пусть даже путем потери научных ориентиров. С другой стороны, сегодня мы практически поименно знаем тех, кто считает, что в такой борьбе все средства хороши. Представьте теперь, что в суде по вопросу религиозного терроризма интересы обвиняемых будут представлять такие поборники нетрадиционных ценностей любыми путями — хотели бы Вы жить в таком мире?

ИА REGNUM: В этой ситуации изыскивается любой аргумент, и чем более «медийным» и «громким» он будет, тем он чаще используется. Самые популярные мотивы обвинения, что экспертиза носит заказной характер, то есть написана под давлением, и что супруг ваш — священник РПЦ.

Это как раз вопрос о традиционности вероисповедания как свидетельстве виновности в глазах отдельных экспертов. Я никогда не скрывала, что мой муж о. Кирилл Бухараев — иерей Русской православной церкви, хотя могла бы потребовать доказательств (по паспорту Ярослав Бухараев). Он стал священником значительно позже того, как я стала религиоведом, и до сих пор мне это не мешало, наоборот — помогало глубже понять как внешнюю сторону жизни религиозных организаций, так и различные девиации. Однако я в этом вопросе доверяю нашему законодательству. Вера каждого — это его личная свобода, охраняемая законом, также как и невмешательство в личную жизнь. Это, во-первых. Во-вторых, к сожалению, история знает множество случаев, когда матушки не живут с батюшками, не участвуют в жизни церкви, работают в своих сферах. То есть необходимо доказать, как, когда, сколько раз и насколько сильно мой муж имел возможность оказывать на меня давление при написании экспертизы, а также как, когда и в каких формах давление на него оказывалось со стороны РПЦ. Так надо же быть последовательными в обвинениях. В-третьих, супруг также является кандидатом наук, экспертом-религиоведом Казанского межрегионального центра экспертиз по проблемам христианства. То есть он, как и я, прекрасно осведомлен о понятии «методологическая нейтральность».

Но даже если отринуть все эти внутренние отношения, существует большая разница в моем религиозном статусе — и статусе профессиональном. Профессионалу некорректно задавать вопрос о вероисповедании. Мой профессионализм признал суд, закреплен фактом кандидатской и докторской диссертации, в защите которой, кстати, участвовали мои нынешние оппоненты — то есть они «передумали» считать меня профессионалом? Логика, предложенная моими оппонентами, подразумевает, что президент России Владимир Путин должен оставить свой пост, так как он по самоидентификации — православный, следовательно, не сможет профессионально выполнять свои обязанности, будет ангажированным. Его же иногда видят в церкви…

То же самое я могу сказать о факте «заказанности», давления со стороны силовых структур. Это такая психологическая лазейка: признайся, и мы простим тебе эту погрешность, ты просто не смогла отказать более сильным. Увы, когда эксперта обвиняют в подобном факте, требуются весьма серьезные доказательства. Я отрицаю факт какого-то ни было давления со стороны противников саентологии, и доказательств у моих обвинителей нет. У меня же есть отдельные доказательства ангажированности ряда выступающих в качестве моих оппонентов экспертов. Эти материалы содержатся в текстах экспертиз, написанных ими по обсуждаемому делу: искажения фактов, подтасовка определений под задачи исследования, а также ряд примеров непрофессионального ведения сбора данных. Однако я хотела бы вынести обсуждение подобных случаев в рамки научной дискуссии на соответствующих уместных ресурсах: думаю, читателям ИА REGNUM это не будет столь интересно.

ИА REGNUM: Можно ли сказать, что это суд над верой, как церковь саентологии назвала фильм о судебном процессе над собой?

В саентологии вообще не очень поддерживается использование термина «вера», но это из области профессионального… И хочу особо подчеркнуть: суд не запрашивал моего мнения о том, является ли саентология религией. Вопросы касались моей специализации — вопросов соотношения религиозного и социального в практиках саентологической церкви Москвы, а также отдельных позиций заключения Минюста, в границах моей компетентности. И никаких суждений о том, что саентология «атеистическая», «деструктивная» и так далее в тексте экспертизы не содержится, и в допросе эксперта не звучало. Мне писали в комментариях в социальных сетях, например, что я должна была корректировать текст экспертизы с учетом того, что их могут закрыть. То есть не упоминать те факты, которые могут повредить церкви, так как это уменьшит число религиозных организаций в стране и снизит градус толерантности.

Я не считаю это профессиональным — замалчивание, это практически подтасовка фактов. Все религии должны быть равны перед законом. Сейчас церковь саентологии г. Москвы закрыли. Однако это не означает, что запретили саентологию в России — нет! Если использовать столь любимое сравнение с христианской церковью, христиане жили достаточно долго в условиях не то что запрета — вероисповедание каралось смертью! Сегодня никаких санкций за практикование саентологии в России не накладывается. С этой точки зрения, никакого суда над верой и не было — нет смысла переводить тему в это русло. Был суд по вопросу нарушения закона религиозной организацией. Теперь, как мне кажется, организация должна исправлять нарушения, заниматься своими верующими. А эксперты-религиоведы — анализировать религиозную жизнь других религиозных организаций, пытаясь единым профессиональным сообществом выработать единые методики и общепризнанный профессиональный словарь для проведения процедуры религиоведческой экспертизы, что значительно снизит процент фальсификаций и некачественных экспертиз. И «заказанные мечты» о легкой жизни религиозных организаций, допускающих нарушения законодательства, так и останутся мечтами.

 

 

Справка ИА REGNUM:

Астахова Лариса Сергеевна, кандидат социологических наук, доктор философских наук, специализируется на проблемах религиозных практик, соотношении религиозного и социального, нетипичных формах трансформации религий. С 2013 года — заведующая кафедрой религиоведения Казанского федерального университета (КФУ). С того же года на кафедре открылась единственная в России магистерская программа по специальности «Юридическое религиоведение». Всего при кафедре религиоведения КФУ осуществляют свою подготовку три бакалаврских профиля (религиоведения, христианской теологии и теологии ислама) и пять магистерских. В 2015 году кафедра начала осуществлять набор аспирантов и открыла диссертационный совет.

Подробности: http://regnum.ru/news/society/2031048.html Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

В. Винокуров, С. Щербак. рецензия на судебно-религиоведческую экспертизу по Астаховой Л.С. по гражданскому делу 2-5387-14 от 19.05.2015 г. 

 

Публикация отзывов кандидата философских наук, доцента, заместителя заведующего кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета МГУ по научной работе Владимира Винокурова и старшего преподавателя кафедры религиоведения Свято-Филаретовского православно-христианского института Сергея Щербака.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

По моему на данный момент можно подвести некоторые итоги. Дискуссия развернутая по поводу экспертизы Л.С. Астаховой, как и любой конфликт выявила две стороны: положительную и отрицательную. Положительная сторона конфликта вербализировала  те скрытые разногласия в религиоведческом сообществе нашей страны, в основе которых лежат идеологические, религиозные и мировоззренческие предпочтения. Об этих разногласиях отечественные исследователи религии безусловно знали, но в силу профессиональной этики старались в общественных дискуссиях их не афишировать.

Отрицательная сторона конфликта видится в том, что властные, государственные структуры смогли разглядеть срытые разногласия отечественного религиоведения и использовать их в своих интересах, фактически превратив религиоведческую экспертизу в формальную деятельность, которая некоим образом не влияет на государственно-конфессиональные отношения, структурированные в чиновничьих властных кабинетах.  

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Отрицательная сторона конфликта видится в том, что властные, государственные структуры смогли разглядеть срытые разногласия отечественного религиоведения и использовать их в своих интересах, фактически превратив религиоведческую экспертизу в формальную деятельность, которая некоим образом не влияет на государственно-конфессиональные отношения, структурированные в чиновничьих властных кабинетах.  

Советская власть обосновывала свои решения многочисленными просьбами трудящихся. Российская - религиоведческой экспертизой. В обоих случаях это просто ширма для административного ресурса.

