Перейти к содержимому
КНИГИ: Колотов В.Н. Технологии использования религиозного фактора в управляемых локальных конфликтах (СПб., 2013) Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал
Victor

Интервью Зои Световой с епископом Тихоном (Шевкуновым)

Рекомендованные сообщения

Тихон Шевкунов: "Я лишь немного знаю Путина"

 

Владимир Путин и наместник московского Сретенского ставропигиального мужского монастыря епископ Егорьевский Тихон (Шевкунов)

 

 

В интервью Зое Световой, журналисту сайта "Открытой России", ТихонШевкунов, которого называют "духовником Путина", рассказал, что не смотрелфильм Кирилла Серебренникова "Ученик" и не показывал его Путину,объяснил, почему Церковь поддерживает государство, и сообщил, что знает, чтонекие силы готовят серию заказных публикаций против РПЦ, чтобы ослабитьее влияние на народ.

Это интервью я собиралась опубликовать на сайте "Открытой России". Но Тихон Шевкунов согласился разговаривать только потому, что с уважением, как он говорит, относится к моей маме Зое Крахмальниковой, отсидевшей пять лет за веру в советское время. И он наотрез отказался от публикации на "сайте Ходорковского". Поэтому, с согласия редакции сайта "Открытой России", я публикую интервью на сайте Радио Свобода.

– Вы крестились в 1980-х годах прошлого века. Тогда верующих преследовали, и моя мама, писательница Зоя Крахмальникова, была из их числа. Что вы о ней слышали в те годы?

– Я с большим уважением отношусь к памяти вашей мамы, Зои Александровны Крахмальниковой. Ваше предложение вспомнить то немногое, что я знаю о ней, поделиться впечатлениями, которые вынесли мы – поколение молодых православных христиан восьмидесятых годов – от заочного знакомства с этой замечательной личностью, – единственная причина, по которой я согласился на интервью для тех СМИ, которые вы представляете.

О Зое Александровне Крахмальниковой я услышал от священника Владимира Шибаева. К нему на службу в подмосковный храм мы иногда приезжали с моими друзьями. Мы были тогда молодыми выпускниками столичных вузов и только начинали знакомиться с московской церковной жизнью, посещая разные храмы. Это было почти сорок лет назад. Как-то на проповеди отец Владимир рассказал, что арестована Зоя Крахмальникова, та самая, которая нелегально издавала христианские альманахи "Надежда". В них публиковались тексты святых отцов Церкви, проповеди, рассказы о новомучениках. Мы читали эти сборники и передавали их друг другу. (Зоя Крахмальникова былаарестована 3 августа 1982 года.  З.С.)

 Но такой сборник христианского чтения был единственный в своем роде.

Я к тому времени написал заявление о выходе из комсомола и больше особенно идеологическими проблемами не заморачивался

– Он был рассчитан как раз на таких неофитов, как мы. В храме отца Владимира мы собирали какие-то средства для помощи Зое Александровне, кто-то брался передать их в тюрьму, купить что-то необходимое. Какие-то люди нас пытались припугнуть, мол, делать это опасно, могут быть неприятности. Но мы на это совершенно не обращали внимания. Что касается собственно диссидентского движения – оно нас особо не интересовало: мы с друзьями с головой углубились в постижение православия. Я к тому времени написал заявление о выходе из комсомола и больше особенно идеологическими проблемами не заморачивался. Никакого героизма в этом не было. Это был, в общем-то, излет советской власти.

 1982 год – это совсем не излет советской власти. Еще продолжали людей сажать и за веру, и за хранение "антисоветской" литературы. Хотела вас спросить немного о другом: В 1989 году моя мама Зоя Крахмальникова опубликовала в газете "Русская мысль" статью "Горькие плоды сладкого плена", которая имела большой резонанс. Эта статья о так называемом сергианстве (политика лояльности советской власти в СССР, начало которой обычно связывают с Декларацией митрополита Сергия (Страгородского. – З.С.). А сегодня Церковь больна сергианством?

– Давайте сначала определим, что такое сергианство. Сергианство, как его понимают критики курса тогдашней Патриархии, – это определенная церковная политика, избранная митрополитом Сергием. Заключалась она в том, что в условиях открытого государственного террора большевиков по отношению к Церкви, в условиях реальной опасности подмены православия на так называемое обновленчество, к чему активно стремились большевистские власти, местоблюститель патриаршего престола митрополит Сергий (Страгородский) избирает путь не подпольного существования Церкви, а сохранения легальных церковных структур. Для этого ему пришлось идти на тяжелые компромиссы. Самые трагические из них заключались в том, что церковная администрация практически уступила государству право распоряжаться назначением и переводом архиереев и священников, отстранением неугодных от кафедр и приходов, открыто не протестовала против преследований духовенства и беззаконий, творившихся в стране.

Что же происходило? Может быть, митрополит спасал свою шкуру? Нет, в этом его не упрекали жесткие церковные противники его курса. Все отдавали себе отчет: просто умереть в его положении старика-архиерея, прожившего долгую жизнь и в период небывалых гонений несущего ответственность за всю Русскую церковь, – было бы самым легким выходом. Нет, упрекали его не в этом, а в ошибочности выбранного им курса отношения к власти. Сам же митрополит Сергий оправдывал свою церковную политику убежденностью, что в случае ухода Церкви в подполье большевики неминуемо насадят в стране уже подготовленную ими неканоническую, ложную обновленческую церковь. А это, при продолжительном времени пребывания большевиков у власти и тотальном уничтожении ими канонической Православной церкви, будет иметь непредсказуемые последствия вплоть до полного исчезновения православия в русском народе. Подобные примеры в истории, к несчастью, имели место.

Все, что могу произнести: не дай Господь оказаться на его месте

Но за выбранную церковную политику приходилось платить поистине страшную цену. Были случаи, когда митрополит Сергий брал на себя тягчайший грех неправды, когда, к примеру, в своем печально известном интервью от 16 февраля 1930 года, опубликованном в газетах "Правда" и "Известия", утверждал, что гонений на веру в Советской России нет. Конечно, это была ложь. Пусть вынужденная, но ложь. Почему он шел на такие шаги? Митрополит Сергий прекрасно знал, что любое его сопротивление указаниям власти, как показывал опыт, сразу многократно увеличит репрессии и массовые казни среди епископов и священников, находящихся в заключении. Все, что могу произнести: не дай Господь оказаться на его месте.

Избранная митрополитом Сергием церковная политика нашла как понимание в церковной среде, так и жесткое осуждение и противостояние. Самое скверное, что мы можем сделать из нашего безопасного сегодня, – приняться судить конкретных людей той и другой стороны. Среди поддержавших Декларацию митрополита Сергия были великие святые: архиепископ Иларион (Троицкий) – один из самых мужественных новомучеников двадцатых годов, и знаменитый святитель-исповедник и хирург Лука (Войно-Ясенецкий), в 1920 году ставший священником, а затем архиереем, прекрасно понимая, что впереди его ждут только тюрьмы, страдания и вполне вероятно – смерть. Митрополит Константин (Дьяков), митрополит Евгений (Зернов) – перечислять можно много имен, почти все они приняли мученическую смерть, оставаясь последователями церковного курса митрополита Сергия.

Но среди их духовных оппонентов были не менее выдающиеся иерархи – митрополит Кирилл (Смирнов), митрополит Агафангел (Преображенский), архиепископ Варлаам (Ряшинцев), архиепископ Серафим (Самойлович). Они тоже прославлены Церковью в лике святых. Позиция по отношению к церковной политике разводила их по разные стороны баррикад в те беспрецедентно тяжелые времена, но в вечности их объединило мученичество за Христа. Так, 20 ноября 1937 года в Чимкенте были расстреляны и погребены в одной братской могиле последователи трех противоборствующих направлений в церковной жизни – митрополит Иосиф (Петровых), митрополит Кирилл (Смирнов) и "сергианский" епископ Евгений (Кобранов).

Митрополит Сергий (Страгородский) не причислен Церковью к лику святых. Но судить его с позиций нашего времени, а тем более кидать в него камнями я не собираюсь.

Митрополит Сергий (Страгородский)
Митрополит Сергий (Страгородский)

 

Мой духовник отец Иоанн (Крестьянкин) рассказывал мне о своем видении (одном из трех, которые были у него за 96 лет жизни), которое коренным образом повлияло на его судьбу. Будучи еще мирянином, в начале тридцатых годов он находился в оппозиции к митрополиту Сергию. И вот видение: Елоховский собор, все ждут митрополита Сергия. Плотная толпа в храме, и в ней – будущий отец Иоанн, тогдашний Иван Михайлович Крестьянкин, стоит, понимая, что мимо него сейчас пройдет в алтарь митрополит. И действительно, митрополита встречают в дверях, и вдруг, проходя мимо, он останавливается рядом с отцом Иоанном и тихо говорит ему: "Я знаю, ты меня очень осуждаешь. Но знай: я каюсь". Митрополит входит в алтарь и на этом видение заканчивается. Для отца Иоанна это было и необычайное потрясение, и переосмысление многого.

– Мой вопрос не в оценке конкретно митрополита Сергия (Страгородского), а в оценке сергианства как явления. Мы, светские люди, понимаем, что сергианство – это сотрудничество и поддержка Церковью власти и государства.

– Не совсем понимаю, что вы имеете в виду. Давайте как-то поконкретней. Вот у нас, например, есть сотрудничество – детский дом. Его субсидируем и мы, и местные власти.

– Но вы же понимаете, о чем я.

– О чем?

– Речь не о благотворительности. В чем упрекали митрополита Сергия? Он в своей знаменитой Декларации от 1927 года говорил: "Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой – наши радости и успехи, а неудачи – наши неудачи". А в это время уже вовсю сажали и расстреливали священников.

