Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Recommended Posts

Ярославский журналист Евгений Мухтаров привлек внимание СМИ. Как сообщает ряд изданий, не имея высшего образования, ему удалось попасть в Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ и в аналогичный совет по Ярославской области.

Данный факт стал известен только теперь, после того как была проверена информация, представленная в биографии Е. О. Мухтарова на Википедии. Там, в частности, сообщалось, что он проходил обучение в Ярославском государственном университета, однако официальный ответ из университета, полученный только недавно, сообщил об отчислении Мухтарова со второго курса истфака в 1991 году за академическую неуспеваемость.

Как оказалось, данный факт умалчивался и, пользуясь этим, Мухтарову удалось войти в состав религиоведческих советов, имея лишь среднее школьное образование, что противоречит закону «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации».

Вероятно в его пользу сыграло то, что он состоит в Российской ассоциации центров по изучению религий и сект (РАЦИРС). Данная ассоциация выступает против отличных от православия религиозных организаций и не предъявляет к своим членам требований об образовательном уровне. Основана ассоциация сектоведом Александром Дворкиным, который светского высшего образования также не имеет.

Похоже, Евгений Мухтаров пошёл по стопам А.Л Дворкина и в другом. После публикации официального ответа ЯрГУ, Мухтаров заявил, что и не скрывал никогда, что «забросил ЯрГУ» и, более того, якобы получил высшее образование спустя пять (или шесть) лет в другом ВУЗе. К сожалению, он не потрудился указать информацию об этом вузе ни в своем профиле Вконтакте, ни на Википедии.

Просто удивительно, что факт окончания им некого вуза стал известен только сегодня, спустя столько лет и только после публикации информации об отсутствии у него высшего образования! Вот как сам «эксперт» это комментирует:

Как известно, подобным образом поступил недавно А. Дворкин – после того как в сети появились документы о его психиатрическом лечении, он сначала заявил, что эти документы фальшивые, но в то же время начал оправдывать указанные в них диагнозы, как малозначительные.

Известны и другие случаи, когда сектоведы делали совершенно противоположные заявления по одному и тому же поводу.

Теперь экспертизы, проведенные с участием Мухтарова, могут быть пересмотрены, и, вероятнее всего, будет поставлен вопрос о его исключении из состава обоих экспертных советов.

Источник

Link to comment
Share on other sites

Ситуация давняя и печальная.

То, что фактически высший экспертный орган по вопросам религии при государстве (!) на несколько лет оказался в руках группы псевдоучёных авантюристов (при наличии в стране немалого числа серьёзных и авторитетных учёных - религиоведов), казалось бы, больше "под стать" 90-м годам, уже ставшим достоянием истории. Однако тогда такой аномии в этой сфере не было: видимо, сохранялась здравая инерция предшествующего периода, и были фигуры, которые её "держали". Среди них - Николай Антонович Трофимчук и его команда, сделавшая в своё время кафедру религиоведения (позднее - государственно-конфессиональных отношений) РАГС при Президенте РФ. Эти люди и те, кто группировался вокруг них, занимали взвешенную, продуманную "центристскую" позицию, не впадая в крайности ни "сектоборства", ни "сектофилии". Но уже к концу 90-х большинство российских религиоведов либо сместились в "оппозиционный" лагерь (из наиболее респектабельных - группа М.И. Одинцова), либо были оттеснены на периферию, не имея достаточных связей и лобби во властных структурах.

В такой ситуации стало возможным продвижение в высший экспертный эшелон людей, резко противопоставляющих себя "сектозащитникам из бывших атеистов", харизматично выступающих с примитивными "как дважды два" концепциями и позиционирующих себя как "самые что ни на есть православные". Плюс имеющих какие-то очень глубокие и серьёзные связи "подковёрного" характера. Это и обусловило, по большому счёту, "протуберанец лихих девяностых" в отечественной религиоведческой экспертизе в лице А.Л. Дворкина и его команды из т.н. РАЦИРС.

Если говорить оценочно, то я не осуждаю этих людей. Они делали карьеру и использовали выпавший им шанс - использовали с максимальной эффективностью. Кроме того, в защиту А. Дворкина и К. можно сказать, что они руководствовались явно не только "шкурными" интересами, но и были по-своему обеспокоены судьбой нашего государства и общества (ибо известный сегодня каждому школьнику и даже троечнику План Даллеса никто не отменял). И к тому же они показали себя блестящими PR-менеджерами - по продвижению своих идей в массовое сознание никакой академик с ними не сравнится.

Но вот подвела их гнилая и совершенно антинаучная по духу теоретическая концепция, в которую они уверовали, как некогда их предшественники большевики в ленинский марксизм. Как только дошло до практики, ребята банально запутались в противоречиях. Интеллектуального капитала и рефлексивной культуры крепко им не хватило. И обсуждаемый Е. Мухтаров (кстати, он далеко не дурак) - только самый яркий пример этой принципиальной нехватки.

Резюме ситуации: надо быть на уровне и хотя бы стараться соответствовать знаниям и "компетенциям" современности. Иначе никакое лобби надолго не поможет.