Link to comment
Share on other sites

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

 

 

г. Москва

«11» июня 2015 года

 

 

Данное заключение выполнено профессором кафедры социологии и управления социальными процессами Академии труда и социальных отношений, доктором философских наук Элбакян Екатериной Сергеевной в качестве специалиста-религиоведа.

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 80 УПК РФ заключение представлено по вопросам, поставленным перед специалистом в адвокатском запросе адвоката Ершова Ю.Л. от 1 июня 2015 года.

Мне, Элбакян Екатерине Сергеевне, разъяснены права и ответственность, предусмотренные ст. 58 УПК РФ, и я предупреждена об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ.

Данное заключение выполнено в период с 1 по 11 июня 2015 г. Элбакян Екатериной Сергеевной по адвокатскому запросу адвоката Ершова Юрия Львовича от 1 июня 2015, направленному в порядке ст. 6 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации».

Квалификация специалиста по специальности «Религиоведение»:

В 1979 г. окончила московскую спецшколу № 19 с преподаванием ряда предметов на индийских языках (класс индолога А.И. Кулемановой, язык хинди).

В 1985 г. с отличием окончила философский факультет Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова (кафедра философии религии и религиоведения). 8 января 1990 г., по окончании очной аспирантуры философского факультета МГУ им. Ломоносова, успешно защитила диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук (по кафедре философии религии и религиоведения, специальность 09.00.06 – философия религии).

В настоящее время:

доктор философских наук, диссертация защищена 26 декабря 1996 года по специальности 09.00.06. – философия религии. Автор 7 монографий и свыше 500 статей по проблемам религиоведения, ряда выступлений в центральных СМИ по проблемам религии; старший научный сотрудник (звание, 1999), профессор (должность) кафедры социологии и управления социальными процессами Академии труда и социальных отношений, ответственный секретарь редколлегии журнала «Религиоведение», почетный научный сотрудник Отделения религиоведения Института философии им. Г.С. Сковороды (г. Киев, Украина), научный руководитель и координатор проектов «Религиоведение. Энциклопедический словарь» (150 п.л., М., 2006), «Религиоведение. Учебный словарь» (50 п.л., М., 2007) и «Энциклопедия религий» (250 п.л. с иллюстрациями, М., 2008), директор Центра религиоведческих исследований «РелигиоПолис» (г. Москва), член Европейской ассоциации по изучению религии, член редакционных коллегий ряда научных изданий по религиоведческой проблематике, член научно-экспертного совета и научный редактор религиоведческого цикла Новой российской энциклопедии.

Стаж работы специалиста Е.С. Элбакян по специальности «Религиоведение»:

С 1985 г. (30 лет).

 

 

 

 

ОТВЕТЫ НА ВОПРОСЫ, ПОСТАВЛЕННЫЕ В АДВОКАТСКОМ ЗАПРОСЕ Ю.Л. ЕРШОВА

 

1. Как определить понятие «вероучение»? Существует ли в науке о религии тождество между понятиями «вероучение» и «религиозное объединение»? 

Вероучение – это основные догматические положения той или иной религии, в совокупности выступающие главным критерием, в соответствии с которым проводится различие между религиозными направлениями и устанавливается вероисповедание. Собственно, отдельно этот вопрос – определения того, что представляет собой вероучение – в религиоведческих трудах не рассматривается, ибо он имплицитно понятен религиоведам. Основное внимание уделяется термину «вероисповедание», поскольку именно он указывает на наличие специфических особенностей того или иного религиозного направления и является определяющим при типологизации и классификации религий.
Вероисповедание или исповедание веры указывает на принадлежность человека к какой-либо религии, церкви, деноминации; а также означает само религиозное направление в совокупности его основных элементов (религиозное сознание, религиозная деятельность, религиозные отношения и религиозные организации), в первую очередь, вероучительно-культовой системы, и религиозной организации, функционирующей в обществе, объединяющее всех верующих, придерживающихся конкретного религиозного направления.
В рамках христианства понятие «вероисповедание» эквивалентно понятию «конфессия» (лат. confessio – исповедание), означающее одно из христианских направлений, имеющее свою вероучительную специфику и представленное всей совокупностью исповедующих его людей. Поскольку практически все исторические религии не являются однородными, постольку в их составе функционирует ряд вероисповеданий. Например, в христианстве, это православие (в свою очередь разделенное на 15 автокефальных и ряд автономных церквей), католицизм, протестантизм, представленный многочисленными направлениями, наконец, ориентальные христианские церкви, которые также имеют в своем составе несколько независимых нехалкидонских или монофизитских церквей.
В исламе обычно выделяются такие направления (вероисповедания) как суннизм, шиизм, суфизм, ваххабизм. В свою очередь, в суннизме имеется 4 мазхаба, в суфизме – свыше 12 тарикатов. Неоднороден и шиизм.
В буддизме – хинаяна, махаяна, варджаяна, чань(дзен)-буддизм и др. Также в рамках махаяны и дзен можно обнаружить массу направлений.
Индуизм также не является однородным и представлен рядом вероисповеданий – вишнуизм, шиваизм, шактизм, вайшнавизм и др.
Не является однородным и иудаизм, включающий в себя консервативный, ортодоксальный, реформистский и другие направления.
Помимо исторических религий имеются новые религии или, как их часто называют, Новые религиозные движения (НРД), которые обладают своей спецификой.
Таким образом, практически любая из существующих ныне религий состоит из того иди иного количества отдельных вероисповеданий, имеющих свои особенности.
Понятие «религиозное объединение» является не столько религиоведческим, сколько юридическим. В России в соответствии с Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях» (№125-ФЗ от 26.09.1997, ст. 6), это добровольное объединение граждан Российской Федерации, иных лиц, постоянно и на законных основаниях проживающих на территории Российской Федерации, образованное в целях совместного исповедания и распространения религиозной веры и обладающее соответствующими этой цели признаками, а именно, наличием вероисповедания; совершения богослужений, других религиозных обрядов и церемоний; обучения религии и религиозного воспитания своих последователей.
Таким образом, очевидно, что понятие религиозное объединение не может быть сведено к понятию вероучение. Если же рассматривать соотношение понятий «вероисповедание» и «религиозное объединение», то получается, что религиозное объединение – понятие более широкое, включающее в себя в качестве своего признака не только вероисповедание.
Вместе с тем, само сравнение этих понятий, а тем более установка тождества между ними, являются совершенно некорректными, ибо, понятием «вероучение» именуется совокупность неких базовых принципов религиозной веры (ее могут исповедовать люди, не состоящие вообще ни в каких группах, а тем более объединениях), «вероисповедание» – это религиозное направление, опять же, не обязательно функционирующее как религиозное объединение. Например, лютеранство – это вероисповедание в рамках протестантизма. Оно присутствует во многих странах, включая Россию, и в каждой стране оно функционирует в соответствии с законодательством этой страны. Но законодательство во всех странах разное и далеко не везде есть понятие религиозного объединения. Однако на вероучении лютеранства и на самом исповедании лютеранской веры это никак не сказывается (от страны функционирования они же не зависят). То же относится и к другим религиям и религиозным направлениям.

2. Как самоидентифицируют себя саентологические организации и последователи саентологии – религиозным либо нерелигиозным направлением?

Саентологи и саентологические организации позиционируют себя в качестве религиозных. Это видно уже даже из их самоназвания, в котором присутствует слово «Церковь». Министерством юстиции РФ Саентологическая церковь Москвы зарегистрирована в качестве религиозной организации. В других странах мира саентологические организации также имеют юридический статус религиозных организаций.

