Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Захар Виноградов: А что дальше? Три вектора завтрашнего дня: украинский, российский и западный


Recommended Posts

А что дальше? Три вектора завтрашнего дня: украинский, российский и западный

А что дальше? Три вектора завтрашнего дня: украинский, российский и западный
© коллаж Украина.Ру
Совершенно очевидно, что после 24 февраля мир уже не будет прежним. Ни в геополитическом смысле, ни в узко утилитарном. Никогда не будет прежней России, прежней Украины и даже прежнего Запада. Система, находившаяся в равновесии, принимает постепенно другие очертания. И, конечно, важно понять, чем в этом новом мире будем мы?

Вопрос вовсе не праздный. Дело не только в санкциях, которые применяет Запад к России. Дело не только в операции по демилитаризации и денацификации, которую проводит Россия на Украине, дело даже не в том, какой будет (и будет ли вообще) Украина. Все сложнее и в то же время проще.

Сложнее потому, что в результате происходящих событий Россия, являясь одним их краеугольных (чтобы там ни говорили на Западе) государств мировой политической и экономической системы, пошла против этой системы. Против всей системы, выстроенной за 30 лет США и Европой. Проще говоря, очевидно, что возврата к былому не будет и сейчас мы в очередной третий раз (после 1991-го и 2000-го) находимся в точке старта нового мироустройства. Возможно, более глобального, чем два предыдущих. И то, каким будет этот новый мир, зависит буквально от нас самих, нынешних, сегодняшних, имеющих опыт и знания, уже выстраданные в предыдущих реконструкциях, перестройках и коррекциях.

Захар Виноградов, кто он

Нет, мы не можем ответить на вопрос, каким будет этот новый мир, потому что предыдущий опыт научил (особенно 1991-й год), что любые планы и прожекты сильно отличаются от реального и существующего. В некотором смысле в худшую сторону, но в исторической перспективе — в лучшую. Это мы уже прошли. И теперь мы сможем говорить не о будущем, а скорее о тех вопросах, которые возникают при рассмотрении сегодняшних реалий. Даже не вопросах, а скорее векторах развития.

Украинский вектор

Прогнозировать будущее Украины практически в нынешних условиях невозможно. Какой она будет по результатам воинской операции? Если с Донбассом и Крымом все понятно — они уже точно никогда не вернутся в Украину — то что будет с остальной частью страны?

Вопрос отнюдь не бесспорный. Юго-восточная часть Украины, традиционно ориентированная на Россию, в принципе, может отправиться в самостоятельное плавание, поскольку Россия, о чем уже было заявлено, не собирается оккупировать Украину, а оставаться этой части страны и дальше в границах сложившегося русофобского государства, как говорится — стремно. Это если не будет проведена полная и тщательная денацификация. Но об этом чуть позже. Представим себе, что она не произойдет. И что делать с этой частью Украины России?

Вопрос в том, как, в каком виде будет и может существовать Юго-Восток? Промышленность Юго-Востока Украины, как и всей страны, как уже неоднократно писали мы в издании Украина.ру, находится в разрушенном состоянии, поскольку государство очень мало заботилось о развитии промышленности — Черноморское пароходство продано, Николаевский судостроительный завод обанкрочен, Южмаш еле теплится, и так далее и тому подобное. Всё это бремя разрушительного управления страной на Юго-Востоке осложняется разрушениями, которые возникли в результате войсковой операции. Чтобы восстановить промышленность, инфраструктуру, порушенное, нужны не просто большие, а очень большие деньги и огромные по своим масштабам инвестиции.

Очевидно, что не только всю Украину, но даже ее юго-восточную часть Россия не потянет. Конечно, если это будет отдельное государство, России придется принимать на себя пусть и не полное, но частичное бремя восстановления. А если эта часть Украины останется в составе большого украинского государства (это при условии эффективной денацификации), то вполне возможен вариант, что восстановлением и развитием страны займется ЕС, у которого есть и деньги, и ресурсы, и возможности.

Просто о сложном. Цели и задачи России в операции по демилитаризации и денацификации Украины
Просто о сложном. Цели и задачи России в операции по демилитаризации и денацификации Украины
© коллаж Украина.Ру

Конечно, Европа может не только восстановить промышленность Украины, разрушенную тридцатью годами бесхозяйственности, но даже простить если и не все, то значительную часть государственного долга Украины (а он составляет порядка 80 млрд долларов), что улучшит экономические показатели. Правда, это только укрепит украинскую элиту в ее вере в то, что им все должны. Но это уже — второстепенное.

