Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Ефремов Ю.Н. Еще раз о пределах знания // В защиту науки. 2016. №17.


Recommended Posts

Ефремов Ю.Н. Еще раз о пределах знания // В защиту науки. 2016. №17.

 

Некоторые философы – "науковеды" говорят о субъективном характере выводов науки. Всё ещё модная философия постмодернизма утверждает, что все достижения науки – набор необязательных текстов. На этом фоне продолжает существование воинствующий клерикализм, который надеется взять реванш в многовековой войне с наукой. Вот совсем недавно клерикалы получили свой канал на московском телевидении…

 

<...>

 

 

* * *

 

Имеется и еще одна глубокая и древняя проблема, которую нельзя обойти в разговоре о пределах знания. Научное исследование исходит из постулата, который в формулировке В.А. Лефевра ("Конфликтующие структуры", М., 2000, с. 7) звучит так: "Теория об объекте, имеющаяся у исследователя, не является продуктом деятельности самого объекта." Близкая мысль выражена в любимом изречении Эйнштейна: "Господь изощрен, но не злонамерен". (С ним, однако, не согласны авторы знаменитого сборника "Физики шутят": "Господь, они открыли новый транс-урановый элемент. Как будем реагировать? - Добавим еще одни нелинейный член в истинное уравнение единого физического поля!") Иными словами, как говорил еще Фома Аквинский, Бог открывается исследователю лишь в меру своей воли... Сотворенная Вселенная принципиально непознаваема без доброй воли ее Творца. Итак, мы должны обсудить гипотезу о его существовании.

 

Б. президент РАН акад. Осипов утверждал, что "сама научная космология сегодня ставит проблемы, соотносящиеся с обсуждающимися традиционной теологией вопросами происхождения Вселенной" и отмечал, что не случайно многие естествоиспытатели и математики "в конце-концов приходили к вере. Ибо создание любой стройной научной системы неизбежно приводит к мысли о существовании, как в нашей среде говорят, абсолютного разума."

 

Однако же "стройные научные системы" были созданы, например, и Лапласом и Эйнштейном, и они, как известно, не нуждались в гипотезе об "абсолютном разуме". Космическое религиозное чувство, о котором писал Эйнштейн, это именно преклонение перед возможностью познаваемости мира. И даже президент Папской академии Наук Ж. Леметр в свое время был другого мнения, чем предидущий президент РАН. В то время как Джинс и Милн – почти на 70 лет раньше Римского папы и акад. Осипова – отождествили начальную сингулярность как акт творения, Леметр говорил в 1958 г., что "Вопрос о том, было ли это началом или же творением, чем-то начавшимся из ничего, является философским вопросом, который не может быть решен физическими или астрономическими рассмотрениями". Теория сингулярности, говорит Леметр, "остается полностью вне любого метафизического или религиозного вопроса. Она оставляет материалисту свободу отрицать какое-либо трансцедентное Существо. Он может сохранить, на дне пространства-времени, ту же самую умственную позицию, которую он занимал по отношению к явлениям, происходящим в не-сингулярных областях пространства-времени. Для верующего это означает невозможность какой-либо близости с Богом... Это созвучно со словами Исайи о "Скрытом Боге", скрытом даже в начале творения".

 

По сути дела, Президент Папской Академии наук Леметр солидаризировался со словами Лапласа о том, что он не нуждается в гипотезе Бога. Он не желает низвести Бога к роли одной из научных гипотез. Не стоит низводить Бога до этой роли еще и потому, что эта гипотеза, как слишком хорошо известно, объясняет непонятное с помощью еще более непонятного. (Конечно, на эмоциональном уровне любая вера, впитанная с детства, как и всякий импринтинг, необсуждаема и неоспорима. И она, конечно, не имеет никакого отношения к задачам научного исследования. Потому-то и "верую – ибо абсурдно". Неабсурдное – изучаемо и проверяемо, и "верить" в него нет нужды).