На мой взгляд, это абсолютно корректно, поскольку в саентологии имеются все признаки религии, а именно наличие четырех основных элементов религиозного комплекса: религиозного сознания, религиозной деятельности, религиозных отношений и религиозных организаций.
Религиозные комплекс представляет собой совокупность элементов, присущих любой религии. В структуре религиозного комплекса обычно выделяются четыре основных элемента: религиозное сознание, религиозная деятельность, религиозные отношения и религиозные организации.
Ядром религиозного сознания является религиозная вера. Религиозное сознание имеет два уровня: обыденный и концептуальный. Обыденный уровень – это совокупность религиозных представлений, чувств, настроений, привычек, традиций, присущих верующим. Концептуальный уровень вмещает в себя систему религиозных идей, их теологическое и религиозно-философское обоснование.
Религиозная деятельность включает в себя культовую и внекультовую. Культовая религиозная деятельность состоит в отправлении религиозного культа, совершении обрядов, ритуалов, церемоний, таинств, богослужений, мистерий, жертвоприношений и др. К внекультовой религиозной деятельности относится хозяйственно-экономическая, издательская, просветительско-образовательная, воспитательная, миссионерская, милосердно-благотворительная, управленческая и т.п. деятельность религиозных организаций.
Религиозные отношения также бывают как культовыми, складывающимися между верующими религиозной общины в процессе общего отправления культа, так и внекультовыми, возникающими в процессе их общения, напрямую не связанного с отправлением культа или отношениями между религиозными организациями, например: совместные мероприятии, межрелигиозные конференции, обмен информацией, совместные социальные проекты и др.
Помимо этого, религиозные отношения имеют еще две стороны: объективную (общение верующих друг с другом) и субъективную (отношение верующего к Высшему Существу, к сверхъестественному существу).
Четвертым элементом религиозного комплекса является религиозная организация, выполняющая как религиозные, так внерелигиозные функции. Исполнению религиозных функций служат культовые религиозные организации. Внекультовые религиозные организации занимаются внекультовой религиозной деятельностью. Культовые религиозные организации имеют определенную типологию, сводящую все их множество к трем основным типам (неосновных насчитывается до пятнадцати): церковь, секту и деноминацию. Каждый из названных типов отвечает определенной группе признаков.
Так, церковь (от греч. Κυριακη – дом Господа) в христианстве понимается как тип религиозной организации, отвечающий определенным признакам:
 принадлежность к церкви определяется традицией;
 последователи в основном анонимны;
 верующие делятся на духовенство и мирян;
 священнослужители получают специальное образование и готовятся к принятию сана и осуществлению своей деятельности;
 церковь, как правило, сотрудничает с тем государством, на территории которого она действует.
Помимо социального аспекта, понятие «церковь» имеет вероучительный аспект и рассматривается как единство верующих прошлого, настоящего и будущего, прошедших через таинство крещения. Догматически церковь рассматривается как мистическое тело, возглавляемое Богом – Иисусом Христом, посредством которого для последователей становится возможным будущее спасение. Понятие «церковь» несколько переосмысливается в протестантизме. Появляется учение о видимой (сообщество всех крещенных) и невидимой церкви (сообщество только спасенных).
Секта (лат. sekta – школа, направление, учение, от лат. sequor – следую) – тип религиозной организации, отвечающий ряду религиозных признаков, например;
 претензии на избранничество (то есть данная секта существует лишь для избранных);
 неприятие мира;
 добровольное религиозное обращение и сознательное вступление в секту;
 прямое членство в ней;
 отсутствие жесткого деления на клир и мирян;
 отсутствие разветвленной бюрократической организации;
 в ряде случаев всеобщее священство;
 значительная роль харизматического лидера (как правило, основателя секты);
 менее формальное и более эмоционально-личностное богослужение;
 активная миссионерская деятельность;
 контроль за членством;
 склонность к социальному изоляционизму;
 замкнутость жизни;
 оппозиция по отношению к крупным историческим религиям, их вероучениям и культовой практике,
 зачастую, оппозиция по отношению к нормам и ценностям государства, на территории которого функционирует секта.
В зависимости от пространственно-временных характеристик и состава участников, совокупность признаков секты может варьироваться и в разной степени быть присущей той или иной конкретной религиозной организации. Как правило, секта существует на протяжении жизни ее харизматического лидера, а затем постепенно начинает утрачивать свои характерные черты и либо вообще исчезает, либо превращается в деноминацию. Помимо религиоведческого подхода, аксиологически нейтрально рассматривающего секту как один из типов религиозных организаций, наряду с церковью и деноминацией, термин «секта» на бытовом уровне (в повседневности) нередко используется с негативной коннотацией, что, по существу, является некорректным при именовании тех или иных религиозных организаций, так как формирует к ним заведомо негативное отношение.
В современном российском законодательстве юридическое понятие «секта» отсутствует и, следовательно, означающий его термин не может восприниматься критерием при оценке того или иного религиозного направления с правовой точки зрения.
Деноминация (от лат. denominatio – перенаименование, обозначение, наделение специальным именем) – тип религиозной организации в христианстве. Специфика деноминации заключается в том, что этот тип религиозной организации занимает промежуточное положение между сектой и церковью. Критериями отнесения религиозной организации к деноминационному типу могут служить следующие, которые в зависимости от пространственно-временных рамок существования той или иной деноминации, могут либо превалировать, либо быть незначительными:
 синтез характеристик церкви и секты;
 институциализация в социально-правовом поле;
 определенная ограниченность распространения деноминации региональными или социальными рамками;
 численно больший, чем в секте, но меньший, чем в церкви, состав последователей;
 приток новых верующих за счет членов семей деноминации;
 постоянное членство;
 принцип равенства всех членов;
 бюрократически-организационная структурированность;
 выборность руководителей общины;
 наличие административных и духовных должностей, занимаемых профессиональными администраторами и служителями культа при отсутствии деления на клир и мирян;
 регламентация жизни членов деноминации и контроль за выполнением принятых в деноминции правил поведения;
 наличие внутриобщинной этики, системы бытовых предписаний и др.;
 сочетание оппозиционности и компромиссности в отношении других религиозных направлений;
 забота о материальном благосостоянии членов деноминации и самой религиозной организации в целом;
 сотрудничество с внешним миром, отсутствие идей изоляционизма, возможность для приема в деноминацию новых последователей (не членов их семей), сочетающееся с идеей собственного «богоизбранничества», наряду с открытостью для новых последователей;
 продолжающийся процесс формирования вероучения и культа, который носит ярко выраженный эмоционально-образный характер.
Деноминация может оставаться неизменной, но чаще всего, она постепенно эволюционирует в сторону церкви. Хотя при определенных обстоятельствах от нее могут отделяться небольшие группы, которые можно было бы именовать сектами (исключительно в религиоведческом аспекте).
Исходя из вышеназванных признаков, считаю, что саентология в качестве религиозной организации соответствует признакам деноминации.

3. Как понимается научным религиоведением соотношение таких категорий, как «религиозная деятельность» и «социальная деятельность»? Возможно ли их совмещение или противопоставление? Присутствуют ли признаки социальной деятельности в религиозных организациях таких религий, как христианство, иудаизм, ислам и т.д.?

