Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Recommended Posts

Ларина Е. Культ Трампа

 

Обо мне

000111.jpg Елена Ларина

Родилась, всю жизнь живу и работаю в Москве.

Окончила Российскую экономическую Академию им. Г.В.Плеханова (экономист) и Институт международной экономики и права им. А.С.Грибоедова (юрист).

Работала и работаю с очень интересными и известными людьми.

Профессионально занимаюсь executive search и head hunting. В первую очередь, для реального сектора и высокотехнологических компаний.

Член Сообщества Практиков Конкурентной Разведки.

Сферы интересов: конкурентная разведка, информационные технологии, психотехнологии, управленческий опыт Востока (Китай, Япония) и России (от истоков до сегодняшних дней).

Люблю лошадей, хорошо готовлю, вышиваю крестиком.

Имею дочь – очаровательную блондинку.

 

 

Источник: http://hrazvedka.ru/obo-mne

Link to comment
Share on other sites

Культ Трампа

160307-trump2.jpgВ разгар избирательной кампании минувшего года Х.Клинтон, поддавшись гневу, сказала: «Поклонники Трампа – это достойные сожаления люди, движимые расистскими, сексистскими, гомофобными, ксенофобными и исламофобными настроениями. Эти люди неисправимы, однако, к счастью, они — это не вся Америка». Затем она извинилась за эти слова, но было уже поздно.

Ее ближайший сподвижник, один из руководителей Демократической партии охарактеризовал сторонников Трампа, как «отбросы, настоящее быдло». Эти слова в немалой степени стоили демократам Белого дома.  В них прорвалось скрываемое в обычных обстоятельствах презрение псевдоэлит во всем мире, а не только в Америке, к обычным, рядовым гражданам.

Уже после вселения Дональда Трампа в Белый дом в Америке и Европе многие ресурсы демократической, либеральной и левой направленности опубликовали развернутые материалы о том, что сторонники Трампа – это секта, а он – ее лидер.

 

Выдающийся психолог Роберт Лифтон еще в начале 60-х гг. дал каноническое определение секты. «Cе́кта – отличающееся недолгим сроком существования религиозное течение, отколовшееся от основного религиозного направления, подвергшее существенной ревизии его вероучение, создавшее собственную организацию».

Этимологически слово «секта» восходит к лат. secta от sequi – «следовать за кем-то, повиноваться», а также к слову secare – «отсекать» (часть от целого). Эти слова проливают свет на понятие «секта». Секта возникает обычно как группа, следующая за лидером. Как правило, секты практикуют промывку мозгов, контроль сознания, полное подчинение лидеру,  вплоть до отказа от  связей с родными и близкими, и передачи имущества и доходов секте.

Ведущий российский сектовед А.Дворкин определяет секту как: «закрытую религиозную группу, противопоставляющую себя основной культурообразующей религиозной общине (или основным общинам) страны или региона».

Уже упоминавшийся ранее, в прошлом ведущий профайлер ФБР, а ныне автор бестселлеров -  Джон Наварро рассказал, что в ходе написания книги Dangerous Personalities: An FBI Profiler Shows You How to Identify and Protect Yourself from Harmful People, он подробно изучал жизнь и поведение таких людей, как Джим Джонс – руководитель «Народного Храма»,  Дэвид Кореш – лидер «Ветви Давидовой», Рон Хаббард – основатель саентологии, Мун Сан Мен – основатель «Церковь объединения»,  Луис Фаррахан – лидер «Нации ислама» и т.п. В итоге он выделил основные черты личности и поведения тоталитарных лидеров и описал их в книге «Опасные персоны».

В декабре 2016 г. в интервью он сказал: «Мне трудно представить Трампа Президентом. Он рожден для того, чтобы стать лидером религиозного культа Нью Эйдж» ( Нью Эйдж  — общее название совокупности различных мистических течений и движений, в основном оккультного, эзотерического и синкретического характера).

Представляется, что рассмотрение сторонников Трампа, как секты, а его самого – как тоталитарного гуру, которое становится все более популярным в электронных СМИ, и постепенно перекочевывает в конференц-залы, не только оскорбительно по отношению к значительной части американцев, но и неправильно, по существу.

При этом, любой непредубежденный аналитик заметит много необычностей в ходе избирательной кампании и поведении Трампа уже на посту Президента, странностей в реакции миллионов американцев на его откровенную ложь, агрессивные нападки по отношению к противникам, а также вопиющую некомпетентность по многим вопросам.

Ключ к пониманию глубинных течений в американском социуме дает малоизвестная даже в США, изданная более 40 лет назад, книга Гарольда Айзекса «Идолы племени: групповая идентичность и политические изменения». (Кстати, любопытно, что  эту книгу в 2015 г. переиздали в Китае). К несчастью для демократов, ее внимательно проштудировал Стив Бэннон.

Г.Айзекс – сам по себе любопытная фигура. Его биография в значительной степени отвечает на вопрос, почему книгу не заметили в Америке. В 20-летнем возрасте в качестве журналиста он отправился в Китай и  в 1938 г. издал книгу «Трагедия китайской революции», предисловие к которой написал Лев Троцкий. Подавляющую часть жизни он провел в путешествиях по Азии и в преподавании в MTI. Естественно, книга, написанная синологом об Америке, осталась незамеченной академическим сообществом, и тем более политиками.

Суть оригинальной идеи Айзекса состояла в следующем. Он предположил, что в будущем процессы, характерные в XX веке для азиатских стран и третьего мира вообще, распространятся на богатые страны Запада, включая США, и страны тогда еще существовавшего Варшавского Договора. По его мнению, под воздействием замедления темпов экономического роста, отдельные группы будут все острее ощущать имущественное неравенство, потеряют веру в будущее, в то, что их дети будут жить лучше, чем  они. Эти люди почувствуют себя отверженными, ненужными элитам, людьми, от которых ничего не зависит ни в местности, где они живут, ни в стране в целом. И тогда эти люди, которых будут вероятно миллионы и миллионы, отделятся от общества и государства и образуют  политические племена. Собственно введение концепта «политических племен» и описание алгоритма распада единого общества на отдельные, противостоящие друг другу, политические племена и стало вкладом Айзекса в политологию и политтехнологии.

Буквально в последние пару лет американские политологи открыли для себя книгу Айзекса. В прошлом году вышли две работы: «Чужие на своей земле» А.Хочсчайлд и «Политика обиды: сознание висконсинских аграриев и восход Скотта Уокера» К.Крамер.

