Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'м.ю. смирнов'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Calendars

  • Community Calendar

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 11 results

  1. Нужны ли религии современному человечеству? Об этом и ином 6 февраля 2020 года, в 16.00, ауд. 505. Санкт-Петербург, наб. реки Фонтанки, 15, 5 эт. Вход свободный. КРУГЛЫЙ СТОЛ «НУЖНЫ ЛИ РЕЛИГИИ СОВРЕМЕННОМУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВУ?» И ПРЕЗЕНТАЦИЯ КОЛЛЕКТИВНОЙ МОНОГРАФИИ «РЕЛИГИЯ. ЭТИКА И ВЫЖИВАНИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА В XXI ВЕКЕ» (ИЗДАТЕЛЬСТВО «ИЗВЕСТИЯ», 2019 ГОД). УЧАСТНИКИ: М. Ю. СМИРНОВ, ДОКТОР СОЦИОЛОГИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР И В. А. ЕГОРОВ, ДИРЕКТОР ЦЕНТРА ВИЗУАЛЬНОЙ АНТРОПОЛОГИИ И ВИЗУАЛЬНЫХ МЕДИА. Вопросы по сотрудничеству visualanthropos@gmail.com См. видео https://youtu.be/us-jHcEOK3c
  2. Сегодня День Рождения Михаила Юрьевича Смирнова! Поздравляем нашего уважаемого коллегу и желаем научного вдохновения, жизненного творчества, приятных и полезных идей!
  3. Религии в Санкт-Петербурге: заметки социолога религий. 18 января, пятница, в 16.00, открытая лекция. Для тех, кого интересуют вопросы религиоведения, общества, современной ситуации в области государственно-конфессиональных отношений приглашаем на открытую лекцию доктора социологических наук, профессора, заведующего кафедрой философии Ленинградского государственного университета им. А. С. Пушкина Михаила Юрьевича Смирнова "Религии в Санкт-Петербурге: заметки социолога религий". Вход свободный. Санкт-Петербург, наб. реки Фонтанки, 15, 5 эт., актовый зал. Для участия необходимо зарегистрироваться по visualanthropos@gmail.com Спасибо за информацию Владимир Егоров !
  4. Энциклопедический словарь социологии религии Энциклопедический словарь социологии религии / Под редакцией М. Ю. Смирнова. — СПб.: Платоновское философское общество, 2017. — 508 с. ISBN 978-5-9909527-7-5 «Энциклопедический словарь социологии религии» является коллективным проектом большой группы российских и зарубежных исследователей религии, объединённых по инициативе Исследовательского комитета «Социология религии» Российского общества социологов. Среди участников специалисты в области социологии религии из 18 стран Европы, Азии и Северной Америки. Более 420 статей словаря содержат описание научных теорий и терминологии по социологии религии, представлен широкий диапазон дискуссий, отражена деятельность наиболее авторитетных зарубежных и отечественных ученых и исследовательских организаций в области социологического изучения религий. Показан основной спектр имеющихся подходов, включая полемические трактовки различных вопросов социологии религии. Статьи снабжены краткой библиографией. Особое внимание в словаре уделено методологии, методикам и практике эмпирических и прикладных социологических исследований религии, что делает энциклопедический словарь важным подспорьем в полевой работе социологов религии. Словарь является уникальным, не имеющим аналога в российской научной литературе специализированным изданием по социологии религии. Он предназначен для исследователей религии, может применяться в образовательном процессе высшей школы при изучении социологических и религиоведческих дисциплин, а также будет полезен для всех интересующихся проблемами религии и общества. Ответственный редактор: д-р соц. наук М. Ю. Смирнов Научный совет: д-р соц. наук И. Г. Каргина, канд. соц. наук С. Д. Лебедев, канд. филос. наук Р. А. Лопаткин, д-р полит. наук М. М. Мчедлова, канд. филос. наук Е. Д. Руткевич, д-р филос. наук Р. В. Светлов, д-р соц. наук М. Ю. Смирнов, д-р филос. наук И. Н. Яблоков Авторский коллектив: Россия: Антонова О. И., Аринин Е. И., Астахова А. С., Астахова Л. С., Белова Т. П., Богатова О. А., Бухараев Я. В., Васильева Е. Н., Веремчук В. И., Воробьёва М. В., Гараджа В. И., Гнатюк О. Л., Гришаева Е. И., Давыдов И. П., Давыдов О. Б., Данненберг А. Н., Дубограй Е. В., Жеребятьев М. А., Иванов Ю. Н., Игнатьев А. А., Каргина И. Г., Клинецкая Н. В., Колкунова К. А., Кублицкая Е. А., Кырлежев А. И., Латышева Ж. В., Лебедев С. Д., Лещинский А. Н., Лопаткин Р. А., Лункин Р. Н., Медведева К. С., Митрофанова А. В., Мирошникова Е. М., Мчедлова М. М., Орланов Г. Б., Островская Е. А., Паутова Л. А., Пахомов С. В., Пелевина О. В., Писманик М. Г., Пронина Т. С., Пруцкова Е. В., Руткевич Е. Д., Рыйгас Е. В., Рязанова С. В., Саватеев А. Д., Сафронов Р. О., Сгибнева О. И., Силаева З. В., Смирнов М. Ю., Сторчак В. М., Тощенко Ж. Т., Трофимов С. В., Узланер Д. А., Уфимцева Е. И., Фёдорова М. В., Фолиева Т. А., Хухарева О. Н., Шаронова С. А., Элбакян Е. С., Юрьев М. С., Яблоков И. Н. Азербайджан: Али-заде А. А., Самедов Э. Армения: Давтян А. В. Белоруссия: Алейникова С. М., Бреская О. Ю., Карасёва С. Г., Кутузова Н. А., Новик И. М., Русецкая В. И., Шкурова Е. В. Великобритания: Баркер А., Дэйви Г. Германия: Пикель Г. Грузия: Качкачишвили Я., Нижарадзе Г. Испания: Бойер П. К. Италия: Паче В., Феррари С. Казахстан: Байтенова Н. Ж., Демеуова А. А., Рысбекова Ш. С. Кыргызстан: Иванова И. И. Латвия: Круминя-Конькова С., Рунце И. Польша: Боровик И. США: Грим Б. Д., Дэвис Д. Украина: Богдан Е. В., Киселев О. С., Колодный А. Н., Филипович Л. А. Франция: Русселе К. Хорватия: Зринчак С. Япония: Такахаши С. Переводы: Медведева К. С., Мирошникова Е. М., Мчедлова М. М., Рахманин А. Ю., Руткевич Е. Д., Сафронов Р. О., Стрункина Е. С., Фолиева Т. А. Издание осуществлено при финансовой поддержке Российского фонда фундаментальных исследований по проекту № 17-03-16046, не подлежит продаже © Коллектив авторов, 2017 © МОО «Платоновское философское общество», 2017 УКАЗАТЕЛЬ СТАТЕЙ Агностик — 9 Адепт — 9 Аквавива (Acquaviva) Сабино (р. 1927) — 9 Аммерман (Ammerman) Нэнси Тэйтом (р. 1950) — 10 Антиклерикализм — 11 Антикультовое движение — 11 Асад (Asad) Талал (р. 1933) — 12 Атеизм — 13 Атеист — 16 Аудиторный культ — 16 Бабосов Евгений Михайлович (р. 1931) — 16 Байер (Beyer) Питер Фридрих (р. 1949) — 17 Байнбридж (Bainbridge) Уильям Симс (р. 1940) — 17 Балтанов Равиль Губайдуллович (1927–1998) — 18 Баркер (Barker) Айлин (р. 1938) — 18 Баума (Bouma) Гэри (р. 1942) — 19 Беккер (Becker) Говард Пол (1899–1960) — 19 Бекфорд (Beckford) Джеймс Артур (р. 1942) — 21 Белла (Bellah) Роберт Нилли (1927–2013) — 21 