 

Современная же космология вообще снимает проблему начала мира. Первичной сущностью является извечный физический вакуум, в котором спонтанно рождаются расширяющиеся пузыри пространства-времени, – новые вселенные, с самыми разными параметрами, и одной из них (а полное число вселенных с разными физическими законами составляет около 1050) – и конечно не самой первой – является наша Вселенная. "В настоящее время нет достаточных оснований полагать, что вся Вселенная в целом родилась примерно 1010 лет назад в сингулярном состоянии... Инфляция (сверхбыстрое расширение – Ю.Е.) могла начинаться и кончаться в разное время в различных областях Вселенной, что никоим образом не противоречит существующим наблюдательным данным " (Линде А.Д. Физика элементарных частиц и инфляционная космология, М., Наука, 1990, С. 229). Эта точка зрения сейчас общепринята в космологии. Заметим, что Линде под Вселенной понимает Мир, все сущее, обнимающее бесконечное число разнообразных вселенных. Но лучше под Вселенной с большой буквы подразумевать Ту, в Которой живем Мы.

 

Мы можем отослать читателей, интересующимся проблемой детальнее и в более общем плане, к сочинениям Бертрана Рассела. Добавим только, что доказательств трансцендентного бытия не имеет не только космология, но и никакая другая наука, в частности психология. Известно следующее высказывание К. Юнга, долгое время бывшего кумиром "творческой интеллигенции": "...Существует мнение, что по крайней мере какая-то часть психэ не подчинена законам пространства и времени. Научное подтверждение тому - известные эксперименты Дж.Б. Райна. ... Психэ под- час функционирует по ту сторону пространства, времени и законов причинности... Целостная картина мира требует по крайней мере еще одного измерения, иначе очень многое остается непонятым и необъяснимым. Именно поэтому рационалисты и по сей день настаивают на том, что парапсихологических явлений не существует в действительности, ведь на этом шатком основании держится их мироустройство. Если же такого рода феномены вообще имеют место, рационалистическая картина мира, очевидно, перестает удовлетворять: она неполна" (К.Г. Юнг. О жизни после смерти (Воспоминания, сновидения, размышления. М. 1998, с. 369 и 370). Однако же опыты Райна, как и более поздние опыты Соула, являются доказанным обманом, подтасовкой, фальсификацией! (См. например, Куртц П. "Искушение потусторонним", М. Академический проект. М. 1999, с. 425). Никаких достоверных свидетельств телепатии и т.п. не существует.

 

 

* * *

 

Концепция множественных вселенных, которая только что упоминалась, является конечно умозрительной, поскольку получить свидетельства существования других вселенных нельзя по определению. В мировоззренческом плане это однако самое грандиозное творение человеческого разума. Помимо прочего, она сразу же приводит к абсурду концепцию Бога-Творца, подобно тому, как существование множества миров, обитаемых разумными существами, приводит к абсурду концепцию Бога-Спасителя.

 

Представление о существовании множества других вселенных является неизбежным выводом современной космологии и вместе с тем, самым экономным объяснением парадокса, известного под именем антропного принципа – тонкой подгонки множества параметров (нашей) Вселенной к возможности появления и существования изучающего Вселенную НАШЕГО разума. Эта терминология была предложена Б. Картером в 1974 г., но аналогичные идеи высказывались неоднократно и ранее, в частности А.Л. Зельмановым и Г.М. Идлисом в 1957-1958 гг. Не так давно В.В. Казютинский обнаружил, что формулировки, которые почти дословно повторяются ныне, в том числе и о множественности вселенных, появились еще в работе А. Уолесса, соперника-соратника Ч. Дарвина, – в его книге "Место человека во Вселенной", изданной по-русски в 1904 г. Одна из самых ранних формулировок, близких по духу к антропному принципу, принадлежит К.Г. Циолковскому: "Тот космос, который мы знаем, не может быть иным".

 

В 1967 г. о зарождении "новой космологии, которая противостоит физической" писал В.А. Лефевр. Он видел ее задачу в том, чтобы "включить биологическую действительность в картину мира как некоторую "норму", которая в ней естественна и необходима. Представляется целесообразным рассмотреть возможные модели и некоторые принципы их построения, в которых, с одной стороны – "живые организмы" и "цивилизации", а с другой – феномены "физической картины" выступили бы как различные проявления некоторой единой конструкции". Ныне В.А. Лефевр считает, что необходимость включения биологии и разума в картину мира как его неотъемлемой и необходимой части есть одна из возможных формулировок сильного антропного принципа, утверждающего, что приемлемы лишь такие начальные условия, при которых наблюдатель, подобный нам, с неизбежностью должен появиться...