В этих книгах движения чаепития и альтернативных правых анализировались как политические племена. Книги были закончены в самом начале праймериз и изданы в ходе избирательной кампании. Они базировались на многолетних эмпирических исследованиях. Оба автора сделали вывод, что контекст выборов 2016 г. коренным образом отличается от других президентских кампаний. Раньше американцы выбирали лучшего кандидата на пост президента из кандидатов, представлявших различные позиции в рамках единого мейнстрима. Выборы 2016 г. воспринимались согласно эмпирическим данным, как война движения чаепития правых и отверженной Америки против истеблишмента. В Америке образовалось политическое племя отверженных, которое по прогнозам авторов книг в ходе выборов стремилось заявить о себе как о мощной политической силе.  Итоги выборов не только подтвердили, но и превзошли ожидания авторов книг, и лидер политического племени отверженных стал Президентом.

Битва политических племен – это всегда война. Знаменитый военный историк сэр Бэзил Лиддел Гарт написал: «Глубочайшая правда войны состоит в том, что исход битвы решается в умах военачальников, а не в телах их воинов». Автор современных бестселлеров по стратегии, советник Р.Рейгана –  Эдвард Люттвак уточнил: «Глубинная тайна войны в том, что ни численность войск и даже ни интеллект командира решает исход компании, а способность населения терпеть тяготы и  лишения, а главное крепость веры и готовность к самопожертвованию военных – от солдата до маршала».

Иными словами, в войне политических племен побеждает тот, у кого крепче вера. Термин «секта», конечно, связан с верой. Но в данном случае гораздо более корректно использовать концепт «культ». Культ – это  более широкое явление, чем секта, и более поверхностное, чем вера.

Культ происходит от слов «поклонение», «почитание» и может касаться совершенно разных аспектов. Знаменитый американский антрополог и мыслитель, автор легендарной книги «Тысячеликий герой», вдохновивший Джорджа Лукаса на «Звездные войны», Джозеф Кэмбелл в лекции в колледже Сары Лоуренс сказал: «Культ – это объединение героя и последователей в единое целое, в основе которого находятся  предельные, не обязательно религиозные, ценности, определяющие поступки, внутренний мир и даже судьбы тех, кто пошел за героем».

В конце 80-х гг. незадолго до своего убийства, гениальный, иного слова не подберешь, румынский мыслитель и религеовед Ион Перту Кулиану определил: «Культ – это обособленные, однако чаще стремящиеся к расширению, группы, объединенные общими  витальными и одновременно предельными ценностями, интересами и проблемами, воплощенными в ком-либо или чем-либо».

Развивающийся культ обязательно предполагает наличие символа поклонения, чаще всего человека, (иногда – предмета, например, иконы, или даже музыкальной группы, типа, «Битлз»), последователей, определенную организацию, планировщиков, которые часто, но не обязательно, скрыты от любопытных глаз и мировоззрение. Поскольку культ предполагает объединение предельных, наиболее глубоких ценностей с витальными жизненными потребностями, то по большей части культы основаны не на идеологических доктринах, а вероучениях.

Удивленный читатель может спросить, какое отношение жизнелюб, любитель женщин, роскоши, эгоист и нарцисс Дональд Трамп, имеет к  вероучениям, богословским догматам, религиозной аскезе и т.п. Как это ни парадоксально, он окажется не прав, если отбросит эту связь. В следующий раз мы подробно проанализируем Трампа, как символ и лидера культа, остановимся на характеристиках его последователей и выявим организационную структуру культа, которая оказалась сильнее демократической избирательной машины. А в заключительной части подробно остановимся на религиозных основах культа Трампа и его явных и тайных организаторах, которые отнюдь не сводятся к одному Стиву Бэннону.

 

Источник: http://hrazvedka.ru/blog/kult-trampa.html

Link to comment
Share on other sites

Культ Трампа. Пост 2

IMG_0999-1024x676.jpgВ то время как ватага примелькавшихся пропагандистов, скитающихся с канала на канал ТВ, жадно ждет указаний: Трамп еще наш, или уже не наш, продолжим последовательно исследовать феномен культа Трампа.

М.Элиаде в трехтомнике «История веры и религиозных идей» выделял два принципиально разных типа культов: символический и буквалистский. В основе символического культа лежат те или иные идеи, ценности, восприятие мира. Лидер же культа является своего рода символом или олицетворением культа, носителем его идей. Не более, но и не менее. В символических культах лидеры могут меняться. Главное, чтобы смена была должным образом залегендирована и воспринята последователями без ущерба для сути культа. В буквалистских культах ситуация принципиально иная. Объектом поклонения, обожания, преклонения выступают не идеи и ценности, а конкретные люди, иконы и даже кинофильмы. В конце XX – начале XXI веков по наблюдению Йоана Кулиану, наиболее активно развивались буквалистские культы. Зачастую они не носят религиозного или идейного характера и конструируются маркетологами и другими специалистами по манипулированию для решения вполне конкретных бизнес и иных задач.

 

Культ Трампа носит символический характер. Стив Бэннон, наиболее известный, но далеко не единственный создатель культа, говорил по этому поводу в ходе предвыборной кампании: «Трамп – наш герой, наша надежда, но отнюдь не символ веры». После избрания Д.Трампа президентом все тот же Бэннон – своего рода хедлайнер группы основателей – в интервью каналу Fox в марте т.г. сказал: «Мы горды и счастливы тем, что Дональд Трамп стал законноизбранным президентом США. Люди, которые мне близки, которые не только читают Вreitbart, но и  отдали все силы избирательной кампании, связывают с Трампом мечты, чаяния и надежды. Но самый великий президент – меньше нашего движения. Движение не может всех своих целей достичь ни за четыре, ни за восемь лет.  Поэтому люди, поверившие Трампу, это – не его последователи, а его сотрудники».

За последние 10-15 лет вокруг американо-румынской школы исследований веры, религий и культов, основанной М.Элиаде и И.Кулиану, сформировался разветвленный междисциплинарный исследовательский коллектив прикладной направленности. Он публикует работы не только в области  религиоведения, но и политической аналитики, управления конфликтами и т.п. Если обобщить работы последних пяти лет в области изучения культов, то получится примерно следующее.