Европа, ЕС может вложить деньги и в развитие Украины, более того, принять Украину в ЕС. Но что будет в этой стране, вернувшейся после войсковой операции в результате вступления в ЕС и перехода на рельсы западной идеологии с ее, англо-саксонской  исторически выращенной русофобией? Тем более что за ЕС стояли и стоят США, а они, тут уж сомневаться не приходится, сохранят антирусскую направленность Украины, и даже более того, постараются ее значительно усилить, используя возникшие ныне обстоятельства. И что тогда будет с денацификацией, которая является важнейшим элементом нынешнего конфликта? Получается, если ЕС вложится в восстановления и развития Украины, то все вернется на круги свои и мы опять будем иметь под боком Анти-Россию? Или мы как-то можем избежать такого развития событий? Но как? Какие документы могут нам гарантировать, что возврата к прошлому, унизительному для русских людей в Украине уже не будет?

Тут возникает и еще один вопрос: где и когда остановится российская армия? Провести демилитаризацию намного проще, разрушив военные объекты и ликвидировав вооружения, что, собственно, делается и по большей части сделано. А вот провести денацификацию значительно труднее, потому что «нацификация» находится не в полях и лесах, а в головах людей.

Да, при определенной долгосрочной перспективе, при доступе к местным ТВ-каналам и возвращении в украинское медиапростарство российских СМИ (изгнанных оттуда сначала Порошенко, а потом и Зеленским) вернуть сознание миллионов граждан Украины в исторически и политически верном направлении вполне возможно.

Но для реализации этой задачи надо, во-первых, время — а это годы (30 лет Украине вправляли мозги вполне искусные мозгоправы Запада, и прежде всего США, особенно в последние 7-8 лет) и, во-вторых, доступ к этому самому медиапространству, а это возможно лишь при полной и безоговорочно капитуляции украинской власти, которая не собирается капитулировать и готова сражаться за себя любимую до последнего украинца. То есть нужна по сути (пусть и не по форме) капитцуляция украинской власти и полная отмена антироссийского блока законов.

Тогда где эта капитуляция состоится? В том смысле, что, если ВС РФ возьмут Киев, будет ли считаться, что власть должна капитулировать, если она, допустим, всем гуртом (президент, правительство, парламент) переместится во Львов и будет оттуда махать нам жовто-блакитным флагом?

 

Понятно, что без капитуляции в том или ином ее виде (даже в щадящем самолюбие Зеленского и его Ко) денацификация невозможна. Зеленский был актер комедийного жанра, а сегодня он звезда европейской политики, и это нужно учитывать обязательно, потому что держаться за этот свой новый имидж он будет до последнего. Он может сидеть в Польше, а при этом делать вид, что сидит в бункере и выдавать оттуда свои спичи о победоносном шествии украинской армии и о том, что все украинцы как один должны отстаивать свою не понято от кого независимость. И с этим его отсутствием в месте капитуляции ничего не поделаешь.

Поэтому вопрос, где и когда будет останавливаться полицейская (по терминологии Андрея Суздальцева) операция, очень важный, один из главных в этой части, как и вопрос о том, будет ли капитуляция и в какой форме? Без этого нет и не будет окончательной денацификации. А без нее непонятна судьба и будущее Юго-Востока Украины.

Российский вектор

Очевидно, что перед Россией ситуация, возникшая в результате спецоперации на Украине, ставит целый ряд вопросов, в том числе экзистенциального характера. Часть из них вытекает из украинского вектора: где прекращать операцию и как останавливаться?

Но есть и другие. В настоящее время, поскольку это не война, а всего лишь полицейская операция по демилитаризации и денацификации, на освобожденных территориях действует легитимная украинская власть, в которой далеко не все представители готовы поддерживать устремления России. И как быть с ними, если они начнут откровенно вредить простым решениям — обеспечения и снабжения необходимым, чем уже занимается Россия, вверенных им городов и поселков, будут саботировать раздачу гуманитарных грузов (что уже происходит)? Имеем ли мы право их отстранять за вредительство от власти? А если имеем, не проще ли провести полную перезагрузку власти, то есть выборы? А если мы их проведем, то будем ответственны за новую власть и ее успехи и промахи или мы все должны оставить как есть и пусть сами дальше решают свою судьбу?

 

Еще один вопрос, и не менее, а может быть, и более важный: чем дальше и дольше будет задерживаться окончание воинской операции, тем быстрее и прочнее будет формироваться нацистское подполье, которое, по некоторым признакам, уже действует на освобожденных территориях, и его будет еще больше по мере освобождения в результате войсковой операции крупных городов Украины. Именно там и будут формироваться штабы нового украинского подполья. Нам с ними бороться, но как, если это — полицейская операция и мы не собираемся надолго задерживаться в Украине? Если мы только хотим ее очистить от нацистов? А подполье и будет нацистским.

Есть и внутренние российские проблемы. Например, проблема дальнейшего развития экономики. Тут многое зависит прежде всего от вопроса, будем ли мы брать на себя Украину, ее возрождение и дальнейшее преобразование в развитую государственную структуру и промышленное, экономически успешное государство? Ведь на это, как уже сказано, нужны деньги, ресурсы, инвестиции.

