Перейти к содержимому
КНИГИ: Эмиль Дюркгейм. Элементарные формы религиозной жизни. Тотемическая система в Австралии (на русском языке) Подробнее... ×
ВНИМАНИЕ! Заработал сайт очередной Минской религиоведческой конференции (18-20 апреля 2019 г.) Подробнее... ×
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Поиск по сайту

Результаты поиска по тегам 'украина'.

  • Поиск по тегам

    Введите теги через запятую.
  • Поиск по автору

Тип публикаций


Категории и разделы

  • Сообщество социологов религии
    • Консультант
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Научный результат
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Лицо нашего круга Клуб молодых социологов-религиоведов
  • Дискуссии Клуб молодых социологов-религиоведов

Искать результаты в...

Искать результаты, которые...


Дата создания

  • Начать

    Конец


Последнее обновление

  • Начать

    Конец


Фильтр по количеству...

Зарегистрирован

  • Начать

    Конец


Группа


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Ваше ФИО полностью

Найдено 21 результат

  1. 3.11.2018 в 22:40 Известный украинский ученый – академик Петр Толочко – не побоялся репрессий и приехал в Москву на заседание Всемирного русского народного собора, где выступил с речью, развенчивающей тезисы пропаганды правящего режима на Украине. Так, Толочко опроверг лживые тезисы о «древних украх» и некоей «Украине-Руси», которые используют украинские сепаратисты для обоснования отторжения русских земель от России. По словам Толочко, Киев является исторически русским городом, именно отсюда начинался Русский мир. «Русский мир начинался не с Московского царства. Он рождался на берегах Днепра, на древней Киевской Руси. Когда первые летописцы и первые богословы пытались осознать, что такое Русь, они идентифицировали это огромное пространство от Новгорода до Киева, от Карпатских гор до Волго-Донского междуречья как единое православное русское пространство. Митрополит Иларион, сподвижник Ярослава Мудрого, в своем знаменитом „Слове о законе и благодати“ говорит, что русские князья „не в худой и неведомой стране владычествоваша, но в Русской, яже ведома и слышима всеми четырьмя концами земли“. Таким осознавалось это огромное пространство в полтора миллиона квадратных километров. Игумен Даниил путешествует ко Гробу Господню, он черниговский игумен, но ставит на Гробе Господнем кадило от всей Русской земли и представляет себя Русской земли священником. Он не сузил свое представительство до Черниговского княжества, а выступает как посол всей Русской земли. Понятие Русской земли, Русского мира было и в народном сознании. Знаменитые былины, которые отображают историю Руси, словно высказанную самим народом, показывают русских богатырей, которые живут вне времени, вне пространства, но они защищают Святую Русь, они стремятся в Киев, чтобы защитить стольный град Руси, – так что общее понятие Русского мира формировалось уже тогда», – сказал Толочко. «Уверен: даже если бы не было всей нашей последующей истории, если бы случилось так, что моя родная Украина осталась в составе Великого княжества Литовского или Польши, то и в этом случае мы имели бы полное право причислять себя к Русскому миру. Но ведь были целые столетия нашей общей истории, истории наших братских народов — сейчас немодно так говорить, но ведь, по существу, именно так! Немыслимо православное просвещение на Украине, в Малороссии, и в России без взаимодействия Киево-Могилянской академии и московской Греко-латинской академии. Мы не можем себе представить Русскую Православную Церковь без Димитрия Ростовского, выходца из Малороссии. Мы не можем себе представить исторический процесс времен Петра I без Феофана Прокоповича, ректора Киево-Могилянской академии, а затем сподвижника Петра I, который, по существу, дал идеологическое обоснование рождающейся империи. Мы не можем себе представить историю нашу без братьев Разумовских во времена Елизаветы и Екатерины, без канцлера Безбородко, без графа Кочубея, канцлера в правительстве Николая I. Думаю, мы не можем себе представить и советскую историю без наших малороссов, наших украинцев. Сидели тут, даже в Кремле, управляли огромной страной, и я считаю, что безнравственно сегодня нам, украинцам, отказываться от этой нашей общей истории. В ней было все — взлеты и падения, достижения и неудачи, – но говорить, что это все не наше, что мы к этому не имеем отношения, мне кажется безнравственным», – заявил киевский академик. «Хотел бы надеяться, что время нестроения завершится и история вырулит на столбовую дорогу. Не знаю, что нам делать в Брюсселе или Вашингтоне, я там чужой, но я свой в Москве и Петербурге, и таких в Украине миллионы», – подчеркнул Толочко. За выступление его поблагодарил предстоятель РПЦ Патриарх Кирилл. «Совершенно очевидно, что Украина, которую называли в царское время Малороссией, была названа так не потому, что кто-то хотел ее унизить и подчеркнуть значимость Великороссии, но потому что все, кто знал историю, всегда сознавали, что Киев — мать городов русских, источник русской цивилизации. Поэтому название „Малороссия“ можно сопоставить с тем, как мы говорим сейчас об исторической Москве и Большой Москве, как есть Лондон и Большой Лондон. Вот так же и Малороссия, и Большая Россия. В самом этом названии есть указание на огромное цивилизационное значение южнорусских земель, откуда действительно пошла Русская земля», – сказал предстоятель. Источник ➝ http://actuallno.com/blog/43441885872/Ukrayinskiy-akademik-ne-poboyalsya-priehat-v-Moskvu-i-vyistupit-?mid=1939D04233B2F14AF3649DA7600DC1F2&utm_campaign=transit&utm_source=main&utm_medium=page_0&domain=mirtesen.ru&paid=1&pad=1
  2. Раскол в православии: 5 незаметных фактов Халиков Руслан Халикович В течение последней недели появилось два документа, которые наконец-то позволяют делать выводы о положении дел в православной церкви не на основе инсайдов или домыслов, а исходя из официальной позиции главных участников конфликта. Если Русская православная церковь выдала 15 октября подробный список своих претензий к Фанару, то Константинопольский патриархат ограничился на данный момент очень туманным пресс-релизом, который все стороны интерпретировали по-своему. Между тем, есть несколько пунктов этого спора, на которые обращают внимание далеко не все, но которые постепенно выходят на первый план по мере успокоения страстей. В православной церкви нет единого кодекса канонического права. Верховная институция, которая должна была бы решать вопрос автокефалии православных церквей — Вселенский собор, но его не собирали уже 1300 лет, и не известно, когда соберут снова. Большая часть автокефальных православных церквей получила свою независимость уже после эпохи Вселенских соборов, от Константинопольских патриархов и при согласии других православных патриархов (прежде всего — Александрийской, Антиохийской и Иерусалимской церквей). Сегодня нет однозначной поддержки одной из сторон этими тремя патриархами, за их расположение идёт борьба, о чём свидетельствует, среди прочего, приезд в Украину Александрийского патриарха Феодора II. Антиохийский патриарх Иоанн Х, живущий в асадовской Сирии, прогнозируемо поддерживает сторону РПЦ в конфликте с Константинопольским патриархатом. Самостоятельная интерпретация канонов разными церквами отличается. Например, Москва трактует 17 правило Халкидонского собора как доказательство того, что Киевская митрополия должна считаться относящейся к Московскому патриархату уже через 30 лет после 1686 года, и требовать назад эти территории не канонично. Фанар говорит о том, что он является апелляционной инстанцией, а норма о 30 годах вообще игнорируется, поскольку касается сельских приходов, а не митрополий. Обе интерпретации допустимы, а обязательную мог бы установить новый Вселенский собор, проведение которого под вопросом. Спор идёт о территории, но сама территория не определена. Синод РПЦ сформулировал эту проблему так: «Константинопольский Патриархат как будто не замечает, что Киевская митрополия 1686 года, о возвращении которой в его состав заявлено ныне, имела пределы, существенно отличавшиеся от современных границ УПЦ, и охватывала лишь меньшую часть последней. Киевская митрополия наших дней как таковая включает в себя город Киев и несколько прилегающих к нему районов. Наибольшая же часть епархий УПЦ, особенно на востоке и юге страны, была основана и получила развитие уже в составе автокефальной Русской Церкви, являясь плодом ее многовековой миссионерской и пастырской деятельности». С другой стороны, как подробно отмечал в своём интервью архиеп. Иов Геча, есть ещё епархии на западе страны, которые переходили в состав РПЦ также в обход грамоты по мере присоединения Галичины, Закарпатья, Буковины и т. д. Не понятен и статус Беларуси, часть которой также находилась под омофором Киевских митрополитов. Вероятно, проведение первого в истории РПЦ заседания Синода в Минске говорит о том, что иерархи этой церкви понимают потенциальную опасность и перспективу этого вопроса. Разрыв евхаристического общения между православными церквами — это катастрофическое событие с точки зрения таинственной. Ведь именно на общем причастии держится единство церкви как тела Христова. Теоретически, такой разрыв возможен только с теми, кто отходит от чистоты православного вероучения. Тем не менее, в истории есть масса примеров разрыва отношений по идеологическим или территориальным причинам. Московский и Константинопольский патриархаты не так давно уже разрывали евхаристическое общение — с 23 февраля по 16 мая 1996 года, в связи с похожими на украинские событиями (только гораздо меньшего масштаба) в Эстонии. Кроме того, с 1934 года и вплоть до 2007-го РПЦ не имела евхаристического общения с РПЦЗ — Русской православной церковью заграницей. Похожая ситуация была в Эфиопской православной церкви, где с 1991 по 2018 годы православная эмиграция не имела общения с оставшейся в стране после переворота. С апреля 2014 и до сих пор не имеют между собой евхаристического общения Антиохийский и Иерусалимский патриархаты, а в 2011-2013 гг. Иерусалимский патриархат не имел общения с Румынской православной церковью. В обоих случаях речь шла о территориальных спорах. В целом, разрыв евхаристического общения не является автоматически признаком грядущего конца света, хотя наложенный на межгосударственные конфликты он ничего хорошего не сулит. Документ, который у нас есть распоряжении по результатам заседания Синода Константинопольского патриархата — это только пресс-релиз, в котором собраны главные месседжи, без канонического обоснования или богословской интерпретации. Поскольку официального подробного разъяснения со стороны Фанара не было, каждая заинтересованная сторона поспешила истолковать его положения по-своему. Возможно, именно для того чтобы спровоцировать поспешные действия участников процесса и возложить на них ответственность за эскалацию, документ и был представлен именно в таком виде. Например, пункт 3 релиза говорит о том, что были рассмотрены заявления Филарета Денисенко и Макария Мелетича, а по результатам рассмотрения их восстановили в иерархическом и священническом чинах, а их верных вернули в евхаристическое общение. Однако не указано двух важных вещей — в каких чинах восстановили этих священнослужителей, и что будет с подчинёнными им иерархиями? Из текста нельзя сделать вывод, что Филарет официально признан патриархом, однако он продолжает считать себя именно таковым. Является ли это нарушением решения Синода? Из текста также не следует, что все рукоположенные этими иерархами епископы или священники автоматически стали признаны и восстановлены в сане. Следовательно, они попросту не могут участвовать в объединительном соборе без особого на то постановления. Такие же противоречивые интерпретации можно предложить и к другим пунктам релиза — например, в пункте 2 говорится о восстановлении ставропигии Константинопольского патриарха в Украине, но идёт ли речь о Киево-Печерской лавре или каких-то других объектах, или в целом об украинской церкви? Интерпретации могут быть самые разные. Синод РПЦ и Администрация президента РФ по-разному называют церковную структуру, возглавляемую Киевским митрополитом Онуфрием. Власти РПЦ настойчиво используют наименование «Украинская православная церковь» и благоразумно отмежёвываются от неё как от автономной и самоуправляемой церкви. В свою очередь, Совет безопасности РФ на своём заседании использовал формулировку «Русская православная церковь на Украине», то ли катастрофически не обращая внимание на декларируемую самостоятельность УПЦ, то ли желая подлить масла в огонь и в дальнейшем использовать это название как повод для защиты соотечественников/единоверцев. В любом случае, это наименование моментально произвело фурор в Украине, и на формулировку Синода РПЦ уже никто не обращает внимания. Между тем, эта разница в формулировках действительно отличает российскую церковь от российского государства, официальная иерархия РПЦ ведёт себя намного аккуратнее в украинском вопросе, в том числе и из-за присутствия на территории Украины УПЦ, тогда как государственных институций РФ такого масштаба в Украине нет, соответственно, нет смысла и заботиться об их интересах. Источник: https://uisgda.com/ru/raskol-v-pravoslavii-5-nezametnyh-faktov.html
