Перейти к содержимому
КНИГИ: Колотов В.Н. Технологии использования религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах (СПб., 2013) Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал
Serjio

Нассим Талеб: "Мы не знаем, о чем говорим, когда говорим о религии"

Рекомендованные сообщения

Текстовый текст

021f2011cd5e28a7a814db61e15eac84.png Нассим Талеб: "Мы не знаем, о чем говорим, когда говорим о религии"
        История вопроса

Про­бле­му сло­вес­но­сти (и жур­на­ли­сти­ки в част­но­сти), я опи­сал в сле­ду­ю­щем афо­риз­ме:

«Ма­те­ма­ти­ки мыс­лят объ­ек­та­ми (точ­ны­ми и опре­де­лен­ны­ми), фи­ло­со­фы — кон­цеп­ци­я­ми, юри­сты — кон­струк­ци­я­ми, ло­ги­ки — опе­ра­ци­я­ми, а глуп­цы — сло­ва­ми».

Со­бе­сед­ни­ки могут ис­поль­зо­вать одно и то же слово, под­ра­зу­ме­вая каж­дый свое, и в то же время про­дол­жать раз­го­вор. Это при­ем­ле­мо для встре­чи за чаш­кой кофе, но не для при­ня­тия се­рьез­ных ре­ше­ний, а тем более ре­ше­ний по­ли­ти­че­ских, за­тра­ги­ва­ю­щих жизни дру­гих людей. Со вре­мен Со­кра­та у нас сло­жи­лась дол­гая тра­ди­ция ма­те­ма­ти­че­ской науки и до­го­вор­но­го права, в ос­но­ве ко­то­рой лежит точ­ность опре­де­ле­ний. И все же слиш­ком много было сде­ла­но за­яв­ле­ний, в ко­то­рых были без­дум­но ис­поль­зо­ва­ны яр­лы­ки.

Го­во­ря «ре­ли­гия», люди имеют в виду со­вер­шен­но раз­ные вещи и не осо­зна­ют этого. В ран­нем иуда­из­ме и му­суль­ман­стве ре­ли­гия озна­ча­ла закон. «Din» пе­ре­во­дит­ся «закон» на иври­те и «ре­ли­гия» на араб­ском. В по­ни­ма­нии пер­вых иуде­ев ре­ли­гия была внут­ри­пле­мен­ным делом, для пер­вых му­суль­ман ре­ли­гия была уни­вер­саль­на. Ре­ли­гия рим­лян пред­став­ля­ла собой ком­плекс об­ще­ствен­ных ме­ро­при­я­тий, ри­ту­а­лов и фе­сти­ва­лей — слово «religio» было про­ти­во­по­лож­но по зна­че­нию слову «superstitio» («пред­рас­су­док, суе­ве­рие»).

Эта кон­цеп­ция, ха­рак­тер­ная для со­зна­ния рим­лян, не имеет ана­ло­га на Во­сто­ке, в гре­ко-ви­зан­тий­ской куль­ту­ре. Ре­ли­гия и закон были раз­де­ле­ны фор­маль­но и кон­струк­тив­но; бла­го­да­ря Свя­то­му Ав­гу­сти­ну ран­нее хри­сти­ан­ство также дер­жа­лось по­даль­ше от об­ла­сти права, и позд­нее, па­мя­туя об этом, на­хо­ди­лось с юрис­пру­ден­ци­ей в слож­ных вза­и­мо­от­но­ше­ния. К при­ме­ру, даже во вре­ме­на ин­кви­зи­ции при­го­во­ры вы­но­сил суд при­сяж­ных.

Эта раз­ни­ца про­сле­жи­ва­ет­ся у ара­мей­ских хри­сти­ан. В ара­мей­ском языке «din» обо­зна­ча­ет «ре­ли­гия», а «nomous» (име­ю­щее гре­че­ские корни) ис­поль­зу­ет­ся для обо­зна­че­ния за­ко­на. Им­пе­ра­тив Иису­са «Ке­са­рю — Ке­са­ре­во» раз­де­лил са­краль­ное и про­фан­ное: хри­сти­ан­ство при­над­ле­жа­ло к иному про­стран­ству, «цар­ству небес­но­му», ко­то­ро­му пред­сто­я­ло объ­еди­нить­ся с зем­ным цар­ством лишь в конце вре­мен.

Без­услов­но, позд­нее хри­сти­ан­ство ото­шло от ис­клю­чи­тель­но ду­хов­ных прак­тик и при­об­ре­ло це­ре­мо­ни­аль­ный и ри­ту­аль­ный ас­пек­ты, по­за­им­ство­вав мно­гие обы­чаи ле­ван­тий­ских и ма­ло­ази­ат­ских языч­ни­ков.