Что будем делать с собственной экономикой, лишенной внешнего финансирования (и инвестиций и внешних заимствований)? Как поведут себя олигархи, накопившие несметные богатства в России, но державшие до последнего времени свои миллиарды в английских, швейцарских и американских банках? С самими-то олигархами ладно, переживем без них, если они отвалятся от страны после того, как перед ними поставят на западе выбор — либо возвращаться в Россию без денег, либо оставаться там, отказавшись от России. А вот что делать с их арестованными счетами, которыми они, судя по всему, в ближайшее время не смогут свободно обращаться? Ведь именно на этих счетах находятся все те миллиарды, которые заработаны в России и на ее ресурсах. Они теперь в Россию никогда и никак не вернутся?

Алексей Зубец: Западные санкции позволят России пощипать олигархов и ликвидировать слабости экономики
Алексей Зубец: Западные санкции позволят России пощипать олигархов и ликвидировать слабости экономики
© Youtube / Алексей Зубец

 

Конечно, в результате последних лет рачительного хозяйствования Россия накопила немалые средства (часть из которых, кстати, все же находится тоже на Западе), и теперь, как уверяет нас правительство, мы сможем задействовать их вместе с капиталами предпринимателей для преодоления санкций и создания своей инфраструктуры и своей промышленности, потерявшей многие важные элементы в результате санкций и ухода с российского рынка многих западных подрядчиков и корпораций — от автопрома до создания чипов и глубокой переработки нефти и газа. Но почему мы не сделали этого раньше и почему для этого понадобилось вводить страну в санкционный шок? Получится ли это сейчас, если не получалось в полной мере раньше?

Очевидно, что все накопленные за 30 лет внешнеполитические связи России с Западом фактически разрушены и нужно либо выстраивать новые, что представляется очень и очень трудной, но не неисполнимой задачей. Очевидно и то, что Россия будет переориентироваться на внешние связи с арабским миром, Индией, Юго-Востоком вообще и Китаем в первую очередь.

Для того, чтобы заменить на внутреннем рынке недостающие для полноценного производства детали, комплектующие, вполне достаточно развить дальнейшие связи с тем же Китаем, ставшим заводом мира по производству всего на свете. Но это потребует времени, сил и терпения, когда населению придется свыкнуться с потерей привычных телефонов, гаджетов и даже некоторых продуктов.
Готовы ли мы все вместе это терпеть? Думаю, да. Но это нужно делать не с закрытыми глазами и без романтических ожиданий. То есть мы должны точно понимать, как и сколько времени будет продолжаться планируемый стагнационный период.

Западный вектор

Очевидно, что никогда не будет прежним после 24 февраля и Запад. Интеграция России в экономику и политику Запада оказалась куда глубже, чем там ее себе представляли. И дело не только в энергоносителях, которыми Россия обеспечивала Европу и США и от которых теперь они вроде бы хотели бы отказаться, но, похоже пока не могут, но планируют. Хотя и в них тоже, конечно.

Но дело все-таки прежде всего в геополитике. Ряд европейских стран, в том числе входящих в Евросоюз, в своей внешней политике учитывали Россию как определенный противовес США, пытаясь выстраивать какую-то многополюсность. Они были нашими хотя и с оговорками, но союзниками. Теперь некоторые из них (например, Германия, Франция) перестали ими быть. Вполне возможно, что со временем они одумаются и решат, что им следует вернуть в геополитику многополюсность и что именно Россия может им помочь решить этот важнейший геополитический вопрос. Но тут ключевые слова — «со временем» (то есть когда и сколько на это надо времени?) и «могут» (потому что могут ведь не осознать).

 

Очевидно, что Запад вслед за Россией начнет иначе понимать и ориентироваться на Юго-Восток, богатый ресурсами, в том числе и энергетическими, которыми волей неволей Западу придется запасаться в Азии. А, следовательно, уйдя от Запада на Юго-Восток мировой политической и экономической системы, мы снова там столкнемся лбами с Западом.

Каким будет этот новый мир? Какой будет новая Россия? Какой будет Украина в этом новом мире? И будет ли она вообще или распадется на ряд государств, ориентированных на внешних игроков — Россию, Польшу, Венгрию, США?

Пока мы этого не знаем. Возможно, узнаем очень не скоро. Но отчетливо понимаем, что прежним весь этот мир уже не будет никогда.

Вместо резюме

Автор ни в коем случае не отрицает значение и важность, а так же своевременность проведения войсковой операции по демилитаризации и денацификации Украины. Просто хочется обратить внимание на те неумолимые вопросы, которые возникают у каждого из нас.

 

https://www.mk.ru/social/2022/03/11/vnezapnaya-ostanovka-serdca-est-li-nadezhda-na-spasenie-kogda-na-schetu-kazhdaya-sekunda.html

Link to comment
Share on other sites

Join the conversation

You can post now and register later. If you have an account, sign in now to post with your account.

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information