Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'жизнь'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 2 results

  1. "Малыш". До слез трогательный рассказ о верной любви до смерти Книги: читаем и обсуждаем! 22 августа, 19:41 УдалитьПожаловатьсяДобавить автора в черный список История про верность и неизбывную любовь собачью Он уже несколько дней лежал у дверей, ведущих в подвал дома. Все проходили мимо, не обращая на него внимания. Признаков жизни он не подавал. Ни голосом, ни малейшими движениями. Он медленно умирал. От тоски и ненужности. Но его домашние ещё возились с ним, проявляя заботу и, принося какую-то еду, помогая ему хоть что-то съесть. ₽Добрые книги для детей и подростковЭлитная частная школа-пансион МГУ!Мы просим о помощи! Помогите храму...Содействие в подборе финансовых услуг/организацийЧистка ковров. Белгород. 100.00 руб Они укрывали его тёплыми вещами, гладили по головке. Из глаз его, которые перестали источать весёлый блеск, медленно текли горячие слёзы, которые совсем не высыхали. Он безразлично смотрел на окружающий его мир. Но усталый и больной мозг ещё выдавал сюжеты из немногих прожитых лет. Особенно к ночи вспоминалась ему та жизнь, чётко и ярко. Он всю ночь глядел на звёзды, которые, как казалось ему, летали как бабочки и манили его поиграть с ними. Он поднимал непослушную голову, открывал рот, пытаясь издать звуки радости, восхищения, но голоса не было. Голова опять падала на одеяло, и он мирился со своим состоянием. Хозяин, которого он любил больше всего, с которым он проводил все вечера и выходные дни, с которым делили хлеб-соль, вдруг, исчез. Нет, не исчез. Его куда-то увезли. Ещё неделю назад он видел своего хозяина дома. Тот лежал в большой комнате в большом, красиво украшенном ящике и всё время спал. Люди толпами приходили и уходили, домашние плакали и суетились. Он тоже крутился под ногами, заглядывал в ящик, целовал руки и лицо хозяину, пытаясь расшевелить его, разбудить. Почему хозяина увезли? Куда? Зачем? Как он мог пропустить этот момент разлуки? Да, всё эти гуляния со своими дружками? Ах, как он был беспечен… «Вот где хозяин теперь один, без меня? А мне как без него жить? И зачем?» — так продолжал он думать и винить себя. Временами он забывался, как будто проваливался в яму, теряя сознание. Его разбудил шум подъехавшей к подъезду легковой машины. Он сжался в комок, попытался зарыться в одеяло, но ничего не получилось. Одеяло сползло и обнажилось его хилое, дрожащее тело. Кто-то опять склонился над ним, поправил одеяло, погладил его по голове, пытаясь угостить колбаской. Она вкусно пахла, но уже не вызывала аппетита, да и рот не открывался. Этот кто-то, махнув на него рукой, равнодушно проговорил: « Не жилец. Надо его взять с собой и по дороге cxoрoним». « Что значит «cхoрoним»? Меня спрячут? Или отдадут другому хозяину»? – промелькнули тревожные мысли в его потухающем мозгу. «Мне уже всё равно…такого хозяина я уже не получу…как хочется к нему…увидеть ещё разок…больше не убегу от него…» Все домашние и приехавшие гости вышли из подъезда с сумками. Сели в машину, которая, почти тронувшись, вдруг остановилась. Двое мужчин подошли к неподвижно лежащему трyпикy, завернули его и положили в багажник машины. «Поехали». «Ну, вот…и меня куда-то повезли…а, всё равно, лишь бы скорее …» — промелькнула последняя, почти светлая мысль. Ехали долго. По дороге ужасно трясло его остывающее тело. Ему показалось, что они с хозяином едут по той разбитой, лесной дороге на рыбалку, на своём «Днепре», везде проходимом стареньком мотоцикле. Каждый раз, только увидев, как хозяин надевал большие резиновые сапоги, он бегом нёсся к мотоциклу, залезал в коляску и терпеливо ждал хозяина. А хозяин всегда шутил: «А каску почему не надел»? Каску он надевать не умел. Её, шутя, надевал ему сам хозяин, в целях «безопасности пассажира». На привычном месте хозяин ставил палатку и разводил костёр. Потом хозяин ходил по берегу с длинным удилищем, куда-то его забрасывал, но оно всегда оставалось в его руках, цепляло что-то трепещущееся и поднимало из реки. Это «что-то потом хозяин варил в котелке и угощал его. Вкусно было, только много колючих костей. А как здорово было им на сенокосе!? Какое раздолье!.. Гуляй по огромному полю, пока хозяин, напевая какую-то песню, машет кривой закорючкой по траве; гоняй ворон, да выскочивших из-под кочек глупых мышат… Эх… Уже несколько раз они пропустили свои прогулки. Но, вдруг, видно от нескончаемой тряски или тёплых воспоминаний, ему стало жарко, он поднял голову и застонал. Наконец, машина остановилась. Все вышли и направились к свежему холмику, у которого стоял столик и две скамьи, сделанные из свежих, пахнувших смолой, досок. Женщины, скорбно причитая, ставили в вазу цветы. Мужчина, который говорил о захоронении, подошёл к машине, открыл багажник, чтобы достать трyп и лопату. Но, подняв крышку, он увидел «oживший трyп», умилённо смотревшем на него. Мужчина поднял его и положил на землю. «Пусть полежит. Или всё равно окочурится или…оживёт». Все переглянулись и уселись за стол. Они долго и радостно вспоминали того, кто был зарыт в холмике. Внезапно одеяло зашевелилось, появилась голова. Затем, собравшись с последними силами, «трyпик» поднялся и, качаясь из стороны в сторону, заковылял к группе людей, следивших за происходящим «чудом». Все замерли, глядя на такую картину. «Трyпик» подошёл к холмику, заполз на его гребень и принялся рыть ямку. Он рыл с такой силой, что земля разлеталась во все стороны. Наконец, вырыв нужного размера ямку, он тихо улёгся в неё и, свернувшись калачиком, замер. Группа стояла с открытыми ртами. Один, придя в себя, произнёс: «Он почуял запах… хозяина… и решил yмeрeть… у него на груди. Пусть лежит, пока мы сидим. Потом… cхoрoним в другом месте». Вечерело. Надо было уже ехать домой, да что-то делать с этим, то yмирaющим, то oживaющим экземпляром. Послышался шум подъезжающего мотоцикла. Это приехал младший сын хозяина. «Днепр», хозяйский «Днепр», до мозга костей знакомый звук, который я отличил бы от тысячи таких звуков!..