 

Затем аналогичная задача была поставлена и на другой стороне горы, сквозь которую предстоит прокопать туннель. Один из создателей инфляционной космологии А.Д. Линде писал еще в 1990 г.: "Не может ли быть так, что сознание, как и пространство-время, имеет свои собственные степени свободы, без учета которых описание Вселенной будет принципиально неполным? Не окажется ли при дальнейшем развитии науки, что изучение Вселенной и изучение сознания неразрывно связаны друг с другом и что окончательный прогресс в одной области невозможен без прогресса в другой? После создания единого геометрического описания слабых, сильных, электромагнитных и гравитационных взаимодействий не станет ли следующим важнейшим этапом развитие единого подхода ко всему нашему миру, включая и внутренний мир человека?"

 

Как эвристический принцип, некоторые из соображений, составляющие ныне обоснования антропного принципа, с блистательным успехом использовались задолго до появления этого термина (кстати, как важно придумать удачное обобщающее название – создать понятие, "ввести концепцию"!). Важнейший результат такого рода получил Ф. Хойл еще в 1954 г. – он предсказал наличие у ядра углерода энергетического уровня в 7.82 млн электроновольт, исходя из соображения, что только при наличии такого уровня три атома гелия могут в недрах звезд соединиться в атом углерода. (Этот великий триумф науки не был увенчан Нобелевской премией, что говорит лишь о весьма относительной объективности этих наград). Существование такого уровня является результатом сложного взаимодействия многих элементарных частиц – но без него не возникли бы тяжелые элементы и, и следовательно, мы сами…. Требование возможности существования человека, неявным образом подразумевавшееся Хойлом, было сформулировано Картером как антропный принцип. Позднее Хойл писал, что для "теолога антропные свойства выглядят подтверждением существования Творца, спроектировавшего мир так, чтобы в точности удовлетворить нашим требованиям".

 

Как упоминалось выше, последующее развитие космологии предложило и другую возможность, поставив на научную почву старую идею о существовании множества вселенных c cамой разнообразной физикой в каждой из них, в том числе и с пригодной для нашего существования. Процитируем снова А. Линде: ..."Вселенная в целом будет существовать вечно, нескончаемо порождая новые и новые экспоненциально большие области, в которых законы низкоэнергетического взаимодействия элементарных частиц и даже эффективная размерность пространства-времени могут быть различны... Мы знаем наверняка, что жизнь снова и снова будет зарождаться в разных областях Вселенной во всех своих возможных видах»…

 

Очевидно, что в ансамбле множества вселенных (которые выше фигурируют как "эскпоненциально большие области") может найтись – и поскольку мы существуем, действительно нашлось - место и для такой, физические законы которой совместимы с существованием сложных структур – и в конечном счете человека – для нашей Вселенной. 

 

Смелая попытка оценить возможное число вселенных с разными параметрами принадлежит И.Л. Розенталю, – их число должно быть не менее, чем 1050. Он исходит из оценок вероятности совместной тонкой "подгонки" ряда параметров микромира к возможности существования известных нам законов физики и структур. Так, достаточно увеличить массу электрона в три раза, чтобы при тех сравнительно низких температурах, когда шло образование галактик, стала возможна реакция соединения протона с электроном с образованием нейтрона и нейтрино. Всё во Вселенной состояло бы из одних ней- тронов... Но масса электрона почему-то – к счастью для нас – в сотни раз меньше массы любой другой элементарной частицы. Далее, ядро дейтерия, состоящее из протона и нейтрона, устойчиво только потому, что разница масс этих частиц очень невелика. Эта устойчивость обеспечивает возможность синтеза более тяжелых элементов. И вот оказывается, что различие масс во всех других семействах элементарных частиц намного больше, чем у протонов и нейтронов – и т.д. Перемножение вероятностей такого рода маловероятных удач и дает число 10-50 (10 в степени -50) для вероятности случайного возникновения вселенной (нашей Вселенной!), обладающей всеми такого рода странностями одновременно...

 

Ситуация немножко напоминает ту, с которой каждый из нас столкнулся в раннем детстве – почему я – это Я? После свершения события вероятность его становится равна единице, какие бы ее оценки не были до эксперимента. А без этой удачи некому было бы и задавать вопросы. Такого рода вывод из антропного парадокса кажется гораздо более естественным, чем предположение о том, что Господь знал о том, какая Вселенная нужна для человека...

 

Источник: http://klnran.ru/wp-content/uploads/2016/04/BVZN_17.pdf

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information