Белл (Bell) Даниел (1919–2011) — 23 Бергер (Berger) Питер Людвиг (1929–2017) —24 Блэйзи (Blasi) Энтони (р. 1946) — 27 Богардус (Bogardus) Стефен Эмори (1882–1973) — 27 Богослужение —28 Боровик (Borowik) Ирена (р. 1956) — 28 Бромли (Bromley) Дэвид (р. 1941) — 29 Булгаков Сергей Николаевич (1871–1944) —30 Бурдье (Bourdieu) Пьер (1930–2002) — 32 Бэйли (Bailey) Эдвард (р. 1935) — 33 Вах (Wach) Иоахим (1898–1955) — 34 Введенский Алексей Иванович (1861–1913) — 36 Вебер (Weber) Максимилиан (Макс) Карл Эмилий (1864–1920) — 37 Вера религиозная — 40 Вернакулярная религия —42 Верование — 43 Вероисповедание — 45 Веротерпимость — 47 Верующий — 47 Вершер (Verscheure) Жак (1913–1987) — 50 Виртуальные религиозные сообщества — 50 Власть религиозная — 51 Вольфсон Семён Яковлевич (1894–1941) — 51 Вуайе (Voye) Лилиан (р. 1938) — 53 Вуд (Wood) Джеймс (р. 1933) — 53 Галлахер (Gallagher) Ральф (1896–1965) — 53 Гараджа Виктор Иванович (р. 1929) — 54 Гарет (Garrett) Уильям (р. 1940) — 54 Гирц (Geertz) Клиффорд (р. 1926) — 55 Глобализация и религия — 56 Глобальные перспективы религии — 62 Глок (Glock) Чарльз (р. 1919) — 64 Государственная религия — 66 Гражданская религия — 67 Гражданское общество и религия — 71 Грили (Greeley) Эндрю Морэн (1928–2013) — 72 Группа религиозная — 74 22-й исследовательский комитет Международной социологической ассоциации — Социология религии(International Sociological Association’s Research Committee 22 — Sociology of Religion. 1970) — 76 Движение религиозное — 76 Девиация религиозная — 77 Действия религиозные — 78 Демерат (Demerath) Николас Джей (р. 1936) — 79 Деноминация — 79 Деприватизация религии — 80 Депривация и религия — 84 Дерош (Desroche) Анри (1914–1994) — 85 Десакрализация — 86 Десекуляризация — 86 Джонсон (Johnson) Гай Бентон мл. (р. 1928) — 87 Доббелер (Dobbelaere) Карел (р. 1933) — 87 Дэвидсон (Davidson) Джеймс (р. 1942) — 89 Дэйви (Davie) Грейс (р. 1946) — 90 Дюркгейм (Durkheim) Эмиль (1858–1917) — 90 Жертвоприношение в религиях — 92 Зарубежная научная периодика по социологии религии — 93 Зиммель (Simmel) Георг (1858–1918) — 84 Идентичность религиозная — 95 Иерархия религиозная — 102 Иерократия — 103 Иерофания — 103 Измерения религиозности — 103 Инглхарт (Inglehart) Рональд Франклин (р. 1934) —107 Индекс воцерковленности (В-индекс) — 108 Индекс государственного регулирования религиозного разнообразия — 109 Индексы религиозного разнообразия — 109 Индикаторы религиозности — 110 Индифферентизм в отношении к религии — 110 Институционализация религии — 110 ИНФОРМ (INFORM) — 113 Исследовательские организации социологии религии в России — 114 Исследовательские организации социологии религии за рубежом — 116 Йингер (Yinger) Джон Милтон (1916–2011) — 117 Казанова (Casanova) Хосе (р. 1951) — 118 Кайуа (Caillois) Роже (1913–1978) — 120 Карго-культ — 121 Кареев Николай Иванович (1850–1931) — 122 Квазирелигия — 123 Келли (Kelley) Дин (1926–1997) — 124 Киберрелигия — 124 Клерикализм — 125 Клибанов Александр Ильич (1911–1994) — 125 Клиентурный культ — 126 Кобецкий Владимир Дмитриевич (1934–2014) —127 Ковалевский Максим Максимович (1851–1916) —128 Кокс (Cox) Харви Галлахер (р. 1929) — 129 Колеблющийся в отношении к религии — 131 Колодный Анатолий Николаевич (р. 1937) — 133 Коллеж социологии (Le College de Sociologie) — 134 Коммуникативная функция религии — 135 Коммуникация религиозная — 135 Конверсия религиозная — 136 Конвертит — 139 Конт (Comte) Огюст (1798–1857) — 139 Конфессионализм — 141 Конфессиональный подход в социологии религии — 141 Конфессия — 141 Конфликт религиозный — 142 Концепции «веры без принадлежности» и «замещающей религии» — 144 Концепция «диффузной религии» — 146 Концепция «живой религии» — 146 Концепция «имплицитной религии» — 147 Концепция «лоскутной религии» — 148 Концепция «невидимой религии» — 148 Концепция «популярной религии» — 149 Концепция «публичной религии» — 150 Концепция религиозной ситуации — 150 Концепция «религиозных ниш» — 151 Концепция «светской религии» — 153 Крипторелигиозность — 153 Культ религиозный — 154 Культ святых — 157 Культовое движение — 158 Культура религиозная — 158 Лаицизм — 159 Ле Бра (Le Bras) Габриэль (1891–1970) — 160 Левада Юрий Александрович (1930–2006) — 163 Леви-Строс (Levy-Strauss) Клод (1908–2009) — 164 Лейн (Lane) Ральф (р. 1923) — 165 Леклерк (Leclercq) Жак (1891–1971) — 165 Леман (Lehman) Эдуард (р. 1931) — 165 Ленски (Lenski) Герхард (р. 1924) — 166 Лидерство религиозное — 167 Лискано (Lizcano) Мануэль (1921–2004) — 168 Лонг (Long) Теодор Эдуард (р. 1944) — 169 Лопаткин Ремир Александрович (р. 1930) — 169 Лофлэнд (Lofl and) Джон (р. 1936) — 170 Лукачевский Александр Тимофеевич (1893–1937) —171 Лукман (Luckmann) Томас (1927–2016) — 171 Луман (Luhmann) Никлас (1927–1998) — 173 Макгуайр (McGuire) Мередит (р. 1944) — 174 Макнамара (McNamara) Патрик (р. 1929) — 175 Макросоциология религии — 176 Максимов Сергей Васильевич (1831–1901) — 176 Манхейм (Mannheim) Карл (1893–1947) — 176 Маргинальные группы в религиозных объединениях — 178 Маркеры религиозные — 178 Маркс (Marx) Карл Генрих (1818–1883) — 179 Мартин (Martin) Дэвид (р. 1929) — 180 Маторин Николай Михайлович (1898–1936) — 181 Мегацеркви — 181 Медитация — 182 Международное общество социологии религии (Societe Internationale de Sociologue des Religions/The International Society for the Sociology of Religion (SISR/ISSR). 1948) — 182 Меншинг (Mensching) Густав (1901–1978) — 183 Меньшинство религиозное — 184 Места поклонения в религиях — 184 Методы исследования в социологии религии —185 Микросоциология религии — 188 Мирское — 188 Миссионерство — 188 Мистицизм — 189 Мистическое сообщество — 190 Митрохин Лев Николаевич (1930–2005) — 191 Мифология социальная — 192 Мифоритуальное сознание — 194 Михайловский Николай Константинович (1842– 1904) — 194 Модели отношений государства и религиозных объединений — 196 Модернизм религиозный — 198 Молитва — 198 Монашество — 200 Мосс (Mauss) Марсель (1872–1950) — 201 Мчедлов Михаил (Миран) Петрович (1928–2007) —203 Народная религия — 204 Неверующий — 204 Неденоминированные церкви — 204 Нельсен (Nelsen) Харт (р. 1938) — 205 Нельсон (Nelson) Бенджамин (1911–1977) — 206 Неофит — 207 Нести (Nesti) Арнальдо (р. 1932) — 207 Нетрадиционная религия — 208 Нибур (Niebuhr) Ричард Хельмут (1894–1962) —208 «Новая парадигма» в социологии религии — 209 Новые религиозные