В религиоведении религия рассматривается как социальный феномен. Соответственно религиозная деятельность в широком смысле слова является одной из разновидностей социальной деятельности, ибо она осуществляется в рамках социальной группы верующих, является многоаспектной и направленной на достижение как культовых, так и внекультовых целей.
Что касается культовой религиозной деятельности, то она включает в себя все моменты отправления культа и имеет две стороны – как объективную (общение верующих в процессе отправления культа, общение с клиром и т.д.) так и субъективную – отношение к некоему сверхъестественному началу, к которому могут быть обращены просьбы, молитвы и т.д.
В христианстве, например, во время отправления культа (как правило, имеющего пышный, театрализованный характер с привлечением различных видов искусства – музыки, изобразительного искусства (живописи, иконописи, скульптуры), архитектуры, витражного искусства и др., происходит так называемая «драматизация мифа», когда события, описанные в Библии, как бы вновь разворачиваются перед верующими в символической форме.
Однако это далеко не единственный способ отправления культа, ибо есть еще и молчаливая медитация в буддизме, и праздничные мероприятия в исламе или иудаизме, и церемониал китайских религий, и масса других форм культовой религиозной деятельности.
Что касается внекультовой религиозной деятельности, то ею является та сторона религиозной деятельности, которая непосредственно связана с обществом. К внекультовой религиозной деятельности относятся, как уже упоминалось, хозяйственно-экономическая, издательская, просветительско-образовательная, воспитательная, миссионерская, милосердно-благотворительная, управленческая и т.п. деятельность религиозных организаций.
Естественно, что религиозная деятельность является частью социальной деятельности, причем не только внешняя (внекультовая), но и внутренняя (культовая), ибо она осуществляется в определенной социальной группе и силами этой группы (численность данной группы не имеет принципиального значения). Религиозный характер деятельности определяется тем объектом, на который она направлена, а не теми формами, в которых она существует.
Социальная деятельность присуща практически всем религиозным организациям. Собственно, это находит отражение, в том числе, и в разработанных и изданных в последние 15 лет в России социальных концепциях, позициях, программах различных религиозных объединений (организаций, направлений), таких, например, как Русская православная церковь (православие), Совет муфтиев России (ислам), Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России (иудаизм), протестантских церквей России в целом («Социальная позиция протестантских церквей России») и отдельных протестантских конфессий: Церкви адвентистов седьмого дня (адвентизм), Евангелическо-Лютеранской церкви Аугсбургского исповедания (лютеранство), Российского объединенного Союза христиан веры Евангельской (пятидесятничество), Российского союза евангельских христиан-баптистов (баптизм) и др.
Словосочетание «социальная деятельность религиозных организаций» (см., например: Элбакян Е С. Религии России: словарь-справочник. М.: «Энциклопедия», 2014. С. 255-259 и др.) является устоявшимся, а потому противопоставление религиозной и социальный деятельности, по существу, безграмотно.

4. Является ли научно обоснованным применение к саентологии всех критериев, относящихся к теистическим религиям – в частности таких, как признание и описание Бога через личностные характеристики и др.? Соответствуют ли разные религии единым параметрам в описании сверхъестественного?

 

Теизм (греч. θεος – Бог) – это вера в единого Бога-творца, свойственная монотеистическим авраамическим религиям – иудаизму, христианству и исламу; религиозное учение, утверждающее существование единого Бога, сотворившего вселенную и продолжающего влиять на все происходящие в ней процессы (в этом отличие теизма от деизма, исходящего из того, что безличный Бог создал мир, но более никаким образом в его жизни не участвует), находясь за пределами «земного» и представляя собой некое личное трансцендентное начало / бытие (в этом отличие теизма от пантеизма, рассматривающего мир, растворенным в безличном Боге – мистический пантеизм, или безличного Бога, растворенного в мире – натуралистический пантеизм).
Впервые термин «теизм» употребил Ральф Кедворт (1617-1688) в работе «Истинная интеллектуальная система универсума» (1643). В дальнейшем термин «теизм» получил разработку в теологических и религиозно-философских трудах европейских мыслителей.
Помимо теистических, существуют также и нетеистические религии, то есть религии, которым не свойственна вера в единого Бога-творца. К разряду нетеистических религий относятся буддизм, индуизм, религии Китая и Японии, древние религии Греции, Рима, славян, германцев, кельтов, славянское язычество, ряд новых религий (НРД), а также такие религиозные верования, как фетишизм, анимизм, магия, шаманизм, тотемизм.
Так, например, в южном буддизме (тхеравада) вообще нет представлений о Боге. В конфуцианстве «богом» предстает обычный человек Конфуций, который умер много столетий назад и воспринимается, одновременно, как культурный герой. Почти аналогичная ситуация с Лао-Цзы – основателем даосизма.
Отсутствие представлений о едином Боге и его личностных характеристик (в христианстве – антропоморфных) не является признаком отсутствия религиозной веры и религии вообще.
Главным признаком религии является наличие веры в реальное существование сверхъестественного начала. В какой форме или в каком виде предстает это сверхъестественное, значения не имеет.
Само по себе понятие «сверхъестественное» означает нечто, выпадающее из ряда вещей и явлений естественного мира, недоступное объяснению естественными причинами, то есть, теми, которыми располагает «земная реальность», в частности, наука (физика, химия, биология, психология, антропология и др.). В сфере религии, под сверхъестественным понимается чудо как явление, событие или участвующий в них, либо продуцирующий их субъект (личность или начало), которые не поддаются причинно-следственному (логическому) объяснению и воспринимаются как нечто запредельное, сверхприродное, принципиально непознаваемое средствами науки или обыденного сознания, постигаемое лишь в процессе сверхчувственного, мистического, религиозного опыта человека.
К сфере сверхъестественного относятся, например, существа и сущности – духи, демоны, культурные и мифологические герои, боги, существа и сущности, также некие события и явления (например, переход души после смерти в новое тело, безусловно, является сверхъестественным событием).
В религиоведении считается недопустимой оценка одного типа религии с позиции другого типа религии, ибо такая оценка никогда не является объективной, научной, а всегда носит религиозно-(конфессионально)-ограниченный характер. Таким образом, объективно оценить нетеистическую религию с позиций теизма невозможно.
Среди принципов, указанных в утвержденном Министерством образования и науки РФ и рекомендованного в качестве учебника для студентов высших учебных заведений России, учебнике «Основы религиоведения» под редакцией доктора философских наук, профессора, заведующего кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова И.Н. Яблокова, в частности, назван:
«Исходный принцип – строгая объективность, конкретно-историческое рассмотрение предмета. Не приняты абстрактные стереотипы, согласно которым “темная” и “светлая” краски заранее предназначаются для живописания явлений религии или свободомыслия. Излагаются научно обоснованные положения, прочно установленные факты; используются результаты, полученные в мировом религиоведении, философии. Подбор и расстановка теоретического и фактического материала осуществляются с намерением как можно более точно воспроизвести историю, чтобы в ней искусственно не образовывались пустоты и “белые” пятна.
Другой принцип – рассмотрение религии, религиозной философии, свободомыслия в контексте развития духовной культуры. Религиоведение занимается исследованием своеобразных ее областей в их истории и современности, а значит, в своем аспекте решает ряд культурологических проблем. Выявляются особенности религии как феномена культуры, свойства религиозно-культурных образований, специфика религиозной философии, своеобразие различных выражений свободомыслия в духовной жизни общества и личности.
Еще один принцип – анализ мировоззренческих вопросов под углом зрения проблем бытия человека, его сущности и существования, цели и смысла жизни, смерти и бессмертия, иначе говоря, в плане рассмотрения ряда вопросов философской антропологии. Принято понимание мировоззрения в широком смысле слова: мировоззрение образуют наиболее обобщенные взгляды на мир в целом и отдельные явления в нем, на человека и человечество, место их в мире, на общество и его отдельные сферы, на процесс познания, оно синтезирует экономические, социально-политические, правовые, нравственные, художественные, религиозные, философские и другие взгляды. Мировоззрение включает картину природы, систематизирующую достижения естествознания, картину общества, результирующую данные обществознания, картину человека, обобщающую содержание человековедения. Главное измерение решения мировоззренческих проблем проходит по линии “человек – природа”, “человек – общество и история”, “человек – человек”.
Следующий принцип – изложение вопросов на языке толерантности, терпимости, диалога религиозных и нерелигиозных мировоззрений о человеке, обществе, мире. Мировоззрения – религиозные и нерелигиозные – имеют ряд слоев: 1) совокупность исходных интегрирующих представлений, понятий, идей, образующих “фундамент” и “каркас” мироосознания, мирообъяснения, отношения к миру; 2) объяснение основ бытия отдельных областей природы, общества, человека – космоса, биосферы, экосистемы, экономики, политики, права, морали, искусства, психики, сознания и пр.; 3) представления и идеи, описывающие те или иные события, явления в природе, обществе, человеке; 4) общие элементы (объективно-истинные знания, нравственные представления, выражающие необходимые условия всякого человеческого совместного существования, общезначимые художественные ценности и пр.) и особенные, свойственные только некоторым культурам компоненты. Исходные базисы религиозных и нерелигиозных мировоззрений различны. Различны в этих мировоззрениях и принципы объяснения процессов и событий в природе, обществе, человеке. Но экономические, социально-политические, экологические, нравственные, эстетические и другие идеи, ценности могут быть близкими, а общие – совпадают.
Наконец, обозначим следующую принципиальную позицию: свобода совести интерпретируется с учетом истории становления данного понятия, мирового опыта (в том числе и в нашей стране), обеспечения прав человека в этой области. Осмысление свободы совести велось и ведется на разных уровнях и в разных аспектах – общефилософском и теологическом, этическом и эстетическом, политологическом и правоведческом, логико-познавательном и пр. [...]
Содержание, дидактика и методика изложения сообразны с положениями о свободе мысли, совести, религии и убеждений в международных правовых документах, таких, как “Всеобщая декларация прав человека” ООН от 10 декабря 1948 г., “Международный пакт о гражданских и политических правах” от 16 декабря 1966 г., “Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе” от 1 августа 1975 г., “Парижская хартия для новой Европы” от 21 ноября 1990 г., а также с соответствующими положениями Конституции России и Закона Российской Федерации “О свободе совести и о религиозных объединениях” от 19 сентября 1997 г. » (См.: Основы религиоведения: учебник / под ред. И.Н. Яблокова. М.: «Высшая школа», 1998. С. 10-12; Введение в общее религиоведение: учебник / под ред. И.Н. Яблокова. М.: Книжный дом «Университет», 2007. С. 13-14 и др.)