– Я уже сказал о тяжелейших компромиссах, о грехе лжи, который брал на себя митрополит Сергий. Это то, что мы сегодня, не осуждая лично митрополита Сергия и его сторонников, – не принимаем, и многократно заявляли, что на этих принципах, безусловно, не может и не должна строиться церковная жизнь. В ее центре только Бог, Христос. Это "альфа" и "омега" православия. Что касается "ваши радости – наши радости", то в Декларации митрополита Сергия говорилось о "радостях и успехах" родины, пусть советской – для церковного сознания больной, трагически искаженной, но все же остающейся родиной.

– Я спрашиваю вас о сегодняшнем дне.

Вы говорите, что Церковь поддерживает государство. Конечно поддерживает во всем созидательном и добром

– Думаю, что радости и неудачи сегодняшней России воспринимаются как свои личные большей частью многомиллионной Русской православной церкви. Вы говорите, что Церковь поддерживает государство. Конечно поддерживает во всем созидательном и добром. И призывает исправлять все болезненное и дурное. Почему же вы ставите ей это в упрек? А вы не задумывались, что за более чем тысячу лет нашей истории именно Церковь во многом создавала и формировала Русское и Российское государство? А были времена, скажем в период татаро-монгольского нашествия или в Смутное время, когда именно Церковь и только она спасала и сохраняла Россию. И как же после этих тысяч лет материнства она сегодня не будет поддерживать государство во всем созидательном, добром, помогать в трудную годину? Потому что либералы не велят?

– Я не сравниваю позиции. Я сравниваю дух.

– Что вы имеете в виду?

– В чем интеллигенция сегодня упрекает Церковь? В том, что она сотрудничает с властью, она власть прославляет. Вспомните президентские выборы 2012 года, когда патриарх Кирилл фактически призывал голосовать за Путина.

– Не было такого. Уставом Русской православной церкви запрещено призывать к голосованию за тех или иных политиков и за партии.

– Вот цитата: "Я совершенно открыто должен сказать как Патриарх, который призван говорить правду, не обращая внимания ни на политическую конъюнктуру, ни на пропагандистские акценты, о том, что огромную роль в исправлении этой кривизны нашей истории сыграли лично Вы, Владимир Владимирович. Я хотел бы вас поблагодарить. Вы когда-то сказали, что вы трудитесь как раб на галерах – с той лишь только разницей, что у раба не было такой отдачи, а у вас очень высокая отдача" (выступление 8 февраля 2012 года, встреча председателя правительства с лидерами религиозных общин). Патриарх говорит о Путине как о кандидате, "который имеет, конечно, наибольшие шансы реализовать это кандидатство в реальную должность". Это не призыв, но однозначная поддержка, из которой паства должна делать выводы.

– Слушайте, это дело патриарха. Он решил, что и в праве, и должен именно так выступить в присутствии всех глав религиозных объединений России. Согласен с вами, это была поддержка в рамках закона, а не прямой призыв к голосованию за кандидата. Вы все правильно сказали. Тогда в чем криминал?

– Церковь практически никогда не критикует власть. Никогда не заступается за политических заключенных. Церковь поддержала воссоединение Крыма, хотя были разные мнения. Церковь всегда придерживается "линии партии".

Безусловно, для церкви, в отличие от нынешних оппозиционных деятелей, критика власти не является самоцелью и смыслом существования

– Давайте по порядку. "Церковь не критикует власть". Безусловно, для церкви, в отличие от нынешних оппозиционных деятелей, критика власти не является самоцелью и смыслом существования. Здесь вы правы. Но в том, в чем Церковь считает нужным указывать государству и обществу на опасности и ошибки, мы, конечно же, говорим. Именно от Церкви, от патриарха и множества священников и мирян исходит самая жесткая критика государственного закона об абортах. Сбор подписей, выступления патриарха в Думе с критикой политики государства в этой области, в СМИ, в проповедях, наконец. Речь идет о миллионах жизней, о системном пресечении этой вседозволенности и системности убийств. Мы предлагаем шаги, основанные на международном опыте по сокращению абортов.

Президент РФ Владимир Путин, бывший министр обороны РФ Анатолий Сердюков и патриарх Московский и всея Руси Кирилл (слева направо) на торжественном приеме в честь выпускников военных академий и университетов в Кремле, 2012 год
Президент РФ Владимир Путин, бывший министр обороны РФ Анатолий Сердюков и патриарх Московский и всея Руси Кирилл (слева направо) на торжественном приеме в честь выпускников военных академий и университетов в Кремле, 2012 год

Далее, критика государственной политики в области производства и распространения алкогольной продукции. Потакание безудержному производству алкоголя проходило под видом утверждения свободы рынка. Результат этой критики, а затем многолетней совместной работы государства и Церкви – несколько лет назад приняты новые законы по сокращению потребления алкоголя, и сегодня в этой проблеме, в том числе с помощью Церкви, произошли изменения. Потребление чистого алкоголя на душу населения в год в 2008 году, по данным Минздрава России, было 15,8 литра (а реально было около 18 литров) а в 2015 году – 10,5 литра. Привожу такие точные цифры, поскольку сам непосредственно со стороны Церкви занимаюсь этим направлением.

Если ты лично знаешь человека и понимаешь, что он осужден за свои политические воззрения, ты в праве защищать его от произвола

Политические заключенные. Лично моя позиция такова: если ты лично знаешь человека и понимаешь, что он осужден за свои политические воззрения, ты в праве защищать его от произвола. Поэтому к каждому священнику – это вопрос действительно исключительно личный. Я знал одного человека, моего друга, который был арестован и предан суду за политические взгляды после октября 1993 года. И именно потому, что я знал его, был уверен в нем и в его правоте и невинности, я пришел на суд и выступил как общественный защитник. Но если ты знать не знаешь ни человека, ни сути его дела, а тебе лишь говорят, что, с нашей точки зрения, это политический заключенный… Церковь не обладает возможностями следствия. Согласитесь, совершенно разные ситуации.

По Крыму. Есть церковные люди, которые поддержали воссоединение Крыма, и их очень много, в том числе и в Крыму. Есть те православные, которые выступили с осуждением этого. Есть священники, которые выступили публично, и никаких репрессий в отношении них не было.

– Назовите этих священников.

– Ну, я сейчас не вспомню. Знаю, несколько человек об этом высказывались. Протодьякон Андрей Кураев, клирик моего викариатства в Москве, и писал, и говорил, что это было ошибкой.

– Но это не называется – выступили публично, и никаких репрессий им за это не было. Мы говорим с вами о выступлениях представителей Церкви или иерархов, а не о блоге отца Андрея Кураева.

– Отец Андрей у нас, конечно, не иерарх, но и совсем не простой церковный блогер. Он неоднократно и именно публично выступал со своим мнением по Крыму и никаким репрессиям за это не подвергался. Что касается иерархов, то почему вы думаете, что они должны иметь такое же мнение в этом вопросе, как ваше, а не быть солидарными с 95% крымчан, проголосовавших за присоединение к России?

– Вот тот же дьякон Андрей Кураев дал интервью телеканалу "Дождь" под названием "Это грех патриарха Кирилла". Вы видели?

– Нет. Какой грех?

– По мнению Кураева, "ни патриарх Кирилл, ни митрополит Иларион, ни Легойда, никто иной из этой обоймы, они не дали нравственной оценки, церковно-нравственной, богословской оценки погромным настроениям и деяниям".

Церковь категорически осуждает любые экстремистские выходки относительно фильма "Матильда"

– Судя по всему, это снова про "Матильду". Официальный представитель РПЦ Владимир Романович Легойда несколько раз делал заявления, что Церковь категорически осуждает любые экстремистские выходки относительно фильма "Матильда". О том же говорил митрополит Иларион. Не заметить этих выступлений в прессе можно было, только употребив какие-то совершенно особые усилия.

– Я так понимаю, что Кураев, говоря о "грехе патриарха", имеет в виду, что патриарх вовремя не остановил этих людей, которые называли себя православными христианами, а по сути были погромщиками.

Протодиакон, писатель Андрей Кураев на премьере фильма режиссера А. Учителя "Матильда"
Протодиакон, писатель Андрей Кураев на премьере фильма режиссера А. Учителя "Матильда"

– Эта организация "Христианское государство"? Которая состоит из двух человек и оба, кажется, уже под следствием? Повторю, по благословению патриарха его официальные пресс-секретарь и руководитель отдела связи со СМИ публично осудили любые проявления экстремизма. Все архиереи во множестве епархий РПЦ в местных газетах, на епархиальных сайтах и СМИ предупредили паству о недопустимости протестов вне правового поля, хотя уверен, на экстремистские действие могли пойти только заведомые провокаторы, к Церкви отношение не имеющие. А что касается законных гражданских протестов, вы полагаете, патриарх их должен был запретить? Вы предлагаете начать по отношению к ним церковные репрессии?

– А царебожники? Как вы к ним относитесь?

– Вы сами видели хоть одного царебожника? Имя хоть одно можете назвать? Я видел лишь одну такую даму. Одну. Все. Знаю, что есть несколько крохотных группок, которые объявили царя – искупителем. Их и правда, несколько больше, чем те двое из "Христианского государства". Но священники, если узнают о такого рода сектах, беседуют с их адептами, пытаются разъяснить заблуждения. Неужели они вас так живо интересуют?

– Они тоже очень агрессивны.

У нас в стране полно агрессивных активистов самых разных мастей. Но мы же не требуем запрета всей неадекватной "демшизы" только потому, что они нам не нравятся

– У нас в стране полно агрессивных активистов самых разных мастей. Но мы же не требуем запрета всей неадекватной "демшизы" только потому, что они нам не нравятся. Если это их так вдохновляет, пусть активизируются время от времени, каждый в своем репертуаре, только бы не нарушали закон.