Лидер культа, в данном случае Дональд Трамп, должен обладать и обладает пятью важнейшими чертами:

- харизматичностью. В литературе этот широко используемый термин четко не определяется. Наиболее адекватно его можно понять в контексте теории установки Д.Узнадзе. Установка – это бессознательная готовность человека к действиям, связанным с удовлетворением конкретной, наиболее актуальной на соответствующий момент времени потребности. Харизматик обладает способностью активировать установки большого числа людей и канализировать их в направлении деятельности по достижению цели. Не просто цели, а цели харизматика, которую последователи сознательно или бессознательно воспринимают как свою личную. Трамп, несомненно, обладает харизмой, что не раз доказывал в бизнесе, телешоу и в ходе политической кампании 2016 г.;

- героизмом. Лидер культа должен быть героем. Героем не в буквальном, а скорее в мифическом значении слова. В одной из наиболее читаемых в мире книг «Тысячеликом герое» Д.Кэмпбелл отмечал, что люди во все века шли за человеком, биография которого – это череда поражений и побед в ходе жестоких испытаний. В этом смысле биография миллиардера Трампа с как минимум пятью крупномасштабными банкротствами, как нельзя лучше ложится на героическую матрицу;

- удачливостью. Во все времена опознавательным знаком, маркером всемирно признанных политических и военных деятелей, вождей массовых движений и т.п. было наличие у них фарта.  В средневековой Европе бытовало выражение о подобного рода людях: «человек, поцелованный Богом». Люди буквально нутром ощущают удачливость или неудачливость человека, охотно идут за удачливыми, и стремительно отворачиваются от лидеров, которым изменила ветреная фортуна. Неприкрашенные факты биографии Трампа позволяют утверждать, что он находится в особенных отношениях с удачей;

- коммуникативностью. Обязательное условие для лидера массового движения или культа – это умение общаться с разнообразными аудиториями на привычном им языке. Это важно не столько непосредственно для установления прочной коммуникации, сколько для принятия человека иного уровня и положения, как своего,  близкого. Специфика культа состоит в амбивалентном отношении к лидеру последователей. С одной стороны он для них – непререкаемый гуру, предмет поклонения, а с другой – близкий, понятный, похожий на них человек;

- даром суггестии. Суггестия – это  воздействие на людей, обладающих повышенным уровнем внушаемости. Суггесторы способны подчинять людей, подменяя их потребности и цели на собственные, не только и не столько за счет слов, сколько за счет интонации, тембра голоса, жестов, внешнего вида и т.п. Как правило, суггесторы – это люди, чей психологический профиль находится на грани психической нормы и патологии, или слегка за гранью. Социопат – нарцисс с психотическим  типом поведения Д.Трамп полностью соответствует этой характеристике. По мнению наиболее опытных диагностов невербальных воздействий, он обладает большим потенциалом суггестора. (О суггестии можно прочесть в книге И.Д.Субботиной «Суггестия и контрсуггестия в обществе»).

Вторая обязательная компонента культа – это последователи, или как тонко отметил С.Бэннон, – сотрудники. Они, как правило, являются носителями следующих черт и качеств:

- наличие психотравмы вследствие сильного и продолжительного стресса. Едва ли не наиболее тонкий аналитик стрессового поведения Н.Пуховский в книге «Психологические последствия чрезвычайных ситуаций» описывает цикл постстрессового поведения. После пережитого стресса и психотравмы  люди испытывают гнев и опустошенность. Затем наступает растерянность, неверие в собственные силы и начинается поиск виновников страданий. Неверие в собственные силы сменяется интенсивными поисками лидера, командира, спасателя и даже спасителя, который покарает врагов и вернет людям привычный, утраченный строй жизни. Наконец, после обретения спасателя люди, в обыденной жизни не склонные к дисциплине, охотно подчиняются спасателю и готовы искренне и с энтузиазмом исполнять его приказы и указания. В Америке к 2016 году значительная часть людей, особенно в северно-восточных штатах, находилась в фазе растерянности, гнева и поисков спасателя, пережив в период 2009-2016 гг. серьезную психотравму;

- отверженность. Как уже отмечалось в предыдущих постах, все большая часть американцев, особенно в таких штатах как Пенсильвания, Висконсин, Мичиган, Айова чувствовует себя никому не нужными, преданными Демократической партией, за которую они исправно голосовали на протяжении поколений;

- тревожность. Американцы с каждым не то что годом, а месяцем испытывают все больший страх перед будущим, особенно в тех районах, городах и профессиях, где труд относительно монотонен и поддается автоматизации. Если на юге США движущей силой Республиканской партии был страх перед нелегальными мигрантами из Мексики, то на северо-востоке люди боятся роботов. При этом, будучи новым и не до конца осознанным, страх перед роботами переходил в ужас, в том числе перед смертью. В американском сленге страх перед смертью обозначается словом terror. Культы в американской традиции рассматриваются как инструмент терапии ужаса. В первоисточнике этот функционал называется весьма зловеще – теория управления террором;

- внушаемость. Люди, пережившие длительные запредельные стрессы и испытывавшие страх перед будущим, как правило, не только не слишком верят в возможность вырваться из заколдованного круга только собственными силами, но и обладают высоким уровнем внушаемости. Человеческая психика удивительно пластична и ради выживания даже наиболее устойчивые к изощренным техникам гипноза люди оказываются беззащитными перед вербальной и невербальной суггестией, предполагающей определенный уровень внушаемости;

- энергичность. Как говорил Бэннон, «культу нужны не последователи, а сотрудники». При всех испытаниях и неурядицах, выпавших на долю людей, объединившихся в культ у них должно оставаться достаточно  энергии и сил, чтобы по команде лидера участвовать  в тех или иных акциях и мероприятиях.

Помимо означенных характеристик лидера культа – Д.Трампа и его последователей, а более точно – сотрудников, особый интерес представляет статистический портрет участников культа Трампа. В феврале т.г. в течение короткого периода времени в интернете было доступно исследование, которое заказал Вreitbart,  исследовательской группе во главе с Питером Швейцером на материалах ведущего центра изучения общественного мнения РewResearchCenter. Ниже, короткая выжимка из результатов исследования.

В качестве критерия отнесения к участникам культа использовалось голосование за Трампа и участие не менее четырех раз в месяц в различного рода собраниях и не виртуальных, а реальных акциях в поддержку Трампа и его законопроектов. Это примерно соответствует интенсивности участия верующих в жизни различного рода религиозных общин, в основном протестантских конфессий.