5. Носят ли религиозный характер обряды и церемонии, проводимые в религиозном объединении «Саентологическая церковь Москвы»?

Саентологи являются верующими людьми. Осуществляя обряды в Саентологической церкви они, безусловно, следуют традициям своей религии. Поскольку саентология не является теистической религией, постольку обряды совершаются не от имени Бога, но от этого не утрачивают своей сверхъестественной (для религиозного сознания) силы. Обряды совершают только саентологические священники, облаченные в соответствующие одежды, по образцу и тексту, содержащемуся в Саентологических Писаниях. Процедура каждого обряда четко отработана – регламентирована и не может быть нарушена. Более того, имеется даже схема расположения клира и мирян во время церемонии (подробнее см.: Саентологическая религия: истоки, церемонии, проповеди и службы. Копенгаген: «New Era Publications International ApS», 1999. С. 51, 69, 112).
Обряды наречения и венчания имеют сходство с христианскими таинствами по форме своего проведения: например, такое же окропление водой младенца, близкая к христианскому браковенчанию церемония вступления брак.
Церемония посвящения в духовный сан также отчасти напоминает христианскую (в других религиях такая церемония отсутствует).
А во время обряда похорон, проходившего в часовне Саентлогической церкви Москвы в феврале 2014 г., на котором автор этих строк присутствовала лично, например, прямо говорится о переселении души умершего в новое тело, что, понятно, является представлением о сверхъестественном акте.
Таким образом, даже при отсутствии прямого обращения к божественной санкции того или иного события, в церемониях (обрядах) Саентологической церкви обнаруживает присутствие вера в сверхъестественный ход событий.
Важно отметить, что каждая из четырех названных церемоний сопровождается молитвой о полной свободе, которая начинается следующими словами:
«Да поможет
творец этой Вселенной
всем людям придти к пониманию
своей духовной природы...» (см.: Саентологическая религия: истоки, церемонии, проповеди и службы. Копенгаген: «New Era Publications International ApS», 1999. С. 46).
В молитве очевидно обращение людей за помощью к сверхъестественному источнику, характерному, кстати, для теистических религий – единому творцу.

 

6. Есть ли в саентологии примеры того, что понимается в религиозных направлениях и организациях как «сакральное пространство»?

 

Сакральное пространство – это место священнодействия, где совершаются религиозные обряды. В Саентологической церкви Москвы этим целям служит часовня, которая является сакральным местом, где происходит отправление религиозного культа – совершаются религиозные церемонии, произносится молитва о вечной свободе, обращенная к творцу Вселенной.
Пол часовни выложен в форме огромного саентологического креста. Имеется возвышение в центральной части (аналой), похожее на амвон или кафедру в христианских храмах и исполняющее ту же роль.
Сакрально-культурологический смысл для саентологов (в смысле священного места) имеет, кроме того, кабинет основателя саентологии Л.Рона Хаббарда. В каждом церковном здании по всему миру имеется одна комната, в которой находится мемориальный кабинет Хаббарда с присущими ему атрибутами – письменным столом, креслом, глобусом, книжным шкафом и т.д. Вход в кабинет запрещен, однако в открытую арку (заменяющую дверь) можно видеть его обстановку, в которой, по мнению саентологов, основатель их религии писал сочинения, закладывающие ее основы.

 

7. Что в религиоведении понимается под новыми религиозными движениями (НРД)? Какие религиозные доктрины и религиозные организации и по каким признакам относит научное религиоведение к НРД?