  3. Русское отрезвление: значение решения Константинополя по Украине Политика Если государство отделено от идеологии, то народ отделен от государства Иван Шилов © ИА REGNUM Патриарх Константинопольский Варфоломей Александр Халдей, 10 сентября 2018, 11:32 — REGNUM Решение Константинопольского патриарха Варфоломея предоставить Украине томос об автокефалии её поместной церкви и признание её независимости от Москвы не только нарушает все каноны православия. Прежде всего, это колоссальная геополитическая катастрофа России с самыми долгосрочными последствиями. И эта катастрофа имеет позитивное значение, так как влечёт за собой крушение нескольких основополагающих вредных мифов, лежащих в основе нашей нынешней государственности. Требуется болезненная работа по пересмотру этих мифов. Работа по признанию ошибок. Если этого не сделать, наше окончательное поражение случится раньше, чем мы это осознаем. Прилепин: Путин нaшeл гениальный способ закончить войну в ДНР Первые фото Медведева после исчезновения потрясли Россию У главы Пенсионного фонда нашли миллиарды долларов НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ Прежде всего нам следует понять, что мы теряем территории и продолжаем их терять. Именно так. Крым удалось вернуть не благодаря нашей политике, а случайно, повод создали не мы, а сам Запад. Ведь будь Запад хоть немного поумней, он просто подождал бы четыре месяца и провёл бы на Украине легитимные выборы, получив то же самое, что есть сейчас. Но в этом случае никакого возвращения Крыма не случилось бы, и мы имели бы в украинском Крыму, Харькове и Донбассе базы НАТО, в Севастополе — шестой флот США, уничтоженную Сирию, в которой ничего не смогли бы сделать из-за проигранной средиземноморской позиции. Прежде всего нам нужно понять, что наше поражение в Константинополе и в Киеве есть следствие нашего либерального курса. Долгосрочного и тотального. Россия отказалась от идеологии и держится за этот якорь, хотя из-за него страна станет уже неотвратимо распадаться. В экономике и в политике либерализм привёл Россию к глобальной катастрофе. Россия отказалась от всякой идеологии — от социальной справедливости, от Третьего Рима, от Миссии, от Предназначения. Это выражено в её Конституции — и потому мы потеряли СССР в целом и Украину в частности. И пока мы строим планы на её возвращение, нам наносят удар за ударом, отбрасывая Украину всё дальше и дальше. И мы не можем этого остановить. Это забито Символом веры в мозг нашей элиты — и потому мы никак не можем укрепить ЕАЭС, нам то Казахстан, то Белоруссия, то Армения постоянно бьют в спину и вываливаются из коалиции. Это записано в Социальной концепции РПЦ — и потому мы, как в гипнозе, повторяем глупость: «Церковь вне политики, церковь вне политики…» Но церковь — в центре политики, и пока мы себя баюкаем лживыми либеральными сказками, нас бьют и отрывают от нашего тела один кровавый кусок за другим. 2 Василий Перов. Первые христиане в Киеве. 1880 Когда это прекратится? Тогда, когда мы сами прекратим заниматься этим позором. Если Церковь вне политики, то как назвать всё то, что происходит вокруг вмешательства Константинополя в российскую церковную юрисдикцию на Украине? Свобода вероисповедания? Только полный кретин ответит «да». Или настоящий злонамеренный враг. Россия восстанавливает страну, общее пространство для жизни и развития, и церковь тут никак не может быть вне политики. Церковь тут — центр политики. Место, где отличают добро от зла. Где зло обличают и проклинают его. Церковь — в центре политики, потому что церковь — это десятки миллионов человек. А это уже политики. И лживые уверения тут просто опасны. Потому что наши враги никогда не вели себя так, как будто их церковь вне политики. А нам навязали эту теорию. И государство, и церковь должны признать: девиз «церковь вне политики» — великое зло и великая либеральная ложь. Это диверсия. Русь никогда не стала бы великой страной в одну шестую часть суши, единой страной, если бы наши крестители-князья верили, что церковь — вне политики. Мы так и жили бы языческими племенами, воюя друг с другом из-за несовпадающих идолов. Мир не знал бы Великой России, если бы на Руси церковь была объявлена вне политики. У вас церковь вне политики? Прекрасно! Тогда Украина ушла. И никаких возвращений! У вас церковь вне политики. Политика — это идеология. Церковь вне политики там, где государство вне идеологии. А там, где государство вне идеологии, там народ вне такого государства. Так что нашим элитам пора выбирать. Или государство с идеологией, которая в центре политики церкви, или ни церкви, ни государства, ни народа. А значит, и ни самих этих элит. Россияне вспомнили предсказания Черномырдина по Украине Ощутимый удар по США: Россия укротит отказом НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ Отсутствие идеологии уже не только мешает развитию — оно уже не позволяет сохранить имеющиеся позиции. Нам нечего сказать миру — и за нами не идут. Нам нечего сказать соседям — и они ищут других покровителей. Нам нечего сказать своим согражданам — и потому мы не говорим им то, что они ждут. Даже Донбассу нам нечего сказать — и потому мы стыдливо прячем в землю глаза и бормочем что-то насчёт Русского мира, который по факту утонул в либерализме, как в болоте. Мы уже сами себе противны с этим идолом запрета на идеологию. Нас хлещут по щекам, плюют нам в лицо те, кто раньше не смел на нас глаза поднять, — а мы терпим. Утираемся. И никаких выводов не делаем. Государство должно отменить статью 13 Конституции о запрете на официальную идеологию. Или просто её игнорировать по факту. Мы на войне, а на войне без идеологии не воюют. 3 Виктор Васнецов. Крещение Руси. 1890 Церковь должна отменить тезис «церковь вне политики». Она должна открыто признать: Русская православная церковь — основа Русского мира, она — настоящий Третий Рим. Первые два пали, а четвёртому не бывать. Никаких блудливых либеральных тезисов о терпимости ко злу. Зло должно быть названо злом. И никаких умолчаний и компромиссов. Эта нравственная позиция церкви — её обязанность. «Вы — соль земли. Если соль перестанет быть солёной — что её заменит?» — спрашивал Христос учеников и сам отвечал: — Она будет годиться только на то, чтобы выбросить её на поругание псам». Вот отступники и ругают и церковь, и Россию, и народ её кромсают и делят его единое тело на части. Потому что соль земли перестала быть солёной. Её больше теперь волнуют финансовые потоки и управление ими. Но скоро они потеряют всё — потому что забыли: дух первичнее материи. И если дух мёртв, материя распадается. Либеральное лобби должно быть изгнано из церковной и государственной власти. Если этого не сделать, нас ждут дальнейшие катастрофы. Православие как единый мир оказалось мифом. От которого надо так же отказаться, как от мифов о благотворности запрета на идеологию, или о триединстве русского народа вместе с белорусами и украинцами, или о том, что церковь — вне политики. Единый мир православия — это разбредшиеся овцы. Этот мир болен обмирщением и маловерием, ересью, трусостью иерархов, продажностью за земные блага и иудиным грехом предательства. Все страны православного мира — это страны или НАТО, или их власти туда стремятся. Церковные власти не смеют ослушаться своих правителей, доказывая нам, что церковь не вне, а в самом центре политики. 4 Александр Горбаруков © ИА REGNUM Дымовая завеса Церкви отказаться от политики — это отказаться от Миссии. Предать и Христа, и людей. Православные иерархи боятся противостоять сатанинскому Западу и охотно предают Россию. Тем самым доказывая свою духовную поврежденность. Ещё петух не пропел трижды, а от нас уже отреклись наши братья по вере, которые как бы вне политики. И сделали они это потому, что их государства следуют своей идеологии, которую провозглашают и навязывают всем, включая церковь. Поняв своё вселенское одиночество, Россия обязана исправить свои ошибки. Сосредоточиться на том, что она провозглашает безусловной истиной. Провозгласить эту истину, которую глава России сделает центром своей политики, которую поддерживает церковь. Потому что, кроме России, больше некому хранить и отстаивать эту истину. Истину веры, истину правды, истину справедливости. Эта истина в звёздах Московского Кремля и в крестах золочёных православных куполов. Повсюду в других местах истину продали. Осталась она только у нас. И именно потому Москва — Третий Рим, а четвёртому не бывать. Как только мы это скажем себе и миру, вокруг нас всё изменится удивительным образом. Всё, что распадалось, начнёт собираться и восстанавливаться. Потому что в начале всех дел было Слово. Пока народ его не услышит, ничего не изменится. Александр Халдей Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2478921.html?utm_source=24smi&utm_medium=referral&utm_term=12675&utm_content=1866796&utm_campaign=2007 Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM. https://regnum.ru/news/polit/2478921.html?utm_source=24smi&utm_medium=referral&utm_term=12675&utm_content=1866796&utm_campaign=2007
  4. РОМАН ЛУНКИН На пути к цивилизационному разрыву Патриарх Филарет, УПЦ Киевского патриархата nrt24.ru Синод Константинопольского патриархата снял анафему (то есть отлучение от Церкви) с предстоятеля Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарета, сообщается в коммюнике. Анафема снята и с главы Украинской автокефальной православной церкви Макария. Синод также прекратил действие указа 1686 года о передаче Киевской митрополии Московскому патриархату. Такое решение было принято 11 октября после трехдневного синода в Стамбуле. Как пишет газета «Коммерсантъ», в РПЦ эти шаги посчитали «антиканоническим деянием» и «попыткой разрушить сами основы канонического строя православной церкви». Русская православная церковь выступает против того, чтобы украинская церковь стала автокефальной. Ее позиция имеет определенное значение, с учетом того, что сейчас большинство приходов на Украине принадлежат Украинской православной церкви Московского патриархата, которая подчиняется Москве, напоминает пресса. Владимирский собор в Киеве / facebook.com Пресс-секретарь патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков охарактеризовал решение Константинопольского патриархата как «легализацию раскола». «Константинополь своими действиями переходит красную черту и катастрофически нарушает единство мирового православия», – приводит слова Волкова газета «Ведомости». Ожидается, что с ответными мерами синод РПЦ определится 15 октября. Опрошенные газетой «Коммерсантъ» эксперты полагают, что за этими событиями последует «православный парад суверенитетов» по всему миру. Уточним: формально автокефалия украинской церкви еще не предоставлена, лишь открыт путь к ней. Однако украинские власти говорят о ней, как об уже свершившемся событии. П.Порошенко / tvc.ru Президент Украины Петр Порошенко, поздравляя сограждан, поблагодарил их за массовую поддержку по вопросу о предоставлении независимости украинской церкви, говорится в сообщении на сайте президента. По мнению Порошенко, получение автокефалии означает «падение Третьего Рима как древней концептуальной заявки Москвы на мировое господство», отмечает информационное агентство РИА Новости. Глава Украинской православной церкви Киевского патриархата Филарет в эксклюзивном интервью радиостанции «Коммерсантъ FM» прокомментировал происходящее и оценил, как могут развиваться отношения между РПЦ и украинской православной церковью. «Русская православная церковь, во-первых, не признает всего этого, поэтому она будет настроена недоброжелательно по отношению и к нашей Украинской православной церкви, и по отношению к Вселенскому патриарху. Примириться, естественно, можно и надо, но это не от нас зависит. Это зависит от патриарха Кирилла, от епископата Русской церкви. Они будут принимать такие решения, которые отталкивают. Вот они приняли решение прекратить повиновение Вселенскому патриарху, дальше хотят принять прекращение молитвенного чтения. Если они уже официально заявляют такую свою позицию, как с ними найти примирение?», — заявил патриарх Филарет. Патриарх Кирилл / АГН "Москва" / фото: Авилов Александр По его оценке, Украине быстро удастся объединить три существующие в ней православные церкви в одну, а затем и получить для этой объединенной церкви томос об автокефалии. О том, какое значение имеет решение Константинопольского патриархата и к каким последствиям может привести как в границах Украины, так и в мире в целом, с «Полит.ру поговорил Роман Лункин, социолог, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН. Роман Лункин «После исторического синода Константинопольского патриархата сама по себе проблема томоса потеряла всякое значение для Русской православной церкви. И, думаю, томос потерял смысл и для Украинской православной церкви. Потому что до этого синода еще оставался некий путь для диалога, лазейка для взаимного общения, обсуждения ситуации. Но решения, которые были приняты, полностью закрыты все пути для отступления патриарху Варфоломею. И сейчас что бы ни происходило, какой бы Собор ни созывался в Киеве и какие бы указы ни выпускал Варфоломей, все это не будет признано со стороны Московского патриархата и будет называться лжесобором и лжетомосом, который будет дан неизвестно кому. Патриарх Варфоломей / patriarchia.ru Этими решениями Константинопольский патриархат еще больше разделил украинское православие и противопоставил не только себя Московской патриархии, поскольку полностью проигнорировал ее мнение и обошел и с точки зрения канонов, и здравого смысла мнение Московского патриарха по всем ключевым вопросам. Все эти решения приведут к более жесткому противостоянию Украинской православной церкви Московского патриархата и православной церкви, которая так или иначе будет существовать под эгидой Константинопольского патриархата. То есть все равно сохранится такое противостояние, но уже поддерживаемое и Константинополем, и украинскими властями. Это будет противостояние двух церквей, из которых Украинская православная церковь, связанная с Московским патриархатом, является наиболее влиятельной именно в религиозном плане и обладает наибольшим количеством приходов. В этом, конечно, есть парадокс, и этот момент не учитывается критиками Москвы и в Украине и в России, которые недоумевают, почему бы, собственно, не дать независимость, автокефалию украинскому православию. Но при этом отвергают саму возможность даже принять во внимание позицию самой большой украинской православной церкви и фактически заявляют о том, что у этой церкви надо отнять храмы, монастыри и отдать из некоей другой, новой структуре, которая будет создана при прямой поддержке властей. С формальной точки зрения все это сильно напоминает, как в советское время, в 1920-е годы, ОГПЦ создавало свою, «обновленческую» церковь. Создавала лояльные власти религиозные организации, а все остальные подвергались дискриминации. Конечно, будем надеяться, что украинские власти не дойдут до прямых репрессий в отношении УПЦ Московского патриархата, но такие призывы звучат, и звучат недвусмысленно, накаляя обстановку и электризуя украинских граждан, мобилизуя их на создание единой поместной церкви Украины. Захват храма на Украине / twitter.com Таким образом, синод Константинопольского патриарха создал взрывоопасную ситуацию, и разные стороны тут – и Московский патриархат, и Украинская православная церковь, и Киевский патриархат – все говорят о том, что надо бы обойтись миром. Но тут же заявляют о том, что у них собираются отнимать храмы и что либо нужно использовать совместно Киево-Печерскую Лавру и что не может не украинская церковь занимать основные украинские святыни. Поразительно, что и чиновники и представители уже легитимизованных Варфоломеем раскольников открыто говорят о том, что на территории Украины будет существовать только одна украинская православная церковь. А другая церковь будет называться Русской, и тогда они посмотрят, кто будет ходить в эту церковь, которую представители властей не будут поддерживать. Эта взрывоопасная политическая ситуация, я бы сказал, связана с тем, что было упущено время с 2014 года, и Русская православная церковь сама по себе потеряла влияние на территории Украины – так же, как и Россия в целом потеряла влияние на Украине по объективным причинам. В ходе кризиса отношений между двумя странами это влияние фактически исчезло. Поэтому вслед за кризисом в двухсторонних отношениях России и Украины у Русской православной церкви также значительно уменьшилось количество рычагов влияния, которые она могла бы использовать для исправления ситуации. Опасности сложившегося положения – это, прежде всего, снижение влияния Русской православной церкви на постсоветском пространстве. В орбиту влияния РПЦ входят в церковном смысле страны Прибалктики, Центральной Азии, Молдавия, Белоруссия. И без Украины представить себе это единое пространство русской культуры довольно сложно. Патриарх Кирилл не раз говорил даже не о Русском мире и даже не о Москве как Третьем Риме, но, прежде всего, о единстве вокруг Киевской крещальной купели. Духовный символ Киева как места крещения Руси для РПЦ, безусловно, значим и останется столь же значимым. Киево-Печерская лавра / flickr.com Надеюсь, что вся эта ситуация позволит более глубоко задуматься о значении Русской православной церкви для сохранения единства пространства русской культуры на территории бывшего СССР. И, действительно, надеюсь, этот кризис поможет