движения — 211 О’Ди (O’Dea) Томас (1915–1974) — 212 Оболенский Леонид Егорович (1845–1906) — 214 Обряд религиозный — 214 Обрядоверие — 215 Обряды перехода — 215 Община религиозная — 217 Обычай религиозный — 217 Оккультизм — 218 Операционализация понятий в социологии религии — 218 Опросы общественного мнения на темы религии в России — 219 Опросы общественного мнения на темы религии за рубежом — 221 Освящение — 222 Основные элементы религии — 222 Паломничество — 223 Парето (Pareto) Вильфредо (1848–1923) — 223 Парсонс (Parsons) Толкотт (1902–1979) — 225 Пацифизм религиозный — 226 Пивоваров Виктор Григорьевич (1932–1994) — 228 Пивоварский (Piwowarski) Владислав (1929– 2001) — 229 Пилларизация — 229 Писманик Матвей Григорьевич (р. 1930) — 230 Плюрализм религиозный — 230 Позитивизм в социологии религии — 231 Полевые исследования в социологии религии —232 Поликонфессиональность — 233 Политизация религии — 233 Последователь религии — 234 Пост в религиях — 234 Постулат о «консервативных церквях» — 236 Потребности религиозные — 236 Праздники религиозные — 237 Практикующий верующий — 237 Предписания религиозные — 237 Прелиминарий — 238 Приватизация веры — 238 Приватизация религии — 239 Прикладная социология религии — 239 Принцип исключенного трансцендентного — 241 Приход — 242 Прихожане — 243 Прозелитизм — 243 Прокошина Екатерина Сергеевна (1927–2006) —244 «Промывания мозгов» теория — 245 Проповедь в религиях — 245 Профанное — 246 Пругавин Александр Степанович (1850–1920) —246 Путинцев Фёдор Максимович (1899–1947) — 247 Пучков Павел Иванович (1930–2008) — 247 Радикализм религиозный — 248 Рейс (Reiss) Пол (р. 1930) — 249 Религиоведение — 249 Религиозная модель общества — 252 Религиозная общность — 252 Религиозная организация — 253 Религиозная принадлежность — 253 Религиозная ситуация — 254 Религиозная социология — 255 Религиозное взаимодействие (интеракция) — 256 Религиозное воспитание — 257 Религиозное образование — 258 Религиозное объединение — 260 Религиозное сознание — 261 Религиозное сообщество — 262 Религиозно-мифологический комплекс в общественном сознании — 262 Религиозность — 267 Религиозные институты — 273 Религиозные отношения — 275 Религиозные практики — 277 Религиозный инклюзивизм — 278 Религиозный образ жизни — 278 Религиозный опыт — 279 Религиозный фактор — 279 Религиозный эксклюзивизм — 280 Религия — 280 Религия в структурах повседневности — 284 Религия и военная служба — 286 Религия и гендер — 288 Религия и здравоохранение — 290 Религия и Интернет — 291 Религия и молодежь — 293 Религия и образование — 294 Религия и политика — 296 Религия и право — 298 Религия и семья — 300 Религия и социальная интеграция — 302 Религия и спорт — 302 Религия и труд — 304 Религия и экономика — 305 Религия как социальная подсистема — 306 Рендторф (Rendtorff ) Труц (р. 1931) — 307 Ритуал религиозный — 308 Рифф (Rieff ) Филипп (1922–2006) — 309 Рих (Rich) Артур (1910–1992) — 311 Ричардсон (Richardson) Джеймс (р. 1941) — 312 Роббинс (Robbins) Томас (р. 1943) — 313 Робертсон (Robertson) Роланд (р. 1938) — 314 Росс (Ross) Ева Дженни (1903–1970) — 315 Российская научная периодика по социологии религии — 315 Руткевич Елена Дмитриевна (р. 1949) — 317 Руф (Roof) Уэйд Кларк (р. 1939) — 318 Рэдклифф-Браун (Radcliff e-Brown) Альфред Реджинальд(1881–1955) — 319 Сакрализация — 320 Сакральная география — 320 Сакральное — 321 Сапрыкин Владимир Александрович (р. 1935) —322 Светское — 323 Светское государство — 323 Светскость — 324 Свидетельствование религиозное — 324 Свобода совести — 324 Свэнсон (Swanson) Гай (1922–1995) — 326 Священное — 327 Сектантство религиозное — 329 Секуляризация — 334 Секуляризм — 337 Секулярность — 337 Семёнов Валентин Евгеньевич (р. 1942) — 337 Синелина Юлия Юрьевна (1972–2013) — 338 Синкретизм религиозный — 338 Служители религиозного культа — 340 Смелзер (Smelser) Нейл (р. 1930) — 340 Сорокин Питирим Александрович (1889–1968) —341 Социализация религиозная — 343 Социальная деятельность религиозных объединений — 345 Социальная мобильность в религиях — 347 Социальность религии — 348 Социальное служение в религиях — 348 Социальные доктрины религиозных организаций — 350 Социография религии — 355 Социология духовности — 355 Социология и религия в дореволюционной России — 359 Социология религии в Австралии — 360 Социология религии в Великобритании — 361 Социология религии в Германии после 1945 г. —362 Социология религии в Испании — 364 Социология религии в Италии — 365 Социология религии в Китае — 367 Социология религии в Российской Федерации —368 Социология религии в Советском Союзе — 370 Социология религии в Соединенных Штатах Америки — 373 Социология религии в странах Африки — 379 Социология религии в странах Северной Европы — 383 Социология религии в странах Центральной и Восточной Европы после 1989 г. — 384 Социология религии в странах Центральной и Южной Америки — 386 Социология религии в Японии — 389 Социология религии во Франции после 1945 —391 Социология религии на постсоветском пространстве(Беларусь, Украина, страны Прибалтики, страны Закавказья, Казахстан, Кыргызстан) — 393 Социология свободомыслия и атеизма — 404 Спенсер (Spenser) Герберт (1820–1903) — 405 Старк (Stark) Родни (р. 1934) — 406 Статистика религий — 407 Стигматизация — 411 Струмилин Станислав Густавович (1877–1974) —411 Суеверие — 412 Танчер Владимир Карлович (1915–1998) — 413 Тауни (Tawney) Ричард Генри (1880–1962) — 413 «Тезис Вебера» — 414 Тейлор (Taylor) Чарльз Маргрейв (р. 1931) — 415 Теократия — 416 Теоретическая социология религии — 420 Теории постсекулярного общества — 421 Теории секуляризации — 422 Теория рационального выбора религии — 424 Теория религиозных сект (Р. Старк и У. Байнбридж) — 426 Тепляков Митрофан Кузьмич (1915–1981) — 426 Терроризм и религия — 427 Тённис (Tonnies) Фердинанд (1855–1936) — 428 Тимашев Николай Сергеевич (1886–1970) — 429 Типология отношения к религии — 431 Типология религий — 436 Типология религиозных объединений — 438 Толерантность религиозная — 442 Томни (Tamney) Джозеф Бернард (р. 1933) — 444 Тощенко Жан Терентьевич (р. 1935) — 444 Традиционная религия — 445 Традиция религиозная — 446 Транснациональные коммуникативные сети религиозных идеологий — 447 Трансформация религиозных сообществ — 449 Трёльч (Troeltsch) Эрнст (1865–1923) — 450 Туризм религиозный — 541 Угринович Дмитрий Модестович (1923–1990) —452 Уилсон (Wilson) Брайэн (1926–2004) — 452 Уитноу (Wuthnow) Роберт (р. 1946) — 453 Уоллис (Wallis) Рой (1945–1990) — 454 Уорнер (Warner) Стивен (р. 1941) — 455 Участие (членство) в религиозном объединении — 455 Уэйгерт (Weigert) Эндрю (р. 1934) — 456 «Фаззи»-религиозность — 457 Феномен религиозный — 458 Феноменологический подход в социологии религии — 459 Ферраротти (Ferrarotti) Франко (р. 1926) — 460 Фёрфи (Furfey) Пол Хэнли (1896–1992) — 461 Филатов Сергей Борисович (р. 1951) — 462 Филимонов Эдуард Геннадьевич (1934–2000) —463 Фичтер (Fichter) Джозеф Хенри (1908–1994) — 464 Францов Георгий (Юрий) Павлович (1903–1969) —465 Фригерио (Frigerio) Алехандро (р. 1956) — 465 Фромм (Fromm) Эрих (1900–1980) — 466 Фундаментализм религиозный — 467 Функции религии — 468 Функции религии социальные — 471 Функции религиозных организаций — 472 Функциональный подход в социологии религии — 473 Фурман Дмитрий Ефимович (1943–2011) — 475 Хабермас (Habermas) Юрген (р. 1929) — 476 Хальбвакс (Halbwachs) Морис (1877–1945) — 477 Харизма — 478 Харизматическое лидерство религиозное — 481 Херберг (Herberg) Уилл (1901–1977) — 482 Хлебцевич Евгений Иванович (1884–1953) — 482 Хэдден (Hadden) Джеффри (1937–2003) — 483 Хэммонд (Hammond) Филлип (р. 1931) — 483 Чеснокова Валентина Фёдоровна (1934–2010) — 484 Чиприани (Cipriani) Роберто (р. 1945) — 484 Шкала центральной религиозной тенденции — 485 Шнайдер (Schneider) Луис (1915–1978) — 485 Шринивас (Srinivas) Нарасимхачар Майсур (1916– 1999) — 486 Шюп (Shupe) Энсон (р. 1948) — 487 Эволюционистский подход в социологии религии — 487 Эволюция религии — 488 Эзотеризм — 490 Эйзенштадт (Eisenstadt) Шмуэль Ной (1923– 2010) — 491 Экология религий — 491 Экстремизм религиозный — 493 Экуменизм — 494 Эмпирическая социология религии — 496 Эрвьё-Леже (Hervieu-Leger) Даниэла (р. 1947) — 497 Эсхатология в массовом сознании — 498 Этнокультурная динамика в религиях — 498 Этнорелигиозное сообщество — 500 Яблоков Игорь Николаевич (р. 1936) — 500 Научное издание ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ СОЦИОЛОГИИ РЕЛИГИИ Директор издательства Р. В. Светлов Выпускающий редактор А. А. Галат Художник О. Д. Курта Корректор А. А. Борисенкова Верстка В. А. Смолянинова Подписано в печать 14.09.17. Формат 60×90 1/8. Бумага офсетная. Печать офсетная. Усл. печ. л. 63,5. Уч. изд. л. 68,00. Тираж 300 экз. Заказ № 505 191023, Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, 15 Межрегиональная общественная организация содействия изучению и распространению философского наследия Платона «Платоновское философское общество» Тел.: (812) 310-79-29; факс: (812) 571-30-75 e-mail: 9450922@gmail.com Отпечатано в типографии «Литография Принт» 191119 Санкт-Петербург, Днепропетровская ул., д. 8 http://intelbook.org/2017-11-07-slovar-sotsiologii-religii/
  5. С любезного согласия автора и в порядке приглашения к обсуждению представляем Вам статью Михаила Юрьевича Смирнова, доктора социологических наук, заведующего кафедрой философии Ленинградского государственного университета им. А.С.Пушкина. Источник: Смирнов М.Ю. Религиоведение как призвание и профессия // XX юбилейные Царскосельские чтения: материалы междунар. науч. конф. 20–21 апр. 2016 г.: в 3 т. Т. 1 / Под общ. ред. В.Н.Скворцова. СПб.: Изд-во ЛГУ им. А.С.Пушкина, 2016. C. 151–156. РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ КАК ПРИЗВАНИЕ И ПРОФЕССИЯНазвание этого текста прямым образом отсылает к знаменитым докладам Макса Вебера, сделанным в Мюнхенском университете на исходе 1918 г. — «Политика как призвание и профессия» и «Наука как призвание и профессия» [1]. Ключевое слово «Beruf» в обоих названиях переводится и как профессия и как призвание (Wissenschaft als Beruf — так это стоит в первой публикации 1919 г.). Употребив двузначный термин, Вебер как бы подчеркнул обусловленность профессиональной деятельности каким-то высшим смыслом, божественным призванием. В моём собственном лексиконе фразеологизм «божественное призвание» если и присутствует, то как фигура речи, без мистического смысла. И призвание я понимаю не как религиозно инспирированное вдохновение на какие-то деяния, а приземлённее — сродни призыву на службу и необходимости соответствовать социальным и научным требованиям. Но сам ход веберовских рассуждений весьма убедителен и побуждает искать их проекции в разные конкретные виды научной деятельности. Поэтому вполне уместным представляется опереться на данное Вебером название и некоторые его идеи, модифицировав их применительно к интересующей области, а именно — к религиоведению. Выражу своё понимание в нескольких положениях. Первое. Чтобы рассуждать о призвании и/или профессии в отношении к религиоведению, сначала надо бы определить — что понимать под религиоведением. То есть — к чему призвание-то? И что это за профессия такая— религиовед? Прямо сказать, уже одна только попытка заявить нечто на эту тему способна ввергнуть в пучину дискуссионных суждений, где все разыскания могут и потонуть. Поэтому пойду по облегченному пути, не перебирая разные трактовки наук о религии, научного изучения религий, исследования религий, религиоведения. Позволю себе утверждать, что за всеми трактовками стоит одно и то же — стремление понять, с чем приходится иметь дело, когда говорят о религии. Или, по-другому, стремление «ведать», в значении «знать», то, что называется религией. И здесь мы натыкаемся на обстоятельство, которое уже можно назвать «кошмаром религиоведа», а именно на ужасный в своей простоте и невозможности дать общеубедительный ответ вопрос: что такое религия? Но допустим, что какой-то ответ на этот вопрос дан. И с этим ответом даже согласно значительное количество ученых людей [4]. Значит ли это, что можно утверждать: религиоведы — это те, кто имеет разделяемое между ними единое научное понимание религии? Добавлю вопросы. Всякое ли изучение религии это признак именно религиоведения? Или религиоведение — это какой-то особый способ работы с материалом религии? А если выделить такую группу — религиоведы, то что побуждает участников этой группы заниматься религиоведением? При желании вопросы можно продолжить. Но и названных достаточно, чтобы задуматься: а, действительно, что такое быть религиоведом, зачем какие-то люди занимаются этим странным делом, пришли ли они к такой жизни по призванию или же просто силою обстоятельств примкнули к этой профессии? Такие вопросы небесполезны для, так сказать, конструирования религиоведческой идентичности. А уж применительно к отечественному религиоведению они вообще злободневны. Второе. При относительно молодом возрасте религиоведения в целом (а возводится начало его становления ко второй половине XΙX века) [6, с. 13–25], и при специфичности судьбы его российского извода, именно как профессия религиоведение, по моему убеждению, ничем из ряда вон выходящим не отличается. Рассмотрение религиоведения как профессии необходимо вести так же, как и любой вообще профессии, т.