Новые религиозные движения, НРД (анг. – New Religious Movement), которые иногда называют «нетрадиционными религиями и культами», «возникающими религиями», «внеконфессиональными, неканоническими верованиями», «альтернативными религиями», имеют ряд отличительных признаков.
Выделяя эти признаки, исследователи могут установить, является ли данная религия «новой», или она давно стала «старой», «традиционной» для данного социума или даже группы социумов.
Профессор МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор философских наук И.Я. Кантеров полагает, что «…религиозные движения данного типа называются “новыми”, поскольку в настоящем виде большинство из них возникло сравнительно недавно. От традиционных верований НРД отличаются нововведениями, существенно расходящимися с вероучительными установками исторических религий. Последователи НРД – верующие первого поколения. Их верования не укоренены в традиции народов страны, нации, региона. При этом, приобщение к вере чаще всего происходит не постепенно, эволюционно, а внезапно, сопровождаясь резким изменением взглядов, отношения к родителям, что нередко побуждает делать выводы о несамостоятельности выбора веры. НРД характеризуются наличием в них центральных фигур – основателей таких движений или их лидеров. Чаще всего они провозглашают себя божествами или их посланцами (мессиями), принесшими в мир новое, единственно истинное учение» .
Итак, новые религии или НРД это:
 возникшие недавно и существующие на протяжении жизни одного поколения верующих;
 признающие вероучительные положения, существенно расходящиеся с вероучением «исторических религий»;
 не имеющие укорененности в социокультурном пространстве региона нахождения;
 имеющие в числе последователей, как правило, неофитов, пришедших в НРД благодаря миссионерской деятельности последних, а не воспитанию в семье;
 имеющие харизматических лидеров, возвещающих истинное учение.
Существуют различные типологии новых религиозных движений. В данном случае мы предлагает достаточно устоявшуюся типологию, в качестве критерия для классификации, в рамках которой выступает, в основном, «географический» признак. Данный признак (конкретнее, место возникновения религии) существенно дополняется ориентацией на некую «проторелигию» или наличие «полного» синкретизма, когда невозможно адекватно вычленить ту религию, опираясь на представления которой возникло то или иное новое религиозное движение.
Исходя из предлагаемой типологии все новые религиозные движения можно разделить на:
I. Новые религиозные движения западного происхождения
1. С ориентацией на христианство (например, Церковь Христа и др.).
2. Синкретичные (например, Церковь саентологии).
II. Новые религии восточного происхождения
1. С ориентацией на восточные религии (например, «Международное общество сознания Кришны», Ананда-Марга и др.).
2. Синкретичные (например, вера Бахаи, Церковь объединения Муна).
III. Новые религиозные движения российского происхождения
1. С ориентацией на христианство (например, Православная церковь Божьей Матери «Державная»).
2. С ориентацией на язычество и неоязычество (например, Союз славянских общин славянской родной веры, Круг языческой традиции)
3. Синкретичные (например, ивановцы и др.).
IV. «Нью Эйдж» (религии нового века) – обобщенное наименование ряда мистико-оккультных религиозных направлений и групп, не имеющих единообразной организации и обрядовой практики.
1. Нью Эйдж западного происхождения (например, раэлиты).
2. Нью Эйдж российского происхождения (например, радастея, «космические коммунисты» и др.).
Необходимо отметить, что в той или иной степени, все новые религиозные движения неизбежно содержат элементы синкретизма. Однако выделение отдельных из них в качестве «синкретичных», в данном случае подразумевает, что регион их возникновения и первоначального распространения может располагаться в иной стране (зарубежом – часто в Европе или США), а вероучение ориентировано на восточные религии с тенденцией к организации искусственного симбиоза между ними и отдельными идеями христианства. Либо, напротив, новая религия может возникать и получать распространение в какой-либо из восточных стран, но быть ориентированной на нетрадиционное для этого региона вероучение и культовую практику (например, Церковь Объединения Муна, Поместная церковь).
Аналогичным образом можно говорить о критериях «подтипологизации» для того типа новых религиозных движений, которые возникли на российской почве. Среди них присутствуют и ориентированные на христианство или язычество, но есть и синкретичные – в том смысле, что в них нет конкретной или преимущественной ориентации лишь на одну из «традиционных» религий, зато наблюдается причудливый набор признаков самых различных мистических учений, верований и культов.
Сам факт возникновения религиозных движений не является для истории чем-то исключительным. Как известно, по результатам изысканий в сфере археологии или источниковедения, процесс религиогенеза никогда не прекращался. Первоначально архаичные верования и культы развивались и обогащались новыми доктринальными и этическими элементами, либо вытеснялись более развитыми по сравнению с ними моделями религиозно ориентированных мировоззрений. Уже существующие религии становились объектами отделения от них нетрадиционных толкований их доктринальных основ, либо формирования альтернатив им самим из политических или социокультурных соображений.
Разумеется, в целом процесс образования новых религий нельзя представить в виде некоего равномерно распределенного по шкале времени непрерывного религиогенеза. Периоды бурного развития различных религий, как правило, сменялись периодами относительной стабильности и стагнации, а затем следовали кризисы, эпохи которых характеризовались всплесками возникновения новых религий. Это хорошо заметно на примерах и возникновения христианства на основе религии древних евреев, и формирования церкви и государственного христианства на почве языческой культуры Древнего Рима, и возникновения лютеранства в Европе, где во всех случаях образование и формирование новых религий совпадает с отчетливыми кризисными периодами истории в разных регионах.
Начало серьезного всплеска в процессе образования новых религий приходится на XIX век. Это время возникновения тех из них, которые к началу XXI века было бы уже несправедливо квалифицировать как «новые». Самая старшая из таковых – Церковь Иисуса Христа Святых последних дней (мормонов), религия которых берет свое начало в США в 1830 году. За ней следуют «Исследователи Библии», возникшие в США в конце 70-х гг. XIX века, известные сегодня, как «Свидетели Иеговы». Но более заметно к своему «пику» процесс образования новых религий начал приближаться, начиная с середины ХХ века, и этот процесс продолжается до сих пор.
Появление новых религиозных движений, заключающих в себе религиозность, альтернативную привычной и традиционной, воспринималась истеблишментом западного общества во второй половине ХХ века преимущественно крайне негативно.
Объяснений такому жесткому социальному скепсису можно предложить немало: это и нарушение привычного комфорта религиозно-культовой обыденности для различных верующих, и массовое повышение доверия к авторитету науки в среде основой части населения, и вполне объяснимый страх «традиционных» религиозных институций, в поле зрения которых объявились неожиданные и быстроразвивающиеся конкуренты на устоявшемся «религиозном рынке». Поэтому, наиболее заметные реакции на появление новых религий, по существу, хотя и с поправкой на условности цивилизованного гуманизма, полностью соответствовали тем, что известны науке из более ранних периодов обозримой истории.

 

8. Является ли «религиозный опыт» непременным атрибутом религиозности? 

 

Религиозный опыт – субъективное ощущение связи человека с некоей потусторонней силой, которая открывается ему путем неких знаков, символов, голосов, видений и т.д. Религиозный опыт является важнейшей составляющей любой религии и может приобретать различные формы. Например, слияния с Божественным светом в хасидизме, освобождения от кармы и достижения состояний нирваны в буддизме или мокши – в джайнизме, индуизме, сикхизме, просветления (сатори) в дзэн (чань-буддизме), обожения – в христианстве, восхождения (тарикат) к Аллаху со стоянками (макам) для достижения таухида (признания Аллаха единственным и совершенным Творцом всего) – в суфизме. Большое значение религиозный опыт имеет в шаманизме, где экстатическое состояние шамана является основой культовой практики. Религиозный опыт может сопровождаться достижением состояния религиозного транса.
Как пишет доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой религиоведения Амурского государственного университета А.П. Забияко, «…многие религии возникли (например, ислам) или существенно реформировались (например, иудаизм) благодаря тем личностям, интенсивный религиозный опыт которых выступал источником и мощным стимулом духовных и социальных преобразований». А.П. Забияко предлагает структуру религиозного опыта, состоящую из двух элементов – когнитивного и аффективного:
«Когнитивный компонент фиксирует непосредственно данное в религиозном опыте знание. Полученное в религиозном опыте знание может быть знанием о внешнем мире (о Боге, рае, людях, т.д.) или знанием о внутреннем мире носителя опыта (о прошлой жизни, атмане, т.д.). Содержательно такое знание во многом зависит от вероучительных, религиозно-мифологических, этических, эстетических, лингвистических и ряда других особенностей той культурной традиции, к которой принадлежит носитель религиозного опыта, а также от индивидуальных интеллектуальных качеств личности. [...] Аффективный компонент религиозного опыта – это совокупность пережитых в религиозном опыте эмоций. Одно из наиболее адекватных описаний структуры аффективного компонента дано Р. Отто в его учении о нуминозном. На уровне чувственных восприятий Р.о. может быть дан в форме визуальной (например, как видение божества), тактильной (например, как прикосновение “длани Господней”), слуховой (например, как “глас небесный”, “пение ангельское”), одористической (например, как запах серы – признака присутствия “исчадий ада”), вкусовой (например, как вкус амброзии, “пищи богов”). По способу возникновения религиозный опыт может быть спонтанным и искусственно вызванным. В первом случае, религиозный опыт возникает без преднамеренных усилий человека под влиянием каких-либо сильных внешних воздействий (великолепия природного ландшафта, угрозы для жизни, т.д.) или без таковых – в состояниях сна, болезни, клинической смерти, др. При искусственном продуцировании, религиозный опыт вызывается особыми способами психологического или культового характера – напряженной молитвенной практикой (например, повторением «умной”, или Иисусовой, молитвы), медитацией, ритуальными танцами и музыкой (например, ритмическим звучанием бубна), иными религиозными психотехниками» (подробнее см.: Забияко А.П. Религиозный опыт // Религиоведение: энциклопедический словарь / под ред. А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян. М.: «Академический проект», 2006. С. 866-867).
Таким образом, религиозный опыт является обязательным атрибутом верующего человека или группы верующих людей. Он является важнейшей составляющей любой религии. Однако религиозный опыт проявляется в различных формах. Если речь идет о религиозном опыте в саентологии, то он обнаруживает себя в форме глубокой убежденности верующего саентолога в том, что он живет много жизней, о чем свидетельствует часто встречающееся восприятие окружающих людей, особенно детей, как получивших в процессе реинкарнации душу от умершего родственника или другого близкого человека.
Так, по моим личным наблюдениям при посещении Саентологической группы Санкт-Петербурга в январе 2008 года, верующая, назовем ее А., говорила мне, что у ее мужа год назад умерла мама. Примерно в то же время у их друзей родилась дочь. Верующая и ее муж уверены, что душа его мамы переродилась в теле этой новорожденной девочки. Такие случаи не единичны и свидетельствуют о достаточно интенсивном религиозном опыте саентологов.