понять, что церковь – это независимый игрок со своими собственными интересами, иногда не совпадающими с интересами властей, но при этом именно церковь часто является ключевым носителем русской культуры и ключевым элементом гражданского общества в постсоветском пространстве. Что касается отношений с Константинополем, то сейчас очевидно: после решений синода произошел разрыв отношений между двумя церквями, который будет началом большого раскола мирового православия. Поскольку Русская православная церковь воплощает в жизнь все свои предостережения, о которых говорила еще в сентябре и о чем предупреждала Константинопольский патриархат. Это не только административный разрыв отношений, но и разрыв евхаристического общения между двумя церквями, который повлечет за собой цепную реакцию, когда самые разные церкви, которые признают, что патриарх Варфоломей нарушил церковные каноны и поступил довольно грубо и неэтично, фактически нарушив все православное мироустройство, – так вот, поместные церкви должны будут как-то определяться по поводу отношения к Константинопольскому патриархату и к РПЦ. Звучат, безусловно, угрозы по поводу изоляции РПЦ, но я думаю, что это как раз фактически невозможно. Поскольку Русская православная церковь сохраняет свое влияние на постсоветском пространстве, и Украинская православная церковь никуда не делась, она по-прежнему существует на Украине. И пока нет оснований говорить о том, что украинские власти смогут ее уничтожить или реорганизовать. Хотя, безусловно, такие попытки будут. И я думаю, что после лжесобора, который потребует томос у патриарха Варфоломея, Верховная Рада вновь вернется к рассмотрению законопроектов об особом статусе Украинской православной церкви как церкви, центр которой находится в стране-агрессоре. Назовет ее Русской церковью, и будут проводиться определенные манипуляции по усилению влияния и укреплению имущественного положения той структуры, которую назовут Единой поместной церковью. Верховная Рада / rada.gov.ua Но политическая ситуация на Украине вполне может смениться. Для Петра Порошенко, как он сам заявил, вполне достаточно уже принятого исторического решения. Поэтому весьма возможно, что следующий президент или даже Порошенко на следующем сроке не будет доводить ситуацию до абсурда и додавливать УПЦ Московского патриархата. Просто будет достаточно того, что будет создана пусть небольшая, но единая поместная православная церковь, которую Москва не признает. Соответственно, и на территории Украины РПЦ сохранит свое влияние. В трудных условиях, в трагических противостояниях, возможно, в каких-то церковных беспорядках придется отставать свои монастыри, лавры и приходы. Но я думаю, что в конечном счете УПЦ выстоит, потому что у нее достаточно крепкие позиции, особенно на востоке Украины. И действительно, УПЦ имеет большое значение для украинского общества как церковь, которая объединяет людей разных политических позиций. В публичном пространстве, думаю, важным будет мнение глав разных поместных православных церквей в мире. И здесь РПЦ также не стоит ожидать изоляции, поскольку у всех разные мнения. Думаю, это будет такое многоголосье, в котором стороннему наблюдателю будет сложно разобраться. Это и сейчас видно по мнениям разных церквей. К примеру, Грузинская православная церковь не поддержала Константинопольский патриархат, но вроде официально не поддержала и Русскую православную церковь. Хотя некоторые ее представители и высказались в поддержку патриарха Кирилла. То есть у ряда церквей позиция амбивалентная, двойственная; у ряда – однозначная. Например, есть Себская и Болгарская церкви, которые сами натерпелись от Константинопольского патриархата. Есть Александрийский патриархат, который собирался быть посредником (но эти услуги уже явно не будут востребованы, только если по прошествии достаточно большого времени). И есть еще православные в Западной Европе; есть целый экзархат русских церквей там под эгидой Константинопольского патриархата. И я думаю, что будет все-таки иметь место разделение мнений по поводу того, что произошло. Украина. Крестный ход / YouTube.com Потому что, с одной стороны, церковная тематика используется в рамках вообще противостояния России и Запада с 2014 года. Но с другой стороны, в данном случае со стороны украинских властей и патриарха Варфоломея есть поистине вопиющие нарушения: украинские власти нарушают основные принципы религиозной свободы, свободы вероисповедания, а патриарх Варфоломей явно нарушает канон и просто разделят православный мир и украинское общество — опять же, под эгидой своего рода национализации. И фактически говорит «Берите суверенитета, сколько сможете», при этом игнорируя мнения всех остальных. И довольно сложно хоть что-то противопоставить аргументации РПЦ в данном случае. И стоит ожидать достаточно глубоких и разнообразных размежеваний в православном мире, но не изоляции. Она в данном случае исключена, потому что РПЦ все же является не только церковью Российской Федерации, как неоднократно говорил патриарх Кирилл, но это одна из крупнейших церквей мира, у которой есть приходы и в Юго-Восточной Азии, и в Африке, и Латинской Америке, и в Западной Европе. Вообще все пространство Евразии — это Русская православная церковь. Таким образом нужно будет привыкать жить в условиях глобального противостояния «восточного» православия в лице РПЦ и тех, кто ее поддерживает, и более либерального, ориентирующегося на Запад «западного» православия, которое олицетворяет патриарх Варфоломей, действительно стремящийся провести революцию в православном мире и возглавить часть этого мира, отделив Запад от Востока. Собственно, все эти проблемы накладываются и на проблемы Украины – потому что, в конце концов, как заявляют представители Киевского патриархата, пора понять, что идентичность русских и украинцев совершенно разная. Нужно понять, что это совершенно разные народы, говорят они. Собственно, именно поэтому многих украинских экспертов обидела фраза патриарха Кирилла фраза о том, что русские и украинцы — единый народ, родственные души. Обидела она их потому, что цель этого рассола — окончательно отделить украинскую идентичность от русской культуры, совершить такой цивилизационный разрыв», — сказал Роман Лункин. Источник: http://polit.ru/article/2018/10/13/autocephaly2
  5. https://www.facebook.com/romanlunkin/posts/2389498517778412 Роман Лункин 33 мин. · Официальный документ из Константинопольского патриархата. Фактически провозглашена аннексия территории РПЦ в одностороннем порядке. Все раскольники, осуждённые РПЦ, признаны в своем статусе. Опять же без каких либо консультаций с патриархом Кириллом. Поражает готовность Варфоломея идти на поводу у украинской власти и киевского патриархата, неэтичное поведение по отношению к РПЦ. Зато Варфоломей властвует в Киеве, а раскольники уже не отщепенцы, а легитимные церковники, которым власть постарается передать максимум имущества. Последний пункт с призывом к миру звучит цинично. CREDO.PRESS ДОКУМЕНТ: «Немедленно восстановить Ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве…». Сообщение Вселенского патриархата — Credo.Press ДОКУМЕНТ: «Немедленно восстановить Ставропигию Вселенского Патриарха в Киеве…». Сообщение Вселенского патриархата Под…
  6. ТАРАС БУЛЬБА: УДИВИТЕЛЬНЫЕ ФАКТЫ, О КОТОРЫХ НЕ РАССКАЗЫВАЮТ В ШКОЛЕ Авторы: КАПЛАН Виталий ВОРОПАЕВ Владимир Повесть Гоголя «Тарас Бульба» изучают в школе в седьмом классе, и нередко у детей (да и у их родителей) возникают недоуменные вопросы: почему герои повести, казаки-запорожцы — положительные герои? Ведь с точки зрения современных этических представлений их можно считать самыми настоящими разбойниками с большой дороги. А для читателей-христиан встает еще и другой вопрос: в чем заключается христианский посыл «Тараса Бульбы»? На непростые вопросы об этой повести Гоголя «Фоме» ответил в нескольких тезисах доктор филологических наук, профессор филологического факультета МГУ Владимир Воропаев. Когда детям учителя или родители разъясняют смысл «Тараса Бульбы», то нередко допускают две серьезные ошибки, примитивизируя эту гоголевскую повесть. Во-первых, это безусловное оправдание ее героев, запорожских казаков. Раз они защищают русскую землю от врагов, раз они защищают русскую веру — то какие могут быть к ним претензии? Они — образец для подражания, ими следует восхищаться, а их, мягко скажем, недостатки особой роли не играют. Такой подход был свойственен советской школе, но встречается и в наши дни. Во-вторых, это безусловная демонизация запорожских казаков. Они подаются как отпетые бандиты, как кровожадные чудовища, нечто вроде орков из «Властелина колец» Толкина. Весь смысл повести, таким образом, сводится к описанию жестокостей прошлого. Это веяние возникло в 90-е годы на волне критического (а зачастую и некритического) пересмотра традиционных представлений. Кстати, представители такого подхода уверены, что «Тараса Бульбу» вообще лучше исключить из школьной программы, что детям вредно его читать. Оба подхода ошибочны. А истина лежит даже не посередине, а вообще в другой плоскости. Все ведь значительно сложнее, и чтобы правильно понимать «Тараса Бульбу» (да и вообще гоголевскую прозу), надо сразу настроиться на то, что быстро и просто понять не получится. Придется думать, сопоставлять и разные произведения Гоголя, и биографические моменты, и исторические факты. Я попробую сформулировать несколько вещей, которые надо учитывать, говоря о «Тарасе Бульбе». Ничего нового, впрочем, не скажу, все это есть не только в сугубо научной, но и в научно-популярной литературе — однако в школе это не всегда рассказывают. Кибрик Е. Остап. Иллюстрации к произведению Гоголя «Тарас Бульба». 1944-1945 «Тарас Бульба» — это героический эпос. А эпос — особый род литературы, очень отличающийся от того что мы называем сегодня реалистическим произведением. Поэтому нельзя воспринимать героев повести Гоголя как героев реалистического романа. Что значит «героический эпос»? Это значит, что каждый герой олицетворяет какое-то одно человеческое качество — доблесть, предательство, мужество, коварство, трусость, жестокость, честь, жадность… В эпическом герое нет сложности, нет тех полутонов, которые свойственны героям привычной нам реалистической прозы. Вот есть в таком герое доминирующая черта — и все остальные черты лишь оттеняют эту главную. Скажем, если сын Тараса, Остап, олицетворяет верность долгу, то неважно, насколько он умен, каковы его культурные запросы, каковы его недостатки. Если другой сын Тараса, Андрий, олицетворяет нравственное падение, предательство, то так же не важны его прочие качества. В эпическом произведении сюжет выстроен так, что столкновение разных героев, символизирующих разные качества, работает на авторский замысел. Поэтому совершенно неважно, где и когда все это происходит, насколько логически непротиворечив ход событий, объяснимы ли рационально те или иные сюжетные повороты. Подходить к эпосу с мерками реалистической прозы — это то же самое, что подходить с такими же мерками к сказке или былине. Но именно с такими реалистическими мерками школьники (и их родители) воспринимают Тараса, Остапа, Андрия и других героев повести. И тогда, вполне естественно, возникают ассоциации с бандитами, отморозками, полевыми командирами, террористами и прочими печальными реалиями нашей современности. Почему так происходит? Потому что хотя «Тарас Бульба» и героический эпос, но внешне он выглядит как историческая проза. Действие происходит вроде бы не в настолько седой древности, как в случае «Илиады» Гомера, и не в толкиновском Средиземье, а в нашем мире. Вроде бы все понятно с местом действия (территория современной Украины) и временем (расцвет польского государства, Речи Посполитой). Вот и тянет читателя воспринимать события в контексте реальной истории той эпохи. Приметы эпоса в «Тарасе Бульбе» надо еще разглядеть. Более того, говорить, что «Тарас Бульба» это только героический эпос, было бы не совсем верно. В какой-то мере это и историческая проза, и даже реалистическая. Поэтому очень непросто вычленить, где тут проявляется эпическое начало, а где повествование приобретает черты реалистического произведения. Потому так легко ошибиться и, по аналогии с какими-то явно реалистическими моментами (например, бытовыми описаниями), счесть реалистическими и те места, которые на самом деле таковыми не являются, а представляют собой черты героического эпоса. Дерегус М. Г. Казнь Остапа. Иллюстрации к произведению Гоголя «Тарас Бульба». 1952 Действие «Тараса Бульбы» происходит в специально сконструированном под авторскую задачу художественном мире. Все моменты, взятые из реальной истории, играют там роль декораций. Взять, допустим, время действия повести. Какие это годы? Есть ли в тексте явные привязки? Да! Например, там есть фраза: «Бульба был упрям страшно. Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников…» Значит, XV век? Не спешите. Там есть и другая фраза, слова одного из эпизодических героев: «А так, что уж теперь гетьман, зажаренный в медном быке, лежит в Варшаве, а полковничьи руки и головы развозят по ярмаркам напоказ всему народу». Какой исторический факт тут подразумевается? Гетман Семерий Наливайко, один из лидеров казацкого мятежа в Польше, был казнен в Варшаве в 1597 году — казнен таким вот зверским способом. Значит, XVI век? Снова не торопимся. Ближе к концу повести упоминается, как восставшие казаки пленили польского военачальника, коронного гетмана Николая Потоцкого: «Согласился гетьман вместе с полковниками отпустить Потоцкого, взявши с него клятвенную присягу оставить на свободе все христианские церкви, забыть старую вражду и не наносить никакой обиды козацкому воинству. Один только полковник не согласился на такой мир. Тот один был Тарас». А Николай Потоцкий — это уже XVII век. Коронным гетманом (то есть главнокомандующим) он был в 1637—1646 годах, а описанное в «Тарасе Бульбе» казацкое восстание («поднялась вся нация») более всего соответствует реально случившемуся казацкому восстанию 1637–1638 годов. Откуда такие «нестыковки»? Работая над книгой, Гоголь пересмотрел множество летописей и исторических источников. Он прекрасно знал эпоху, которой посвящено его произведение. Но важнейшим материалом, который помог писателю так живописно передать характеры запорожцев, стали народные песни и думы. Как установили исследователи, в «Тарасе Бульбе» нет ни одного значимого эпизода или мотива, которые не имели бы своим источником героические народные песни и думы. В тексте — не ошибки автора, а намеренное смешение реалий разных эпох. Это было нужно ему именно для того, чтобы дать ощущение эпичности происходящего. События из разных времен сгруппированы вместе — для того, чтобы создать картину противостояния двух сил, двух полюсов, добра и зла — угнетаемых православных русских людей и угнетателей, поляков-католиков. Как эта картина соотносится с историческими реалиями? На этот счет историки дают разные ответы. Важно иметь в виду, что когда Гоголь говорит «русские люди», «русская земля», «русская сила», «русская вера» — речь идет не об этнической или государственной идентичности, а о духовной. Во времена действия «Тараса Бульбы» (даже если брать по верхней границе (30-е годы XVII века) России не принадлежали те территории («Украйна»), где происходят описанные в повести события. Эти территории принадлежали Речи Посполитой — мощной на тот момент европейской державе, возникшей благодаря слиянию в XIV веке королевства Польского и Литвы. Герои повести, казаки-запорожцы, были подданными польской короны. Часть этих казаков была реестровыми, то есть считались нерегулярными польскими вооруженными формированиями, обязаны были защищать южные границы Польши — и получали за то определенные привилегии и денежное содержание. Поэтому в реальности русскую землю (то есть русское государство) они, конечно же, не защищали. Шмаринов Д. Мать. Иллюстрации к повести Гоголя Н.