е. исходя из общих свойств профессиональной деятельности, отличающих её от дилетантизма. Ныне в России «Религиоведение» входит в номенклатуру специальностей и направлений, по которым осуществляется ВПО, есть соответствующий ФГОС, готовятся в аспирантуре кадры высшей квалификации, защищаются кандидатские и докторские диссертации по философии религии и религиоведению. Всё это определённо указывает, что вроде бы есть такая профессия — научно религию изучать. Несколько лет назад одним московским коллегой из МГУ были предложены своего рода критерии, по которым можно, так сказать, «вычислить религиоведов» [2, с. 3–7]. В вольном пересказе это: наличие религиоведческого образования, религиоведческие публикации в профильных научных изданиях, участие в научных конференциях по религиоведению, работа по специальности в профильном учреждении, ну и признание в качеств религиоведа профессиональным сообществом. Добавлю, что если смотреть научные биографии классиков мирового религиоведения, многие из них — это теологически образованные люди. Рассуждать, насколько соответствие совокупности указанных признаков реально в наших российских условиях— значит, сыпать соль на раны, поскольку придётся тогда углубиться в сложные перепетии судьбы религиоведения в России, довольно жёсткая дискуссия о чём идёт у нас уже лет восемь, не меньше. Желающих ознакомиться с дискуссией отсылаю к недавно вышедшему коллективному труду: «”Наука о религии”, “Научный атеизм”, “Религиоведение”: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX – начала XXΙ в.» под ред. К. М. Антонова [3] и полемике вокруг этого труда в научной периодике и сетевых ресурсах. К дискуссии о религиоведении в России я и сам непосредственно причастен [7], поэтому не могу быть полностью беспристрастен и дальше эту тему сейчас развивать не буду. Но даже если без полемического запала спокойно посмотреть на профессиональную сторону религиоведения, то можно констатировать его превращение в своего рода «предприятие» (т.е. место занятости), для работы на котором требуются, говоря казенным языком, формализованные «знания/умения/навыки». Предполагает профессия и наличие корпоративной среды, пусть даже внутренне раздираемой научными и вненаучными противоречиями. Третье. Есть парадокс религиоведения как профессии. Возникает оно из порыва узнать и понять, т.е. познать. Как всякий научный энтузиазм в социогуманитарной сфере этот порыв персонализирован, им охвачены конкретные имярек, со своими личностными особенностями, не всегда позволяющими симпатизировать друг другу, побуждающими к ревнивому отношению по поводу деятельности коллег. Но для реализации познавательных намерений необходима хорошо организованная, регулярная и в чем-то рутинная постоянная работа и коллективный способ существования исследователей под эгидой какой-то научной институции. Я не беру крайние случаи, которые иронично описываются словами «серпентарий единомышленников» или «стая товарищей». Оставим их для кулуаров. Допустим, что с межличностными отношениями всё относительно спокойно и посмотрим на чисто профессиональную сторону дела. Ситуация здесь соткана из качеств разного достоинства. Если религиоведение претендует на звание науки, оно должно удовлетворять требованию общезначимости, которое выполняется, когда познающий субъект находится на дистанции от познаваемого объекта. Поэтому респектабельность профессии придаёт такое важное качество как беспристрастность. По крайней мере, религиовед должен держать где-то в подсознании солоновское «ничего слишком». Безоценочность религиоведения не означает беспредпосылочности. Всякой научной работе предпосланы правила получения научного знания (принципы, методы, организация). Поэтому, конечно, обязательным условием профессии являются научная компетентность, эрудиция и владение исследовательскими процедурами. В то же время признаем, что профессионалу может быть присуще и пренебрежительное (а то и раздраженное) отношение к дилетантам, самоучкам и, как это принято сейчас называть, к «независимым исследователям». Наконец, не вредным будет и научное честолюбие религиоведа, хотя трудно найти границу между ним и тщеславием, особенно если исследовательская деятельность постепенно замещается снисканием всяких престижных статусов. Про статусность я упомянул не случайно. Замечу, что статусы — научные степени/звания, руководящие должности, престижное членство — побуждают к осторожности, к дистанцированности их носителя от живого бытия такого беспокойного предмета как религия, к рассмотрению этого предмета чисто в олитературенной форме, когда источники — это запечатленные в текстах документы либо же труды других авторов, желательно тоже статусных и, в российском случае, зарубежных (чем зарубежнее, тем авторитетнее). Исключения, конечно, существуют. Но по общему правилу статусная персона вовсе и не должна ничего исследовать. Её функция —представительствовать и самим своим существованием демонстрировать монументальную важность представляемой отрасли (ну и себя самой). Четвертое. Как профессионал, религиовед выступает в основном в двух ипостасях: исследователя и преподавателя; в обоих случаях он может быть востребован и как эксперт. Здесь возникает ещё одна коллизия. Как исследователь религиовед должен быть напорист в научных намерениях, находиться в спорах и поиске, быть по-хорошему полемичным. Как преподаватель — должен быть академичен, спокоен, объективно излагать все точки зрения и тому подобное. А вот как эксперт — вынужден ходить «по лезвию», соотнося свои знания и убеждения с ожиданиями заказчика, который далеко не всегда заинтересован в объективности [5]. Можно и далее выстраивать характеристики профессии. Но чем больше таких характеристик, тем призрачнее становится объект, интерес к которому и