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio]Они делали карьеру и использовали выпавший им шанс[/q]

нет, шансов на карьеру (при таких исходных данных об образовании) у них вообще не было - они просто обманули всех граждан России в лице государства

[q=Serjio]в защиту А. Дворкина и К. можно сказать, что они руководствовались явно не только "шкурными" интересами, но и были по-своему обеспокоены судьбой нашего государства и общества[/q]

наоборот, интерес у них мог быть только шкурный, потому что в православии, к которому эти деятели себя причисляют, цель не оправдывает средства, а средства оказались явно не соответствующими якобы благой цели

Link to comment
Share on other sites

Если бы шансов у них вообще не было - они никогда бы не заняли такие посты. Лично я предпочёл бы, чтобы таких шансов не было, и даже речь о них не шла (одно время по наивности так я и думал - ну куда, куда им с таким образованием и откровенно глупой теорией!). Но они оказались для этих людей более реальными, чем для нас с Вами. А насчёт "обманули государство" - это государство, когда не хочет, обычно не обманывается. Значит, те, кто брал их на работу, закрыли глаза на важнейший кадровый момент.

Каково было соотношение в данном случае шкурных и нешкурных интересов - я судить не берусь, но случай как раз тот, когда то, что Вы объясняете злым умыслом, вполне объясняется невежеством. А оно иной раз куда похлеще злого умысла.

Link to comment
Share on other sites

хм... вообще да, мне следует уточнить свой тезис: у них не было никаких шансов на карьеру при честной кадровой политике.

давайте рассуждать логически: интерес мог быть либо шкурным, либо нешкурным. Если он был нешкурным и они были православными, то не воспользовались бы грязными методами (поскольку в православии благородная цель не оправдывает неблагородных средств). Но они воспользовались, следовательно, либо интерес был шкурным, либо они не были православными.

Link to comment
Share on other sites

[q=Виктор]хм... вообще да, мне следует уточнить свой тезис: у них не было никаких шансов на карьеру при честной кадровой политике. [/q] Да, Вы абсолютно точно и верно это сформулировали. [q=Виктор]следовательно, либо интерес был шкурным, либо они не были православными. [/q]

А вот здесь Вы затронули очень глубокую проблему из области этической философии: действительно, насколько это совместимо... Получается, православие и "шкурность" в принципе могут сочетаться, но православие и "грязные" методы - не может. То есть "честная шкурность", когда человек откровенно признаётся в том, что делает что-то сугубо в своих эгоистических интересах, меньший грех, чем лукавое "протаскивание" нечистых средств достижения благородных целей?

Edited by Serjio
Неважнецкий вид и плохая читаемость
Link to comment
Share on other sites

шкурные цели могут быть достигнуты как грязными, так и чистыми средствами, но нешкурные - только чистыми (в противном случае цель оправдывает средства, и вся этика бессмысленна). Следовательно, если методы были грязными (а они были именно такими), то интересы - шкурными.

Link to comment
Share on other sites

тогда доля нешкурных интересов составляет 0%, потому что в православии они несовместимы с грязными методами. Либо эти господа просто прикидываются православными.

Link to comment
Share on other sites

Жизнь сложнее идеализированных схем. Реальный православный - это, как правило, не образцово-показательный субъект, а грешный человек, движущийся в праведном направлении. В отношении указанных "сабжей" первая часть данного определения верна, но этого недостаточно. Можно говорить о том, что эти люди двигаются не в ту сторону, но об этом у нас слишком мало данных, и мы судить не можем.

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio]Жизнь сложнее идеализированных схем. Реальный православный - это, как правило, не образцово-показательный субъект, а грешный человек, движущийся в праведном направлении. [/q]

Я догадывался, что Вы скажете примерно так. Ладно, давайте исходить из Вашей позиции. Могу ответить, что и в этом случае мы можем судить, потому что данных достаточно.

Итак, в чем проблема? У них нет образования для занятия текущей должности. Какое было бы правильное направление для православного? Получение соответствующего образования, так ведь? Пусть не до, а хотя бы после назначения на свои посты. Они его получили? Нет. Более того, они отрицают даже саму необходимость его получения, утверждая, что имеют необходимые дипломы. Следовательно, и движения в правильном направлении нет. Из чего следует мой основной вывод :)

Link to comment
Share on other sites

Вот насчёт образования (если не обобщать до "православности") - вполне согласен. Здесь нечего возразить. Если уж не имеешь достаточного специального образования - приложи силы, чтобы получить его "по ходу дела", ну хотя бы для того, чтобы стыдно перед людьми не было. Эти ребята, судя по всему, данным вопросом даже не озаботились, иначе какие-то результаты были бы. То есть имеет место сознательная установка на дуболомство в сложной и очень тонкой сфере религиозных отношений. На этом фоне русские рабочие вековой давности (что до революции, что после) с их массовой жаждой знания и образованности вызывают огромный к себе "респект". Вывод: невежество в сочетании с диким самодовольством и самоуверенностью, приправленное откровенным пренебрежением к научному знанию и профподготовке. Худшее наследие партийно-идеологической эпохи.

Link to comment
Share on other sites

  • 3 weeks later...