В. «Тарас Бульба» При этом казаки-запорожцы — православные христиане, а Речь Посполитая была государством католическим, которое, формально декларируя веротерпимость, в действительности оказывало сильнейшее давление на своих православных подданных, принуждая их принимать католичество или униатство (униатство — попытка скрестить Православие с католицизмом, где от православной веры остались только внешние обрядовые моменты). Гонения на православных людей заключались и в ущемлении прав, и в издевательствах, и в финансовом бремени (например, в необходимости платить деньги за саму возможность совершать в православных храмах богослужения), и, как нередко случалось, в физическом преследовании. Упомянутый в повести эпизод — «Слушайте!.. еще не то расскажу: и ксендзы ездят теперь по всей Украйне в таратайках. Да не то беда, что в таратайках, а то беда, что запрягают уже не коней, а просто православных христиан» — один из множества подобных. Поэтому периодически случавшиеся на восточных территориях Речи Посполитой мятежи и восстания имели одной из своих причин и религиозную мотивацию — стремление защитить православную веру. Эта мотивация не была единственной — там сплетались многие факторы, и социальные, и экономические (например, не всех казаков брали в реестр, и те, кто туда не попадал, лишался привилегий, им было обидно). Но Гоголь в «Тарасе Бульбе» намеренно упрощает эту сложную реальность, изображая мир, где, с одной стороны, господствуют жестокие поляки-католики, а с другой, страдают под их гнетом русские люди (напомню, русские — не в этническом смысле этого слова, а люди, исповедующие русскую веру: в средние века это был просто синоним Православия — такой же, как и греческая вера). Гоголь создает художественный мир, так деформирует время и пространство, чтобы в этих исторических декорациях оказалось возможным говорить о том, что ему было крайне важно: о доблести и мужестве, о смысле воинского подвига с христианских позиций. Суть воинского подвига, с точки зрения Гоголя — готовность отдать жизнь за истину (то есть за истинную веру) и за своих друзей. И такой подвиг могут совершать не только праведники, но и грешники. Ратный подвиг способен спасти человеческую душу, которая иначе погибла бы из-за множества грехов. Важно понять: Гоголь нисколько не идеализирует своих героев-казаков. Ему чужда идея, что героическая смерть на поле брани становится оправданием недостойного образа жизни. Грех остается грехом, даже если грешник в итоге оказывается спасен и попадает в Царствие Божие. «Хорошо будет ему там. “Садись, Кукубенко, одесную меня! — скажет ему Христос, — ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал Мою Церковь”». Но в том-то и парадокс, что одно не уравновешивает другого. Гоголь, описывая нравы запорожцев, показывает, что они склонны к пьянству, что они пренебрегают соблюдением постов, что они плохо заботятся о находящемся в Сечи храме. «Притом же у нас храм Божий — грех сказать, что такое: вот сколько лет уже, как, по милости Божией, стоит Сечь, а до сих пор не то уже чтобы снаружи церковь, но даже образа без всякого убранства. Хотя бы серебряную ризу кто догадался им выковать! Они только то и получили, что отказали в духовной иные козаки. Да и даяние их было бедное, потому что почти всё пропили еще при жизни своей» — говорит в повести кошевой, то есть выборный предводитель казаков. И уж тем более Гоголь не скрывает присущей казакам жестокости. «Жалобный крик раздался со всех сторон, но суровые запорожцы только смеялись, видя, как жидовские ноги в башмаках и чулках болтались на воздухе». Или: «Не уважали козаки чернобровых панянок, белогрудых, светлоликих девиц; у самых алтарей не могли спастись они: зажигал их Тарас вместе с алтарями. Не одни белоснежные руки подымались из огнистого пламени к небесам, сопровождаемые жалкими криками, от которых подвигнулась бы самая сырая земля и степовая трава поникла бы от жалости долу. Но не внимали ничему жестокие козаки и, поднимая копьями с улиц младенцев их, кидали к ним же в пламя». Вряд ли найдется хоть один читатель, который увидел бы в этих авторских словах одобрение. Но, тем не менее, даже такие грешники способны на самопожертвование, готовы идти ради истины на смерть (подчас на крайне мучительную смерть, как Остап). В человеке парадоксальным образом могут совмещаться мужество и жестокость. Что характерно (и Гоголь это в повести прямо показывает), сама ситуация, в которой приходится умирать, может оказаться следствием греха этих готовых положить жизнь за други своя героев. Например, почему вообще погибли большинство казаков, осаждавших польский город Дубно? Потому что они разделились, часть казацкого войска решила отправиться в набег на татар. Тут у Гоголя явная отсылка к евангельскому «всякое царство, разделившееся в самом себе, опустеет, и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» (Мф. 12:25). Но если уж, так или иначе, перед человеком встает выбор — отдать жизнь за благое дело или струсить, предать, то самопожертвование спасает даже грешную душу. Герасимов А. Иллюстрации к повести Гоголя «Тарас Бульба». 1952. В этом и проявляется гений Гоголя: он умел в простом, грешном человеке увидеть способность к подвигу, решимость на подвиг. Очень легко осудить героев повести, поставить себя выше их. Но можно, вслед за Гоголем, посмотреть глубже, увидеть человеческую сложность, противоречивость, увидеть, что грех и героизм не уничтожают взаимно друг друга, как щелочь и кислота в химическом опыте, а способны долго сосуществовать в человеческой душе. И неожиданно — для тех неожиданно, кто привык смотреть на всё рационалистически! — в критический момент такой человек совершает подвиг. Примеров, уже не из повести Гоголя, а из реальной жизни, предостаточно. Взять хотя бы подвиг Александра Матросова, закрывшего своей грудью немецкий пулемет. А кем был Матросов до войны? Трудным подростком. И не случись войны, возможно, так и пошел бы по кривой дорожке… Вообще, Гоголя проблема воинского подвига всегда очень волновала — причем не только как писателя, но в первую очередь как христианина. Позволительно ли христианину убивать на поле брани? Гоголь делал по этой теме выписки из святых отцов, у которых, замечу, не было единого мнения на сей счет. Так, например, святой Василий Великий ввел канон, согласно которому, воин, убивавший в бою, на три года лишался права причащаться. В реальности этот канон не исполнялся (из уважения к воинскому подвигу), но само его принятие говорит о том, что церковное сознание видело здесь проблему. С другой стороны, святой равноапостольный Кирилл приравнивал к христианским мученикам всех воинов, погибших в боях за веру и отечество. Проблема и поныне остается дискуссионной. С богословских позиций ее, кстати, пытался рассмотреть русский философ Иван Ильин в своей книге «О сопротивлении злу силой» (1925 год). Естественно, что свои представления о воинском подвиге Гоголь воплотил и в «Тарасе Бульбе». Более того, он в каком-то смысле сформировал в отечественной культуре представление о том, что такое подвиг. Естественно, подвиги совершались и раньше, но вот осмысление этого слова по-настоящему произошло как раз благодаря «Тарасу Бульбе». Точно так же, как, например, и до «Ревизора» были самозабвенные вруны, пускающие всем пыль в глаза, но только после гоголевской комедии в обиход вошло слово «хлестаковщина». Явление было и раньше, а представление о нем появилось, когда «Ревизор» вошел в русскую культуру. Традиционно считается, что «Тарас Бульба» учит патриотизму. И это действительно так — но только с учетом того, что патриотизм Гоголь понимал по-своему. Для Гоголя патриотизм, то есть любовь к родной земле, неотделим от любви к Богу, то есть от веры и жизни по вере. Он сам писал об этом: «Тому, кто пожелает истинно честно служить России, нужно иметь очень много любви к ней, которая бы поглотила уже все другие чувства, — нужно иметь много любви к человеку вообще и сделаться истинным христианином во всем смысле этого слова» («Авторская исповедь»). А в письме к своему другу, графу Александру Петровичу Толстому, он высказывается еще яснее: «…нам прежде всего нужно жить в Боге, а не в России. Будем исполнять закон Христа относительно тех людей, с которыми нам придется столкнуться, а о России Бог позаботится и без нас». Именно такое понимание патриотизма выразил Гоголь и в «Тарасе Бульбе», оно проявляется во всем художественном строе повести. И ее центральный, сюжетообразующий конфликт — предательство, которое совершил сын Тараса Андрий — как раз об этом. История Андрия — это история о том, как одно предательство влечет за собой другое. То, что он пылко влюбился в дочь польского воеводы — это, конечно, не грех. Грех начинается с тех решений, которые принимает Андрий ради своей любви. Первое, что он отвергает — это веру. Ведь именно разница в вероисповедании была тут главным препятствием. Он православный, она католичка, соединиться браком они не могли, а близость вне брака — несомненный грех что с православных, что с католических позиций. Андрию приходится выбирать, что ему дороже — Православие или прекрасная полячка. Выбирая полячку, он автоматически отвергает Православие. Отвергнув Православие, он отвергает и родину. «Кто сказал, что моя отчизна Украйна? Кто дал мне ее в отчизны? Отчизна есть то, чего ищет душа наша, что милее для нее всего. Отчизна моя — ты!» — говорит он своей возлюбленной (которая, кстати, куда более трезво оценивает ситуацию: «тебе нельзя любить меня; и знаю я, какой долг и завет твой: тебя зовут отец, товарищи, отчизна, а мы — враги тебе»). Отвергнув отчизну, Андрий предает уже и самых близких своих людей — отца, брата, боевых товарищей. Кончается его предательство тем, что он вступает с ними в бой в качестве польского офицера. А началось все именно с отхода от веры, с отвержения Божиего Промысла о себе. Такое вот «доказательство от противного» Гоголь применяет, чтобы выразить свою мысль: патриотизм — это лишь следствие из главного, то есть из веры в Бога, доверия Богу. Но не будет веры — не будет и патриотизма. Без веры патриотизм лишается своих оснований, его можно отвергнуть с помощью рациональных аргументов (что и делает Андрий, его логика вполне убедительна, если, конечно, вынести за скобки Бога). Кибрик Е. А. Смерть Тараса, цветная автолитография. 1945 В повести «Тарас Бульба» не так-то легко понять, какова позиция автора. Повесть написана от лица некого рассказчика, но было бы ошибкой отождествлять этого рассказчика с самим Гоголем. От чьего лица излагаются читателю события повести? Кто этот рассказчик? Автор, открытым текстом излагающий свои мысли, дающий свои оценки происходящему? Ни в коем случае! Рассказчик в «Тарасе Бульбе» — это тоже герой, только неявный, безымянный. Местами он говорит то, что мог бы безусловно сказать и сам Гоголь, а иногда почти отождествляет себя c героями повести, казаками-запорожцами с их необузданными нравами. К примеру, можно ли представить Николая Васильевича Гоголя, с веселой усмешкой описывающего подробности еврейского погрома на Сечи? Нет, это не Гоголь! А кто? Можно предположить, что это воображаемый современник героев повести. Есть в тексте, кстати, такие слова: «Не погибнет ни одно великодушное дело, и не пропадет, как малая порошинка с ружейного дула, козацкая слава. Будет, будет бандурист (Бандурист — музыкант, играющий на бандуре, струнном инструменте, распространенном в старину на Украине. — Прим. ред.) с седою по грудь бородою, а может, еще полный зрелого мужества, но белоголовый старец, вещий духом, и скажет он про них свое густое, могучее слово». Вот местами в качестве рассказчика мы видим именно такого «седого бандуриста», «белоголового старца». Но это не Гоголь, это его маска. А вот, к примеру, сам Гоголь: «Это был один из тех характеров, которые могли возникнуть только в тяжелый XV век на полукочующем углу Европы, когда вся южная первобытная Россия, оставленная своими князьями, была опустошена, выжжена дотла неукротимыми набегами монгольских хищников; когда, лишившись дома и кровли, стал здесь отважен человек; когда на пожарищах, в виду грозных соседей и вечной опасности, селился он и привыкал глядеть им прямо в очи, разучившись знать, существует ли какая боязнь на свете; когда бранным пламенем объялся древле мирный славянский дух и завелось козачество — широкая, разгульная замашка русской природы…» — вот это уже взгляд не седого бандуриста, тут уже Гоголь снимает маску рассказчика. А потом снова надевает. То есть в повести между повествователем и автором есть дистанция, причем переменная. Иногда автор и повествователь сближаются до уровня неразличимости, иногда — отдаляются максимально. Позволю себе привести эту его речь целиком: «Хочется мне вам сказать, панове, что такое есть наше товарищество. Вы слышали от отцов и дедов, в какой чести у всех была земля наша: и грекам дала знать себя, и с Царьграда брала червонцы, и города были пышные, и храмы, и князья, князья русского рода, свои князья, а не католические недоверки. Все взяли бусурманы, все пропало. Только остались мы, сирые, да, как вдовица после крепкого мужа, сирая, так же как и мы, земля наша! Вот в какое время подали мы, товарищи, руку на братство! Вот на чем стоит наше товарищество! Нет уз святее товарищества! Отец любит свое дитя, мать любит свое дитя, дитя любит отца и мать. Но это не то, братцы: любит и зверь свое дитя. Но породниться родством по душе, а не по крови, может один только человек. Бывали и в других землях товарищи, но таких, как в Русской земле, не было таких товарищей. Вам случалось не одному помногу пропадать на чужбине; видишь — и там люди! также божий человек, и разговоришься с ним, как с своим; а как дойдет до того, чтобы поведать сердечное слово, — видишь: нет, умные люди, да не те; такие же люди, да не те! Нет, братцы, так любить, как русская душа, — любить не то чтобы умом или чем другим, а всем, чем дал Бог, что ни есть в тебе, а… — сказал Тарас, и махнул рукой, и потряс седою головою, и усом моргнул, и сказал: — Нет, так любить никто не может! Знаю, подло завелось теперь на земле нашей; думают только, чтобы при них были хлебные стоги, скирды да конные табуны их, да были бы целы в погребах запечатанные меды их. Перенимают черт знает какие бусурманские обычаи; гнушаются языком своим; свой с своим не хочет говорить; свой своего продает, как продают бездушную тварь на торговом рынке. Милость чужого короля, да и не короля, а паскудная милость польского магната, который желтым чеботом своим бьет их в морду, дороже для них всякого братства. Но у последнего подлюки, каков он ни есть, хоть весь извалялся он в саже и в поклонничестве, есть и у того, братцы, крупица русского чувства. И проснется оно когда-нибудь, и ударится он, горемычный, об полы руками, схватит себя за голову, проклявши громко подлую жизнь свою, готовый муками искупить позорное дело. Пусть же знают они все, что такое значит в Русской земле товарищество! Уж если на то пошло, чтобы умирать, — так никому ж из них не доведется так умирать!.. Никому, никому!.. Не хватит у них на то мышиной натуры их!» Кто это говорит? Тарас Бульба — или сам Гоголь его устами? Ведь эта речь — пожалуй, квинтэссенция авторской мысли. Такая дружба, такое товарищество, как здесь описано — это ведь ни что иное как воплощение христианской любви — в тех конкретных исторических формах и обстоятельствах. И еще: чтобы понять авторскую позицию в «Тарасе Бульбе», недостаточно читать только «Тараса Бульбу». Его надо сопоставлять с другими гоголевскими произведениями, потому что между ними есть важные смысловые связи. И это, кстати, свойственно не только Гоголю. Вот взять Пушкина, «Капитанскую дочку». Где там позиция самого Пушкина? Чтобы ее понять, нужно смотреть на слова всех героев, сопоставлять их, учитывая контекст, учитывая и предыдущее, и последующее развитие событий, учитывая отношения между героями. И нет среди них ни одного, чью позицию можно было бы полностью отождествить с пушкинской. Пушкинская — шире, многограннее. Вообще, учитель литературы должен привить ученикам понимание того, что художественное произведение — это не слепок с реальности, что у него, произведения, есть свои законы, эстетические. Но если хотя бы чуть-чуть знать и понимать эти законы — тогда понятней станет и окружающая нас действительная жизнь. Подготовил Виталий Каплан На заставке: Герасимов А. Тарас Бульба. 1952 Источник →