генерирует профессию религиоведа. А ведь именно отношения с познаваемым объектом, в данном случае — с религией, определяют профессиональную деятельность религиоведа. Здесь даже уже не до определений религии. Она (религия) вдруг начинает куда-то ускользать, оставляя на поверхности худо-бедно скроенный аппарат религиоведения и людей, которые убеждены сами и убеждают других, что они — религиоведы. Как видим, профессия может существовать и без чёткого опознания объекта приложения профессиональных усилий. Дел всё равно хватит. Пятое. И тут-то наступает пора вспомнить о призвании. Понятие призвания в русском варианте полисемантично. Как сказано в начале, среди значений не только аналог веберовской трактовке, но и такой, например, смысл как мобилизация («призван в ряды»). То есть не только вдохновляющее, но и нечто обязывающее стоит за этим понятием. Но ограничимся благородным значением призвания, когда религиоведение как призвание будет ощущением личной необходимости именно этого занятия и убеждением во всеобщей полезности личной исследовательской деятельности. Редкие случаи, когда человек посвящает большую часть своего рабочего и досугового времени одному и тому же, — скажем, вдохновенному и въедливому углублению в мир знаний о религиях, — я готов объяснять как признак призвания к религиоведению. В состоянии призванности религиовед уверен, что формулируя мысль в предложениях своего текста (книги, статьи, тезисов), он делает достойное и необходимое дело. Много ли среди религиоведов-профессионалов таких энтузиастов? Или для большинства всё проще — есть натренированные образованием и работой мозги, есть предмет приложения для этих мозгов, есть возможность хоть как-то зарабатывать на жизнь, соединяя первое со вторым. Ну и, конечно, есть какой-то интерес к предмету (любопытная же вещь — религия). Высказывая все эти суждения, я рискую вызвать несогласие. Но делаю это не из желания кого-то подразнить или задеть. Я сам — религиовед. И вопросы адресую в первую очередь себе. Уверен, что мысли кое о чём из сказанного временами посещают не только меня. Такое не всегда лицеприятное вопрошание, по моему глубокому убеждению, принципиально необходимо для самосознания религиоведа. При этом у религиоведа не должно быть никаких оправдывающихся интонаций перед кем бы то ни было вовне, за то, что исследователь дерзает с научным инструментарием приступать к такой деликатной и трепетной сфере как религия. По точному замечанию Вебера: «Ни одна наука не может доказать свою ценность тому, кто отвергает её предпосылки». Я бы добавил — и не должна доказывать своей ценности. Один из классических авторов в истории религиоведения, голландский теолог, священник и университетский профессор Корнелис Тиле, возможно попридержав свой конфессиональный гонор, заключил труд «Основные принципы науки о религии» словами: «Истинная наука, работающая по правильной методе и правильно осознающая свои границы, не угрожает религии; <… > Только в том случае религия наталкивается на оправданное сопротивление, когда она хочет предписывать результаты и устанавливать законы тому, что может притязать на полную самостоятельность в своей собственной сфере» [8, с. 196]. Интерес и личная склонность к научному исследованию религии — это ещё не призвание. Ценность любой науки определяется социальной потребностью в ней. Ценность религиоведения определяется масштабами потребности общества в достоверном знании о религии, которое достигается научным исследованием. Не более того. Поэтому религиоведению не стоит казаться большим, чем оно есть. Но и не менее того. Поскольку в любом обществе всегда была, есть и будет потребность во вменяемом адекватном понимании религии. Для этого и существует профессия религиоведа, этому она служит и в этом её призвание. Список литературы Вебер М. Политика как призвание и профессия. Наука как призвание и профессия // Вебер М. Избранные сочинения / пер. с нем. – М.: Прогресс, 1990. – С. 644–706, 707–735. Костылев П.Н. Кто такой религиовед: критерии определения // Религия и идентичность: сб. научных статей и сообщений. – Казань: Изд-во МОиН РТ, 2010. – С. 3–7. «Наука о религии», «Научный атеизм», «Религиоведение»: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX – начала XXΙ в. / сост., предисл., общ. ред. К.М. Антонова. – 2-е изд. – М.: Изд-во ПСТГУ, 2015. – 264 c. 750 определений религии: история символизаций и интерпретации. Монография / под ред. Е.И. Аринина. — Владимир: Изд-во ВлГУ, 2014. – 460 с. Резолюция круглого стола «Проблемы религиоведческой экспертизы» (Москва, 19 февраля 2016 г.). [Электронный ресурс] – URL: http://www.sova-center.ru/religion/publications/2016/03/d33944/ 6. Религиоведение. Учебник и практикум для академического бакалавриата / под ред. А.Ю.Рахманина. — М.: Изд-во Юрайт, 2016. – 307 с. Смирнов М.Ю. Религия и религиоведение в России. ― СПб.: Изд-во Русской христианской гуманитарной академии, 2013. – 365 с. Тиле К. Основные принципы науки о религии / пер. с нем. Е.В. Рязановой // Классики мирового религиоведения. Антология. Т. 1 / сост. и общ. ред. А.Н. Красникова. – М.: Канон+, 1996. – C. 144–196. Автором использованы отдельные положения его неопубликованного выступления «Религиоведение — призвание или профессия?» на пленарном заседании XV Свято-Троицких ежегодных международных академических чтений в Санкт-Петербурге (РХГА, 27 мая 2015 г.). Редакция http://religious-life.ru/2016/11/smirnov_mikhail/
  6. Круглый стол «Социология религии в научных исследованиях в России», который пройдет в рамках научно-практической конференции «Религия в публичном пространстве» 18 декабря в 14.00 час. Докладчик: д.ф.н. М.Ю. Смирнов, Санкт-Петербург После доклада предполагается общая открытая дискуссия, в ходе которой мы планируем обсудить вопросы: 1. Кого называют, кто считает себя и кто является социологом религии в России? 2. Социология религии за и против религиоведения. 3. Научный аппарат отечественной социологии религии: опыт и проблемы (на примере работы над "Энциклопедическим словарём социологии религии"). Начало работы семинара в 14.00 час. в ауд. 1 Свято-Филаретовского института по адресу: Москва, ул. Покровка, д. 29 (метро Курская, Чистые пруды, Тургеневская, Китай-город) Для участия в семинаре до 17 декабря 2015 г. следует выслать заявку с указанием фамилии, имени, отчества, ученой степени, звания, места работы, должности на адрес info@sfi.ru, mvshilkina@gmail.com По вопросам, относящимся к работе круглого стола, обращайтесь: mvshilkina@gmail.com , info@sfi.ru +7-903-169-99-19 Шилкина Маргарита Васильевна +7-926-150-52-30 Алиева Анна Борисовна