Выдержка из интервью:

"Определенно, если в человеке есть научный потенциал, то заметить его можно еще в студенческие годы. Однако, Г.И., однокурсница Дворкина, услышав от меня, что Александр Леонидович занимается наукой, и даже имеет ученую степень от американского университета, была, мягко скажем, шокирована: «по молодости лет он на меня – я еще раз подчеркиваю, что я знала его поверхностно – не производил впечатления человека, который имеет как-то научный потенциал... Я была удивлена, когда вы упомянули о его многогранной научной деятельности, потому что в молодости он на меня производил идиотические впечатление. Дворкин был из интеллигентной семьи, но мне казалось, что это просто дебиловатый отпрыск». Если вспомнить, что, по свидетельствам самого сектоведа, он «учился, прямо скажем, не блестяще», а из вуза его и вовсе выгнали – официально за неуспеваемость, а неофициально, по мнению сокурсников, за наркоманию, то научный потенциал Дворкина для меня лично видится пока весьма сомнительным".

Источник

Link to comment
Share on other sites

Думаю, что это удивительно для тех, кто стереотипно воспринял бездоказательное утверждение о научном характере деятельности обсуждаемого лица. А эта деятельность носит характер сугубо идеологический, причём в стиле "однониточной теории" (Г.С. Померанц) - что изначально исключает всякий научный подход к проблеме. Хотя при этом вполне может допускаться и даже намеренно культивироваться выраженное наукообразие, для специалистов очевидно, что здесь имеет место типичный феномен "псевдоморфоза" (термин Освальда Шпенглера). Критерием научности интеллектуального продукта является развитие идеи через её активное освоение, критику и трансформацию учёным сообществом (принцип организованного скептицизма Р.К. Мёртона), от которого ключевой концепт данного автора - "тоталитарная секта" - с самого начала ограждался как некая сакральная истина.

Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Официальные оппоненты: Гурин Станислав Петрович, Тарасов Андрей Григорьевич

А у меня Тарасов Павел Григорьевич вёл философию :)Отличные и очень увлекательные были занятия. С нетерпением ждала эти пары :):):)

Link to comment
Share on other sites

Вот по поводу гражданина Кузьмина ничего не скажу - ни хорошего, ни плохого, ибо с его работами не знаком. Поэтому пока зачисление его в категорию "сомнительных экспертов" считаю преждевременным. Если есть аргументы - выдавайте.

Link to comment
Share on other sites

Оба брата Тарасовых - замечательные люди, умные, честные и творческие. Они с самого начала участвовали и в нашей конференции. К сожалению, сейчас у них рукотворные проблемы - я слышал, что одного из них "подставили" со взяткой, есть версия - по причине активной гражданской позиции. Увы, оба теперь у нас не работают,и не до конференций им сейчас.

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio]Оба брата Тарасовых - замечательные люди, умные, честные и творческие.[/q]

:thumbup:

[q=Serjio]я слышал, что одного из них "подставили" со взяткой, есть версия - по причине активной гражданской позиции.[/q]

Увы, это было ещё зимой. :frown:Не верила и не верю,что такой замечательный человек мог брать взятки. Очень жаль,что подставили такого гениального и эрудированного преподавателя. :frown: :frown: :frown:

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Я тоже не верил и не верю, что он в чём-то виноват. Не тот человек. Но, к сожалению, "борьба" идёт именно с лучшими.

Link to comment
Share on other sites

К сожалению, похоже, информация по А.В. Кузьмину тоже подтверждается фактами:

"    
В 2009 году саратовский специалист по сектам Александр Валерьевич Кузьмин вошёл в состав Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ. Эта новость была широко освещена саратовскими СМИ. На тот момент Кузьмин не имел никаких ученых степеней в области религиоведения или философии, а вошёл в состав совета за счет своего членства в Российской ассоциации центров изучения религий и сект (РАЦИРС), куда его пригласил председатель этой ассоциации Александр Дворкин. ...
Спустя несколько месяцев, Александр Кузьмин под руководством профессора СГУ В.Н. Белова защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата философских наук, однако после того, как текст диссертации был проверен экспертам-лингвистами, оказалось, что около половины текста составляет плагиат.
...

Все эти скандалы вокруг президента РАЦИРС А.Л. Дворкина, вероятнее всего, приведут к исключению из состава экспертного религиоведческого совета не только его самого, но и приглашенных им людей: А.В. Кузьмина, Е.О. Мухтарова, Л.Е. Семёнова
    ".


http://izvestia64.ru/news/19893.html

Link to comment
Share on other sites

А вот братья Тарасовы - реальные кандидаты наук с хорошим потенциалом (http://www.dslib.net/religio-vedenie/ispovedalnoe-nachalo-v-hristianskom-mirovozzrenii.html, http://www.dslib.net/religio-vedenie/kvaziteologicheskie-koncepty-kartezianskoj-metafiziki.html), очень компетентные и толковые люди, постоянно работающие над собой. И - по складу своему - православные христиане в лучшем смысле этого слова.

Только их почему-то никто ни в какие советы не приглашал и не "проталкивал"... Это называется - антиселекция в действии.

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio]зачисление его в категорию "сомнительных экспертов" считаю преждевременным. Если есть аргументы - выдавайте. [/q] В своём сообщении Анастасия изначально привела ссылку на сайт "Диссернета", где размещена информация о заимствованиях в диссертации этого эксперта (кстати, именно пройдя по этой ссылке, Анастасия узнала об участии А.Г. Тарасова в защите). Я думаю, этого аргумента достаточно для причисления Кузьмина к лику сомнительных экспертов.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Да, я просто сначала не обратил внимания на миссию указанного ресурса. (Но, кстати, Анастасия могла бы и не смущаться и сама указать мне на эту ошибку).