– А запрет спектакля "Тангейзер" в Новосибирском театре?

– Опять странный пример. Новосибирский митрополит – гражданин Российской Федерации, правильно? Согласно закону, он подал иск о закрытии спектакля на основании закона об оскорблении религиозных чувств. И проиграл этот суд! Лишь позже решение о снятии оперы из репертуара приняло Министерство культуры, поскольку увидело в этой истории стремительно нарастающий гражданский конфликт.

– Когда новосибирский митрополит подавал иск в суд, он ни с кем не советовался из иерархов?

– Каждый епископ абсолютно свободен в принятии решений. Более осторожные советуются. Но их право – делать это или не делать.

– Вы довольно резко критиковали фильм "Левиафан". Вот цитата: "Этот фильм такое же “искусство”, как “искусство” – то, что сделали “пусси” в храме Христа Спасителя".

– Это не точная цитата. Мною было сказано дословно: "Те, кто аплодировал “пусси”, – те аплодируют и “Левиафану”. Но при всем негативном отношении к фильму, связанном с очевидной тенденциозностью и гиперболизацией, никто, в том числе и ваш покорный слуга, не думал выступать с призывами о запрете фильма. Я уже неоднократно повторял, что запреты – это абсолютно тупиковый и неверный путь. Впрочем, дежурная клевета на эту тему уже становится привычной.

Вот недавно мне сообщили, что пущен слух, будто бы я или с моим участием снят с премьеры спектакль Кирилла Серебренникова "Нуреев". Авторство слуха – Алексей Венедиктов. Откуда он это взял? Я ему ответил довольно жестко.

– Но как-то непонятно вы ответили.

– Я сказал, что он врет. Это как-то непонятно, неопределенно?

– Венедиктов написал в телеграм-канале, что на спектакле были представители РПЦ в штатском. Им не понравился спектакль, они рассказали вам, а вы позвонили министру Мединскому.

Владимир Мединский и епископ о.Тихон (Шевкунов)
Владимир Мединский и епископ о.Тихон (Шевкунов)

 

– Вранье. Больные фантазии.

– А почему слух по Москве идет, что вам не понравился фильм Серебренникова "Ученик"?

– Вот уж не могу сказать. Я этот фильм не видел. Но как-нибудь хочу посмотреть, поскольку тема его мне интересна. А почему слух идет по Москве и по Петербургу, так это всего лишь потому, что для значительной части нашего прогрессивного креативного общества слухи и сплетни – это их вдохновение и упоение.

– Объясните.

Не подумайте, не намекаю на то, что деятельность нынешних креативных и рукопожатных клеветников и сплетников приведет к революции. Ерунда, слишком они мелки и примитивны

– Любят они слухи. Был такой замечательный публицист Иван Лукьянович Солоневич. Он говорил: "Россию погубили слухи и сплетни", имея в виду Февраль 1917 года. Пускали слух, что проложен телеграфный провод от Царского Села в германский генштаб и императрица Александра Федоровна лично сообщает врагу все военные секреты. Был слух, что из-за того, что несколько дней в Петроград не поступала ржаная мука, со дня на день начнется голод, хотя Петроград был самой сытой из всех воюющих в Первую мировую войну столиц. Так, кстати, Февральскую революцию и называют некоторые историки – "революция сытых". Сейчас мы знаем, что хлеба накануне февральского переворота было полно. 197 миллионов пудов оставалось до следующего урожая, этого хватило бы и на страну, и на фронт, и на поставки союзникам. Были временные перебои из-за снежных заносов и саботажа высокопоставленных железнодорожных революционеров-заговорщиков. А привело все это в конце концов к управляемым беспорядкам, революции и всему последующему. Сплетни, сплетни. Не подумайте, не намекаю на то, что деятельность нынешних креативных и рукопожатных клеветников и сплетников приведет к революции. Ерунда, слишком они мелки и примитивны по сравнению с Гучковыми, Милюковыми и Родзянками. Но оставим это. Я не смотрел фильм Кирилла Серебренникова, о котором вы говорите, и не смотрел ничего, что он снимал и ставил.

– Ну вы знаете, что такой режиссер есть?

– Конечно, знаю.

– Откуда вы знаете, если вы ничего не смотрели?

– Вас это удивляет? Раскрученная фигура. Новости читаю.

– "Ученик" – очень жесткий антиклерикальный фильм.

– Это я знаю, сюжет мне известен. Только по пересказу, это не антиклерикальный, а скорее фильм, обличающий агрессивный фанатизм праведности – фарисейство.

– Но вы его никогда не видели? И Путину не показывали?

– Вы изволите шутить?

– Я вам рассказываю, что говорят.

– Мало ли что говорят.

– Тогда объясните почему?

– Потому что, повторюсь, на свете немало лгунов и сплетников.

– Чтобы вам навредить?

– Думаю, по большей части, чтобы создать видимость своей информированности, значимости.

– Кто для вас Серебренников? Враг или оппонент?

– Человек, убеждения которого очень далеки от моих. Возможно, он хороший режиссер. Ничего не смотрел, не берусь об этом судить.

– Когда я просила вас об интервью, вы написали мне в СМС, что интервью не дадите, потому что против вас готовятся заказные статьи. Знаю, что телеканал "Дождь" снимает о вас фильм. Но уверяю вас, он не заказной.

– То есть он сам собой снимается?

– Почему у вас такой стереотип, что статьи обязательно кто-то заказывает? Кто заказывает: патриарх Кирилл?

– ?

– А кто еще? Просто некому заказывать.

– Был такой человек, которого не упрекнешь в неосведомленности, президент США Рузвельт. Так вот он сказал: "Если в политике что-то происходит, то даже не сомневайтесь, именно так было и задумано". Телеканал "Дождь" – это политика, и политика в первую очередь.

– Насколько я понимаю, телеканал "Дождь" снимает этот фильм, потому что вы играете большую роль в политике.

– Это ирония?

– Да, везде же пишут, что вы духовник президента. А вы же никогда это не отрицаете.

– Телеканалом "Дождь" заказан фильм. Сейчас будет большой поток подобных фильмов, статей про Русскую православную церковь. Знаем об этом, в курсе. Нормально, спокойно к этому относимся.

– Зачем этот "заказ"?

– Церковь – это особая структура в современном российском обществе и в русской истории. Есть люди, которые считают, что надо максимально ослабить ее влияние.

– Влияние на власть?

– На народ в первую очередь.

– У нас в России всем управляет власть.

– Здесь мы с вами несколько расходимся. По моему скромному мнению, и в России, и в мире всем управляет Господь Бог.

– Люди во власти у нас же сейчас все верующие.

– Все? Нет, конечно.

– У "Дождя" всего 70 тысяч подписчиков. Так что влияние не очень большое.

– Газета "Искра" в свое время издавалась еще меньшим числом экземпляров. Но с ее помощью успешно разожгли пламя. Так что у ребят из "Дождя" еще ничего не потеряно.

– Вы в плену "теории заговора". Интерес к вам – чисто журналистский. Вот меня, например, интересует один вопрос. Вы в молодости, когда учились во ВГИКе, читали "Архипелаг Гулаг", самиздат. Почему вы так доверяете КГБ, ФСБ?

– В чем это выражается, по-вашему? Особенно про КГБ поподробней.

– Для меня это одно и то же. Ведь вы же не опровергаете, что вы – духовник Путина?

Президент регулярно бывает на Валааме, общается с известными духовниками Афона

– Я уже не раз говорил, что по вопросам христианства, православия Владимир Владимирович Путин имеет возможность консультироваться с немалым числом компетентных людей – от Святейшего патриарха до простых священников и мирян. В числе таких священников и ваш покорный слуга, это действительно так. Президент регулярно бывает на Валааме, общается с известными духовниками Афона. Впрочем, говоря о духовнике, вы, конечно же, имеете в виду какую-то зловещую личность, способную оказывать особое влияние на президента. Ваше полное право сколько угодно фантазировать на эту тему или сочинять любые самые захватывающие сказки, но дело на самом деле лишь в том, что такого человека в природе не существует. Хотя бы потому, что президент, и это общеизвестно, не терпит никаких ни прямых, ни косвенных попыток влияния на него. Предполагать такое – просто смешно. Это понимает любой аналитик, непредвзято следивший за деятельностью президента за все годы его публичной жизни в политике. Остальное – для любителей конспирологии и теорий заговоров. Кстати, все это мне многократно, до оскомины приходилось повторять.

О. Тихон на заседании Совета при полпреде президента РФ в ЦФО, 2012 год
О. Тихон на заседании Совета при полпреде президента РФ в ЦФО, 2012 год

 

– Но вы знаете президента?

– Ну кто ж у нас его не знает? Ну хорошо: имею счастье быть немного лично знакомым с ним.

– Ну, тут вы лукавите.

Кто готов заявить, что знает нашего президента в полной мере, пусть первый бросит в меня камень

– С какой стати? Простите, если я говорю, что немного его знаю, то это значит лишь то, что я действительно лишь немного знаю Владимира Владимировича Путина. Кто готов заявить, что знает нашего президента в полной мере, пусть первый бросит в меня камень.

– Кто первый написал, что вы духовник президента? Не вы сами?

– Нет, конечно. Я знаю этого журналиста. Не буду сейчас называть его имя. Я с уважением к нему отношусь, хотя тогда, лет шестнадцать назад, когда он впервые написал нечто подобное в своей статье, я был страшно на него раздосадован.

– Вам помогает то, что вас в СМИ называют духовником президента?

– Я на это не обращаю внимания.

– Вот, вы приезжаете, например, в Екатеринбург, и все высокопоставленные чиновники сразу к вам бегут.