9. Как определяет научное религиоведение понятие «религиозное сознание»? Является ли наличие религиозного сознания непременным условием, обязательным при определении религиозности? Наличествует ли религиозное сознание в саентологии?

Религиозное сознание – это сознание группы людей или индивида, центральным элементом которого выступает религиозная вера. Религиозная вера – это психологическая установка сознания на приятие без каких-либо доказательств существования некоей сверхъестественной силы или существа, находящихся вне естественной жизни и являющихся ее творцами. Подобная вера может приобретать черты веры в духов (полидемонизм), в сверхъестественные свойства естественных предметов (фетишизм), в сверхъестествнные связи между человеком и животными или растениями (тотемизм), в сверхъестественные отношения (магия), в существование духов и душ (анимизм). В теистических религиях религиозная вера становится верой в Бога (монотеизм) или богов (политеизм).
Исходя из сказанного, наличие религиозного сознания является одним из весьма существенных индикаторов наличия религиозности. Как пишет доктор философских наук, профессор, заведующий кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, И.Н Яблоков, «…религиозность фиксируется с помощью критериев (индикаторов); в качестве критериев выступают признаки сознания, поведения, включенности в религиозные отношения. Важно подчеркнуть, что о наличии религиозности можно судить, если обнаруживаются связи этих трех признаков. В разных религиях они различаются... (выделено мной. – Е.Э.) (см.: Введение в общее религиоведение: учебник / под ред. И.Н. Яблокова. М.: Книжный дом «Университет», 2001. С. 296).
Конкретизируя понятие «религиозность», необходимо отметить, что это – одна из основных категорий социологии религии, отражающая состояние сознания верующих (как на уровне индивида, так и социальной группы).
Характерной чертой религиозности является вера в сверхъестественное, выступающее объектом поклонения.
Можно выделить такие критерии религиозности, как степень религиозности, т.е. влияние религии на отдельного человека и уровень религиозности, т.е. отношение к религии той или иной социальной группы. Характер религиозности выявляет качественные различия религиозности у представителей разных религиозных направлений и социальных групп.
Исходя из предложенных профессором И.Н. Яблоковым критериев религиозности, можно прийти к выводу, что саентологическое сообщество РФ является религиозным, поскольку у него наличествуют все три элемента, названные в качестве признаков религиозности – это 1) религиозное сознание (вера в то, что мир создан Высшим началом, что человеческой душе после смерти тела свойственен сверхъестественный переход в новое тело и т.д.), 2) религиозное поведение – следование саентологической этике в повседневной жизни, исполнение предписаний, заповедей, запретов, обрядов, и, наконец, 3) очевидная включенность в религиозные отношения, то есть в те отношения, которые складываются в духовной сфере «в соответствии с религиозным сознанием, реализуются и существуют посредством религиозной деятельности. Их носителями могут быть индивиды, группы, институты, организации» (см.: Введение в общее религиоведение: учебник / под ред. И.Н. Яблокова. М.: Книжный дом «Университет», 2001. С. 281).

 

Эксперт, доктор философских наук,

профессор Академии труда

и социальных отношений                                                    Элбакян Е.С. 

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Я не понимаю, какой процесс идёт: гражданский или уголовный?

 

Г-жа Астахова тоже в своей экспертизе писала:

Права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ мне разъяснены.

 

Но И. Сороктягин обратил внимание, что это некорректно:

1.2. Эксперт указывает, что права и обязанности, предусмотренные ст. 57 УПК РФ ему разъяснены.

Ст. 57 УПК РФ – регулирует деятельность эксперта в уголовном процессе. Религиоведческая экспертиза по гражданскому делу № 2-5387/14 назначается и проводится по ГПК РФ (гражданско-процессуальному кодексу РФ) и по ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности» от 31 мая 2001 г. №73-ФЗ (с изменениями, внесенными ФЗ от 30 декабря 2001 г. № 196 ФЗ и др.).

Возможно, это ошибка эксперта или других лиц, допущенных к организации и проведению судебной религиоведческой экспертизы.

 

И вот теперь вновь ссылка на УПК, правда, уже не 57-ю, а на другие статьи:

В соответствии с требованиями ч. 3 ст. 80 УПК РФ заключение представлено по вопросам, поставленным перед специалистом в адвокатском запросе адвоката Ершова Ю.Л. от 1 июня 2015 года.

Мне, Элбакян Екатерине Сергеевне, разъяснены права и ответственность, предусмотренные ст. 58 УПК РФ, и я предупреждена об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и заведомо ложных показаний по ст. 307 УК РФ.

 

Ссылка на ст. 307 УК вполне понятна, т.к. это норма материального права, которая распространяется на эксперта в процессе любого типа : хоть уголовного, хоть гражданского (кстати, весьма симптоматично, что эта ссылка присутствует у Е.С. Элбакян и отсутствует у г-жи Астаховой). Но вот ссылка на нормы процессуального права должна соответствовать типу (гражданскому или уголовному) проводимого процесса, а этого почему-то не наблюдается. Или я чего-то не понимаю?  :unsure: 

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Воспользуюсь предложение сделанным С. Лебедевым на fb. Хотелось бы указать, что в экспертизе Ларисы Сергеевны, в  IV  Исследовательская часть есть  такое утверждение: "необходимо отметить, так как при использовании общепринятых для философии и религиоведения категорий, таких как Бог, дух, действие, Вселенная, добро, зло, этика, и т.д. саентологи подразумевают совсем другое. Это затрудняет процесс герменевтического анализа, выявления и соотнесения смыслов с научными категориями, являющимися своего рода шаблоном для эксперта". Да, после анализа саентологической литературы (а также личного знакомства с саентологами) такое отношение к терминологии сразу же бросается в глаза. Безусловно эксперт права, саентологи используя общепринятые понятия подразумевают под ними совсем другое. Поэтому крайне непонятным и противоречивым видится утверждение эксперта, который заявляет, опираясь на процитированные из саентологической литературы выдержки, что "таким образом, можно констатировать, что, согласно материалам, на уровне самоопределения, саентология может быть обозначена как философия, сформированная с опорой на научные и религиозные воззрения, обозначенные как аксиомы – но не в общепринятом смысле, как положения, принимаемые на веру. Вера в данном случае не носит характер религиозной, и понимается в смысле «строгой научности», т.е. аксиомы в данном конструкте предлагаются как база для построения научной теории основ «жизни и смерти»". 


Непонятность и противоречивость данного утверждения эксперта отмечается в том, что сами саетонологи используя понятие "наука", говоря словами самого эксперта,  "подразумевают совсем другое" (для большей наглядности такого изменения смысла понятия, укажем ряд работ, которые присутствуют в списке исследуемой экспертом литературы: 1. Л. Рон Хаббард. "Дианетика: современная наука о разуме". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2008. С. 590; 2. Л. Рон Хаббард."Наука выживания: предсказывание человеческого поведения". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2008. С. 618; 3. Л. Рон Хаббард."Настольная книга для преклиров". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С 358; 4. Л. Рон Хаббард."Саентология: основы жизни". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С. 205-206;  5. Л. Рон Хаббард."Саентология: новый взгляд на жизнь". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С. 320;  6. Л. Рон Хаббард."Дианетика: первоначальные тезисы". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С 223;  7. Л. Рон Хаббард."Дианетика: эволюция науки". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С. 161; 8. Л. Рон Хаббард. "Саентология 0-8. Книга основ". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С. 29; 9. Л. Рон Хаббард. "Саентология 8-8008". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С. 347; 10. Л. Рон Хаббард. "Дианетика 55! Исчерпывающее руководство по общению". Копенгаген: Издательство New Era Publications International ApS, 2007. С 281). Наука в понимании сантологов это "точное и практическое определение духа", "гносеологическая вера", которая опираясь на аксиомы "изучает и описывает поведение духа, а так же способна изменять его поведение" (Л. Рон Хаббард Саентология: новый взгляд на жизнь. С. 25). Т.е  проводя герменевтический анализ саентологической литературы, возможно утверждать, что фраза эксперта; "аксиомы в данном конструкте предлагаются как база для построения научной теории основ «жизни и смерти»". в общепринятом смысле должна звучать так: "аксиомы в учении саентологов являются основой гносеологической веры, которая  изучает и практически описывает и изменяет поведения духа". 