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio](Но, кстати, Анастасия могла бы и не смущаться и сама указать мне на эту ошибку). [/q] Анастасия заходит сюда не так часто, как я, а портал должен быть оперативным настолько, насколько это возможно :rolleyes: кроме того, я как администратор форума должен помогать любому пользователю в его информационных потребностях, в том числе и своим коллегам по администрации :)

Link to comment
Share on other sites

О критериях выбора государственных экспертов - Новости России

...Так что ни уровень образования, ни моральный облик и хорошая репутация, ни заслуги перед обществом, ни даже уровень психической адекватности не являются критериями, по которым отбирают кандидатов в Совет при Минюсте. А как же тогда их отбирают?

Что думает Минюст?

Попытки задавать эти вопросы уже производились и не один раз. Ответить на них по логике вещей могло бы должностное лицо, ответственное за состав совета. Как недавно выяснилось, формированием состава совета еще в 2009 году занималась начальник департамента Минюста по делам НКО Вагина Татьяна Валерьевна. Она же продолжает курировать его работу в настоящее время. Однако все попытки задавать ей вопросы закончились провалом. Лично Татьяна Валерьевна интервью давать отказывается, ссылаясь на пресс-службу министерства, а в пресс-службе, конечно, отвечают, что все не в их компетенции.

Информагентство АПР Пресс, например, недавно получило оттуда такой ответ: «Проверка подлинности медицинских документов А.Л. Дворкина к компетенции Минюста России не относится. При проведении экспертизы все члены Экспертного совета равны в правах. Решение Экспертного совета, выраженное в экспертном заключении, принимается путем открытого голосования большинством голосов членов Экспертного совета, присутствующих на заседании».

Вот вам и ответ на вопрос о возможных критериях. Совет должен принять нужное решение большинством голосов. Каким должно быть это нужное решение? Очевидно, оно как-то связано с деятельностью Дворкина, раз его большинством голосов выбрали председателем. Предположив так, мы не ошибемся: состав совета практически наполовину состоит из поклонников человеконенавистнических теорий Александра Дворкина о необходимости «борьбы с сектами». Странно видеть в числе поклонников этих теорий чиновника Минюста

Автор материала: Всеволод Львов

Link to comment
Share on other sites

[q=Serjio] Если есть аргументы - выдавайте. [/q]

ЭКСПЕРТ МИНЮСТА РФ УЛИЧЕН В ПЛАГИАТЕ

А также Экспертиза диссертации (Основные работы из которых было больше всего заимствований: 1) Александр Леонидович Дворкин, Сектоведение (Нижний Новгород 2002); 2) Религии и секты в современной России: Краткий справочник / Редкол.: протоиерей А. Новопашин и др. - 3-е изд., испр. и доп. - Новосибирск : Информационно-консультационный центр при Соборе Святого Александра Невского, 1999)

и программа Я. Кротова "С точки зрения христианства", где диссертацию Кузьмина обсуждают юрист Валентина Краснова, религиовед Екатерина Элбакян, публицист Михаил Ситников.

Все ли религии одинаково религиозны?

Link to comment
Share on other sites

"INFOX.RU": Сектоведам не стоит ожидать поддержки Русской Православной Церкви. Уход Александра Дворкина из государственного экспертного сообщества не вызовет особых возражений патриархии

Новая волна новостей о главном в России борце с сектами Александре Дворкине накрыла российские СМИ. Эксперты Государственного центра социальной и судебной психиатрии им. Сербского после изучения медицинских документов, полученных из психоневрологического диспансера, пришли к выводу, что данный пациент нуждается в постоянном наблюдении у психиатра и приеме психотропных препаратов, пишет издание "Труд".

Издание цитирует заключение экспертов: "Непригоден (к общественной, исследовательской работе и госслужбе — прим. ред.) в силу невозможности проявления должной степени ответственности, подчиняемости и исполнительности. Исследуемый наверняка не затруднится принять решение высокой важности, однако основано оно будет на его личных, крайне субъективных взглядах, отвлечься от которых и действовать согласно имеющемуся регламенту и общепринятым представлениям он не может".

Пожалуй, выводы психиатров способны не только заставить вывести Дворкина за пределы Экспертного религиоведческого совета при Минюсте, в который он входит с 2009 года, но и стать дамокловым мечом для всего дворкинского сектоведения.

Решив сперва убедиться в достоверности выложенной в интернет копии экспертизы, мы позвонили одному из экспертов, психиатру И.Н. Винниковой. Она отказалась отвечать на вопросы о ходе исследования, сославшись на то, что подобные комментарии сперва следует согласовывать с руководством центра им. Сербского. Однако пояснила, что экспертиза действительно проводилась — по запросу государственного органа, как и все подобные экспертизы, проводимые центром.

Русская Православная Церковь [Московского патриархата] уже давно дистанцируется от сектоборческой деятельности Александра Дворкина, "поддерживая" идею борьбы с сектами лишь нейтральным молчанием. За комментарием по этому поводу мы обратились к протодиакону Андрею Кураеву, который бок о бок работал с Дворкиным еще с 90-ых.