Выяснилось, что через три месяца после выборов в культе Трампа участвует  примерно 5,4 млн.человек с погрешностью +/- 10%. Из них порядка 1,5 млн. составили традиционные активные республиканские избиратели – последователи движения чаепития, а остальные 4 млн. – это люди, которые ранее либо не участвовали в политической жизни вообще, либо голосовали за демократов. Средоточие последователей культа Трампа – это штаты «ржавого пояса» возле Великих озер – Мичиган, Огайо, Айова, Пенсильвания, Висконсин, а также Флорида и население традиционных республиканских штатов на юге и Великих равнинах.

Характеристики сотрудников культа Трампа заметно отличаются от характеристик избирателей Трампа по всей Америке, отдавших за него голоса в 2016 г. Среди сотрудников культа – более 75%  мужчин, тогда как в целом Трампа поддержало 53% мужского населения США. Белых насчитывается почти 75%, тогда как на выборах за Трампа проголосовало 58% белых избирателей.

Примерно 55% сотрудников Трампа – это наемные работники, в значительной массе – так называемые «синие воротнички». Еще примерно 25%  сотрудников составляют владельцы и топ-менеджеры малого и в  незначительной степени среднего и крупного бизнеса, а также так называемые самозанятые. Математик, миллиардер, владелец самого успешного в XXI веке хедж-фонда, один из организаторов культа Трампа – Роберт Мерсер в марте 2016 г. сказал: «Наше движение – это движение производителей. Это – сообщество работяг, неважно, где они работают – у станка, за компьютером, либо на ферме. Этим мы отличаемся от разукрашенной публики непонятного образа, занимающейся преимущественно рекламой, производством никому не нужных новостей, развлечений и прочей шелухи».

Сотрудники Трампа, как это ни удивительно, чуть более образованы, чем в среднем его избиратели по Америке. Более 50% сотрудников имеют высшее образование и порядка 35% даже ученую степень. Участники движения Трампа имеют возраст на 2,4 года ниже, чем средний возраст избирателей Трампа по всей Америке.

Парадоксальным образом, среди последователей Трампа доля религиозных людей чуть ниже, чем в общей массе избирателей. Однако именно здесь заключена хитрость американской статистики. Если верить публикациям Bloomberg и других новостных агентств, то в Америке более 20% атеистов. Однако это не так.

 

Если посмотреть данные РewResearchCenter, то выяснится, что атеистов и агностиков в Америке всего 7%. Остальные без малого 16% составляют люди разных взглядов. Часто всех этих людей трактуют, как тех, кто не знает, как относится к вере, либо не захотел отвечать на вопросы. Однако на конференции РewResearchCenter 2015 года было разъяснено, что в настоящее время примерно 10% американцев верят в Бога или точнее – высшее начало, но не относят себя ни к одной из существующих религий.  Причем число таких американцев и в абсолютном, и в относительном измерении увеличивается быстрыми темпами. Среди последователей культа Трампа примерно 75% составляют представители традиционных конфессий, в подавляющем большинстве протестанты и немного католики. Почти 20% приходится на людей, которые не относят себя ни к одной из церквей, но являются верующими. Это чрезвычайно показательный факт.

Подытоживая, отмечу, в настоящее время в Соединенных Штатах происходят буквально тектонические изменения, связанные с культом Трампа, должным образом не отмеченные и не проанализированные ни отечественными, ни зарубежными американистами. Мы присутствуем при рождении мощного движения производителей с ярко выраженной духовной и концептуальной составляющими.

Чтобы понять масштаб этого движения, приведу только одну цифру. Во время крупнейшего за всю историю США марша против войны во Вьетнаме на Вашингтон участвовало по разным оценкам от 600 тыс. до миллиона человек. Это притом, что мобилизация на марш проходила в течение даже не месяцев, а лет, и он стал апофеозом мощнейшей в истории Америки массовой политической кампании.  Поэтому пять миллионов могут показаться маленькой цифрой только людям, которые ничего не понимают в логике политических движений, в теории и практике общественных перемен. Если вдуматься в эти цифры, становится понятно высказывание С.Бэннона: «Трамп для нас – таран. Движение в поддержку Трампа – это преддверие новой традиционалистской революции производителей в Америке».

В следующем посте о культе Трампа речь пойдет о тех, кто стоит рядом, а точнее за Бэнноном – организаторах, подлинных жрецах – кукловодах культа Трампа.

 

Источник: http://hrazvedka.ru/blog/kult-trampa-2.html

Link to comment
Share on other sites

Культ Трампа. Пост 3

NDoP-small.jpgСегодня речь пойдет  об основателях, своего рода кукловодах культа Трампа. Ни один культ не обходится без основателей, большинство которых старается укрыться от внимания публики за фигурой гуру. Ни один политик в Соединенных Штатах, будь он хоть гипермиллиардер, не сможет занять Белый дом без мощнейшей поддержки не одной, а коалиции сил американского и международного истеблишмента.

В августе прошлого года, когда казалось, что избирательная кампания Трампа трещит по швам, а СМИ практически в режиме нон-стоп сообщали о гендерных скандалах кандидата в Президенты, в укромных залах джорджтаунских ресторанов гулял то ли слух, то ли информация, имеющая прямое отношение к  практически полной замене избирательной команды Трампа сразу после съезда Республиканской партии. Джорджтаун – это интеллектуально-богемный район Вашингтона.  В ресторанах и кафе Джорджтауна вот уже 50 лет любят собираться действующие и отставные представители разведывательного сообщества, лоббисты, инсайдеры и профессора расположенного в районе престижного университета.

 

Суть информации состояла в следующем. Летом 2015 г. прошла встреча трех могучих стариков – Руперта Мердока (1931 г.рождения), Шелдона Адельсона (1933 г.рождения) и Майкла Ледина (1941 г.рождения). Поводом для встречи послужили не внутренние события в США, а внешняя политика Барака Обамы. Три человека, принадлежащие к высшему американскому истеблишменту, получили документированную информацию, что Барак Обама не только снимает эмбарго с Ирана и размораживает его валютные авуары, но и в будущем предполагает заменить им традиционных американских союзников – прежде всего Израиль, а также Саудовскую Аравию.