Link to comment
Share on other sites

... эта ссылка присутствует у Е.С. Элбакян и отсутствует у г-жи Астаховой

 

Интересно: Элбакян "Е.С.", а Астахова "г-жа". Это показатель заведомо тенденциозного отношения :)

Link to comment
Share on other sites

Интересно: Элбакян "Е.С.", а Астахова "г-жа". Это показатель заведомо тенденциозного отношения :)

 

Ох, не люблю я метафоры, но здесь будет уместно вспомнить "по мощам и елей". Конечно, если кто-то сначала читает критические замечания к экспертизе, а потом - саму экспертизу, то его можно обвинить в тенденциозности (действительно, логичнее было бы читать в обратном порядке, и я так и сделал бы, но тексты появлялись на сайте именно так, как они появлялись). Но всё-таки я старался относиться ко всем объективно: и к эксперту, и к критикам (с некоторыми моментами в текстах С. Панина, И. Кантерова, И. Сорокотягина я был не согласен и написал об этом на предыдущей странице темы). Поэтому такое словоупотребление у меня связано не с тенденциозным отношением к эксперту, а с недостатками экспертизы.

Link to comment
Share on other sites

Скачал и прочитал дискуссию. Больше всего позабавил вот этот момент:

 

Мне тоже нравится Ваш вопрос, он один из немногих "по делу", если бы речь шла о другой ситуации, не о судебной экспертизе, и если бы он был задан в контексте приличного диалога. А так, даже учитывая корректную форму, он лишь один из камней, "ату его". Можете развивать свою мысль дальше, но, как я уже сказала, отвечать я буду Вам только, если буду знать, с кем говорю.

 

Обалденная логика:

  1. Вопрос обоснованный.
  2. Ответа не будет.

Если контент-анализ был проведён, то нужды в аргументации ad hominem не возникло бы. Ну а дальше из факта такой аргументации можно сделать правильный вывод, воспользовавшись modus tollens.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...
Уважаемые коллеги!

Мы, сотрудники кафедры религиоведения Казанского федерального университета, с глубоким удивлением и возмущением наблюдаем за полемикой, развернувшейся вокруг судебной экспертизы по Саентологической церкви г. Москвы, проведённой кандидатом социологических и доктором философских наук Ларисой Сергеевной Астаховой.

Л.С.Астахова является заведующей нашей кафедрой, будучи единогласно избранной на эту должность коллективом кафедры в 2013 г.  За время, прошедшее с момента избрания, кафедра достигла заметных успехов: было открыто и прошло государственную аккредитацию 5 новых направлений подготовки в бакалавриате и магистратуре, существенно увеличились контрольные цифры приёма (с 15 бюджетных мест в 2012 г. до 75 бюджетных мест в 2015 г.), значительно расширился состав кафедры, причём в него вошли ведущие  российские религиоведы. В декабре 2015 года реализуемая кафедрой образовательная программа по направлению «Религиоведение» вошла в число лучших по итогам мониторинга Национального центра профессионально-общественной аккредитации в номинации «Лучшие образовательные программы инновационной России – 2015». Совершенно очевидно, что эти и многие другие достижения были бы невозможны без авторитетного и грамотного руководства кафедрой. Особо следует отметить, что кафедра религиоведения Казанского федерального университета – единственная в стране, где одновременно и с полным циклом ведется подготовка по направлениям «Религиоведение», «Христианская теология» и «Теология ислама». В число сотрудников и студентов кафедры входят представители самых разных  конфессий и вероисповеданий. Стиль руководства Л.С.Астаховой отмечен демократизмом, толерантностью, уважением к чужому мнению, даже если оно расходится с мнением руководителя.

Всё это явно не сочетается с обвинениями, звучащими сегодня в адрес лично Л.С.Астаховой как со стороны отдельных представителей религиоведческого сообщества, так и, вслед за ними, со стороны представителей общественности. Более того, создаётся впечатление,  что данная дискуссия вышла далеко за рамки научного обсуждения достоинств и недостатков экспертизы и приобрела признаки целенаправленной профессиональной дискредитации и травли. За рамками всякой научной этики находятся такие приёмы, как бездоказательные и не имеющие под собой никаких оснований обвинения в некомпетентности, конфессиональной ангажированности, пристрастности при проведении экспертизы и т.д. Вершиной всей этой кампании стали беспрецедентные угрозы лишения научной степени, присуждённой в результате открытой защиты и утверждённой ВАК.

Кроме того, информационно-аналитический портал «Сова», предоставивший место для публикации критических материалов на  экспертизу Л.С.Астаховой, фактически ответил отказом на её публичную просьбу разместить материалы, отражающие её позицию и опровергающие точку зрения противников. Коллектив кафедры религиоведения К(П)ФУ расценивает этот факт не просто как вопиющее нарушение базовых норм научной дискуссии, но и как очевидное свидетельство пристрастности данной кампании, как попрание свободы слова. Мы настаиваем на полном прекращении информационной травли и возвращении дискуссии в научное русло. Мы выражаем полную поддержку заведующей кафедрой религиоведения К(П)ФУ Л.С.Астаховой, свидетельствуем о её высоком профессионализме и возлагаем искренние надежды на благоразумие и порядочность научного сообщества.

 

Александрова Надежда Николаевна, ассистент

Алиева Наида Алибековнаассистент

Брилев Денис Валентинович, кандидат философских наук, доцент

Брилева Диляра Саитгалиевна, кандидат исторических наук, ассистент

Бухараев Ярослав Владимирович – кандидат исторических наук, доцент

Васильева Елена Николаевна, кандидат философских наук, доцент

Гимадеев Ильшат Фердинантович, старший преподаватель

Горин Антон Анатольевич, кандидат исторических наук, доцент

Клементьев Александр Валерьевич, ассистент

Кузьмина Елена Владиславовна, старший преподаватель

Лещинский Анатолий Николаевич, доктор философских наук, профессор

Мухаметшин Рафик Мухаметшевич, доктор политических наук, профессор

Погасий Анатолий Кириллович, доктор философских наук, профессор

Политова Светлана Павловна, кандидат психологических наук, доцент

Рязанова Светлана Владимировнадоктор философских наук, профессор

Силаева Зоя Владимировна, кандидат политических наук, доцент

Токранов Александр Владимирович, кандидат философских наук, доцент

Фазлеева Регина Ринатовна, кандидат философских наук, доцент

Юсупова Гузель Нурулловна, кандидат социологических наук, ассистент

 

Источник информации: Кафедра религиоведения КФУ

http://religious-life.ru/2016/01/otkrytoe-obrashhenie-kollektiva-kafedry-religiovedeniya-kfu-k-religiovedcheskomu-soobshhestvu/

 

 

Link to comment
Share on other sites

бездоказательные и не имеющие под собой никаких оснований обвинения в некомпетентности

Минуточку, давайте сверимся с реальностью. В тексте экспертизы заявлен контент-анализ? Да. Указаны единицы анализа и единицы счёта, приведены результаты анализа, критерии для оценки полученных результатов? Нет. Компетентные эксперты так поступают? Нет. Г-жа Астахова так поступила? Да. Значит, обвинения в некомпетентности достаточно обоснованы, а подписанты, утверждающие противоположное, ошибаются.

 

 

Ну и в качестве "вишенки на торте":

Бухараев Ярослав Владимирович – кандидат исторических наук, доцент

Конфликт интересов? Не, не слышал  :)

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...
  • Victor unpinned this topic

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information