Отец Андрей пояснил: "Дело в том, что человек, который ведет полемику с миром сект, оказывается очень уязвим, потому что против него действуют организованные люди, организованные группы, с очень серьезными средствами поддержки. Понимаете, есть огромная, неповоротливая Русская Православная церковь, из которой Дворкин или Кураев – это какая-то мелочь! А в то же время, когда есть хоть и небольшая по численности, но хорошо контролируемая религиозная группа, для которой вопросы интеграции в общество, защиты своей репутации, расширения влияния важнейшие, то они очень скрупулезно отслеживают любую публикацию о них, особенно негативную, и пробуют общаться с журналистами. Но про таких людей вот, сектоведов, сами сектанты – они создают свои методы компрометации".

На вопрос о профессиональной пригодности Дворкина протодиакон Андрей Кураев заявил: за "двадцатилетний опыт общения с этим человеком… не было повода усомниться в его человеческой, профессиональной и психологической адекватности". Правда, после добавил, что документов, подтверждающих психическое нездоровье Дворкина, "даже не читал".

Общее мнение о позиции РПЦ в отношении сектоведов дополняет и короткий комментарий иерея Алексия Волчкова, руководителя пресс-службы Санкт-Петербургской митрополии: "Считаю себя сторонником идей и деятельности г-на Дворкина чуть менее, чем нисколько".

Вероятно, скандалы, которые постоянно сопровождают членов РАЦИРС — Российской ассоциации центров изучения религий и сект — играют не на руку Московскому Патриархату, у которого и без того хватает забот о собственной репутации. Да и конфронтационный подход дворкинской "плеяды" сектоведов по отношения к представителям других религий многие иерархи РПЦ считают несоответствующим миссионерской позиции Церкви. Некоторые даже считают такой подход скорее вредным — ведь мы почти не знаем случаев, когда работа сектоведов приводила к тому, что бывшие сектанты обращались в православие.

Потеряв поддержку РПЦ МП, опереться РАЦИРС уже не на что — вся антисектантская деятельность изначально выстраивалась на базе миссионерских отделов местных епархий, которые скорее последуют общей стратегии миссионерской работы, нежели подходу Дворкина, рассчитанному больше на внешний эффект, чем на методическую просветительскую работу.

Илья Савченко, Светлана Малыгина,

"INFOX.RU", 12 августа 2014 г.

http://www.portal-credo.ru/site/?act=monitor&id=21761

Комментарий редактора: Да, церковь, как организационная структура, долго ждёт и взвешивает, но и решения принимает "прочно": если вопрос решён, то назад поворота уже не будет. Такой вот мощный "институциональный флегматизм" и инертность социального организма с древнейшей историей. А.Л. Дворкина и его команду подвели два субъективных фактора: чрезмерная "пассионарность" и профессиональная малограмотность, что в результате дало мощный и поучительный прецедент "ревности не по разуму". И то, и другое, а паче всего вместе взятое пошло слишком вразрез с церковным стилем. Крайности отсекаются, и отсечение от РПЦ МП дворкинского проекта сектоборства в нынешней ситуации становится своевременным и очень вероятным. Что не означает, конечно, какого-либо онтологического и богословского сближения Церкви с инославием и иноверием, а тем более - с христианским сектантством.

Link to comment
Share on other sites

  • 7 months later...

Личный мемуар о рериховцах и не только

В 2001 рериховцы опубликовали "Научную экспертизу культурно-просветительской деятельности Международной общественной организации «Международный Центр Рерихов» доктора философских наук, профессора кафедры философии

Московского государственного института международных отношений (МГИМО — Университет) МИД РФ Глаголева В.С.

http://www.icr.su/sbt1/sbt1gl4_6.htm

Эта экспертиза оскорбила мои научные чувства. Эксперт обошелся без цитаты из какой бы то ни было книги Рерихов или из издания МЦР. Аргумент тех, кто характеризовал рериховское учение и движение как сектантские, вообще были пропущены мимо ушей.

Я пошел к проф. Глаголеву. В ответ я услышал, что он всецело согласен со мной, что учение Рерихов, конечно, и сектантское и оккультное. "Но вы понимаете, отец Андрей, я не вполне свободный человек. МГИМО это подразделение МИДа. А для дипломатов всех стран все эти мутные оккультно-масонские кружки это же такое благодатное поле для завязывания контактов и сбора информации! Поэтому МИД будет поддерживать рериховцев".

Такой же аргумент я потом слышал из уст одного работника нашего посольства на Кипре - когда я спросил, почему он носит значок Ротари-клуба на лацкане своего пиджака.

 

 

 

блог протодиакона Андрея Кураева

Link to comment
Share on other sites

А вот мои научные чувства сильно зацепило определение рерихианства как "сектантского учения". В научном (социологическом) дискурсе секта - всё же несколько другой феномен; сюда больше подходит понятие "культ", и то не для всех проявлений рериховских течений. Насчёт оккультизма - здесь да, он присутствует.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • 2 weeks later...

Стало известно об изменении состава Экспертного совета по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Минюсте РФ! Сообщается на сайте Славянского правового центра.

 

Это и хорошая новость и плохая. Хорошая — из состава были исключены 7 человек, настроенных против «сект». Плохая — в составе остался Александр Дворкин, а председателем стала Виктория Бурковская.

Важно отметить, что состав совета был значительно сокращён: вместо 24 человек теперь в него входят 11 человек. Всего было исключено 17 человек. Сохранили свою позицию 7 человек, и 4 новых члена.