Детали встречи неизвестны. Однако, судя по отрывочной информации, было принято решение максимально тормозить реализацию плана Обамы в полном объеме. Главное же, было решено сделать все, чтобы не допустить в Белый дом Хиллари Клинтон. Клинтоны, хотя внешне не поддерживали дружескую позицию тогдашнего госсекретаря Д.Керри и Б.Обамы в отношении Ирана, но по факту были финансово связаны с аятоллами. Различные международные фирмы, служащие ширмой для иранских структур, в течение десятилетия делали регулярные и крупные вклады в фонд Клинтона.  Поскольку Ш.Адельсон и Р.Мердок в течение длительного времени тесно и дружески взаимодействовали с Д.Трампом, они уговорили третьего участника М.Ледина, представлявшего разведывательное сообщество и подрядчиков Пентагона всерьез посмотреть на Трампа, как на запасную фигуру в гонке кандидатов в Президенты от республиканской партии. В качестве  главной фигуры тогда рассматривался Тед Круз. Однако, три могучих старика решили подготовить план Б на тот случай, если план А пойдет наперекосяк.

Прямых, документальных доказательств факта подобной встречи нет. Однако вот что интересно. Шелдон Адельсон начал щедро финансировать избирательную кампанию Трампа, когда тот еще был непредставимым кандидатом не то что на пост Президента, но даже кандидата от республиканцев. Когда в самом начале праймериз у него спросили, как он – самый богатый еврей в мире – может финансировать человека, которого поддерживают американские неонацисты, он ответил: «Я и мои друзья слишком стары, чтобы думать о личном и преходящем. Однако, надеюсь, достаточно мудры, чтобы ставить не только на личности, но и на движение в целом». Шелдон Адельсон – не только человек номер один в мире казино и один из крупнейших девелоперов Америки, но и с состоянием более 40 млрд.долларов, щедрый филантроп. Основным направлением филантропии является поддержка Израиля и еврейских общин по всему миру, а также пожертвования университетам и госпиталям в США.

Майк Ледин с 80-х гг. прошлого века имеет в Вашингтоне многозначительное прозвище – «человек, который знает все».  В течение  жизни он был разведчиком, специалистом по проведению активных вооруженных операций, криптополитиком, автором бестселлеров и т.п. Он взаимодействовал с масонской ложей Р2, участвовал в тайной операции «Гладио», создавал негосударственные разведывательные структуры по обе стороны Атлантики, был ключевой фигурой скандала Иран-контрас и главным стратегом экономической и финансовой блокады Ирана. Майк Ледин стал своего рода духовным отцом для Питера Швейцера – правой руки в интеллектуальных и организационных вопросах  Стива Бэннона.  Также Ледин на протяжении долгих лет поддерживает дружеские отношения и даже написал совместную книгу с М.Флинном – неудачливым советником по национальной безопасности, но по-прежнему человеком, входящим в близкий круг семьи Трампа. «Человек, который знает все» с первых дней работы на посту директора ЦРУ консультирует М.Помпео и длительное время  поддерживает доверительные  отношения с Д.Мэттисом.

Что касается Руперта Мердока, то во всем мире без малого 50 лет знают как крупнейшего медиамагната. При этом, аналитики иногда допускают ошибку, утверждая, что политикой он заинтересовался только в начале нынешнего века. Это не так. Еще в конце 1989 г. он направил в Москву  старших вице-президентов своей корпорации. Задача миссии состояла в спасении М.Горбачева от Б.Ельцина и помощи в сохранении СССР в обмен на допуск Мердока в советское медиапространство. А.Н.Яковлев посоветовал М.С.Горбачеву отвергнуть план Мердока, что и было сделано.

Семьи Мердока и Трампа дружат десятилетия. О тесноте отношений говорит тот факт, что Иванка и Джаред Кушнеры познакомились, проводя каникулы на борту яхты жены Мердока. После избрания президентом, Трамп еженедельно общается по телефону с Р.Мердоком и совместно, при участии С.Бэннона, вырабатывает стратегию по наиболее острым и спорным вопросам.

Поскольку все три могучих старца знали таланты и возможности Бэннона, именно ему было поручено ввести в действие план Б в ситуации, когда план А провалился. С.Бэннон, также как и могучие старцы, верит в процессы, а не одиночные события. Он понимает, что побеждают не отдельные люди, а движения. Поэтому, раскручивая кампанию Трампа, он параллельно создавал организационную, финансовую и идеологическую основу для Движения. После избрания Трампа президентом, наиболее выигрышной стратегией для формирования и укрепления Движения стал культ Трампа.  Хотя Бэннон –  фронтмен и главный организатор Движения, он не является одинокой фигурой. Рядом с ним стоят еще несколько человек с огромными возможностями в различных сферах.

Поскольку о Бэнноне было подробно рассказано в «Козыри Трампа -1» и «Принципы Стива Бэннона», перейдем сразу к Ребекке Мерсер, входящей в узкую группу организаторов и управляющих движением. Прежде всего, Ребекка Мерсер – дочь своего отца, одного из 10 самых влиятельных миллиардеров в политике. Свою карьеру Роберт Мерсер начал в IBM и быстро выдвинулся в лучшие специалисты компании по разработке программ машинного перевода и распознавания речи. Именно алгоритмы Мерсера были положены  в основу программ электронного помощника Siri Apple и машинного перевода Google. В начале 90-х гг. он отошел от науки и стал квантом. Так называют в Америке математиков, разрабатывающих программы для алгоритмической торговли и самостоятельно торгующих на фондовых рынках.  Глубокое знание математики принесло Мерсеру и его клиентам миллиарды долларов. В период с 2001 по 2010 гг. фонд Мерсера ежегодно давал доходность порядка 40%.

Ребекка Мерсер окончила Стэнфордский университет по специальности биоинформатика. Она вошла в первую десятку выпускников в потоке, где училось более 200 человек. Спустя несколько лет она получила степень магистра в области исследования операций и распознавания образов. Затем успешно работала в инвестиционном фонде отца. В 43 года она – мать четверых детей, мультимиллионерша, и наиболее влиятельная женщина в американском правом движении. Стив Бэннон стал ее политическим советником еще в 2012 г. Когда было принято решение сделать ставку на Трампа, Бэннон через Ребекку Мерсер привлек к кампании отца с его финансовыми, организационными и информационными возможностями. Также Ребекка Мерсер включила Бэннона в совет директоров Cambridge Analytica, в которой Мерсеры являются основными владельцами. В свою очередь Бэннон предложил Ребекке попробовать свои силы в кинопроизводстве. В 2016 г. полнометражный документальный фильм, где Бэннон и Мерсер были сопродюсерами, был успешно показан на Каннском кинофестивале.