– Зачем же вы преувеличиваете? Таким вот образом и рождаются слухи. Я приехал в Екатеринбург как руководитель проекта "Россия – моя история" на открытие нашей экспозиции в городе. Как член президиума Президентского совета по культуре и искусству и как председатель Патриаршего совета по культуре. Невесть какая важная птица, но все же. В аэропорту меня встречал мой собрат-архиерей и чиновники из губернской администрации, ответственные за открытие местного исторического парка. С ними мы сразу по дороге в город провели совещание, обсуждая детали открытия парка и дальнейшую работу местных историков и экскурсоводов. На открытии действительно присутствовал губернатор. Но в других регионах губернатор иногда присылал своего представителя.

– Вас не смущает, что в России власть преследуют инакомыслящих?

Сегодня мне просто неизвестны имена людей, заключенных в лагеря и в тюрьмы за свои убеждения

– В этом вопросе есть принципиальная разница между советским и нашим временем. В советское время мы знали конкретных людей, которые были репрессированы за инакомыслие по политическим статьям. В первой половине ХХ века это были, скажем, известные всем новомученики. Позже, уже на нашей памяти, все в стране знали таких людей, как Александр Исаевич Солженицын, Зоя Крахмальникова, Александр Огородников (известный православный диссидент, организатор Христианского семинара, отсидел более 10 лет. – З.С.) , а в церкви молились за Виктора Бурдюга (в 1982 осужден на четыре года лагерей за хранение и распространение антисоветской литературы. – З.С.), Николая Блохина (в 1982 году осужден на 3 года лагерей за хранение антисоветской литературы. – З.С). Троих последних я знаю лично. Но сегодня мне просто неизвестны имена людей, заключенных в лагеря и в тюрьмы за свои убеждения.

– У вас, наверное, нет возможности следить за этим, но подобные дела сплошь и рядом фальсифицируются, и у нас такие же политзаключенные, как тогда. Их меньше, но они есть. Церковь должна заступаться за невинно осужденных.

– Вы все же хотите, чтобы мы возглавили диссидентское движение?

– Это было бы уж слишком. Я так понимаю, что вы были за присоединение Крыма.

– Да.

– А война на Донбассе?

– Это ужасно.

– Вы слышали об украинском кинорежиссере Олеге Сенцове, которого осудили на 20 лет за то, что он якобы хотел взорвать памятник Ленину в Симферополе? За него вступался кинорежиссер Александр Сокуров. Вы должны знать, что государство сегодня, может, не в том масштабе, но в принципе делает то же самое, что делало раньше.

– Слышал в новостях.

– Другой вопрос: кто вам ближе, митрополит Филипп Колычев или митрополит Сергий (Страгородский)?

Репродукция картины Якова Турлыгина "Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного"
Репродукция картины Якова Турлыгина "Митрополит Филипп обличает Ивана Грозного"

– Митрополит Филипп был великий святой и удивительного мужества человек. Он обличал царя в совершенно очевидных для всех злодеяниях. Но перед ним не стоял выбор, который более всего терзал митрополита Сергия. Митрополит Филипп знал, что он обличит Ивана Грозного и погибнет, но православие и церковь сохранятся. У митрополита Сергия выбор был другой: первый вариант – сохранить православную церковь в легальном пространстве советской России. При этом придется пойти на самые тяжелые компромиссы, для того чтобы не дать захватить Россию вслед за большевиками еще и обновленцам, деятельность которых, поощряемая богоборческим государством, вела к замене православия на псевдохристианство, проповедуемое обновленцами. Подобные случаи в истории вселенской церкви известны. В дальнейшем, как известно из той же истории, возвращение к православию, к истинному христианству в народах, испытавших подобные перипетии, уже невозможно. Митрополит Сергий прекрасно знал это и, сохраняя церковь, выжидал время, чтобы восстанавливать из оставшихся после репрессий крох церковные институты.

Второй вариант действий, предлагаемый митрополиту Сергию, – отказаться от легального существования церкви, героически погибнуть вместе со своими сподвижниками, остаться безусловным героем в веках. Но при этом будет открыта возможность беспрепятственного и безальтернативного укрепления в стране подмены христианства – обновленчества в различных его видах. При этом поместная православная Русская церковь с большой долей вероятности и, быть может, навсегда будет полностью уничтожена в своей иерархии. Такие примеры известны в истории.

"Пусть мое имя погибнет в истории, лишь бы церкви была польза" – эти слова сказаны святым патриархом Тихоном. Их, безусловно, мог бы повторить и митрополит Сергий. Сам он говорил: "Самое легкое для меня сейчас быть расстрелянным". Конечно, мы не можем сейчас утверждать, была бы сохранена поместная Русская церковь, если бы пошла по другому пути? Может быть, несмотря на тотальное засилье и власть обновленцев, на всемерную поддержку их государством с его всепожирающей репрессивной машиной, православие смогло бы возродиться в девяностых годах из сохранившегося подполья. Но это все только предположения. Те люди жили в том времени и в тех реалиях. Они были ответственны за Церковь перед Богом, и они будут отвечать за свои решения и поступки на Страшном суде. Повторюсь: не нам их судить!

 

Источник: https://www.svoboda.org/a/28851429.html

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

«Сечин в рясе». Как Тихон Шевкунов стал главным идеологом российской реакции

 

Tikhon_main2-1140x570.jpg

Тихон Шевкунов, патриарх Московский и всея Руси Кирилл и Владимир Путин (слева направо). Фото: Алексей Никольский / пресс-служба президента РФ / ТАСС

 

 

Наместник Сретенского монастыря владыка Тихон Шевкунов в 2017 году по упоминаемости в СМИ почти обошел патриарха Кирилла. Его по-прежнему называют духовником Владимира Путина, несмотря на то, что он опровергает свою близость к президенту. Его упорно называют конкурентом патриарха Кирилла и приписывают ему роль одного из «заказчиков» в деле режиссера Кирилла Серебренникова. Как студент сценарного факультета ВГИКа за 35 лет превратился в крупного церковного деятеля, о влиянии которого на Кремль ходят легенды, разбиралась Зоя Светова.

Черный подрясник, гладко зачесанные на пробор темно-пепельные с проседью волосы, аккуратная борода — епископ Егорьевский Тихон Шевкунов встречает меня в  своем просторном кабинете в Сретенской семинарии. Узнав о моем приходе, он быстро заканчивает беседу, и его посетители спешно выходят из кабинета.

Не духовник Путина

«Как вас называть: отец Тихон? Владыка Тихон?» — спрашиваю я.

«Я не привык еще, чтобы меня называли владыкой, зовите отцом Тихоном,(рукоположен в епископы в 2015 году — З.С.) демократично предлагает он  и приглашает сесть на кожаный диван. Сам садится напротив меня в кресле, кладет на журнальный столик один на другой два айфона. Он их не выключает, лишь уменьшает звук и на протяжении нашего разговора оба айфона буквально взрываются смсками.  Отец Тихон просит принести нам травяной чай. Я оглядываюсь по сторонам. Фотографии Псково-Печерского старца Иоанна Крестьянкина с самим отцом  Тихоном, собрание сочинений Достоевского. Над письменным столом огромная,  во всю стену, яркая  картина — деревенский пейзаж,  напоминающий  обложку книги Шевкунова — «Несвятые святые».   Об интервью мы договаривались месяца два —  сначала Шевкунов отказал мне  довольно резко.  Я написала смс, что хотела бы с ним поговорить, потому что пишу о нем статью: «Я знаю, что сейчас заказано несколько статей обо мне. Даже фильм. Я не смогу дать интервью сейчас независимо от темы. Действуйте», — написал он в ответ.

Я ответила, что он ошибается, мне никто статьи не заказывает. Он написал: «Бог Вас простит. Делайте свое дело». Но когда я попросила его поговорить о моей маме, религиозной писательнице Зое Крахмальниковой, осужденной  в 1983 году на год тюрьмы и пять лет ссылки  за издание на Западе сборников христианского чтения  «Надежда», Шевкунов все-таки согласился поговорить.
О маме и советских религиозных диссидентах мы говорили минут десять, а потом еще около часа — обо всем. В результате вышло интервью, опубликованное на радио «Свобода».  Шевкунов настоятельно просил меня прислать текст, потому что он все свои интервью тщательно редактирует.

Когда я получила  завизированный  текст интервью, оказалось, что владыка выкинул несколько очень интересных моментов, которые много говорят о его отношении к важным вопросам российской жизни.

Я спросила его, действительно ли он показывал президенту Путину фильм  Кирилла Серебренникова «Ученик», что  привело к возникновению «театрального дела» и аресту худрука «Гоголь-центра» Кирилла Серебренникова.

— Сплетни,  сплетни. Я не смотрел этот фильм Кирилла Серебренникова, не смотрел ничего, что он сделал.

 Ну вы знаете, что такой режиссер есть?

— Да, конечно, знаю.

 Откуда вы знаете, если вы ничего не смотрели?

— Когда мне сказали, что я запретил его спектакль, я, конечно, посерьезнее поинтересовался, кто он такой. Но и до этого я слышал о нем. Я сейчас кино смотрю совсем мало. Хорошо, если один фильм в год успеваю посмотреть.

 «Ученик»  очень жесткий антиклерикальный фильм.

— Я знаю, я сюжет его знаю, мне рассказали о нем, я где-то прочел в статье.

 Но вы его никогда не видели? И Путину не показывали?

— Ну вы что, шутите?

 Я вам рассказываю, что говорят.

— Мало ли что говорят.

 Тогда объясните, почему?

— Потому что лгуны и сплетники.

 Чтобы вам навредить?