Из 17-ти исключённых семеро были настроены про-сектоведчески. В новом составе совета 4 человека сочувствуют идеям Дворкина, а 7 человек можно назвать нейтральными. В процентном соотношении: процент сектоведческих настроений в старом совете — 61%. В новом — 39%. Можно говорить о том, что сектоведы потеряли свои позиции.

 

Теперь поимённо.

 

ИСКЛЮЧЕНЫ ИЗ СОСТАВА:

Алифанов Владимир Владимирович — Заместитель начальника отдела по взаимодействию с общественными и религиозными объединениями Департамента культуры и образования Правительства РФ.

Белов Владимир Николаевич — д.фил.н., заведующий кафедрой философии культуры и культурологии философского факультета Саратовского гос. университета. Руководитель Центра православной культуры и религиозной антропологии. Был научным руководителем сектоведа Александра Кузьмина, когда тот защищал кандидатскую диссертацию по сектам (в которой в большом количестве был обнаружен плагиат).

Беренсон Елена Александровна — руководитель аппарата организации «Конгресс еврейских религиозных организаций и объединений в России».

Васильченко Андрей Вячеславович — к.ист.н., исследователь Третьего рейха, выступал против "сект" вместе с Евгением Мухтаровым.

Китинов Баатар Учаевич — к.ист.н., зав.кафедрой всеобщей истории Российского университета дружбы народов, преподает в Дипломатической академии МИД, заместитель председателя Объединения традиционных буддийских общин.

Коваленко Михаил Игоревич — психолог, профессор Международной Академии психологических наук.

Кузьмин Александр Валерьевич — сектовед из Саратова, член РАЦИРС и FECRIS, служитель РПЦ. В его кандидатской диссертации по теме сект более половины — плигиат.

Попов Сергей Александрович — председатель Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций (с 2007 по 2012 гг.), затем председатель Комитета по регламенту работы Думы.

Мухтаров Евгений Олегович — сектовед из Ярославля без высшего образования, член РАЦИРС и FECRIS, составитель биографии А.Дворкина, журналист.

Редкозубов Андрей Дмитриевич — преподаватель арабского языка и исламоведения в ПСТГУ, работает в отделе РПЦ МП по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами под началом отца Дмитрия Смирнова.

Савин Александр Викторович — к.фил.н., преподаватель религиоведение в ПСТГУ и в Южно-Российском гуманитарном институте.

Сарычев Андрей Григорьевич — советник Отдела по делам религиозных организаций Департамента по делам некоммерческих организаций Минюста России.

Семенов Лев Ефимович — сектовед, член РАЦИРС, преподает в ПСТГУ на кафедре миссиологии, православный священник.

Шершнева-Цитульская Ирина Александровна — к.ист.н., доцент кафедры теории и истории государства и права Российской правовой академии Минюста России.

Щипков Александр Владимирович — к.фил.н., советник Председателя Совета Федерации, главный редактор портала «Религия и СМИ», председатель Клуба православных журналистов, председатель Гильдии религиозной журналистики.

Энгель Валерий Викторович — к.ист.н., директор Религиозной организации ортодоксального иудаизма «Федерация еврейских общин России», первый вице-президент Всемирного конгресса русскоязычного еврейства.

Якупов Валиулла Махмутович — к.ист.н., зам. председателя Духовного управления мусульман Республики Татарстан по работе с государственными структурами.

 

СОХРАНИЛИ СВОЮ ПОЗИЦИЮ В СОСТАВЕ:

Бобровников Владимир Олегович — к.ист.н, старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, специалист по истории и этнографии мусульманских обществ.

Бурковская Виктория Алексеевна (председатель) — д.юр.н., профессор кафедры уголовного права МГИМО, адвокат фирмы «Егоров, Афанасьев, Пугинский и партнеры». С 2000 по 2009 работала в НИИ проблем укрепления законности и правопорядка при Генпрокуратуре РФ. Выступает против сект минимум с 1998 года. Обе диссертации (кандидатская и докторская) содержат негативные высказывания в адрес различных религиозных организаций. Одновременно возглавляет и Экспертный религиоведческий совет при Управлении юстиции по Москве.

Володина Нина Витальевна — д.филос.н., д.юр.н., профессор кафедры гуманитарных, социальных, экономических и информационно-правовых дисциплин Академии генеральной прокуратуры РФ. На ряде сайтов сообщается, что в 2011 году в двух её диссертациях по философии был обнаружен плагиат.

Дворкин Александр Леонидович — выпускник Фордхемского университета (Нью-Йорк), президент РАЦИРС, сектовед №1.

Руткевич Елена Дмитриевна — к.фил.н, ведущий научный сотрудник Института социологии РАН.

Силантьев Роман Анатольевич — д.ист.н., доцент кафедры культурологии Московского государственного лингвистического университета, директор Правозащитного центра «Всемирный Русский Народный Собор» (учрежден РПЦ МП), сотрудник Отдела внешних церковных связей РПЦ МП, сектовед и коллега А.Дворкина.

Яблоков Игорь Николаевич — д.фил.н., заведующий кафедрой философии религии и религиоведения философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, председатель Диссертационного совета по философии религии и этике, член Экспертного Совета ВАК России по философским и социологическим наукам. Автор учебников по религиоведению.