  7. Дорогие коллеги, участники авторского коллектива Энциклопедического словаря социологии религии! Сердечно поздравляю всех с наступающим Новым Годом! Минувший год был для нас напряжённым, но успешным. Практически выполнен сбор всего статейного материала словаря. 420 статей 98 авторов, российских и зарубежных, написаны. Ещё идёт работа по уточнению, согласованию, приведению статей в требуемый формат. Очевидно, что в наступающем году всё будет завершено и останется финальная стадия издательских процедур. За те два года, что прошли со времени коллективного решения о создании словаря (31 января 2013), мы провели четыре очень содержательных семинара по тем вопросам социологии религии, которые нас как специалистов волнуют, требуют осмысления, заставляют шевелиться наши учёные мозги. Сейчас на очереди пятый семинар, 29-30 января (там же в МГИМО). Участвовали авторы словаря и в других важных научных делах, что явно повышало качество их вклада в создание словаря. Хорошо заметно, как работа над статьями словаря многих из нас побудила к активному обсуждению появившихся идей, формулировок, подходов. То есть научная мысль получила дополнительный позитивный импульс. Не менее важно и то, что за время участия в коллективном труде многие коллеги узнали друг друга не только по фамилии как авторов каких-то публикаций, но познакомились лично, стали сотрудничать, выступили в качестве соавторов. Такими небольшими шажками совместной работы мы постепенно приближаемся к состоянию сообщества, осознающего необходимость профессиональной консолидации и преодолевающего разъединяющие многих объективные и субъективные препятствия. Конечно, одним таким совместным трудом объединиться невозможно. Но хорошее начало положено. Я чрезвычайно горд тем, что все участники этой общей работы делают её бескорыстно, из научного энтузиазма и понимания профессиональной необходимости. Это значит, что мы убеждены - дело делается достойное и есть смысл вкладывать в него своё время и усилия. Большая признательность зарубежным коллегам - их вклад, также бескорыстный, способствует выходу нашего словаря за пределы сугубо российского научного масштаба. И очень ценно участие авторов из республик бывшего Союза - оно показывает, что союз учёных прочнее государственного. Всем желаю здравия телесного и ментального (очень нам всем это ещё пригодится - и в науках и в житейских делах), интересной работы, научных достижений. И побольше радостных мгновений жизни! С глубоким уважением. Михаил Смирнов
  8. Михаил Смирнов Личность ученого в российской социологии религии. Памяти Юлии Синелиной Mikhail Smirnov The Scholar’s Personality in Russian Sociology of Religion. In Memory of Yulia Sinelina Mikhail Smirnov — Associate Professor at the Department of Philosophy, Saint-Petersburg State University, St.‑Petersburg. mirsnov55@yandex.ru The article is devoted to the main components of scientific activity of Russian sociologist Yulia Yurievna Sinelina (1972–2013). She was a well-known researcher of secularization in Russia, particularly the problems of interaction between modern society and religion. Her special attention was devoted to the application of theoretical and methodological investigations in sociology of religion to the religious situation in Russia. Keywords: Yu. Yu. Sinelina, sociology of religion, secularization, religious situation. В России существуют разные религии, как широко распространенные, так и с малым числом последователей, и это достаточно хорошо известно. В России существует социология. И это также более или менее известно, по крайней мере, значительной части населения. В России существуют разные науки, изучающие религии и совокупно именуемые религиоведением. Об этом знают уже гораздо меньше и как‑то смутно, нередко религиоведы вынуждены объяснять в публичной среде, что они не служители религиозного культа, а если чему и должны служить, то — науке. В России, наконец, существует социология религии, о чем знает только узкий круг людей, специально интересующихся проблемами под рубрикой «религия и общество». А ученых, которые составляют «цеховую среду» социологов религии, в России так мало, что и сотня на всю страну с трудом набирается. Между тем дело, которому посвятили себя социологи религии, имеет большое мировоззренческое и весомое практическое значение. Постоянство присутствия религии в истории и современности любых обществ, сложнейшие отношения в связи с религией между индивидами и совокупными субъектами социума, множество оттенков в социальном измерении религиозной жизни — все это обязывает к адекватному и внятно выраженному пониманию происходящего. Именно социология религии способна быть научным средством такого понимания. Но наука это всегда деятельность конкретных личностей со своими персональными особенностями, притязаниями, интересами и предпочтениями, идущих путем открытий и ошибок, будничной работы и праздников, житейской рутины и сакральных моментов исследовательского вдохновения. Социологии религии в России повезло: в ней была и в последние годы во многом представляла лицо этой науки замечательная личность — Юлия Юрьевна Синелина, доктор социологических наук, руководитель Отдела социологии религии Института социально-политических исследований Российской академии наук. Ее трагическая гибель — это большая человеческая утрата для близких и серьезная потеря для немногочисленного научного сообщества российских социологов религии. Но, как бы это ни звучало, уход из жизни ученого — это начало объективного осмысления его научных достоинств, его вклада и значения на исследовательском поприще. Прижизненная полемика, критика, споры уступают место взвешенному оцениванию, обдумыванию тех идей и достижений, которые уже обязательно должны учитываться в дальнейшем научном развитии. В конце января 2013 года Исследовательский комитет «Социология религии» Российского общества социологов провел научно-практический семинар «Исследование современной религии: методы и методология». Это было на редкость содержательное обсуждение, с интересными выступлениями, дискуссиями и исследовательскими инициативами. Представлены были