— Нет, просто чтобы поболтать и создать видимость своей информированности. Я Путину показывал? Мне нечего делать! Чушь собачья! Вы говорите, что я неопределенно оценил высказывание Венедиктова (мыобсуждали с ним высказывание Венедиктова о том, что якобы Шевкуновпослал на спектакль «Нуреев» своих монахов, которым спектакль непонравился, и Шевкунов пожаловался Мединскому  ЗС.)  Я с уважением отношусь к Венедиктову как к профессионалу. Наши позиции с ним радикально расходятся, но профессионал он, конечно, великий, что там говорить. И создал такую потрясающую,  так сказать,  враждебную мне лично радиостанцию.

Tikhon_vrez7.jpg

Владимир Мединский (слева) и Тихон Шевкунов. Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

 Враждебную, потому что  она атеистическая?

— Нет, атеисты, Господи! Сегодня он атеист, завтра — верующий.

 Кто для вас враги тогда?

— Враги моих убеждений. У них — одни убеждения, у меня — другие. Я не говорю, что их надо ликвидировать, расстреливать, запрещать. Есть оппоненты, жесткие оппоненты. Врагами я здесь называю жестких оппонентов. Жесткие оппоненты могут  доходить до вражды. Что такое вражда? Это непримиримое отношение к той или иной позиции. Правильно? А каждый человек — создание Божие для нас. И мы ни в коей мере не должны переносить на человека неприязнь к тем или иным его идеям, мировоззрению, которое противоречит нашему.  Его идеи мы можем критиковать и обличать и не соглашаться с ними.  Я совершено определенно сказал: «Алексей Алексеевич Венедиктов, главный редактор «Эхо Москвы» врет». Точка. Как в народе говорят: «Врет как  блины печет».

 И он вам ответил?

— Мне показали ребята, я попросил отследить. Он сказал: «Я блины печь не умею».

После редактуры Шевкунова весь фрагмент об Алексее Венедиктове из интервью исчез, но остался на моей диктофонной записи.

Исчез из интервью и другой весьма интересный фрагмент:

— Вы не считаете, что сегодняшние сотрудники ФСБ   преемники НКВД,КГБ?

 Не считаю. Я знаком с несколькими сотрудниками ФСБ. Я знаю человека, который работал в разведке. Он намного старше меня,   я  его бесконечно  уважаю. Это Николай  Сергеевич Леонов, генерал-лейтенант, наш разведчик. Конечно, они не участвовали во всех этих репрессиях. А тем более современные правоохранительные органы.

 А вот, например, у меня 28 февраля был обыск и приходили сотрудникиФСБ.

 Они себя грубо вели?

 Нет. Они пришли по непонятной причине  и искали  следы денегХодорковского. Они пришли ко мне как к журналисту. И один изсотрудников, зачитывая протокол обыска у моей мамы, сказал, что знает техследователей, которые  почти сорок лет назад проводили у нас дома обыск.

— Наверное, это их учителя. Сейчас сказать нынешнему сотруднику, как я их знаю и представляю,  что вы прямые наследники и продолжатели дела Ягоды и Ежова, у меня язык не повернется.

 Почему не последователи Андропова, например?

— Насколько я знаю, Андропова многие уважают. Многие категорически жестко против. Молодые ребята, которые пришли на военную службу охранять покой и безопасность государства. Мне не нравится, например, что у некоторых есть портрет или бюст Дзержинского.

 А Сталина?

— Сталина ни разу не видел. Но Дзержинский мне не нравится, могу это высказать, но это их личное дело. Вы знаете, по делам узнается.

 То есть вас не смущает, что в России происходят репрессии противинакомыслящих?

— Я вижу, конечно, что возбуждаются какие-то дела. Дела, в том числе, по статье «нарушение общественного порядка». По статьям УК, но люди говорят, что на самом деле это политическое преследование. В этих вещах надо разбираться, я не знаю. Если действительно прошла какая-то демонстрация под политическими лозунгами несанкционированная, да. Ну ребят задержали и выпустили. Как я понимаю, это нормальная, как во всем мире, практика. Если кто-то ударил полицейского или бросил в него камень, это уже статья Уголовного кодекса. Можно пощадить этого человека, если он попадет под амнистию и так далее.  Здесь вступает в действие закон. Я могу ему посочувствовать, но в то же время сказать: «Слушай, ты выходишь, “должен выйти на площадь”, помните? Выходи, это долг твоей совести, но камнями не надо кидаться!»

Общение с отцом Тихоном вызвало у меня  много вопросов: правда ли, что он не видел фильм «Ученик» Серебренникова и  правда ли, что  с Владимиром Путиным он совсем немного знаком? Действительно ли он верит в то, что враги Церкви  заказывают против  него фильмы и статьи, желая ослабить влияние РПЦ на общество?

Студент «Шептунов»

Будущий епископ и наместник Сретенского монастыря, в миру Гоша Шевкунов, после окончания школы  в 1977 году поступил во ВГИК на сценарный факультет к Евгению Григорьеву (авторсценария фильмов «Романс о влюбленных», «Три дня Виктора Чернышева» ЗС.)  и к Вере Туляковой — вдове писателя Назыма Хикмета. Как рассказывают его сокурсники, поступил Гоша без всякого блата. Его мама Елена Шевкунова, известный врач, основатель лаборатории по диагностике и лечению токсоплазмоза, мечтала, чтобы сын пошел учиться на медика, но Гоша выбрал кино.

image1-4.jpg

Гоша Шевкунов (справа) и Андрей Дмитриев, 1977 год. Фото: личный архив Дмитриева

«Он рос без отца, читал Достоевского, хорошо писал, помню его хлипким  мальчиком с горящими глазами, — вспоминает сокурсница Шевкунова, сценарист Елена Лобачевская. — Для Гоши Евгений Григорьев был как отец. Во ВГИКе тогда читали лекции Паола Волкова (курсывсеобщей истории искусств иматериальной культуры  ЗС.), философ Мераб Мамардашвили. У меня Гоша брал книжки Солженицына. А мастер Евгений Григорьев говорил нам на занятиях, что Солженицын — великий  русский  писатель, и  Гоша его внимательно слушал».

Другой сокурсник Шевкунова, писатель Андрей Дмитриев, в студенческие годы был одним из его близких друзей. Со временем их пути  разошлись: Дмитриев сейчас живет в Киеве и в Москву приезжать не собирается. Шевкунов звонил ему во время событий на Майдане, интересовался, что там происходит. С тех пор не звонит.

«Он мой крестный отец. Я крестился еще до того, как он стал монахом. Мне этот человек очень дорог, несмотря на нашу кардинальную разницу во взглядах. Гоша — один и самых талантливых людей, которых я знаю. То ли правнук, то ли внук эсера, который готовил покушение на государя императора. Его мама была выдающимся советским эпидемиологом, но они жили в небольшой квартирке в Чертаново и, как рассказывал Гоша, он работал в какой-то строительной бригаде, и один из парней, который работал вместе с ним,  уговорил  его  поступать во ВГИК. Парень провалился, а Гоша прошел.  Он был такой наивный,  чистый, как Кандид. Совершенно искренне говорил мне на первом курсе в 1977 году: «Давай будем издавать журнал». Я ему объяснял: «Это невозможно».  Он не понимал:

— Почему?

— Посадят, — говорил я.

— Кто?

— КГБ.

Он мне не верил.

Гоша  придумывал разные сюжеты. Вот, например, помню,  он  писал сценарий об Илье Муромце, еще была какая-то история о человеке, который сидит в своей квартире и манипулирует другими людьми, что-то было о Соловье Разбойнике».

Дмитриев не cмог вспомнить сюжет дипломной работы Шевкунова. Один из сотрудников ВГИКа рассказал,  что она называлась «Водитель». Это история о человеке на перепутье, который не знает, как ему жить. В сценарии есть сцена с голубем, когда герой сворачивает ему шею, поймав его на подоконнике. Подтвердить, что именно таким был сюжет у дипломного сценария Шевкунова, не удалось: во ВГИКе рукопись  прочитать не разрешили.

Сценарист Елена Райская, которая училась на год старше Шевкунова, хорошо его помнит, хотя мало с ним общалась: «Он был улыбчивый, мягкий, тихий. Когда я узнала, что позже он посвятил себя Церкви, не удивилась. Он такой был всегда —отрешенный, просветленный, что называется, не от мира сего».

У Ольги Яворской, другой выпускницы ВГИКа, несколько иные воспоминания об отце Тихоне: «Он приходил к нам в общежитие, и мы его звали Гоша Шептунов. Думаю, неспроста».

Впрочем, Андрей Дмитриев не верит, что того могли завербовать в институте: «Я этого не знаю, он был комсоргом курса, мы вместе собирали взносы, а потом вместе их пропивали. Я никогда не слышал, чтобы кто-нибудь называл его  »Шептуновым», может, этот миф сложился позже».

Гоша Шевкунов увлекался баптистами и с Дмитриевым ходил на службы. А потом Дмитриев, который в детстве жил в Пскове, рассказал другу  о Псково-Печерском монастыре, и на четвертом курсе Шевкунов поехал туда в поисках Бога.

Tikhon_vrez8.jpg

Псково-Печерская лавра. Фотохроника ТАСС

Послушник Гоша Шевкунов

«Тогда был единственный поезд Москва-Тарту, он останавливался в Печорах, однажды ночью Гоша сошел с поезда,  постучался в ворота монастыря. Его впустили, и так он стал послушником», — вспоминает Дмитриев.