  7. Как и зачем США создают «автокефальную церковь на Украине» 0 11 сентября 2018, 15:50 Фото: twitter.com/WaschukCanUA Текст: Андрей Резчиков «У США есть желание ослабить все пророссийское и усилить все проамериканское. Фактически это шаг к расколу православного мира с надеждой, что возникнет альтернативный центр славянского восточного православия в лице Киева», – рассказал газете ВЗГЛЯД политолог Борис Межуев. Он объяснил, зачем Вашингтону автокефальная церковь на Украине и для чего туда едут антироссийски настроенные экзархи Константинополя. Анонсируя визит своего представителя по свободе вероисповедания Сэма Браунбэка на Украину, в Польшу и Узбекистан 10–19 сентября, Госдеп США заявил, что Браунбэк обсудит с представителями украинского правительства и духовенства «усилия по защите и продвижению религиозной свободы». И это произошло аккурат вслед за решением константинопольского патриарха Варфоломея назначить «в рамках подготовки к предоставлению автокефалии православной церкви на Украине» своими экзархами в Киеве архиепископа Даниила Памфилонского из США и епископа Илариона из канадского Эдмонтона. Член Синодальной библейско-богословской комиссии РПЦ протоиерей Андрей Новиков в беседе с газетой ВЗГЛЯД в понедельник назвал двух экзархов откровенными «бандеровцами-цээрушниками, происходящими из Львова и Ивано-Франковска». Это показывает, что Варфоломей под воздействием США принял решение распалить с новой силой гражданскую войну на Украине, добавил он. Действительно, епископ Иларион (Рудник) известен радикальными русофобскими взглядами. Также его называли «чеченским повстанцем» за симпатии к кавказским сепаратистам. Он учился в Киевской духовной семинарии, из которой перевелся в Грецию, где принял монашество, после чего служил в разных странах, где представлен Вселенский патриархат. Летом 2005 года Рудник был задержан турецкой полицией после встречи Константинопольского патриарха Варфоломея с президентом Украины Виктором Ющенко, на которой он был переводчиком. Поводом для задержания стали поддельные документы. У архиепископа Даниила (Зелинского) биография менее насыщенная. Он родом из Ивано-Франковска, где учился в униатской семинарии, а затем – в Католическом университете США. Затем перешел в Украинскую православную церковь США, которая входит в состав Вселенского патриархата. Напомним, в пятницу Священный синод РПЦ официально осудил решение о назначении экзархов без согласования с Московским патриархатом. Свое возмущение этим выразили и в Русской православной церкви за границей. Кроме того, накануне РПЦ пригрозила Константинополю крайне жестким ответом по Украине. О том, почему американцы так живо заинтересовались «религиозной свободой» на Украине и зачем им нужен раскол в православной церкви, газета ВЗГЛЯД побеседовала с профессором Института философии РАН, политологом-американистом Борисом Межуевым. Борис Межуев (фото: Владимир Трефилов/РИА «Новости») ВЗГЛЯД: Борис Вадимович, зачем Госдеп отправляет своего представителя на Украину? Американцам так нужна новая автокефальная украинская церковь? Борис Межуев: Конечно, нужна. США хочется держать православный мир под своим контролем. Ясно, что Русская православная церковь – это серьезный политический игрок не только за счет российского государства, но и благодаря своим возможностям. Здесь есть и афонский фактор. Афон – это третья сила в греческом православии, и гораздо более независимая от влияния евроатлантических элит. Соответственно, у США есть желание ослабить все пророссийское и усилить все проамериканское. Фактически это шаг к расколу православного мира с надеждой, что возникнет альтернативный центр славянского восточного православия в лице Киева. Ясно, что Госдеп пытается ударить во все больные места России, в частности и сюда тоже. ВЗГЛЯД: Какая функция, по замыслу Госдепа, возложена на украинскую автокефалию? Б. М.: Здесь встает проблема идентичности. Понятно, что, если украинская церковь приобретет автокефалию, это будет означать дальнейшее духовное разделение православных церквей. Это несомненное отчуждение Русской православной церкви от Константинополя, от Вселенской патриархии, попытка представить РПЦ как изгоя православного мира. То есть будет создаваться как бы альтернативное православие, в рамках которого его российская версия будет изображаться как стоящая на обочине общего процесса. И это будет способствовать ослаблению православных связей. Но, с другой стороны, следствием этого будет усиление русского православия. В русском православии всегда был очень силен элемент того, что «Москва – третий Рим». Именно русская церковь не идет на компромиссы с западными конфессиями, как это было во время Флорентийской унии. И, соответственно, она является исключительным экзархатом, сохраняющим чистоту перед лицом недружественных союзов. ВЗГЛЯД: Каковы возможные последствия для Украины в случае создания автокефальной украинской церкви? Б. М.: Для Украины это будет иметь чудовищные последствия, вплоть до межрелигиозных столкновений. Естественно, возникнет вопрос об имуществе, возникнет вопрос о тех людях, которые не захотят переходить в эту автокефальную церковь. Украина будет раздираема между создаваемой автокефальной церковью и Московской патриархией. Более того, если что-то подобное там появится, то возникнет три церкви. Уже существующая раскольничья церковь, которая не будет признана. Затем будет автокефалия, дарованная Константинополем, и третья церковь – УПЦ Московского патриархата, которая не захочет идти под автокефалию. Я еще не говорю об Украинской греко-католической церкви, которая присутствует в западных регионах. То есть фактически получится расколотая по конфессиональным направлениям страна, что будет еще больше способствовать ее дезинтеграции, так как все эти церкви будут бороться между собой. ВЗГЛЯД: При этом официально в Госдепе говорят, что хотят «продвижения религиозной свободы» на Украине. Б. М.: Едва ли это приоритетная задача для США. Сейчас их задача – ослабление России. А центральная задача для них – иранская проблема. А поскольку Россия не отказывается от союза с Ираном, не отрекается от него и не готова идти на сделки с Вашингтоном, то США всеми силами оказывают на нее давление – с помощью санкций, религиозных расколов. ВЗГЛЯД: Какое место раскол православия занимает в антироссийской стратегии США? Б. М.: Значительное и серьезное. Для этого России противопоставляется Вселенский патриархат, который становится на сторону Украины. Понятно, что будет представлена позиция русского православия, как позиция церкви, которая государственные интересы ставит выше религиозных. Это давнишние обвинения русского православия в государствопоклонничестве. На Украине среди православных людей сильны представления о том, что русское православие – это такое государственное ведомство, а вот украинское православие чистое и великое, посвященное памяти Киевской Руси. Пока это мифотворчество будет развиваться, почему бы американцам не сыграть на нем. Источник: https://vz.ru/politics/2018/9/11/426222.html
  8. Русское отрезвление: значение решения Константинополя по Украине Политика Если государство отделено от идеологии, то народ отделен от государства 4 Иван Шилов © ИА REGNUM Патриарх Константинопольский Варфоломей Александр Халдей, 10 сентября 2018, 11:32 — REGNUM Решение Константинопольского патриарха Варфоломея предоставить Украине томос об автокефалии её поместной церкви и признание её независимости от Москвы не только нарушает все каноны православия. Прежде всего, это колоссальная геополитическая катастрофа России с самыми долгосрочными последствиями. И эта катастрофа имеет позитивное значение, так как влечёт за собой крушение нескольких основополагающих вредных мифов, лежащих в основе нашей нынешней государственности. Требуется болезненная работа по пересмотру этих мифов. Работа по признанию ошибок. Если этого не сделать, наше окончательное поражение случится раньше, чем мы это осознаем. Прежде всего нам следует понять, что мы теряем территории и продолжаем их терять. Именно так. Крым удалось вернуть не благодаря нашей политике, а случайно, повод создали не мы, а сам Запад. Ведь будь Запад хоть немного поумней, он просто подождал бы четыре месяца и провёл бы на Украине легитимные выборы, получив то же самое, что есть сейчас. Но в этом случае никакого возвращения Крыма не случилось бы, и мы имели бы в украинском Крыму, Харькове и Донбассе базы НАТО, в Севастополе — шестой флот США, уничтоженную Сирию, в которой ничего не смогли бы сделать из-за проигранной средиземноморской позиции. Прежде всего нам нужно понять, что наше поражение в Константинополе и в Киеве есть следствие нашего либерального курса. Долгосрочного и тотального. Россия отказалась от идеологии и держится за этот якорь, хотя из-за него страна станет уже неотвратимо распадаться. В экономике и в политике либерализм привёл Россию к глобальной катастрофе. Россия отказалась от всякой идеологии — от социальной справедливости, от Третьего Рима, от Миссии, от Предназначения. Это выражено в её Конституции — и потому мы потеряли СССР в целом и Украину в частности. И пока мы строим планы на её возвращение, нам наносят удар за ударом, отбрасывая Украину всё дальше и дальше. И мы не можем этого остановить. Это забито Символом веры в мозг нашей элиты — и потому мы никак не можем укрепить ЕАЭС, нам то Казахстан, то Белоруссия, то Армения постоянно бьют в спину и вываливаются из коалиции. Это записано в Социальной концепции РПЦ — и потому мы, как в гипнозе, повторяем глупость: «Церковь вне политики, церковь вне политики…» Но церковь — в центре политики, и пока мы себя баюкаем лживыми либеральными сказками, нас бьют и отрывают от нашего тела один кровавый кусок за другим. 2 Василий Перов. Первые христиане в Киеве. 1880 Когда это прекратится? Тогда, когда мы сами прекратим заниматься этим позором. Если Церковь вне политики, то как назвать всё то, что происходит вокруг вмешательства Константинополя в российскую церковную юрисдикцию на Украине? Свобода вероисповедания? Только полный кретин ответит «да». Или настоящий злонамеренный враг. Россия восстанавливает страну, общее пространство для жизни и развития, и церковь тут никак не может быть вне политики. Церковь тут — центр политики. Место, где отличают добро от зла. Где зло обличают и проклинают его. Церковь — в центре политики, потому что церковь — это десятки миллионов человек. А это уже политики. И лживые уверения тут просто опасны. Потому что наши враги никогда не вели себя так, как будто их церковь вне политики. А нам навязали эту теорию. И государство, и церковь должны признать: девиз «церковь вне политики» — великое зло и великая либеральная ложь. Это диверсия. Русь никогда не стала бы великой страной в одну шестую часть суши, единой страной, если бы наши крестители-князья верили, что церковь — вне политики. Мы так и жили бы языческими племенами, воюя друг с другом из-за несовпадающих идолов. Мир не знал бы Великой России, если бы на Руси церковь была объявлена вне политики. У вас церковь вне политики? Прекрасно! Тогда Украина ушла. И никаких возвращений! У вас церковь вне политики. Политика — это идеология. Церковь вне политики там, где государство вне идеологии. А там, где государство вне идеологии, там народ вне такого государства. Так что нашим элитам пора выбирать. Или государство с идеологией, которая в центре политики церкви, или ни церкви, ни государства, ни народа. А значит, и ни самих этих элит. Отсутствие идеологии уже не только мешает развитию — оно уже не позволяет сохранить имеющиеся позиции. Нам нечего сказать миру — и за нами не идут. Нам нечего сказать соседям — и они ищут других покровителей. Нам нечего сказать своим согражданам — и потому мы не говорим им то, что они ждут. Даже Донбассу нам нечего сказать — и потому мы стыдливо прячем в землю глаза и бормочем что-то насчёт Русского мира, который по факту утонул в либерализме как в болоте. Мы уже сами себе противны с этим идолом запрета на идеологию. Нас хлещут по щекам, плюют нам в лицо те, кто раньше не смел на нас глаза поднять, — а мы терпим. Утираемся. И никаких выводов не делаем. Государство должно отменить статью 13 Конституции о запрете на официальную идеологию. Или просто её игнорировать по факту. Мы на войне, а на войне без идеологии не воюют. 3 Виктор Васнецов. Крещение Руси. 1890 Церковь должна отменить тезис «церковь вне политики». Она должна открыто признать: Русская православная церковь — основа Русского мира, она — настоящий Третий Рим. Первые два пали, а четвёртому не бывать. Никаких блудливых либеральных тезисов о терпимости ко злу. Зло должно быть названо злом. И никаких умолчаний и компромиссов. Эта нравственная позиция церкви — её обязанность. «Вы — соль земли. Если соль перестанет быть солёной — что её заменит?» — спрашивал Христос учеников и сам отвечал: — Она будет годиться только на то, чтобы выбросить её на поругание псам». Вот отступники и ругают и церковь, и Россию, и народ её кромсают и делят его единое тело на части. Потому что соль земли перестала быть солёной. Её больше теперь волнуют финансовые потоки и управление ими. Но скоро они потеряют всё — потому что забыли: дух первичнее материи. И если дух мёртв, материя распадается. Либеральное лобби должно быть изгнано из церковной и государственной власти. Если этого не сделать, нас ждут дальнейшие катастрофы. Православие как единый мир оказалось мифом. От которого надо так же отказаться, как от мифов о благотворности запрета на идеологию, или о триединстве русского народа вместе с белорусами и украинцами, или о том, что церковь — вне политики. Единый мир православия — это разбредшиеся овцы. Этот мир болен обмирщением и маловерием, ересью, трусостью иерархов, продажностью за земные блага и иудиным грехом предательства. Все страны православного мира — это страны или НАТО, или их власти туда стремятся. Церковные власти не смеют ослушаться своих правителей, доказывая нам, что церковь не вне, а в самом центре политики. 4 Александр Горбаруков © ИА REGNUM Дымовая завеса Церкви отказаться от политики — это отказаться от Миссии. Предать и Христа, и людей. Православные иерархи боятся противостоять сатанинскому Западу и охотно предают Россию. Тем самым доказывая свою духовную поврежденность. Ещё петух не пропел трижды, а от нас уже отреклись наши братья по вере, которые как бы вне политики. И сделали они это потому, что их государства следуют своей идеологии, которую провозглашают и навязывают всем, включая церковь. Поняв своё вселенское одиночество, Россия обязана исправить свои ошибки. Сосредоточиться на том, что она провозглашает безусловной истиной. Провозгласить эту истину, которую глава России сделает центром своей политики, которую поддерживает церковь. Потому что кроме России больше некому хранить и отстаивать эту истину. Истину веры, истину правды, истину справедливости. Эта истина в звёздах Московского Кремля и в крестах золочёных православных куполов. Повсюду в других местах истину продали. Осталась она только у нас. И именно потому Москва — Третий Рим, а четвёртому не бывать. Как только мы это скажем себе и миру, вокруг нас всё изменится удивительным образом. Всё, что распадалось, начнёт собираться и восстанавливаться. Потому что в начале всех дел было Слово. Пока народ его не услышит, ничего не изменится. Александр Халдей Подробности: https://regnum.ru/news/polit/2478921.html?utm_medium=referral&utm_source=lentainform.com&utm_campaign=regnum.ru&utm_term=1245878&utm_content=6659094 Любое использование материалов допускается только при наличии гиперссылки на ИА REGNUM.