Для со­вре­мен­ных ев­ре­ев ре­ли­гия — эт­но­куль­тур­ное яв­ле­ние, не пе­ре­се­ка­ю­ще­е­ся с опре­де­ле­ни­ем «за­ко­на», а порой и «нации». То же про­ис­хо­дит у си­рий­цев, хал­де­ев, армян, коптов и ма­ро­ни­тов. Для пра­во­слав­ных и ка­то­ли­ков ре­ли­гия — это эс­те­ти­ка, пыш­ность и ри­ту­а­лы, плюс-ми­нус опре­де­лен­ные убеж­де­ния, за­ча­стую де­ко­ра­тив­но­го ха­рак­те­ра. Для боль­шин­ства про­те­стан­тов ре­ли­гия — это в первую оче­редь вера, а не эс­те­ти­ка, пыш­ность или свод за­ко­нов. Что ка­са­ет­ся Во­сто­ка, то для буд­ди­стов, син­то­и­стов, ин­ду­и­стов ре­ли­гия — это прак­ти­че­ская и ду­хов­ная фи­ло­со­фия, несу­щая эти­че­ский ко­декс (и в неко­то­рых слу­ча­ях пред­став­ле­ния о кос­мо­го­нии). По­это­му по­ни­ма­ние ин­ду­ист­ской «ре­ли­гии» ин­ду­и­ста­ми прин­ци­пи­аль­но от­ли­ча­ет­ся от того, как ре­ли­гию по­ни­ма­ет па­ки­ста­нец или перс.

Идея «на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства» силь­но услож­ни­ла во­прос. Те­перь в устах араба «еврей» — это в первую оче­редь ве­ро­ис­по­ве­да­ние; об­ра­щен­ный в иную веру уже не счи­та­ет­ся ев­ре­ем. Од­на­ко для самих ев­ре­ев «еврей» -—это тот, кто рож­ден ев­рей­кой. Так было не все­гда: во вре­ме­на ран­ней Рим­ской им­пе­рии у ев­ре­ев был раз­вит про­зе­ли­тизм. Од­на­ко по­ня­тие «ев­рей­ство» в наше время сли­лось с идеей на­ци­о­наль­но­го го­су­дар­ства.

В Сер­бии и Хор­ва­тии, а также в Ли­ване ре­ли­гия несет одно зна­че­ние в мир­ные вре­ме­на и при­ни­ма­ет со­вер­шен­но дру­гое в пе­ри­о­ды войн.

Об­суж­де­ние ин­те­ре­сов «хри­сти­ан­ско­го мень­шин­ства» в Ле­ван­тий­ском ре­ги­оне вовсе не озна­ча­ет (как склон­ны по­ла­гать арабы) со­дей­ствие хри­сти­ан­ской тео­кра­тии. Как я уже го­во­рил ранее, у церк­ви все­гда были непро­стые от­но­ше­ния с «про­фан­ным». В хри­сти­ан­ской ис­то­рии мало при­ме­ров аб­со­лют­ной тео­кра­тии — к ним можно от­не­сти Ви­зан­тию, крат­кую по­пыт­ку Каль­ви­на и еще несколь­ко эпи­зо­дов. Это об­суж­де­ние ско­рее под­ра­зу­ме­ва­ет необ­хо­ди­мость раз­де­ле­ния церк­ви и го­су­дар­ства. То же ка­са­ет­ся гно­сти­ков — дру­и­дов, дру­зов, ман­де­ев, ала­ви­тов.

         Баала ради, прекратите называть салафизм религией

Про­бле­ма Ев­ро­пей­ско­го союза в том, что на­ив­ные ИнИ (Ин­тел­ли­ген­ты-но-Иди­о­ты), бю­ро­кра­ты и пред­ста­ви­те­ли де­ма­го­ги­че­ских «элит» (ко­то­рые на деле неспо­соб­ны найти кокос на ост­ро­ве Кокос) ни­че­го не видят за яр­лы­ка­ми. Они рас­смат­ри­ва­ют са­ла­физм как ре­ли­гию со сво­и­ми ме­ста­ми по­кло­не­ния — тогда как это про­сто по­ли­ти­че­ская си­сте­ма нетер­пи­мо­сти, ко­то­рая про­по­ве­ду­ет (или до­пус­ка­ет) на­си­лие и от­ка­зы­ва­ет­ся от тех ин­сти­ту­тов За­па­да, ко­то­рые поз­во­ля­ли бы со­труд­ни­че­ство.

В от­ли­чие от му­суль­ман-ши­и­тов и осман­ских сун­ни­тов, са­ла­фи­ты от­ка­зы­ва­ют­ся при­знать само по­ня­тие мень­шин­ства: ка­фи­ры за­гряз­ня­ют их ланд­шафт. Как мы уже убе­ди­лись, в со­от­вет­ствии с пра­ви­лом мень­шин­ства, нетер­пи­мый все­гда под­чи­нит тер­пи­мо­го; необ­хо­ди­мо оста­но­вить опу­холь, пре­жде чем она даст ме­та­ста­зы.