В книге «Несвятые святые» Шевкунов много пишет о Псково-Печерской лавре, о монахах, о своей жизни в монастыре. Дмитриев говорит, есть история, о которой  не написано в книге: «Он  жил в монастыре и писал дипломный сценарий. Наместником был Гавриил, человек жесткий и, видимо, Гоша сопротивлялся  этой тоталитарной монастырской системе.  У него с детства были хронические пневмонии, весил он тогда 49 килограммов. А Гавриил отправлял его в карцер, где он должен был спать на каменной скамье, и однажды в монастырь приехала его мама. Она вообще была против его монашеского пострига, а когда увидела, в каком он плохом  состоянии, испугалась. Она обратилась к его преподавателю Вере Туляковой, умоляя ее вытащить сына из монастыря. Тулякова позвонила владыке Питириму, который тогда возглавлял издательский отдел Московской патриархии, и попросила взять Гошу Шевкунова в Москву: он де профессиональный кинематографист и может пригодиться. Приближалась дата тысячелетия крещения Руси, а Гоша мог снимать фильмы. Оказавшись в издательском отделе у владыки Питирима, он быстро вошел в очень серьезный круг, а в Печорах уже бывал только наездами».

Архимандрит  Зинон, один из самых авторитетных мастеров русской иконописи (в 1995 году за вклад в церковное искусство  получил Госпремию РФ ЗС.) в середине 80-х годов жил в том же Псково-Печерском монастыре. Он рассказывает совсем другую версию устройства Шевкунова в издательский отдел Московской патриархии: «Он долгое время работал  в монастыре на коровнике, ему это не нравилось, и, очевидно, терпение у него было уже на исходе. Он рассказал мне, что однажды наместник попросил его провести экскурсию по монастырю какому-то офицеру КГБ с женой (по версии другого монаха, которому ту же историю рассказывал Шевкунов, он проводил экскурсию не офицеру КГБ, а какому-то видному партийцу с женой). Так вот, жена этого офицера спросила, какое у него образование. Когда услышала, что он закончил ВГИК, пришла в ужас, что человек с таким образованием сидит в этой дыре. Она попросила мужа устроить симпатичного послушника к владыке Питириму. Так Гоша оказался в Москве. Он говорил, что его мать была неверующей и не соглашалась на то, чтобы он ушел в монастырь. Она разрешила сыну принять постриг, но только в Москве». Много лет спустя друг Шевкунова Зураб Чавчавадзе рассказывал в одном из интервью, что Елена Анатольевна Шевкунова крестилась в конце жизни и приняла монашеский постриг.

Другой монах, который жил в Псково-Печерской лавре в те же годы, вспоминает, что Гоша уже тогда хвастался своими связями в КГБ.

Отец Зинон не исключает, что Шевкунова могли «завербовать» еще во ВГИКе: «Думаю, это возможно. Однажды он прибежал ко мне в мастерскую очень возбужденный: »Со мной приехал майор КГБ, и он хочет посмотреть, как вы иконы пишете, можете ли вы его принять?». Я ему говорю: »Ты же знаешь, как я к этой публике отношусь. Как ты мог, заранее меня не предупредив, человеку пообещать, что я его приму? Я не буду с ним разговаривать». Он фыркнул: »Вы человека от Церкви оттолкнули». И с тех пор прекратил со мной всякое общение».

Tikhon_vrez1.jpg

Сергей Пугачев (второй слева), Сергей Фурсенко, Юрий Ковальчук, Владимир Яковлев, Владимир Путин и Тихон Шевкунов (слева направо), 2000-е гг. Фото: личный архив Сергея Пугачева

«Подслушник Гоша Шептунов»

Георгий Шевкунов почти десять лет оставался послушником и не принимал монашеского пострига. Уже будучи настоятелем Сретенского монастыря, он рассказывал своим прихожанам, что решился на монашество, чуть ли не убежав из-под венца, бросив невесту, которая считалась одной из красивейших девушек в Москве. Один из его друзей рассказывает, что у будущего архимандрита был роман с известной актрисой, но он предпочел монашескую карьеру: будто бы  один из старцев предрек ему в будущем  патриаршую кафедру.

Как бы то ни было, но, оказавшись в Москве, выпускник ВГИКа и послушник стал делать успешную церковную карьеру.

«Ему всегда нравились светские интриги, — вспоминает журналист Евгений Комаров, который работал в конце 80-х годов в издательском отделе Московской патриархии. — Гоша толком ни в каком конкретном подразделении  издательства не работал, напрямую общался с Питиримом, был его «опричником», как сам говорил.  Сопровождал его на богемных тусовках, общался с приезжающими западными архиереями. Пить ему было уже тогда нельзя: пьянел быстро. В нем чувствовалось преклонение перед власть предержащими. Мы в шутку звали его не «послушник Гоша Шевкунов», а «подслушник Гоша Шептунов»».

Другой бывший  сотрудник издательского отдела МП на условиях анонимности рассказывает, что в 90-е годы к ним стали захаживать сотрудники КГБ, Шевкунов охотно с ними общался. Он говорил, что нужно сотрудничать, потому что только спецслужбы смогут защитить страну от сатанизма и исламизма, что КГБ — это та сила, которая способна удержать государство от распада.

В 1990 году он опубликовал в газете «Советская Россия» программную статью «Церковь и государство», в которой утверждал: «Демократическое государство неизбежно будет стараться ослабить наиболее влиятельную Церковь в стране, приводя в действие древний принцип »разделяй и властвуй»».

В августе 1991 года он был рукоположен в иеромонахи.

«У Шевкунова был сложный переход от тусовочности к церковно-бюрократической позиции. Он заведовал кино у владыки Питирима, потом служил иеродьяконом в Донском монастыре, все шло гладко, а  потом он понял, что надо менять статус»,— говорит Сергей Чапнин, журналист и бывший ответственный редактор «Журнала Московской патриархии».

Начало 90-х годов — время, когда РПЦ возвращали отнятые в советское время храмы. В 1990 году отец Георгий Кочетков был назначен настоятелем Владимирского храма Сретенского монастыря.  Староста прихода Александр Копировский рассказывает, что в то время община отца Георгия насчитывала около тысячи прихожан, шла постоянная катехизация, они старались обустроить храм. Но в ноябре 1993 года патриарх Алексий решил передать монастырь иеромонаху Тихону Шевкунову, который собирался там создать подворье Псково-Печерской лавры.

«Судя по всему, здесь была и политическая подоплека, — рассуждает Копировский. — Сретенский монастырь расположен на Лубянке, и, наверное, тем, кто работал поблизости,  совсем не нравилось соседство с нашей общиной: мы занимались катехизацией, и к нам приезжали иностранцы».

Кочетковцы служили на русском языке, и в РПЦ их называли новообновленцами. Сами прихожане отца Георгия считали выселение из Сретенского монастыря «рейдерским захватом», указ патриарха появился только после того, как в храм выгонять кочетковцев пришли казаки, которые активно поддерживали отца Тихона Шевкунова.

«Когда Шевкунов прогнал из Сретенского монастыря Кочеткова, он понял, что ему нужен системный медийный ресурс. Так в его орбите появился Александр Крутов с «Русским домом», — рассказывает Сергей Чапнин. — Он понял, что ему нужна профессиональная аналитика, появился Николай Леонов. И через Леонова (Николай Леонов — глава аналитического подразделения КГБ СССР — З. С.) он вошел в гэбэшный круг».

Бывший сенатор и банкир Сергей Пугачев рассказывает, что именно он познакомил отца Тихона с будущим президентом Владимиром Путиным в 1996 году. Тогда Путин занимал должность заместителя управляющего делами администрации президента. Как-то Пугачев  привез Путина на службу в Сретенский монастырь. После этого они и стали общаться.

Tikhon_vrez2.jpg

Сергей Пугачев и Людмила Путина во время паломничества в Псково-Печерский монастырь, середина 2000-х гг. Фото: личный архив Сергея Пугачева

Духовный советник президента

«Я Тихона знаю с 90-х годов. Мы были очень дружны, —вспоминает  экс-сенатор . — Он — настоящий   авантюрист. В 90-е годы он был жутким монархистом, дружил с покойным сейчас уже скульптором  Славой Клыковым, монархистом Зурабом Чавчавадзе, Крутовым, главным редактором »Русского дома». При этом он очень советский: любит советские песни, рыдает под марши «Славянки». Заставляет  хор Сретенского монастыря исполнять советские песни. У него винегрет в голове: все там перепуталось. Есть у него, на мой взгляд, страшная черта для священника: чинопочитание. Например, Никита Михалков — его кумир. Когда он его видит, теряет дар речи».

В конце 1999 года в передаче «Канон» Шевкунов рассказал историю о том, как у Путина дотла сгорела дача под Санкт-Петербургом, и единственное, что уцелело — нательный крестик.  Стали говорить и писать о том, что отец Тихон —духовник Путина. Это сегодня он говорит, что это не так, и он «имеет счастье знать президента совсем немного». А в начале 2000-х годов статус «духовника президента» Шевкунова вполне устраивал. В августе 2000 года Сергей Пугачев вместе с Шевкуновым возили Путина к старцу Иоанну Крестьянкину в Псково-Печерский монастырь. А в 2003 году именно он, а не патриарх Алексей, сопровождал президента  в поездке в США. И там Путин передал первоиерарху Русской православной церкви за рубежом приглашение патриарха посетить Россию. Так было положено начало объединению двух разделенных после 1917 года православных Церквей, которые долгие годы считались враждебными друг другу.

«Он дал Путину очень мощный опыт, — говорит Сергей Чапнин. — Тот должен ему быть благодарным  за то, что он войдет в историю как  объединитель Церквей. Путин притянул к себе этих антисоветчиков (Русскую православнуюцерковь за рубежом  ЗС.), возродил Церковь, и это не единственное с точки зрения нематериального капитала, что для Путина ценно».

Сейчас Шевкунов возглавляет комиссию по расследованию убийства царской семьи и отвечает за то, чтобы Следственный комитет признал подлинными екатеринбургские останки, которые должны быть торжественно захоронены в Петропавловском соборе Санкт-Петербурга летом 2018 года.