  9. За кем пойдет народ? Патриархаты померились крестными ходами в Киеве Александр Солдатов специально для «Новой» Если в России крестный ход воспринимается скорее как протокольное культурно-массовое мероприятие в духе «скреп», то на Украине он вернулся к своему первоначальному смыслу. Это поход Христова воинства на духовную битву с темными силами. Конечно, мирный, без оружия, но от этого не менее драматичный. В дни празднования 1030-летия Крещения Киевской Руси, 27 и 28 июля, в центре украинской столицы мерились крестными ходами и, соответственно, своими мобилизационными ресурсами две крупнейшие конфессии страны — Украинские православные церкви Московского и Киевского патриархатов (УПЦ МП и УПЦ КП). Представления о темных силах у них во многом противоположные… Крестный ход как цивилизационный выбор Как уже писала «Новая», в апреле нынешнего года, после обращения президента, Верховной рады и ряда православных архиереев Украины, Константинопольский патриархат — первый по статусу в православном мире — начал рассматривать вопрос о предоставлении полной независимости (автокефалии) Украинской церкви. От разрешения этого вопроса зависит не только будущее Украины, но и конфигурация христианского мира и постсоветского пространства. Дело в том, что «канонической» церковью Украины считается УПЦ МП, которая подчиняется патриарху, Собору и Синоду в Москве, хоть и обладает широкой автономией. Уже в условиях войны, в 2014 году, после смерти осторожного патриота Украины митрополита Владимира (Сабодана) УПЦ МП возглавил верный послушник патриарха Кирилла митрополит Онуфрий (Березовский), когда-то в прошлом служивший благочинным в Троице-Сергиевой лавре. Нынешнее руководство УПЦ МП выступает против автокефалии и считает войну в Донбассе гражданской. Сторонники автокефалии в епископате этой церкви есть, но они в оппозиции. А вот УПЦ КП, горячо поддерживающая автокефалию, признается официальным мировым православием «неканонической» и «самопровозглашенной». Для нее дарование автокефалии будет означать каноническое признание и символическую победу над УПЦ МП. Ясно, что Петр Порошенко и вообще украинские власти благоволят сегодня именно патриотическому Киевскому патриархату, который, впрочем, в два с лишним раза уступает по числу приходов УПЦ МП (5 тысяч против 12). По мере того как Константинополь посылает сигналы, что автокефалию он все-таки даст, УПЦ МП, а тем паче — сама Московская патриархия напрягаются все больше, открыто грозя новым вселенским расколом православия наподобие того, что в XI веке разделил христианский мир на восточный (православный) и западный (католический). В этих условиях «конкурирующие» крестные ходы стали своего рода манифестациями за тот или иной цивилизационный выбор украинского народа, то есть за независимость или «единство» с великим, но опасным в своей непредсказуемости северным соседом. Между прочим, в 2019-м Украина будет выбирать новых президента и парламент, а автокефалия воспринимается как личный проект Порошенко, от исхода которого зависит его политическое будущее. Так что 1030-летие стало еще и удобной точкой старта избирательных кампаний. Во главе крестного хода УПЦ МП шли руководители «Оппозиционного блока» (бывшей «Партии регионов» Януковича) Юрий Бойко и Александр Вилкул, члены и спонсоры этой партии Нестор Шуфрич, Вадим Новинский, Михаил Добкин и Юрий Павленко, а вот в крестном ходе УПЦ КП участвовал Петр Порошенко и его министры. Битва ресурсов Московский патриархат. Владимирская горка. Фото: Петр Сивков / ТАСС А раз так, то вполне по законам жанра вокруг крестных ходов развернулась битва капиталов и технологий. В оба шествия были вложены немалые суммы, но кажется, что по этому показателю далеко вперед вырвалась УПЦ МП. Протяженность ее крестного хода от Владимирской горки до Киево-Печёрской лавры составила 3,5 километра — и на всей этой дистанции, через каждые сто метров (!), были установлены стационарные телевизионные пункты, причем в особо зрелищных местах — на площадях или перекрестках — оборудованные гигантскими операторскими кранами и передвижными телевизионными студиями. Со стороны церкви крестный ход обслуживали сотни платных волонтеров в форменной одежде, а сами прихожане-крестоходцы были свезены со всех регионов Украины, причем за проезд, питание и проживание они не платили. Кроме того, Киев наполнили рекламные конструкции с изображениями митрополита Онуфрия и приглашениями на крестный ход, а прямую трансляцию шествия более двух часов вел телеканал «Интер». Говорят, все это оплатил украинский миллиардер российского происхождения, один из лидеров «Оппозиционного блока» в Верховной раде Вадим Новинский. И если трактовать крестный ход УПЦ МП как акцию в поддержку Москвы, то стараниями олигарха она получила убедительную телекартинку. По объему капиталовложений крестный ход УПЦ КП выглядел скромнее, но зато трогательнее. Не было никаких телекранов и ПТС, но были воодушевленные женщины и мужчины в вышиванках, заметное число молодежи. Спонсорство шествия УПЦ КП так или иначе связано с Петром Порошенко, а его состояние оценивается аналитиками «Форбс» гораздо скромнее, чем состояние Новинского. Кстати, участие президента привело к серьезным ограничениям для участников шествия: непосредственно к памятнику св. Владимиру — конечной точке шествия — допустили только духовенство и «випов». Опять же, по законам жанра, стороны никак не могут сойтись в оценке количества участников своих шествий. По данным полиции, в крестном ходе УПЦ МП участвовали 20–30 тысяч человек, а в шествии УПЦ КП — 65 тысяч. Управделами УПЦ МП митрополит Антоний (Паканич) называет астрономическое число 250 000, охотно подхваченное российскими СМИ. Со своей стороны, секретарь Синода УПЦ КП архиепископ Евстратий (Зоря) насчитал 150 000 участников своего крестного хода, что также звучит как преувеличение. При всем разбросе цифр, надо признать, что поддержать Киевский патриархат пришло больше людей — все-таки сейчас это «растущий тренд». Как ни странно, я не услышал разговоров о политике среди рядовых участников обоих ходов. Мои соседи по шествию УПЦ МП говорили о покупке машины, дома, реставрации храма, сложностях жизни в семинарии. А на крестном ходе УПЦ КП я слышал разговоры о создании объединенных территориальных громад, сборе урожая, поездках за границу на заработки. В отличие от прошлых лет, на шествиях царила подозрительная политкорректность, и если сторонники Киевского патриархата изредка выкрикивали «Слава Украине! Героям слава!», то верующие УПЦ МП просто пели молитвы. Заподозрив во мне иностранного журналиста, один священник Московского патриархата терпеливо объяснил: «Мы — самостоятельная Украинская церковь, а не Московская патриархия. Патриарха мы только символически поминаем, чтобы через него иметь общение с другими поместными церквями, а власти над нами он никакой не имеет. Да и многие критически к нему настроены». Очевидно, что руководство УПЦ МП пребывает в некоторой политической растерянности и не может внятно сформулировать свою программу. Ведь именно Собор УПЦ МП в 1991 году единогласно (включая и нынешнего ее предстоятеля) обратился к Москве с просьбой об автокефалии, и формально эта просьба не отозвана до сих пор. На молебне у памятника св. Владимиру возглашались прошения «о державе нашей украинстей», и свое поздравительное слово митрополит Онуфрий сказал по-украински. Зато хор, исполняя стихиры русским святым, так акцентировал и растянул слова «Русь святая», что некоторые присутствовавшие даже зааплодировали. В отличие от прошлых лет, никто не держал портретов патриарха Кирилла и не скандировал его имя. Зато не было и вышиванок, и украинских флагов, которые сотнями реяли над крестоходцами из Киевского патриархата. О тех самых прошлых годах, которые уже никогда не вернутся, то ли с ностальгией, то ли с обидой вспомнил на днях патриарх Кирилл: «Начиная с 2009 года до 2013 года посещал Киев каждый год. И каждый год я служил в Киево-Печёрской лавре. Перед моим взором стоит эта замечательная картина, как <…> сопровождала меня многочисленная толпа верующих людей, которые от всего сердца кричали: «Кирилл — наш Патриарх!» Сейчас главный теоретик «русского мира», так брутально въехавшего на танках в Донбасс, персона нон грата в «матери городов русских». Такие разные оптики Фото: Издание «Апостроф» 1030-летие Крещения Киевской Руси стало поводом для громких заявлений московских иерархов и чиновников о гонениях на «каноническую» церковь на Украине. Однако в Киеве гонений не ощущается — утро 28 июля началось с братского приветствия глав УПЦ МП и УПЦ КП Онуфрия и Филарета на торжественном собрании с участием президента. Участницы крестного хода Московского патриархата рассказывали, что «Укрзализныця» предоставила их епархии бесплатные вагоны для транспортировки молящихся. Конечно, тлеют конфликты вокруг нескольких спорных храмов в Ровенской и Тернопольской областях, но украинские суды, будто сговорившись, стали принимать решения в пользу УПЦ МП. Правда, не всегда эти решения удается исполнить. За истекшие 4 года у Москвы и Киева сложилась совершенно противоположная оптика в оценке самого события Крещения Руси. Вслед за Константинопольским патриархом Варфоломеем президент Порошенко говорит, что это событие было первым «европейским выбором» в истории будущей Украины, а фундаментом европейского выбора является идея свободы. Исходя из этой идеи, украинское государство торжественно провозглашает право верующих УПЦ МП оставаться в Московском патриархате, сколько они того пожелают. Грядущее провозглашение автокефалии не будет означать, как гарантирует Порошенко, ни создания государственной церкви, ни принудительного включения УПЦ МП в новую поместную церковь Украины. Оно лишь придаст каноничность и законность тем течениям украинского православия, которые, как и украинское государство, хотят дальше развиваться вне всякой зависимости от Москвы. Расхождение исторической оптики обуславливает невозможность договориться о том, чем же является Украинская церковь, да и Украина вообще. С точки зрения Киева, Украинская церковь зародилась от Константинопольской в Днепре — в купели Владимирова крещения — и с тех пор непрерывно существует 1030 лет. Она распространила свое влияние на северо-восток Руси, когда Москва даже не была основана. В результате порабощения киевских земель и самого Константинополя иноземными завоевателями в XVII веке Киевская митрополия была вынужденно переподчинена Москве, но всегда помнила о своей былой свободе. И когда возникало украинское государство (будь то в 1918-м или в 1991-м), сразу заявлялась необходимость автокефалии. С точки же зрения Москвы, только она является единственным правопреемником древнерусской державы и Киевской церкви. Сам престол Киевских митрополитов переехал в Москву в XIV веке (правда, после этого «параллельный» Киевский митрополит появился и на западнорусских землях). Почти разрушенную завоевателями и католиками Киевскую церковь Москва возродила в XVII веке, и без ее поддержки — «во враждебном окружении» — она существовать не сможет. В рамках этой московской мифологии Русь была и остается «единой и неделимой», причем с центром в Москве. И эта мифология никак не сочетается с признанием самобытности украинского народа и самостоятельности украинского государства. Оставаться в плену этой мифологии в современном мире — значит все больше отставать от истории, разворачивая ее вспять, в сторону раннего средневековья. В России, заявил президент Порошенко, обращаясь, помимо прочих, и к иерархам УПЦ МП, «православная церковь лишь на бумаге отделена от государства, а на деле она сама назвалась «скрепой» режима. Она целиком и безусловно поддерживает реваншистскую имперскую политику. <…> Более того — сама доктрина «русского мира» родилась в люксовых кельях иерархов РПЦ». *** Крестные ходы в Киеве стали главным «информационным поводом» в Москве потому, что Украина оказалась ключевым элементом в поисках Россией своего нового места в мире, своей новой идентичности. «Эксклюзивистский» подход Москвы не способен удержать Украинскую церковь, поскольку миллионы православных украинцев уже разорвали религиозную связь с Московской патриархией. Преимущества демократии работают на автокефалию, ведь после ее провозглашения сохраняется свободный выбор церковной юрисдикции для каждого верующего и каждой общины. А в чем состоит альтернатива, которую предлагает Москва? Только Московский патриархат является единственной канонической церковью на Украине, ни один православный не может находиться вне его. Может, такая модель и работает в условиях жесткого репрессивного режима (в России мы постоянно наблюдаем гонения на «альтернативных» православных, посмевших покинуть РПЦ). Но что может заставить ее работать на Украине? Уверенность в неизбежности украинской автокефалии укрепил 28 июля личный посланник Константинопольского патриарха Варфоломея митрополит Эммануил, прибывший на торжества в Киев (ранее Варфоломей ответил категорическим отказом прибыть на «альтернативные» торжества в Москву). Он напомнил, что 20 апреля «была открыта процедура предоставления автокефалии церкви на Украине. Киев всегда был под покровом Вселенского патриарха, и церковь-мать никогда не оставляла своей заботы о попечении о нем». Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/08/01/77354-za-kem-poydet-narod