Ш.Адельсон направил в ядро формируемого С.Бэнноном Движения рабби Шмули Ботича. Инкорпорирование рабби в команду заметно облегчилось тем, что Ботич поддерживал дружеские отношении с отцом Джареда Кушнера – миллиардером, девелопером из Нью-Джерси. Ботич с детства был связан с хасидами, а конкретнее – с Хабат Любавич.  В возрасте 10 лет он удостоился беседы с рабби Менхемом Менделем Шнеерсоном, который стал покровительствовать мальчику.  Завершив еврейское образование в Лос-Анджелесе и Иерусалиме, Шнеерсон или Ребе, как он известен своим последователям, послал молодого хасида в Австралию, чтобы открыть раввинский колледж на зеленом континенте. В 1988 г. опять же по указанию Ребе, Ботич стал миссионером Хабада в Оксфордском университете и создал дискуссионную студенческую группу по вопросам иудаизма и изучению хасидских текстов. Там вовсю проявился миссионерский и коммуникативный талант Ботича. За пару лет он сделал группу второй по численности дискуссионной группой в истории Оксфордского университета. Это было не удивительно. На заседания группы Ботичу удавалось пригласить таких лекторов, как Генри Киссинджер и Исхак Шамир, создатель жанра поп-оперы Эндрю Веббер и чудотворец Ури Геллер, нефтяной магнат Марк Рич и Джон Ле Карре и т.п.

Вернувшись в Соединенные Штаты, Ботич основал международную организацию «Ценности этого мира».   Эта организация занимается продвижением универсальных еврейских ценностей в средствах массовой информации и культуры в Америке и по всему миру, проведением конференций, организацией учебных центров и т.п. Главным спонсором сети является семья Адельсонов. Согласно опросам ведущих американских СМИ, на сегодняшних день рабби Шмули Ботич входит в число пяти самых известных раввинов в Америке, а, по мнению израильских СМИ, является одним из 50 наиболее влиятельных евреев в мире. Помимо религиозной и общественной деятельности, Ботич известен как ведущих популярных телешоу, а также плодовитый автор бестселлеров. Особый успех имели книги «Основные понятия хасидской мысли», «Кошерный секс» и «Кошерный Иисус». Книгу «Кошерный Иисус» Ботич подарил Папе Франциску, который дал ему в 2016 г. аудиенцию.

Заметную роль в формировании организационных принципов и идейной направленности Движения сыграл Нассим Талеб. Он длительное время поддерживает отношения со Стивом Бэнноном. Когда вышла в свет крайняя книга Н.Таллеба «Антихрупкость. Как извлечь выгоду из  хаоса»,  Бэннон закупил  множество экземпляров  и буквально обязал сотрудников Breitbart и мозгового треста в Таллахасси внимательно проштудировать книжку. Возглавив избирательную кампанию Трампа, он снабдил ключевых участников избирательной команды памяткой, содержащей краткие выжимки из книг Талеба. Когда американские журналисты после выборов стали донимать Талеба вопросами, имел ли он встречи с Трампом или Бэнноном, Талеб каждый раз дипломатично отвечал: «Любая информация о личных встречах должна исходить от членов команды Трампа, а не от меня». При этом, он загадочно добавлял: «Я не раз пил кофе с друзьями, которых после этой кампании знает вся Америка».  Отзываясь об администрации Трампа, он говорит: «Они выглядят как воплощение людей антихрупкости. Если я сильно понадоблюсь в Белом доме, я первым же поездом или самолетом отправлюсь в Вашингтон».

Еще одной ключевой фигурой в узком кружке организаторов и управляющих культом Трампа или Движением стал Майкл Антон. В течение избирательной кампании он публиковал статьи в ведущих консервативных изданиях  и в социальных сетях под псевдонимом Публий Деций Мус.

Главный смысл его статей был следующим: «Президентские выборы 2016 г. – это не просто выборы, а определение судьбы Америки на долгие годы вперед. Этот цивилизационный выбор между продолжением сползания страны к коррумпированному бюрократическому социализму и восстановлением идеалов просвещенного свободного капитализма. Это – не выборы, а битва». М.Антон  в течение всей избирательной кампании интерпретировал политический процесс как цивилизованную форму гражданской войны. Псевдоним Публий Деций Мус был выбран в память о римском консуле, пожертвовавшим жизнью в сражении, чтобы спасти Рим.

С М.Антоном связана одна любопытная история последних месяцев. Практически все российские и большинство зарубежных аналитиков вскоре после назначения Г.Макмастера советником по национальной безопасности, объявили об ослаблении позиций Стива Бэннона, выведенного из комитета принципалов. Однако те, кто глубоко анализирует американское зазеркалье, увидели в этом событии совершенно другое. Прежде всего, сам Г.Макмастер имеет давние связи с Майком Лединым. Но гораздо более важно другое. Незадолго до реорганизации комитета принципалов, 47-летний Майкл Антон был назначен старшим высокопоставленным чиновником Совета национальной безопасности. Если в комитет принципалов входят люди, которые часто общаются с Трампом, то аппарат Совета  – это орган, который подготавливает решения в ежедневном режиме. В отличие от подавляющего большинства других сотрудников аппарата Совета национальной безопасности, Майкл Антон ориентируется в коридорах власти, разведки, армии и дипломатии, как рыба в воде. В течение президентства Дж.Буша-младшего М.Антон уже работал сотрудником аппарата Совета национальной безопасности.

В заключительном посте серии «Культ Трампа» речь пойдет об организационной структуре, идеологическом базисе и духовной основе Движения, замаскированного под культ Трампа, а также логике его развития.

 

Источник: http://hrazvedka.ru/blog/kult-trampa-post-3.html

Link to comment
Share on other sites

Культ Трампа. Пост заключительный

2016_03_23-TrumpGateway2WhiteSupremacy-HКультовые движения тем успешнее и масштабнее, чем мощнее их апелляция к апокалипсическим настроениям населения, живущего с 2008 г. в состоянии непрерывного стресса. Контуры мира культа Трампа задает книга У.Штрауса и М.Хау «Поколения. История и будущее Америки. 1584-2069, годы». Авторы предложили анализировать американскую историю через призму поколений. Каждое поколение является не только преемником прошлого, но и его антагонистом. Поколение составляет цикл американской истории  длительностью примерно 80 лет.

«При этом восемьдесят лет поколения состоит из четырех поворотов, каждый по 20 лет. Первый называется «Подъем», для него характерна ситуация, при которой институты сильны, а индивиды слабы. Последний американский подъем был в 1943 — 1960 гг.