Сергей Пугачев рассказывает, что в Кремле рядом с бывшим кабинетом Сталина еще Борис Ельцин открыл домовой храм. По словам экс-сенатора, однажды в этой 15-метровой комнате отец Тихон Шевкунов причащал Владимира Путина. «Я был против, — вспоминает Пугачев. — Путин опоздал на службу, и исповедь длилась полсекунды».

Именно Шевкунов курировал строительство храма в резиденции Путина Ново-Огарево в поселке Усово. Это подтвердил дьякон Андрей Кураев, который однажды приехал туда вместе с Шевкуновым.

Среди духовных чад Шевкунова называют бывшего генпрокурора Владимира Устинова, губернатора Санкт-Петербурга Георгия Полтавченко, главу Совбеза Николая Патрушева,  главу Конституционного суда Владимира Зорькина, генерала КГБ Николая Леонова, телеведущего Андрея Малахова, депутата Госдумы и главного редактора газеты «Культура» Елену Ямпольскую, которая была и редактором книги Шевкунова «Несвятые святые». Ямпольская прославилась опрометчиво сказанной максимой: «Россию способны удержать над бездной две силы. Первая называется — Бог. Вторая — Сталин».

Tikhon_vrez9.jpg

Тихон Шевкунов и Владимир Путин. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

«Его цель — православный Талибан»

Лина Старостина  впервые пришла к отцу Тихону вместе с сыном  больше 20 лет назад, еще в Донской монастырь. Потом последовала за ним в Сретенский. «У него была невероятная сила молитвы, — вспоминает Лина. — К нему в Донском монастыре на исповедь выстраивалась очередь. Он очень человечный, всегда входит в твои обстоятельства, общается всегда дружелюбно, без грубости. Он не стяжатель, спокойно относится к комфорту, но у него плохой вкус. Атрибуты для богослужений могут стоить огромных денег. Он охотно помогает тем, кто нуждается.

Помню, как на одной из проповедей отец Тихон сказал, что наконец-то Господь дал России верующего президента, и теперь можно построить православное государство. Я так понимаю теперь, что его цель — православный Талибан, православная империя. Он человек идеи. Главная его идея: если не сотрудничать с властью, то  придет Антихрист, который погубит Церковь. Если отца Тихона спрашивали, за кого голосовать, он всегда отвечал: вы знаете, за кого. Его проповеди были проповедями любви к ближнему и к врагам — так, как и должно быть по Евангелию.  При этом он называл врагами католиков и тех, кто поддерживает геев».

Лина Старостина ушла из прихода Сретенского монастыря в 2014 году, когда кто-то из прихожан сказал, что отец Тихон поддержал присоединение Крыма и ввод войск в Украину, а другой священник не благословил ее пойти на митинг против войны. Месяц назад, когда Шевкунов заявил о том, что СК должен проверить версию о ритуальном убийстве царской семьи,  Лина  написала ему открытое письмо:

«Я та самая еврейка, которая больше 20 лет была рядом, в монастырскомприходе. Сейчасто Вы большое и влиятельное лицо, не только в МП, беривыше, а тогда, четверть века назад Мне доверили первую Завесу (сшить З.С.) и напрестольное облачение, не было еще мастерских, и я ползала дома наколенях, боясь наступить на священную ткань, когда шила ее. И вы служилилитургию на этом престоле, не было приступов отвращения?

И Завеса Пасхальная, первая Пасха. Когда вы открывали нам Царские врата,как вход в Рай, Вы уже тогда брезговали тем, к чему прикасались мои рукиЯмогла быть из этих, нетНе чувствовали? Поручили мне реставрироватьепитрахиль старца Иоанна Крестьянкина, вы каждый год надевали ее передВеликим постом, выходили на Чин прощения, она не душила вас? Вы такискренно просили прощения от себя и всей братии монастыря, а всетакиподозревали?

Зачем вы солгали мне, когда я спросила вас 20 лет назад: 

 Батюшка, пишут и говорят, что евреи убивают христианских младенцев. Ноя, мои близкие и знакомые, это немыслимо!

Вы сказали тогда   успокойся, нет, конечно. 

Вы учили нас: »Наша борьба не против плоти и крови, а против духов злобыподнебесных».

Разве не вы повторяли нам, что »наше отечество  Царство Божие»? 

»Проверяй свое сердце, главный критерий  любовь к врагам. Пока ты готовплатить злом за зло, ты не знаешь Христа».

Как вы могли бросить тяжкое обвинение моим кровным братьям и сестрам,после того, как тысячи, десятки тысяч захоронены в Бабьем Яру, там и моипрадедыПосле того, как многие из евреев крестились, стали священникаминаперекор всем и всему. После убийства отца Александра Меня? Сколько раз вымолились за меня и мою семью, а вас одолевали сомнения? Вы знали о моихпредках и молчали? 

Если все эти годы подозрения отравляли ваш монашеский подвиг, простите.

Когдато вы говорили: Церковь должна быть гонима, чтобы очиститься ибыть Верной, а сами построили гробницы пророкам, вместе с их нераскаявшимися убийцами. 

Времена меняются, и из любимцев «элиты» вы можете стать гонимым ипрезираемым.

Если что, приходите под мой кров, у нас вы будете в безопасности, мыподелим кусок, даже если он будет последним».

Tikhon_vrez4.jpg

На дне рождения бывшей жены Сергея Пугачева Галины. Тихон Шевкунов (крайний слева) и Николай Патрушев (второй справа). Фото: личный архив Сергея Пугачева

Церковный бизнесмен

Сергей Пугачев многие годы финансировал проекты Шевкунова: давал деньги на издательство, на колхоз «Воскресение» в Рязанской области и на скит, в котором живут монахи Сретенского монастыря. После показа фильма «Духовник» телеканала «Дождь» на «Артдокфесте» дьякон Андрей Кураев поделился своим знанием об этом ските, в который простому человеку вход заказан: «Этот  скит — закрытая организация, куда никого не пускают, кроме ВИП-гостей». Отец Андрей  подтвердил, что в ските  специально построили вертолетную площадку, чтобы ВИПы «могли приезжать и общаться с монахами».

Tikhon_vrez6.jpg

Чек из магазина «Сретение»

При Сретенском монастыре есть большой книжный магазин и кафе «Несвятые святые». Согласно реестру индивидуальных предпринимателей, доходы от торговли в магазине поступают на счет индивидуальному предпринимателю монаху Никодиму (в миру Бекеневу Николаю Георгиевичу), который имеет право торговать  розничными ювелирными изделиями, оптовыми изделиями из керамики и стекла, заниматься ресторанами и десятками других типов экономической деятельности). Большой вопрос: почему надо было открывать ИП монаху, который по определению дает обет бедности? Почему не доверить управление экономической деятельностью мирянину?

Впрочем, монах Никодим —  уже давно доверенное лицо отца Тихона. Он член Патриаршего Совета по культуре, где Шевкунов — председатель. Именно по его поручению и благословению  Никодим выступал свидетелем обвинения на процессе кураторов выставки «Запретное искусство-2006» Юрия Самодурова и Виктора Ерофеева в 2010 году.

Согласно базе «СПАРК», сам Георгий Шевкунов владеет 14,29% акций колхоза «Воскресение». В 2015 году прибыль предприятия составила  около 7 миллионов рублей.

Шевкунову также принадлежит доля в Фонде русской культуры,  которому в свою очередь принадлежит издательство «Русский дом». По данным «СПАРК», чистый убыток Фонда составляет 104 тысячи рублей. Принадлежит отцу Тихону и доля в Фонде «Возвращение», где раньше свои доли имели министр культуры Мединский и его заместитель — Аристархов.

Других данных об акциях или имуществе Шевкунова в открытых источниках не найдено.

Tikhon_vrez5.jpg

Чек из магазина «Сретение», выписанный ИП Беневев Н.Г (Иеромонах Никодим Бекенев, насельник Сретенского монастыря)

Эффективный менеджер

 В последние годы два больших проекта занимали отца Тихона Шевкунова — строительство храма новомучеников и исповедников российских в Сретенском монастыре и выставки «Моя история» в разных регионах России.

Храм был торжественно освящен 25 мая 2017 года. Его строили три года, и все это время вокруг строительства не утихали ожесточенные споры. Многие архитекторы удивлялись, что храм получился таким огромным, и для его строительства пришлось снести несколько исторических зданий, кроме того, конкурс проектов выиграл никому не известный дизайнер Дмитрий Смирнов, не имеющий архитектурного образования.

«Когда в наш методический отдел пришел проект гигантского храма на территории Сретенского монастыря, я выступил резко против, — говорит заместитель главного архитектора Кремля Андрей Баталов. — Я считал, что храм во имя новомучеников должен быть  крайне скромным и содержать в себе аллюзии на катакомбы, в которых служили  священники и иерархи во имя гонений».

Мнение Баталова изменилось после того, как Шевкунов пригласил его в Сретенский монастырь. Баталов увидел, что прихожане  не вмещаются в старый  маленький храм и стоят на улице. Он согласился с отцом Тихоном, что храм должен «знаменовать  подвиг новомучеников и стать  знаком того, что невозможно уничтожить христианство в нашей стране». Архитектор Илья Уткин, который известен своими храмовыми постройками, тоже участвовал в этом конкурсе, но его проект отклонили. Он рассказывает, что когда Шевкунов представлял конкурсные проекты патриарху Кириллу, он  «точечно» подвел его именно к макету Дмитрия Смирнова, который потом был признан победителем.

«С архитектурной точки зрения этот проект представлял совершенно невозможную картинку. Было ощущение, что в открытом поле стоит такой сказочный терем, где голубое небо и золотые купола. Непрофессиональная работа, сделанная абсолютными дилетантами», — оценивает победителя архитектор Уткин.

Оказалось, что автором этого проекта был не только никому не известный дизайнер Смирнов, но и советский художник и архитектор Юрий Купер. Он рассказал, почему вышел из этого проекта.