  10. Порошенко хочет встать во главе церкви и увести ее за собой Эксперты уверены, что Вселенский Патриарх не пойдет на разлад с Московским Президент Украины Петр Порошенко фактически начал свою предвыборную кампанию, заявив о желании создать в стране единую поместную автокефальную церковь. По его просьбе депутаты Верховной Рады в четверг должны принять постановление по этому поводу. Они планируют обратиться с просьбой о создании автокефалии к Вселенскому Патриарху Варфоломею I/ Удивительное дело: на Украине, так же и во многих светских странах, Церковь отделена от государства. И тем не менее религиозные вопросы тут крепко переплетены с политикой. фото: ru.wikipedia.org По словам Порошенко, страна как никогда близка к созданию новой, независимой от Москвы, единой церкви. С этой целью он написал письмо Вселенскому патриарху Варфоломею I с просьбой предоставить автокефалию Украинской православной церкви, которое уже подписали представители двух церковных иерархий — епископы непризнанной Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) и Украинской автокефальной православной церкви (УАПЦ). Украинскую православную Церковь Московского Патриархата, которая единственная из них всех является канонической, понятное дело, даже не спросили. При этом Порошенко уверен, что решение Синода Вселенского Патриарха о создании единой поместной автокефальной церкви на Украине может быть принято до 28 июля. На данный момент в мире есть около 15 автокефальных православных церквей, в том числе: русская, грузинская, румынская, болгарская, сербская, польская. Все они взаимодействуют между собой и порой принимают совместные решения. И в настоящее время на территории Украины, с точки зрения мирового православия, есть только одна каноническая церковь - Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП). Украинская православная церковь Киевского Патриархата (УПЦ КП) и Украинская автокефальная православная церковь (УАПЦ) не признаются ни одной из канонических православных организаций. Соответственно, представительство УПЦ МП, которая на правах широкой автономии входит в состав Русской православной церкви, контролирует большинство приходов. В нее входит около 12000 общин, ее прихожанами себя считают 70% православных украинцев. УПЦ КП была создана в 1992 году в противовес «московской» и насчитывает порядка 5000 общин, а меньше всего общин насчитывает УАПЦ — 1200. Идея объединить церкви не нова, а разговоры о создании православной церкви, независимой от Московского патриархата, ведутся на Украине начиная с 1991 года. До Порошенко с этой инициативой выступал президент Виктор Ющенко, который также обсуждал этот вопрос с патриархом Варфоломеем, в том числе и в Киеве, куда приглашал Вселенского Патриарха на празднование 1020-летия крещения Руси. Но Варфоломей не дал своего благословения, а представители Московского патриархата отказались от участия в диалоге, сославшись на неканоничность УПЦ КП. Два года назад Верховной Рада уже обращалась к Вселенскому Патриарху с той же просьбой, но ответной реакции так и не дождалась. Возможно поэтому украинцы восприняли заявление Порошенко, как очередное предвыборное обещание. «Может они мечтают, что Варфоломей одним махом и анафему снимет с экс-митрополита Филарета, и одновременно объединит УПЦ КП и УАПЦ? Интересно бы узнать и у самого гаранта: неужели он уже забыл о том, как молился в канонической Церкви и принимал участие в Крестном ходе?», - написал один из пользователей соцсети. От имени УПЦ МП ответил заместитель главы отдела внешних церковных связей Николай Данилевич. По его словам, процесс преодоления раскола в православии на Украине возможен только на канонической основе и должен идти без политического вмешательства. «Об очередной попытке создания единой церкви руками государства я думаю, что это все закончится большим пшиком, как было много раз до этого. Будет много шума в СМИ, и на том все закончится», - прокомментировал он на своей странице в соцсети заявление Порошенко. Не поддержали президента Украины и депутаты партии «Оппозиционный блок» (ОП), назвав действия Порошенко попыткой вмешательства в церковную жизнь. По словам сопредседателя фракции ОП Юрия Бойко, церковь сама должна принимать решение и верующий сами должны выбирать, в какую церковь они ходят. Напомним, ситуация с расколом церквей усугубилась в 2014 году, после конфликта Украины и России. В ряде общин УПЦ МП началось разделение. В сентябре 2016 года председатель юридического отдела УПЦ МП Александр Бахов сообщил, что за два года церковь потеряла 40 храмов в пользу Киевского патриархата. При этом сами украинские власти напрямую вмешивались в церковную жизнь и инициировали законопроект N4128, который окрестили «законом о церковном рейдерстве», поскольку данный документ «о свободе совести» предлагал прихожанам определить принадлежность какого-либо храма путем голосования. Со своей стороны МП отдавать власть на Украине не намерен. Как заявил Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступая на торжествах по случаю своего 70-летия, «мы никогда не согласимся на изменение священных канонических границ нашей Церкви, ибо Киев- это духовная колыбель святой Руси, как Мцхета для Грузии или Косово для Сербии». В беседе с «МК» эксперт сообщил, что создание единой церкви на Украине будет обозначать разрыв отношений Константинопольского патриархата с Московским. Роман ЛУНКИН, директор общественной организации «Гильдия экспертов по религии и праву»: - Нынешнее заявление, скорее, идеологические и политическое, поэтому конкретных церковных решений после письма Порошенко ждать не стоит. В противном случае, это будет обозначать, что Вселенский Патриарх Варфоломей следует конъюнктуре украинской политики. Конечно, это раздражает Московский патриархат, поскольку эту еще один камешек для того, чтобы отделить УПЦ МП от РПЦ, что конечно для Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и для РПЦ в целом будет большой трагедией. Ведь тогда практически половина приходов от нее отделится и будет самостоятельной церковью во главе со своим Патриархом. Однако Варфоломей вряд ли пойдет на столь открытый конфликт с РПЦ, поскольку это будет обозначать разрыв отношений и кроме того будет обозначать передел канонических территорий. Для Вселенского Патриарха это сложное решение. Дарья Зеленская Источник: https://www.mk.ru/politics/2018/04/18/poroshenko-khochet-vstat-vo-glave-cerkvi-i-uvesti-ee-za-soboy.html
  11. Спасение шмеля Мария Луценко-Сорочинская Cегодня я спасла кусучего шмеля: он путался в угрюмой паутине, стучался лбом в окно в слепой гордыне и громко выл, обоим муку для. Всё за окном цвело, а мёртвое стекло не пропускало в мир весны бедняжку. Напротив дверь открылась нараспашку, но к жизни повернуть мешало зло. Стояла я, как тень, и видела: вот-вот большой паук шмеля в ловушке свяжет, внезапностью ловца обескуражит, и шмель, тоской отравленный, умрёт! И, побеждая страх, в ответ на жуткий вой шмеля взяла я в липкие ладони и отдалила мир потусторонний! А шмель нырнул в ладони с головой. Пока зудящий ком к веранде я несла - прошла секунда. Думалось о многом: кем я тогда шмелю казалась, Богом? Богиней, из несметного числа тех, чей сачок парит над бабочкой простой? Случайностью? Непостижимой силой, которая вселенную взрастила и бросила сражаться с пустотой! И выжил ли паук, латающий дыру, без унесённой Случаем добычи? Ведь, нарушая хищный, злой обычай, мы смерти не даём вести игру! Покинув свой ковчег и временную клеть, шмель улетел на ветку пышной вишни, а я ждала... Когда же мой Всевышний, Мой, Знающий, как лучше будет впредь, за яростную спесь нисколько не хуля, отечески в горячий лоб целуя, возьмёт меня, ослепшую и злую, к себе в ладонь, как бедного шмеля... 03.05.2018
  12. Часть интервью директора Киевского центра политических исследований и конфликтологии Михаила Борисовича Погребинского об автокефалии Украинской Православной Церкви. Если не воспроизводится звук, то смотрите видео в источнике, начиная с 10:06.
  13. РОМАН ЛУНКИН Украинская церковь и автокефалия Петр Порошенко и Вселенский Патриарх Варфоломей I president.gov.ua В Константинопольском патриархате рассмотрели просьбу президента Украины Петра Порошенко об автокефальной, то есть отдельной церкви. По этому поводу синод решил поддерживать контакт с сестринскими православными церквами. «Вселенский патриархат изучил вопросы, относящиеся к ситуации на Украине. Получив от церковных и гражданских властей прошение о предоставлении автокефалии. По этому запросу синод решил быть в тесном общении с другими сестринскими православными церквами для их информирования и координации», — говорится в сообщении, размещенном на сайте патриархата. Ранее СМИ сообщали, что Константинопольский патриархат не станет предоставлять автокефалию, так как в решении вопроса будет участвовать Русская православная церковь, выступающая против этого. Патриарх Варфоломей, Патриарх Кирилл и Дмитрий Медведев kremlin.ru Как уточнил представитель Украинской православной церкви протоиерей Николая Данилевич, в заявлении Константинопольского патриархата говорится, что он патриархат несет «ответственность за всеправославное единство» и будет обсуждать этот вопрос с другими православными церквами. «Это означает, что Константинопольский патриархат, который является ответственным за общеправославное единство, не сделает ничего такого, что бы этому единству помешало», — приводит украинское информационное агентство УНИАН слова протоиерея. Между тем Президент Украины Петр Порошенко в день приема патриархатом прошения Украины сообщил, что Вселенский патриархат начинает процедуры, которые необходимы для предоставления автокефалии УПЦ, передает информационное агентство РБК. Побеседовать с «Полит.ру» о ситуации согласился Роман Лункин, социолог, ведущий научный сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН. По его оценке, для дискуссий вокруг возможности получения автокефалии Украинской православной церкви сейчас политически самый подходящий момент, однако по сути УПЦ не заинтересована в этом. «Это действительно довольно горячая тема. Но дискуссия вокруг украинской автокефалии – это дискуссия ради дискуссия. То есть представителям украинской власти, большинству депутатов Верховной Рады, за вычетом оппозиционного блока, важно поддерживать интерес к этой теме и само по себе обсуждение независимости Украинской церкви, единой церкви украинского народа, и создания некоей национальной конфессии, национальной структуры. Кафедральный Владимирский собор в Киеве Jorge Franganillo/flickr.com Сейчас для этого самый подходящий политический момент, поскольку есть определенное противостояние с Россией; у довольно большой части населения Украины есть представление о том, что такая единая церковь и необходима, и, собственно, уже существует. На деле это вопрос довольно сложный, потому что согласие части украинцев, что национальная церковь нужна, совсем не означает, что они выступают за полную независимость от Московского патриархата или что они антироссийски настроены. Это совсем не одно и то же. Все-таки Украина – самостоятельное государство, и люди в нем все больше осознают, что у них есть некие свои принципы, по которым их страна развивается. А после 2014 года такой перелом произошел во всех сферах общественной жизни. Сейчас как раз происходит процесс выстраивания нового украинского государства, и церковь – один из важнейших его элементов. Но здесь есть по крайней мере два мнения (на деле их масса, так как идет множество дискуссий на Украине на этот счет, но эти два существенно различаются): первое – это что в национальном государстве должна быть одна церковь, объединяющая народ; второе (как мне кажется, больше соответствующее историческому пути Украины) – это сохранение религиозного многообразия всех христианских конфессий, что в Украине существуют. Надо сказать, что даже в советское время в Украине было религиозной свободы, чем в Российской Федерации. А в 1990-е годы сложилось и православное украинское разнообразие: Автокефальная церковь, Киевский патриархат и УПЦ МП, Украинская православная церковь Московского патриархата. И представители власти, президенты Украины должны были лавировать между разными церковными юрисдикциями, не поддерживая прямо ни одну из них. Что создавало довольно демократичную ситуацию. В Киеве перед приемом Патриаха Варфоломея в 2008 году Jean & Nathalie/Wikimedia Commons Именно поэтому Украина на постсоветском пространстве является и можно сказать и сейчас в значительной мере является образцом религиозного многообразия и соблюдения свободы совести на постсоветском пространстве. Но российско-украинский кризис эту ситуацию скорректировал – в худшую сторону для полноценного соблюдения религиозной свободы и для статуса Украинской православной церкви. Да, и до 2014 года в Украинской православной церкви Московского патриархата были люди, которые выступали за полную независимость, а сейчас позиции этой «партии независимости от Москвы» в УПЦ упрочились. Потому что у Москвы теперь меньше рычагов влияния на Украинскую православную церковь. Более того, как мне кажется, патриарх Кирилл даже боится как-то повлиять или сделать так, что кто-то почувствует хоть в чем-то «руку Москвы». Поэтому Украинская православная церковь сейчас абсолютно независима. Соответственно, в рамках той «агрессии» и восприятия «российской агрессии» в украинском обществе естественно повысилась роль Киевского патриархата и патриарха Филарета. Пусть он не является харизматичным церковным деятелем и с точки зрения Украинской православной церкви Московского патриархата не каноничен, но его политические речи совпали с политической ситуацией. Филарет официально передал Президенту Обращение к Вселенскому Патриарху Варфоломею president.gov.ua Так что УПЦ оказалась в опасном положении, но именно политика украинской власти не даст УПЦ отделиться от Московской патриархии. В этом заключается парадокс, но это так: во-первых, президент Петр Порошенко и депутаты Верховной Рады идут в обход всех канонических норм. И это психологическое и политическое давление, безусловно, играет против создания независимой церкви, так как насильно объединять юрисдикции – это просто абсурд. И, кроме того, Украинская православная церковь (бывшая УПЦ МП – приставку МП, то есть упоминание о Московской патриархии, УПЦ давно уже не употребляет в свете известных событий), хочет все-таки остаться независимой. Хочет быть реально независимой, осознавая, что в рамках единой церкви она будет больше привязана к нынешней довольно нестабильной власти», – сказал Роман Лункин. Источник: http://www.polit.ru/article/2018/04/23/autocephaly/
  14. Плач по Юлии Светлой памяти Юлии Синелиной Ой ты, Юля-Юлечка, Светлая головушка! Жизни всей не выпила Ты до дна – до донышка… Ой ты, Юля-Юлечка, Славны очи темные! Так любили белый свет, Да смежились, сонные… Ой ты, Юля-Юлечка! Только помянет тебя Да днепровская волна Дальше по-за Хортицей. Только ветер по степи Да пройдется до моря, Только тучи да прольют Слезы буйным дождиком. Исповедуют тебя Да небесны звездочки, Что не гаснут никогда Над землею милою. 7 апреля 2013 г.