На нём что, мой хозяин приехал? Как же так? А тут кто лежит?» — промелькнуло у него в головке. Он резко вскочил, помотал головой, посмотрел в сторону звука и, спрыгнув с холмика ещё слабыми, но уверенными прыжками проскочил мимо сидящих за столом. Подбежав к мотоциклу, он на секунду остановился, посмотрел на юношу, покрутился, а потом вдруг, лизнул горячим языком ему руку, признав в нём нового хозяина, довольно резво влез в коляску и уселся на привычное место. -»А каску почему не надеваешь»? — шутил юноша. Xoрoнить этого верного члeна семьи не пришлось. Все просто остолбенели от такого поворота событий. А он принялся рыться в сумке, из которой нёсся дурманящий запах колбасы. «Малыш! Хороший мой. Друг ты наш верный… Oжил, вот ты и попрощался с хозяином… будем навещать его вместе», — со слезами радости проговорила вдoвa хозяина. Все довольные отправились домой. Эмма Рейтер. Июнь 1993 г. https://knigi.mirtesen.ru/blog/43380982731/Malyish.--Do-slez-trogatelnyiy-rasskaz-o-vernoy-lyubvi-do-smerti?utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_9&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1
  2. Scott Schieman Sociology of Religion, Volume 71, Issue 1, 1 March 2010, Pages 25–51,https://doi.org/10.1093/socrel/srq004 Published: 10 February 2010 Abstract This study examines the differences in beliefs about God's influence in everyday life across levels of socioeconomic status (SES) and whether that association is contingent upon religious involvement (i.e., frequency of praying, attendance, reading religious texts, and subjective religiosity). I focus specifically on the beliefs in divine involvement and divine control. Using data from two national 2005 surveys of Americans, I observe the following: (1) overall, SES is associated negatively with beliefs in divine involvement and control; (2) with the exception of reading religious texts, each indicator of religious involvement is associated with higher levels of beliefs in divine involvement or divine control; (3) SES interacts with each dimension of religious involvement such that the negative association between SES and divine involvement or control is attenuated at higher levels of religious involvement. I discuss the contributions of this research for theoretical perspectives on the relationship between SES and beliefs about God's influence in everyday life, underscoring the need to assess religious involvement in these processes. William James ([1902] 1999) defined religion as “the feelings, acts, and experiences of individual men in their solitude, so far as they apprehend themselves to stand in relation to whatever they may consider the divine” (p. 36). For more than a century, critiques of religion have suggested that beliefs about God, including His engagement and involvement in everyday life, represent forms of delusional pathology (Ellis 1988; Freud 1976; Marx and Engels 1964; Watters 1992).1 More recently, a fresh crop of writings from scholars across disciplines has sought to assess and challenge religion in contemporary society, especially in the United States (Dawkins 2006; Dennett 2006; Harris 2004; Hitchens 2007). Despite the increasing popularity of these recent polemics about religion, there is strong evidence that the vast majority of Americans maintain the belief in a personal God (Froese and Bader 2007), and these beliefs remain influential in many aspects of American social and political life (Wills 2007). Less is known, however, about the content of those beliefs. In this paper, therefore, I focus on the extent that individuals believe in a personal God who is involved and influential in people's lives—with a special emphasis on the distribution of these beliefs across SES. Sociologists have long touted the social causes and consequences associated with beliefs about the divine (Marx and Engels [1878] 1964; Weber [1922] 1963). One area of interest has focused on the patterning of religious precepts and practices across social strata (Davidson 1977; Demerath 1965; Fukuyama 1961; Glock and Stark 1965; Stark 1972). Wilson (1982), for example, underscored “the differential appeal of religion according to the specifics of particular classes or social groups” (p. 23). Recent evidence confirms that stratification-based differences in religious affiliation persist (Pyle 2006; Smith and Faris 2005). In an effort to extend this tradition, I examine the association between SES and beliefs about God independently and in conjunction with other aspects of religious involvement, including the frequency of attending religious services, praying, reading religious texts, and subjective religious identification. Using data from two 2005 national surveys of American adults, I address three questions: (1) Is SES associated with beliefs about divine involvement and divine control? (2) How are different dimensions of religious involvement associated with those beliefs? (3) Does religious involvement modify the association between SES and beliefs about divine involvement and divine control? In supplemental analyses, I also assess whether or not the association between SES and the belief in divine involvement is contingent upon individuals' beliefs about the Bible as the literal word of God. ... https://academic.oup.com/socrel/article/71/1/25/1622317
×
×
  • Create New...

Important Information