С Юрием Купером, который с 70-х годов жил между Парижем и Москвой, отец Тихон познакомился в Воронеже, куда приехал  вместе с министром культуры Александром Авдеевым.  Купер оформлял новое здание Воронежского драматического театра. «Авдеев порекомендовал меня Шевкунову, и тот пригласил меня на проект строительства храма, — рассказывает Купер. — Я сделал только внешнюю часть храма. Дмитрий Смирнов был моим помощником. Он не архитектор, а компьютерщик. Я отказался делать интерьер храма. То, что Тихон предложил сделать внутри храма, оказалось очень безвкусным, этакое пространство  для нуворишей, там нет ничего религиозного. Все стены записаны ужасными фресками».

Юрий Купер говорит, что его дружеские отношения с Шевкуновым дали трещину, а Дмитрий Смирнов после постройки храма ни в одном из интервью ни разу не упомянул его фамилию и не сказал, что он участвовал в этом проекте: «У Дмитрия  нет никакого образования, он компьютерщик, который работал со мной много лет. Тихон переманил его к себе, и теперь он делает с ним все проекты».

Я спросила Юрия Купера, не антисемит ли  Шевкунов, ведь о нем порой говорят как о националисте и черносотенце. «Нет, ничего такого не было. Он предлагал стать моим крестным», — сказал художник.

Шевкунов придумал выставки «Россия — моя история» и целый  2017 год ездил с ними по всей России. На следующий год эти проекты продолжатся. Инициативная группа по выдвижению Владимира Путина в президенты, как известно, собиралась именно на этой выставке на ВДНХ  в Москве.

Министерство образования и науки предложило ректорам вузов использовать эти экспозиции для организации внеучебной работы студентов и для переподготовки учителей истории. Эта инициатива возмутила членов Вольного исторического общества. Они обратились к министру образования Ольге Васильевой с открытым письмом, требуя провести публичную профессиональную экспертизу этих выставок.

А Центр антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси Интернешнл — Р» заинтересовался финансированием выставок: «С 2013 года только через систему президентских грантов на создание контента выставки было выделено почти 150 млн рублей, через субсидии Минкульта — 50 млн рублей, техническое обеспечение выставок обошлось в 160 млн, а на строительство павильона на ВДНХ, где сейчас постоянно располагается выставка, потрачено 1,5 миллиарда (это без учета региональных затрат, но,например, строительство одного выставочного комплекса в СанктПетербурге обошлось в 1.3 млрд рублей  ЗС.). Кроме того, выставки активно финансирует российский бизнес, — говорит эксперт Центра  Анастасия Иволга. — Получаемое бюджетное финансирование абсолютно не конкурентно, то есть фактически в 2013 году под конкретную идею конкретного лица была создана конкретная сеть организаций, которым была гарантирована финансовая поддержка на несколько лет вперед. Достаточно сложно представить себе другую подобную структуру, которая настолько легко могла бы обеспечивать себе активную поддержку как в Москве, так и в регионах, и за четыре года беспрепятственно разрастись в проект федерального масштаба».

Tikhon_vrez10.jpg

Тихон Шевкунов на презентации книги «Несвятые святые» в рамках XXIV Московской международной книжной выставки-ярмарки на ВВЦ. Фото: Максим Шеметов / ТАСС

Человек в панцире

С 2000 года, когда с подачи самого Шевкунова кто-то из журналистов заявил, что отец Тихон — духовник Путина, как только его не называли — «лубянский архимандрит», «духовник его величества», «духовник с Лубянки». Правда, он сам не торопился опровергать свою близость к главе государства, получая определенные дивиденды от статуса «духовника». Его книга «Несвятые святые» выдержала уже 14 изданий и выходит миллионными тиражами, переведена на несколько языков. В интервью РБК Шевкунов сказал, что заработал около 370 млн рублей от продажи книг и вложил их в строительство храма. Снятый им в 2008 году фильм «Византийский урок» закрепил за ним имидж антизападника и мракобеса. Сергей Пугачев утверждает, что теперь Шевкунов боится собственной тени:

«Несколько лет назад он  приехал ко мне в Лондон и умолял меня: »Давай пойдем в лес, а то тут меня везде прослушивают западные службы». К прослушиванию ФСБ он привык. А вот его антизападная идея вышла на новый виток. Он повторял: «Западники хотят уничтожить  нашу страну». Какой-то поток сознания. А вообще он похож на  Игоря Сечина. Только в рясе. У него в приемной часами сидят министры. Он в этом купается и очень боится это потерять. Если же ему что-то или кто-то не нравится, он может стать очень жестким».

Журналист и издатель Сергей Чапнин называет Тихона Шевкунова главным толкователем российской истории для власти. «Он рассказывает президенту, какой великой страной тот управляет. Начиная с фильма про Византию, он создает новую «авторскую» мифологию, используя современный политический язык, вполне понятный тем, кто сидит в Кремле, — рассуждает Чапнин. — В фильме «Византийский урок» он объяснил для чайников историю падения Византии и коварную роль Запада. И вскоре он решил, что тем самым нашел ключ к истории России. В отличие от многих епископов, ему все это интересно. Порой он говорит разумные вещи, но когда вслушиваешься, как расставлены акценты, становится страшно — стремление к поиску врагов епископа Тихона не оставляет».

Историк и исследователь Русской православной церкви Николай Митрохин объясняет, почему Шевкунова так долго не рукополагали в епископы: «Он епископ по отношениям с ФСБ, я думаю, он был как бы представителем ФСБ в Церкви. И именно по этой причине его не делали епископом, хотя он заслужил это по формальным показателям уже 15 лет назад. И с трудом сделали сейчас.  Церковный народ эфэсбэшников не очень любит, особенно не продвигает таких амбициозных персонажей.

Вся его биография в новейшей период указывает на его явные связи с ФСБ. У него есть какие то довольно серьезные деньги, хорошие связи с эфэсбэшниками. Улица, где расположен Сретенский монастырь, эта улица по договоренности с ФСБ — его улица. Он уничтожил французскую школу, которая стояла на территории монастыря, возвел свой гигантский храм. Понятно, что он это сделал не на доходы от издательства. Он раздобыл где-то денег».

«Эфэсбэшникам нравится иметь своего попа, который тем более на одном и том же месте торчит 25 лет, — говорит Чапнин. — Они его подкармливают как могут, оказывают ему помощь и услуги. Он идеологически с ними сильно совпадает, с их идеологическим видением мира и со всем прочим.  Я пересмотрел фильм »Византийский урок». Это идеальное изложение учебников, по которым учатся в Академии ФСБ, только в исторической аналогии: заговор, непримиримый враг, давление на  власть и государство через внутренние группировки. Логика учебника института КГБ. Я читал, что они писали по советской истории».

Журналист Андрей Солдатов считает, что патриарх Кирилл не хотел рукополагать Шевкунова в епископы из-за ревности: его хиротонию продавила администрация президента», — уверен он.

«Согласно уставу Московской патриархии, кандидат в патриархи должен иметь опыт управления епархиями. У Шевкунова такого опыта нет, а ему пока не дают епископскую кафедру. Но, если будет нужно, устав перепишут», — продолжает Солдатов.

Друг юности Шевкунова писатель Андрей Дмитриев делит своих друзей и знакомых людей на «людей панциря» и «людей хребта».

«Не значит, что человек хребта — сильный, хребет может быть и слабым, — объясняет свою теорию Дмитриев. — Не значит,  что панцирь защищает, панцирь может быть и хилым. Маяковский был человек панциря, потому что он не мог бы жить сам по себе. Это либо партия, либо семья Бриков, либо кто-то еще.

Шевкунов — один из ярчайших людей эпохи, он не может без панциря, он всегда искал этот панцирь. Но панцирь влиятельный и духовный».

«Шевкунов символизирует консервативное крыло в РПЦ, —говорит один из священников на условиях анонимности. — Он прагматик и романтик одновременно. Его главная идея — Россия — православная страна, а воцерковленные чекисты — правильные чекисты. Он действительно любит Церковь больше Христа, и это опасно, если идеология и вера в какой-то момент сомкнутся, и вера будет  низведена до идеологии».

И все-таки как в одной голове укладывается дружба с чекистами и прославление новомучеников?

Отец Иосиф Киперман, который встречался с послушником Гошей Шевкуновым в Псково-Печерской лавре в конце 80-х годов, предлагает свое объяснение: «Чекисты с самого начала  задумали строить советскую церковь, чтобы прихожане были просто советскими людьми. Они хотели оставить внешний вид церкви, а внутри все изменить. Тихон — один из таких советских людей. Самая последняя идея дьявола: смешать все, чтобы вместе  были и Иван Грозный, и святой митрополит Филипп. Были и новомученики, и их мучители, которые вдруг оказались хорошими. Это смешение — последнее ноу-хау дьявола».

Tikhon_vrez11.jpg

Литературное кафе «Несвятые святые» на территории Сретенского ставропигиального мужского монастыря. Фото: Валерий Шарифулин / ТАСС

 

Источник: https://mbk.media/sences/sechin-v-ryase-kak-tixon-shevkunov-stal-glavnym-ideologom-rossijskoj-reakcii/

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Гость
Вы не авторизованы. Если у вас есть аккаунт, пожалуйста, войдите.
Ответить в тему...

×   Вставлено в виде отформатированного текста.   Вставить в виде обычного текста

  Разрешено не более 75 смайлов.

×   Ваша ссылка была автоматически встроена.   Отобразить как ссылку

×   Ваш предыдущий контент был восстановлен.   Очистить редактор

×   Вы не можете вставить изображения напрямую. Загрузите или вставьте изображения по ссылке.

Загрузка...

×

Важная информация