  15. Дата публикации: 28 октября 2017, 12:40 Стивен Коэн «Американский истеблишмент ничего не говорит о действительно зловещем тренде – экспансии праворадикальных и откровенно неонацистских движений на Украине, которую США поддерживают… Благодаря такой поддержке… эти движения, а некоторые из них хорошо вооружены, переписывают историю в свою пользу, реабилитируя и чествуя убийц евреев в годы германской оккупации… Эти очевидные признаки зарождающегося фашизма… редко, если вообще когда-либо освещаются ведущими американским изданиями…» – пишет профессор Стивен Коэн, известный американский советолог и специалист по России. Коэн указывает, что американская пресса «не замечает» факельных шествий с откровенной неонацистской символикой в Киеве. Кроме того, Коэн обращает внимание на «двойные стандарты» США в отношениях с Россией: вопреки фактам они продолжают утверждать, будто война 2008 года в Южной Осетии была развязана не Грузией, а Россией, обвинять Москву в агрессивном поведении, но в то ж время «не видеть» 800 американских военных баз по всему миру, несмотря на то, что Россия располагает базами лишь в одной стране дальнего зарубежья – в Сирии. Также профессор-советолог припомнил американской публике молниеносное признание Вашингтоном независимости Косово, сравнив это с нежеланием признавать волеизъявление крымчан на референдуме 2014 года, обвинения России во вмешательстве в президентские выборы в США на фоне бесцеремонного и действительного вмешательства Вашингтона в выборы во многих странах; причастность Соединённых Штатов к войне на Украине и т.д. Стивен Коэн последовательно выступает за оздоровление российско-американских отношений, вину за ухудшение которых возлагает на Вашингтон. Фактически он выносит диагноз американскому политикуму. Американские политики, уверен профессор, застряли в категориях холодной войны и уверовали в американскую исключительность. Обо всем этом профессор говорит в дискуссии на страницах американской прессы. https://news-front.info/2017/10/28/ssha-ne-hotyat-videt-vozrozhdeniya-natsizma-v-kieve-professor-stiven-koen/
  16. * * * Между пламенем жёлтым и белым морозом возникает бубенчатый зов Рождества, между слабым ответом и вечным вопросом быть не может и нет никакого родства. Но и то хорошо, что морозно и снежно в некрещённой и тысячезвёздной ночи. Пахнет хлев молоком, и колышется нежно то ли имя души, то ли пламя свечи. А когда пеленает Мария младенца, очи добрых животных лелеют вертеп, и ягнёнок, ложась, подгибает коленца, и вдыхает ноздрями соломенный хлеб. Зазвенит бубенец, колокольчик на шее, а Иосиф ладонью потреплет руно, чтобы агнец тучнел, завитками белея, ибо взыщет горячего мяса вино. Но ни лунам, ни глинам назад не вернуться – ночь Святая сбылась, и все прежнее – сон, и назавтра во всём Вифлееме проснутся чада, камни, смоковницы новых времён. Между жизнью короткой и правдою долгой прохудилось до дыр одеяло родства. Нитка рвётся, и палец изранен иголкой... Но студёная ночь дышит хвойнею колкой, но трепещет в пещере огонь Рождества.
  17. Святителю Николаю Чудотворцу http://valeriymalyshev.org.ua/mailto/component/?link=aHR0cDovL3ZhbGVyaXltYWx5c2hldi5vcmcudWEvdGVrc3RpLXBlc2VuL3N2eWF0aXRlbGl1LW5pa29sYWl1LWNodWRvdHZvcnRzdS8%3D' title="E-mail"> Николай, угодник Божий, Богу праведно внимал В добром деле был помощник всем, кто с верой его звал. Знают взрослые и дети о его святой любви, Как он жил на белом свете, как он чудеса творил, Сколько он своей молитвой вырвал из сетей врага. Побеждал в духовных битвах с Божьим именем Христа. Избавлял в земной юдоли, всех невинных отмечал, Укрощал волненья моря, бури грозно запрещал, Уводил своей молитвой христолюбцев от беды. Вразумляя нечестивцы, был суров, но справедлив. Николай, угодник Божий, чудотворец Николай, Мы тебя с любовью просим, нас в молитвах вспоминай. По молитвах усердных твоим Помогает с любовью Господь Тем, кто в узах темничных томим И кого путь дорога ведет, Милосердья щедрой рукой Сеял в душах спасенья цветы, От греха уберег старика, Спас девиц от бесчестия ты. Припев: Отче, Николае, святый Николае, Богу молитвенник, к Богу ходатай наш Отче, Николае, святый Николае, Верим и знаем Бога ты молишь за нас. Ты не смотришь на званье и чин, Из дворца ль из лачуги зовешь На каких языках говорил, С состраданием на помощь прейдешь, Нас избавить спешишь от нужды, Оклеветанных от клеветы, Кто в беде, тех спасти от беды, К Божьей веры учителем ты.
  18. На календарях хозяйничало двадцатое число. Одессу постепенно окутывал обычный августовский вечер. Солнце еще не коснулось горизонта и продолжало (хотя и с меньшей силой) раскалять дорожное покрытие и плохо влиять на неприкрытые головы прохожих, среди которых – немало туристов, обожающих посещать наш город в теплое время года. Суматоха на улицах, в магазинах, на перекрестках, бесконечные пробки вдоль широких проспектов – все это считается вполне обычным явлением для городов, расположенных на берегу моря и получивших право (по этой и еще некоторым причинам) называться курортными. Если верить наблюдениям старожилов, Южная Пальмира, перегруженная отдыхающими и трудящимися, постепенно выходит из туристического хаоса по мере приближения к осени. Так вот, это был обычный вечер для тех, кому не посчастливилось присутствовать около пяти часов рядом с Храмом Святой Мученицы Татьяны, что расположен на Фонтанской дороге и тыльной стороной обращен к улице Пионерской. И, наверное, можно позавидовать всем, кто оказался неподалеку и стал невольным свидетелем одного интересного происшествия, которое могло окончиться трагически, но благодаря стечению обстоятельств или вмешательству небесных сил, осталось в памяти его участников лишь, как курьезное. А произошло, собственно, вот что: из переполненного трамвая, расталкивая, что есть силы, пассажиров, желая поскорее вырваться из пасти этого железного монстра, питающегося людьми, выскочила низенькая чуть сгорбленная старушка с целлофановым пакетом в руке. Подобно дикой голодной пантере, преследующей свою несчастную жертву, преодолевая сложные препятствия в глубинах джунглей Амазонки, наша «двуногая хищница» легким грациозным движением перепрыгнула через метровое заграждение, отделявшее территорию трамвайной остановки от дороги, по которой на высокой скорости в направлении центра города двигались автомобили, и, сломя голову, словно пытаясь настигнуть некий, только ей известный объект внезапно начавшейся охоты, ринулась к своей цели, не думая о последствиях и не понимая всей серьезности ситуации. Со всех сторон слышался визг тормозов, крики водителей, сопровождаемые насыщенными матерными словосочетаниями; одна из машин выскочила на тротуар в метре от перепуганного велосипедиста, который по роковому стечению обстоятельств оказался в центре событий. Бедняга со страху до такой степени надавил на тормоз, что вылетел вперед головой через руль своего двухколесного товарища и покатился кубарем, выкрикивая что-то нечленораздельное. К счастью, он был в защитном костюме профессионального велогонщика и не получил серьезных травм. Бабуля продолжала движение не оборачиваясь назад. Многим смотрящим на происходящее могло показаться, что отчаянная бегунья даже и не заметила того ужаса, который творился у нее за спиной. Перед ее глазами стояла одна единственная цель – оказаться в точке назначения вовремя и, судя по вышеизложенному, достигнуть результата любой ценой. Споткнувшись несколько раз о торчащие углы перекошенной тротуарной плитки, старушка с недовольным выражением лица протиснулась сквозь группу курсантов военной академии, образовавших перед ней последнюю преграду из широких мускулистых плеч, обругала этих вальяжно идущих «бездельников» и «нехристей» и взбежала по лестнице, исчезнув из виду. Осталось только рассказать куда с таким рвением бежала наша героиня. Вы очень удивитесь, если я вам скажу, что она спешила в храм Божий? Представьте себе, это именно так. Мне никогда еще не приходилось наблюдать за кем-то, кто был бы настолько верен Создателю, как эта резвая и бесстрашная особа. Подъезжая к остановке, находящейся в ста метрах от Храма Святой Мученицы Татьяны, бабушка услышала колокольный звон, используемый для призыва христиан к богослужению, и, видимо, боясь разгневать Бога незначительным опозданием, заторопилась до такой степени, что чуть было не удостоилась Его личной аудиенции, во время которой и попросила бы прощение за свою непунктуальность. Давайте же все дружно пожелаем долгих и счастливых лет жизни этой маленькой, но энергичной и, что немаловажно, набожной женщине. В. Масановец 2016г. http://www.proza.ru/2016/11/28/169 Ссылка на стихотворение поэтессы Елены Букреевой "Необычный спринт", которое написано под впечатлением от данного рассказа: http://www.stihi.ru/2016/12/04/601
  19. ХХVІ Міжнародна наукова конференція «Історія релігій в Україні» Шановні колеги! Повідомляємо Вас, що Інститут релігієзнавства – філія Львівського музею історії релігії, Львівське відділення Інституту української археографії та джерелознавства імені М. С. Грушевського НАН України, Відділення релігієзнавства Інституту філософії НАН України 24 -26 травня 2016 р. у Львові проводять ХХVІ Міжнародну наукову конференцію «Історія релігій в Україні». Тематика конференції охоплює широке коло питань історії релігійного розвитку від найдавніших часів до сьогодення. У роботі секційних засідань розглядатимуться різноманітні аспекти політичного, правового й культурного становища православ’я, Римо-католицької та Греко-католицької церков, протестантизму, східних релігій, а також державно-церковні відносини в Україні. Будуть обговорюватись актуальні питання музейництва, сакрального мистецтва, проблеми збереження духовного й культурного надбання. Пропоновані напрямки роботи конференції: Конфесійний розвиток християнства на українських землях у Х – на початку ХХ ст.: – християнство Х–ХІV ст.; – Церква в Речі Посполитій (друга половина ХVІ – кінець ХVІІІ ст.); – церковні братства як форма самоорганізації українського суспільства (до 430-річчя Львівського ставропігійського братства); – державно-церковні відносини в Габсбурзькій монархії (кінець ХVІІІ – початок ХХ ст.); – релігійні конфесії на українських землях у складі Російської імперії (кінець ХVІІІ – початок ХХ ст.). Виклики ХХ ст.: – формування національної української Церкви в 1917–1920-х рр.; – міжцерковні відносини в Речі Посполитій міжвоєнного періоду; – Руська православна церква та Римо-католицька церква в СРСР; – становище протестантизму в Україні радянського періоду; – ліквідація УГКЦ 1946 р.; репресії комуністичного режиму. Українська держава і Церква: політологія, соціологія. Філософія релігії та релігієзнавча думка в Україні: – історія богословської думки в Україні; – постмодерна релігійність; – східні релігії. Сакральне мистецтво: – іконографія; – храмова архітектура; – музичне мистецтво. Музейництво та охорона сакральних пам’яток: – музейна реставрація; комплектації музейних збірок культових речей; – релігійний туризм; – проблемні питання розвитку музеїв в Україні. Робочі мови конференції: українська, польська, білоруська, російська, англійська. Матеріали конференції будуть опубліковані у збірнику «Історія релігій в Україні», що зареєстрований у Мінюсті України як фахове наукове видання. У зв’язку з тим, що видання вийде друком до відкриття конференції, наукові статті потрібно подати до 1 лютого 2016 р. Статті, які надійдуть після 1 лютого, друкуватимуться у збірнику наступного року. Організаційний внесок для участі в конференції (витрати на оргзаходи, обіди, каву-брейк, екскурсії та публікацію статті) становить 200 гривень. Кошти слід переказувати на рахунок 4731217110772504 (Приватбанк, Омельчук Марія Миколаївна). Увага! Оплату здійснювати тільки через касу Приватбанку із зазначенням прізвища відправника. Примітка. Усі інші витрати, пов’язані з перебуванням на конференції (проїзд, проживання тощо), оплачуються учасниками власним коштом або коштом сторони, що відряджає. Прохання квитки на зворотній проїзд придбати завчасно. Статті повинні відповідати таким вимогам: * обсяг наукової статті – не більше 12 сторінок форматом А4 (разом з бібліографією), MS Word, шрифт Times New Roman, 14 кеглем з інтервалом 1,5; поля з усіх боків – 20 мм; * у правому верхньому куті – ім’я та прізвище автора, нижче по центру – назва статті; * нижче через інтервал – 12 кеглем ім’я та прізвище автора англійською мовою; * далі дві анотації – англійською та українською мовою (ідентичні), з ключовими словами, за таким зразком: Alla Kyrydon Church as a component of the civil society (2013-2014) An active position of the Church in the Revolution of Dignity outlined its place in modern life of Ukraine. In the conditions of new realities that have developed in Ukraine, the Church actively contributed to the process of spiritual and national revival, expanding its sphere of social service, demonstrated its inherent role of powerful institution of civil society. Key words: Church, civil society, Revolution of Dignity Активна позиція Церкви в Революції Гідності окреслила її місце в сучасному бутті України. В умовах нових реалій, які склалися в Україні, Церква активно сприяла процесу духовного та національного відродження, розширюючи сферу свого соціального служіння, продемонструвала притаманну їй роль потужної інституції громадянського суспільства. Ключові слова: Церква, громадянське суспільство, Революція Гідності * у вступі необхідно розкрити актуальність проблеми, здійснити огляд літератури за темою дослідження та зазначити мету наукової статті; * лапки у тексті – « »; * в кінці статті автор повинен зробити узагальнюючі висновки; * оформлення посилань на використану літературу наводяться шляхом звичайних кінцевих виносок (без квадратних дужок: «ссилки-вставити кінцеву виноску»); * література – відповідно до сучасних вимок: Зразок: текст1 текст2 текст3 Melikan-Chirvani A. Rostam and Herakles, a Family Resemblance / A. S. Melikan-Chirvani // Bulletin of the Asia Institut. – 1998. – № 12. – P. 171-199. * таблиці та ілюстрації подаються (за необхідності) окремими файлами з розширенням *.jpg або *.tiff (розмірність – 200 dpi), у якісному виконанні, а підписи до ілюстрацій – окремим списком; * текст статті має бути відредагованим. Увага! Редакційна колегія наукового збірника залишає за собою право відхиляти матеріали, які не відповідають тематиці конференції, науковим критеріям чи вимогам до оформлення статей. Стаття та заповнена ЗАЯВКА на участь у конференції надсилаються у двох варіантах: * електронна версія (файли іменуються українськими літерами за прізвищем автора, наприклад: Петренко та Петренко-заявка) – за електронною адресою mnk2016.lviv@gmail.com; * роздрук (1 примірник) і варіант на електронному носієві (CD чи DVD диск) – за поштовою адресою: Омельчук М. М. Інститут релігієзнавства Музей історії релігії пл. Музейна, 1 м. Львів, 79008 Контактні телефони для довідок: (0322) 260-11-35, 050-289-96-14; 096-148-27-31 (Марія Миколаївна Омельчук), 0-97-48-50-996 (Олександра Степанівна Киричук) 096-657-22-00 (Наталя Руда)
  20. Добрый день! Сообщаем Вам о начале приема заявок на участие в II Международной конференции «Развитие науки в XXI веке», которая будет проводиться Научно-информационным центром «Знание» 19 мая 2015 года. Форма участия: заочная. Последний срок подачи материалов на конференцию – 19 мая 2015 г.(включительно). Объем тезисов – до 5 стр.(включительно). Детальная информация о мероприятие находится на сайте Научно-информационного центра «Знание». Вы можете загрузить информационное письмо, перейдя по ссылке – «Загрузить информационное письмо». Заполнить заявку на участие можно по ссылке – «Заполнить заявку на участие онлайн». Будем рады видеть Вас среди участников конференции. Контактная информация: Web: www.nic-znanie.org.ua @: events@nic-znanie.org.ua
×

Важная информация