 

НОВЫЕ ЧЛЕНЫ СОВЕТА:

Кудрявцев Александр Ильич — к.ист.н, помощник руководителя Аппарата Общественной палаты РФ. Бывший работник Совета по делам религий при Совмине СССР, бывший руководитель Департамента по делам общественных и религиозных объединений Минюста РФ (2003-2004 гг.). С 2004 по 2010 являлся ответственным секретарём Совета по взаимодействию с религиозными объединениями при Президенте РФ. С 2006 года — зам.начальника департамента гуманитарной политики и общественных связей Управления Президента РФ по внутренней политике.

Петрушко Владислав Игоревич — к.ист.н, профессор ПСТГУ, где преподает церковную историю с 1995 года (в этом же году окончил Богословско-пастырский факультет этого же университета). С 2002 года ответственный редактор православного портала «Седмица.ру». В 1990-ых принимал активное участие в теле-игре «Что? Где? Когда?» и один раз выиграл главный приз Хрустальную сову.

Смирнов Валерий Аркадьевич — зам.главного редактора журнала «Наука и религия». Известен также как Марк Смирнов (монашеское имя). Сперва учился в духовных школах в Санкт-Петербурге, потом стал настоятелем православного собора в Выборге. С 1991 по 1995 - редактор программы «Религия в современном мире» на радио «Свобода» в г. Мюнхен (там же в 1991 году работал А.Дворкин). Предположительно в это же время Валерий служил в католическом храме. С 2002 по 2010 — заведующий религиозной рубрикой в «Независимой газете». С 2009 года заместитель гл. редактора журнала «Наука и религия».

Сюкияйнен Леонид Рудольфович — д.юр.н., профессор кафедры теории права и сравнительного правоведения Высшей школы экономики. В 1969 году окончил МГИМО по специальности «Международные экономические отношения». Специалист в вопросам ислама, в 1988 году защитил докторскую по теме «Мусульманское право: теория и практика». С 2003 года преподает в Высшей школе экономики.

 

ВЫВОДЫ:

Изменение состава можно назвать положительным, если смотреть с точки зрения того, что был сделан шаг в сторону его нейтральности. Хотя предстоит сделать ещё несколько таких шагов. Тот факт, что наиболее предвзятый "эксперт" А.Л. Дворкин остался членом совета, вызывает крайнее недоумение. Вот как данный факт комментирует портал Религиополис:

"По всей вероятности, остающийся в составе совета скандальный персонаж, представляющий собой кроме прочего креатуру «титульной» конфессии, является результатом компромисса, к которому могло быть вынуждено министерство. Однако, исходя из некоторых оригинальных особенностей характера и непредсказуемости «американского профессора» в отличие от других лоббистов клерикального регламента в оценке религиозного многообразия, его присутствие в совете не исключает определенных рисков для репутации министерства."

администрация сайта about-dvorkin.ru

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Guest Дмитрий
Тот факт, что наиболее предвзятый "эксперт" А.Л. Дворкин остался членом совета, вызывает крайнее недоумение

 

 

Пока министром юстиции остаётся Александр Коновалов, обучавшийся в Православном Свято-Тихоновском гуманитарном университете, где преподавал Дворкин (Влияют ли религиозные предпочтения чиновников Минюста на положение религиозных организаций?), и выступавший вместе с Дворкиным на антикультовых конференциях FECRIS (Многоконфессиональный минюст), вряд ли есть место недоумению.

Link to comment
Share on other sites

Силантьев Роман Анатольевич — д.ист.н., 

:o я что-то пропустил? Когда г-н Силантьев стал доктором? Пока что электронный каталог РГБ даёт информацию только такую:

Силантьев, Роман Анатольевич  Этносоциальные, политические и религиозные аспекты раскола исламского сообщества России : диссертация ... кандидата исторических наук : 24.00.01 Москва, 2003
Link to comment
Share on other sites

Guest Дмитрий

 

Силантьев Роман Анатольевич — д.ист.н., 

:o я что-то пропустил? Когда г-н Силантьев стал доктором? Пока что электронный каталог РГБ даёт информацию только такую:

Силантьев, Роман Анатольевич  Этносоциальные, политические и религиозные аспекты раскола исламского сообщества России : диссертация ... кандидата исторических наук : 24.00.01 Москва, 2003

 

 

У меня РГБ выдал по "Силантьев Роман" седьмым результатом:

Силантьев, Роман Анатольевич. Эволюция системы внешних сношений духовных управлений мусульман России: сравнительно-исторический анализ : конец XVIII в. - начало XXI в. : автореферат дис. ... доктора исторических наук : 07.00.15 / Силантьев Роман Анатольевич; [Место защиты: Моск. гос. лингвист. ун-т]. - Москва, 2014. - 36 с. http://search.rsl.ru/ru/catalog/record/5548283
Link to comment
Share on other sites

Так у доктора наук может и не быть научного консультанта.

 

Странно. У меня по-прежнему только один результат. Спасибо Вам за приведенную ссылку - я скачал его автореферат. Интересно, что там не указан научный консультант.

Link to comment
Share on other sites

Guest Дмитрий

Видимо, на сайте отсутствует синхронизация информации, поэтому надёжнее искать просто в rsl.ru, а не в aleph.rsl.ru.

Link to comment
Share on other sites

  • 9 months later...