 

Второй поворот — «Пробуждение» — последним были годы 1961 — 1980. Для Америки это как раз период «революции сознания». Дети подрастают и бунтуют против правительства и родителей, борясь за индивидуальные свободы.

Третий — «Распутывание», благодаря бунту институты слабеют, а индивиды становятся сильными. В США это был период с 1982 по 2004. Приметой этого периода были культурные войны и постмодернизм.

Четвертый поворот именуется «Кризис». В этот период люди объединяются, чтобы бороться с накопленными проблемами. Они трансформируют существующие институты, ведя ситуацию к новому первому повороту. Для США они задали его с 2005 г

В тексте книги авторы указывают, что четыре поколения составили первый большой американский цикл. Он завершается в 2025 г. Будет ли у американской цивилизации новый цикл, либо она подобно многим другим общностям канет в историческую лету, зависит от исхода событий в четвертой фазе 80-летнего цикла, именуемой «Кризис».

Авторы прямо пишут, что период 2016-2025 гг. будет временем больших битв и войн, как привычных, традиционных, так и холодных гражданских. Если Америка найдет в себе силы объединиться вокруг новых героев, то в середине 20-х гг. нынешнего века наступит фаза «Подъема», знаменующая начало нового длинного цикла поколений. Большинство американских историков и политиков весьма скептически отнеслись к книге Штрауса и Хау, и причислили ее к жанру фолк-хистори, что-то вроде трудов отечественных исследователей Носовского и Фоменко.

С.Бэннон, используя ресурсы Ребекки Мерсер и методологию анализа исторических событий Калева Литару, проверил построение исследователей на эмпирическом материале американской истории.  Выяснилось, что по состоянию на середину десятых годов текущего века, прогнозная модель поколений работает лучше, чем другие модели маститых политологов. Соответственно Бэннон,  Мерсер и другие люди, организовавшие Движение, стали активно пропагандировать книгу, выпустив, в том числе два полнометражных фильма, несколько серий комиксов и даже компьютерную игру.

В рамках теории поколений, Движение должно сформироваться как боевая сеть, или стая, ведущая непримиримую борьбу против зол современного мира. К числу этих зол относятся варварский ваххабизм, салафизм и другие направления воинственно-агрессивного ислама, получившие общее название «джихадизм».  Именно джихадизм как квинтэссенция вооруженного варварства, отрицающего ценности и мироустройство западной цивилизации, является главным и безусловным врагом Движения и Америки в целом. Среди сторонников Движения практически нет разногласий относительно того, что Америке в ближайшие 10-15 лет предстоит не просто сражаться  с ИГИЛ и его спонсорами, а также с другими террористическими группами и поддерживающими их государствами,  а вести полноценную религиозную войну.

Второй враг – это так называемая «партия Давоса». В нее входят создатели и бенефициары системы-монстра, распространившегося за последние 25 лет практически по всей планете. Эта система-монстр, как написал в одной из недавних статей Майкл Ледин «есть порождение отрицательной конвергенции социализма и капитализма, в результате которой сформировалось глобалистское общество, вобравшее в себя худшие черты капитализма и социализма».  Рассматривая партию Давоса, как внутреннего и международного врага Движения, те же Бэннон, Талеб, Ледин в течение последнего полугодия неоднократно высказывались, что перед лицом исламского агрессивного джихадизма борьбу с партией Давоса можно и нужно вести осторожно и постепенно, чтобы не допустить войны на два фронта и консолидации теневых представителей партии Давоса, особенно из «глубинного государства» с ваххабизмом и исламистами. В целом, концепт о трех революциях и двух врагах – исламизме и глобализме – стал вкладом Майкла Ледина в Движение и берет свое начало из статьи 2005 года «Революция свободы – наше главное оружие против тирании».

Движение, как не устают подчеркивать его хедлайнеры, носит революционный характер. Уже в этом году Бэннон сильно шокировал светскую публику на одном из приемов в Вашингтоне, когда сказал, что по убеждениям он – христианин, по целям – патриот, а по образу действий – ленинец. Упоминание Ильича – неслучайно. В своих сущностных чертах Движение сильно напоминает РСДРП первых лет существования. Вместо газеты-организатора, в российской истории «Искры», у Движения есть электронный портал Breitbart, который в марте т.г. посетило более 20 млн. уникальных пользователей. Движение, также как и РСДРП, делает упор на низовой уровень и стремится создавать небольшие – от 20 до 100 человек – ячейки, члены которых не только общаются между собой и обсуждают текущую проблематику, но и готовы к действиям в поддержку Трампа, либо иных фигур и инициатив. Существуют и другие общие черты.

Прежде чем перейти к базисным ценностям Движения, необходимо еще раз акцентировать ситуацию с врагами. Исламский экстремизм несомненно является врагом номер один. Однако, подавляющее большинство рядовых участников Движения, как и в целом средних американцев мало интересуется внутренней политикой. В гораздо большей степени  их мысли сосредоточены на внутренних делах, экономике и т.п.

Во внутренних делах Движение четко позиционирует себя как первое с момента окончания Второй мировой войны общеамериканское движение, выражающее чаяния и интересы производителей. На такое позиционирование Движения немалое влияние оказали уже упоминавшийся Майкл Ледин и его ученик – правая рука С.Бэннона – П.Швейцер. Ледин в молодости длительное время работал в интересах американской разведки в Италии и параллельно готовил научную работу об истоках итальянского фашизма и его принципиальных различиях с германским нацизмом. В качестве одной из отличительных особенностей корпоративизма Дуче Ледин обнаружил опору на  хозяев, менеджмент, рабочий класс и мелкую буржуазию, производящих товары и услуги, и находящихся в оппозиции к торговцам и банкирам, контролирующим сферу обращения.

Движение является попыткой реинкарнировать в условиях современной Америки корпоративизм. Как сам Трамп, так и Бэннон, Пенс и даже Д.Кушнер не устают повторять: нынешняя власть представляет, прежде всего, интересы производителей – собственников, менеджеров, наемных работников, девелоперов, самозанятых, среднего и мелкого бизнеса. Отчасти это верно. Более того, о нынешней администрации Трампа можно говорить в полном смысле слова, как о коалиционном кабинете, созданном на хрупкой основе. Трамп не может потерять ни одну из двух ключевых сил, находящихся между собой в антагонистических отношениях: с одной стороны Движение, с другой – фракция Уолл-Стрита, практически монополизировавшая экономический блок кабинета.