разные подходы и выводы о современной религиозности, ее тенденциях, способах ее научного изучения. Среди докладчиков была и Ю. Синелина. Ее выступление в основном касалось характеристики так называемых «колеблющихся» между принятием и непринятием религии в России. И рассуждая об этом феномене, Юлия Юрьевна вышла на принципиальную проблему теоретической обоснованности типологической работы социологов религии. По ее представлению, именно концептуальная размытость критериев определения типов отношения к религии не дает возможности создать правильную картину качественного состояния религиозности населения, соотносимую с показателями количественных исследований. По понятным причинам исследовательская преференция отдавалась аналитике русского православия — определению состава его последователей, достоверности их самоидентификации с конфессией. Ю. Синелина вполне справедливо критически указывала, что в изысканиях многих наших социологов религии вольно или невольно возникает образ этакого «идеального православного»: начинают искать неких «истинноверующих», все и скрупулезно практикующих, отказывая в религиозной принадлежности тем, кто не соответствует строгим показателям конфессиональной идентичности. Мне довелось с разной степенью подробности обсуждать с Юлией Юрьевной некоторые темы социологии религии. По ряду конкретных сюжетов наши взгляды не всегда совпадали, но обнаруживалось и много общего в понимании ключевых вопросов. Позволю себе утверждать, что сходной была оценка положения российской социологии религии — в том, что ее состояние определяется мерой ее востребованности, и мера эта, прямо сказать, невелика. Но причина такого положения меньше всего относится к самим социологам религии. Это люди, которые своим упорством, следуя научному долгу, удерживают на плаву «ковчег» социологии религии в нашей стране, пытаются находить правильный фарватер в бурлящих «водах» религиозных и околорелигиозных явлений российской жизни. А малая востребованность — от того, что религии в России воспринимаются меньше всего в их действительном состоянии, о котором и свидетельствуют исследования социологов религии. На институты религии многие уповают чуть ли не как на панацею от духовных и социальных «болезней», иные же усматривают в них мракобесные намерения ввергнуть общество в мрачное «новое средневековье», а кто‑то «вчитывает» в них вообще далекие от адекватности смыслы, порожденные амбициозным невежеством. Во всех этих случаях знания и выводы социологии религии сплошь и рядом оказываются вне зоны внимания «знатоков религиозного вопроса» или «серьезных людей» во власти, поскольку почти всегда диссонируют с их малокомпетентными рассуждениями. Как исследователь, работавший с репрезентативным массивом эмпирического материала, Ю. Синелина прекрасно видела расхождение пропагандируемой картины «религиозного возрождения» с подлинным состоянием религиозности населения в России; что самое главное, она осознавала неоднозначность смыслов действительно возросшего в нашем обществе запроса на религию. В ее публикациях и выступлениях крайне импонирует реалистичность оценок религиозной ситуации, основанных на строгих научных процедурах. При этом она имела и свои религиозные убеждения, что наверняка как‑то отражалось на ее личном переживании компрометирующих историй в деятельности религиозных организаций, суеверного поведения россиян, неприятия форсированной реанимации «религиозного фактора» секулярно настроенной частью населения (включая и многих коллег-ученых). От общения с Юлией Юрьевной осталось устойчивое впечатление, что академические познавательные мотивы в ее исследованиях были неотделимы от гражданской позиции. Она очень заинтересованно реагировала на то, что вокруг объекта изучения — религии — неуклонно нарастает массив злободневных, нередко весьма острых обстоятельств. Эти обстоятельства переводят тему религии в полемическую плоскость, когда собственно религиозное наполнение жизни выпадает из дискуссий, и религия превращается лишь в повод для выяснения политических и идеологических отношений. У нее, как и у многих исследователей религии, особое беспокойство вызывало существенное расхождение между действительным содержанием религиозных потребностей верующей части населения страны и усиливающимся инструментальным отношением власти к религиозным институтам для достижения политических целей. Ю. Синелина всегда подчеркивала, что в религии для верующих приоритетны духовные состояния. Вместе с тем Юлия Юрьевна отмечала и усиление роли конфессиональной принадлежности как фактора этнической и социокультурной идентичности. Можно сказать, что постоянство «диалектической» коллизии между устремлением людей к религиозной сакральности и профанностью социального бытия конфессиональных объединений стало определяющим при выработке Ю. Синелиной авторской концепции циклов секуляризации в истории России. Этой концепцией, вызвавшей и признание, и дискуссии, к сожалению, далеко не завершенной, Юлия Юрьевна внесла заметный вклад в теорию и методологию отечественной социологии религии. Ю. Синелиной выпала непростая судьба — своей деятельностью свидетельствовать, что социология религии в России должна и может быть авторитетным в общественном восприятии источником адекватного знания о религиозной ситуации в стране и об отношении к религии во всех слоях российского общества. Отстаивая собственные научные взгляды, она внимательно, терпеливо и заинтересованно относилась ко всем подходам, возникающим в немногочисленной отечественной среде энтузиатов социологического исследования религии. Это хорошо знают участники проводившихся ею семинаров по социологии религии в Московском государственном университете, это помнят коллеги, обсуждавшие с Ю. Синелиной проблемы социологии религии на конференциях и в личном общении. Главное для российских социологов религии на нынешнем этапе — это самим стать заметным научным сообществом, которое невозможно было бы обойти или игнорировать. А такое достигается только выработкой качественной научной продукции, отражающей действительно актуальные проблемы общественного восприятия религии. Социологии религии в России требуется выйти на обобщающее теоретическое описание современных проблем. Михаил Смирнов Государство, религия, Церковь в России и за рубежом. № 2 ( 3 1 ) · 2013. С. 291-297.
×
×
  • Create New...

Important Information