ИнИ, на­ив­ные и ве­до­мые яр­лы­ка­ми, иначе бы от­нес­лись к са­ла­физ­му, будь он на­зван «по­ли­ти­че­ским дви­же­ни­ем», как и на­цизм. Внеш­няя ат­ри­бу­ти­ка этого дви­же­ния — один из спо­со­бов вы­ра­же­ния идей. За­прет на но­ше­ние бур­ки­ни, воз­мож­но, стал бы более при­ем­лем для них, если про­ве­сти ана­ло­гию с за­пре­том на но­ше­ние сва­сти­ки. Кого вы за­щи­ща­е­те, ИнИ? Эти люди лишат вас всех прав, ко­то­рые вы даете им, когда по­лу­чат власть и на­силь­но на­де­нут бур­ки­ни на ваших жен.

В даль­ней­шем мы уви­дим, что ве­ро­ва­ния могут быть эпи­сте­мо­ло­ги­че­ско­го ха­рак­те­ра, а могут быть бес­со­зна­тель­ны­ми — что ведет к пу­та­ни­це от­но­си­тель­но того, какие ве­ро­ва­ния счи­тать ре­ли­ги­оз­ны­ми, а какие нет. Это во­прос тре­бу­ет­ся раз­би­рать от­дель­но, опи­ра­ясь на со­от­вет­ству­ю­щие сиг­на­лы. Дело в том, что, кроме про­бле­мы «ре­ли­гии», су­ще­ству­ет про­бле­ма ве­ро­ва­ний. Неко­то­рые ве­ро­ва­ния в сущ­но­сти де­ко­ра­тив­ны, неко­то­рые функ­ци­о­наль­ны (при­но­сят поль­зу в вы­жи­ва­нии), а неко­то­рые — бук­валь­ны.

Что ка­са­ет­ся ме­та­ста­зи­ру­ю­щей про­бле­мы са­ла­физ­ма, фун­да­мен­та­лист в раз­го­во­ре с хри­сти­а­ни­ном будет вос­при­ни­мать его точку зре­ния бук­валь­но, а хри­сти­а­нин ис­тол­ку­ет взгля­ды са­ла­фи­ста, как некую ме­та­фо­ру, что-то, к чему можно от­не­стись се­рьез­но, но не бук­валь­но — впро­чем, порой не так уж и се­рьез­но. Такие ре­ли­гии, как хри­сти­ан­ство, иуда­изм и ши­ит­ская ветвь ис­ла­ма по­лу­чи­ли раз­ви­тие (или поз­во­ли­ли своим при­вер­жен­цам раз­ви­вать­ся в раз­ви­том об­ще­стве) имен­но по­то­му, что ушли от бук­ва­лиз­ма — по­сколь­ку, не счи­тая функ­ци­о­наль­но­го ас­пек­та ме­та­фо­ри­че­ско­го под­хо­да, бук­ва­лизм не остав­ля­ет про­стран­ства для тол­ко­ва­ний.

Таким об­ра­зом, мы видим, что са­ла­физм не про­сто не имеет от­но­ше­ния к ре­ли­гии — его даже нель­зя счи­тать ра­бо­то­спо­соб­ной по­ли­ти­че­ской си­сте­мой; это про­сто нечто, что в VII веке было при­ме­не­но для по­ра­бо­ще­ния жи­те­лей Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва.

Кста­ти, ислам, как ни стран­но, не все­гда был ос­нов­ным за­ко­ном. Осман­ской им­пе­рии уда­лось от­де­лить ре­ли­ги­оз­ные за­ко­ны (Ислам) от го­су­дар­ствен­ных (Канун), при­том свод за­ко­нов был за­им­ство­ван у ви­зан­тий­цев. Так по­сту­па­ли и Омей­я­ды, по­ла­га­ясь на хри­сти­ан­ских со­вет­ни­ков Ди­ва­на (среди об­ра­зо­ван­ных под­дан­ных были си­рий­цы, го­во­рив­шие по-гре­че­ски). Они за­им­ство­ва­ли по­ня­тия рим­ско­го права, в част­но­сти те, что ка­са­лись ком­мер­че­ских во­про­сов.

________________________________

Автор: Нассим Талеб -  американский экономист и трейдер, автор теории «Черного лебедя»

Источник: Нассим Талеб, Medium

Русская версия статьи опубликовано 28 августа 2016 г. на сайте https://ru.insider.pro

 

 

  • Хорошо 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите в него для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×

Важная информация