У Движения есть три главных ценности. Это – иудео-христианская религия, вне зависимости от конфессий, американский патриотизм и просвещенный капитализм. Что касается просвещенного капитализма, то, отвечая на вопросы телеканала Fox, Бэннон, выражая общую точку зрения руководства Движения, сказал буквально следующее: «Я – не либертарианец. И если говорить честно, не слишком большой поклонник творчества А.Рэнд. Это все об индивидуализме и конкуренции, как единственном регуляторе. Капитализм гораздо сложнее. Конкуренция в нем сочетается с ответственностью. Приведу простой пример. Посмотрите, что сделали первые американские миллиардеры. Они построили университеты, госпитали, привезли в Америку картины лучших художников и открыли их для бесплатного всеобщего обозрения. Теперь сравните их поведение с действиями арабских шейхов и русских олигархов. Их фантазии хватает только на яхты, бессмысленные замки и кутежи в Лас-Вегасе и Монако. В первом случае мы имеем дело с просвещенным капитализмом, а во втором – с клептократией».

Главной задачей формирования базиса Движения является соединение трех направлений американского консерватизма.  Первое направление, или как его называют в Америке «аграрианизм», укоренено в южных штатах, которые во время гражданской войны в США составляли Конфедерацию. Южные консерваторы главное внимание уделяют вопросам веры, ценностям семейной жизни и сохранению традиционной южной культуры. Именно южные консерваторы стали основой движения чаепития, в известном смысле предшественника, а в чем-то и антагониста культа Трампа.

На другом полюсе американского консервативного спектра находятся либертарианцы. Несмотря на  участие в кампании 2016 г. общенационального кандидата в президенты от либертарианцев, большая часть из низ проголосовала все же за Трампа. В Движении либертарианцев привлекает борьбы с глубинным государством и требование максимально ограничить  функции государства как инструмента перераспределения не только от богатых к бедным, но и от работающих к неработающим.

Ядро Движения составляют так называемые «неокальвенисты». Ю.Каграманов пишет по этому поводу: «В конфессиональном отношении протестантская Америка представляет собой довольно пеструю картину: здесь есть баптисты, пресвитериане, методисты и т.д. Но почти все они, по удачному выражению одного теолога, суть не что иное, как «экспериментальный кальвинизм», то есть по-своему интерпретируют или развивают те или иные положения первоначального кальвинизма. Сюда относятся, например, вопросы о соотношении природы и благодати, предопределения и свободы воли и некоторые другие. Но основная разграничительная линия проходит внутри самих конфессий — между «либеральными» христианами и фундаменталистами. Последних отличает неприятие секулярной культуры в ее нынешнем виде, подающей себя с экранов кино и телевидения.

Неокальвинисты делают ставку на Соединенные Штаты в целом, которые изначально были единым «Городом на холме» и должны оставаться им — не так, как это понимали позднейшие экспансионисты (в частности, современные неоконсерваторы), но в том смысле, который вкладывали в это понятие первые кальвинисты-пуритане, претендовавшие стать духовным центром христианского мира, но не более чем.

Неокальвинисты отдают себе отчет, что «обратное завоевание» Соединенных Штатов является очень нелегкой задачей, учитывая, что оно должно вестись в полях культуры, политики и экономики.

Актуальными остаются их взгляды на вопросы экономики. Что протестантская, а точнее именно кальвинистская этика сделала возможной развитие капитализма, это сегодня всякий знает. Менее охотно вспоминают, что Кальвин был противником чрезмерного потребления, а роскошь осуждал в самых резких выражениях. Сегодня неокальвинисты выступают против идеологии всемирного рынка,  этого «экономического Пантократора», лишающего экономику устойчивости и увеличивающего разрыв между богатыми и бедными; и это в условиях неизбежного сокращения ресурсов. Их девиз, охватывающий равно сферы экономики и морали — Самоограничение (заметная точка схождения с идеологией А.И. Солженицына). Неизменным остается у неокальвинистов культ работы; если девиз потребительского общества — «работать, чтобы жить», то девиз неокальвинистов тот же, что и столетия назад, — «жить, чтобы работать».

На конференции Breitbart, посвященной первым 100 дням президентства Трампа, был распространен своего  рода манифест Движения. В нем можно найти следующие строки: «Мы против глубокого неподотчетного гражданам государства, против гигантских банков и корпораций, предавших капитализм и насадивших экономический коммунизм для одного процента, против культа потребления и роскоши, эксплуатирующего и оскверняющего труд, бережливость и предприимчивость. Мы –  за производителей, за частную собственность, за свободу в доме на Холме, где встречаются мечта, традиция и вера».

Насколько реалистичны цели и задачи Движения? Сегодня приверженцев культа Трампа, как уже отмечалось ранее, по американским масштабам немного, где-то вокруг 5 млн. Правда, это – не просто сочувствующие граждане, а люди, готовые принимать личное непосредственное участие на постоянной основе в тех или иных акциях. Создатели Движения, пока замаскированного под культ Трампа, играют, что называется, в долгую. В вашингтонских коридорах власти можно услышать мнения осведомленных инсайдеров, что Сара Пейлин была экспериментом, Дональд Трамп – это неожиданная удача, которой грех не воспользоваться. Но главное содержание работы ближайших четырех или восьми лет, это – подготовка президентства Скотта Кевина Уокера.

Стратегию для достижения долговременной цели Движения разработал Нассим Талеб.  Основные ее контуры содержатся в статье «Побеждает наименее толерантный: Как работает диктатура меньшинства».

В заключение отмечу. Ввиду неизбежности циклического и одновременно системного кризиса глобальной системы хозяйствования, включая и американскую экономику, Д.Трамп имеет большие шансы войти в историю не только как лидер культа, но и как виновник, а возможно, и жертва крупнейшей экономической катастрофы. Вероятно, именно вследствие неизбежности кризиса, все финансово-экономическое крыло администрации Трампа составили крупнейшие финансисты, которые в час Ч постараются решить свои задачи. Что же до Движения, то в контролируемых СМИ оно уже примерно полгода говорит о неизбежности глубочайшего экономического кризиса и проводит различного рода подготовительные мероприятия. Что касается Трампа, в роли жертвы он сослужит особенно большую роль для Движения. Герой и мученик гораздо ценнее удачливого лидера.

 

Источник: http://hrazvedka.ru/blog/kult-trampa-post-zaklyuchitelnyj.html

Link to comment
Share on other sites

  • Serjio pinned this topic

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information