и программа Я. Кротова "С точки зрения христианства", где диссертацию Кузьмина обсуждают юрист Валентина Краснова, религиовед Екатерина Элбакян, публицист Михаил Ситников.

Все ли религии одинаково религиозны?

 

 

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Так это видео мы же уже публиковали! :)

 

 

и программа Я. Кротова "С точки зрения христианства", где диссертацию Кузьмина обсуждают юрист Валентина Краснова, религиовед Екатерина Элбакян, публицист Михаил Ситников.
Все ли религии одинаково религиозны?

 

 

 

Link to comment
Share on other sites

 

Так это видео мы же уже публиковали! :)

 

 

Сначала был оригинальный источник на "Радио Свобода", а это - на Ютубе. Если какой-нибудь из них закроют, то можно будет в другом посмотреть.

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Отлично! Больше источников, хороших и разных! :) 

 

Сначала был оригинальный источник на "Радио Свобода", а это - на Ютубе. Если какой-нибудь из них закроют, то можно будет в другом посмотреть.

 

 

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...

Религиоведы переходят в наступление. Ученые не захотели быть инструментом гонений на верующих

 

 

scr_1.gifscr_2.gif

 

20 Февраля 2016

Ситуация вокруг использования религиоведческой экспертизы в качестве инструмента гонений в России стала критической. В 2009 году возмущение научного сообщества и тысяч верующих было вызвано назначением главой Экспертного совета при Минюсте РФ радикального сектоборца Александра Дворкина. Затем экспертиза стала все чаще использоваться для того, чтобы ликвидировать те или иные церкви движения, признать их экстремистскими, а верующих экстремистами. Появились и другие опасности – религиоведение стали заменять на кафедрах в вузах теологией, а сектоборцы объявили себя учеными-религиоведами. Оказалось, что проблема намного глубже разногласий между светскими исследователями и православными сектоборцами – проблема в сохранении многообразия религиозной жизни в России.

Как действовать в условиях хаоса и беспредела? Этим вопросом задавались участники всероссийского совещания «Проблемы религиоведческой экспертизы», организованном Центром религиоведческих исследований «Религиополис». Ведущими дискуссии были профессор Екатерина Элбакян, публицист Михаил Ситников, адвокат Инна Загребина. В обсуждениях приняли участие ученые со всей страны – от Владивостока до Петербурга, а также адвокаты Славянского правового центра – Анатолий Пчелинцев и Владимир Ряховский.

Ученые предложили целый ряд рекомендаций для разрешения ситуации.

Усилить религиоведческое сообщество, создав профессиональную организацию, возможно, с общественным лицензированием экспертов. Сообщество должно также оперативно реагировать на оскорбительные материалы в СМИ и давать оценку недобросовестным экспертизам. К таковым была отнесена и экспертиза Ларисы Астаховой из Казани – она признала Церковь Саентологии нерелигиозной организацией, как и просили правоохранительные органы и Минюст РФ. Было выражено сожаление, что после окончания научной карьеры Астахова выбрала сектоборчество.

Издать учебник или учебные пособия по религиоведческой экспертизе, где бы описывались и все методологические подходы, основные понятия и параметры экспертизы, законодательство в этой сфере. Социологи и религиоведы также подчеркнули важность работы по созданию региональных справочников по религиозным организациям, что помогает и общественности и чиновникам опираться на научный материал, в случае незаконных требований со стороны миссионерских отделов РПЦ ограничить деятельность тех или иных церквей.

В связи с экспертизой также остро встает вопрос личной ответственности ученого перед законом и перед религиозными общинами. Многие исследователи отмечали значение объективности, научной отстраненности от объекта исследования, что однако выглядело наивно на фоне ряда безобразных экспертиз. К примеру, главой Экспертного совета при Минюсте РФ является не религиовед, а специалист по уголовному праву – Т. Бурковская, которая, при этом, подписывает все экспертизы (несколько десятков по церквям и движениям Крыма, например). Библию издания Свидетелей Иеговы в Петербурге не признала Библией Н. Крюкова – математик по образованию. Эта же Крюкова признавала экстремистским фильм «Невинность мусульман» и футболку с надписью «Православие или смерть!».

В большинстве случаев, получается, что религиоведческая экспертиза используется крайне волюнтаристски из-за отсутствия четких правил. Но в религиоведении и не может быть таких жестких правил, как в лингвистике или в технической экспертизе. Значит ли, что нужно от нее вообще отказаться в рамках судебных процессов?

В том случае, если бы в России был бы заявительный порядок регистрации религиозных объединений, как во многих странах (приобретение налоговых льгот – отдельных вопрос), то стоило бы вообще ликвидировать религиоведческую экспертизу. Пока же участие исследователей в судебных процессах часто спасает церкви от ликвидации, а верующих от приговора. Таких примеров все меньше.

Ученых делают участниками неправомерной антиэкстремистской политики властей. Религиоведы профессионально заинтересованы в том, чтобы было скорректировано определение экстремизма и экстремистской деятельности в законе. Любое слово или оценка религиоведа могут стать основание для уголовного преследования. Как в случае со Свидетелями Иеговы, которых признали виновными за провозглашение истинности своей религии, что делают и РПЦ и мусульмане.

Вопрос с новыми религиозными движениями также стоит довольно остро – какое право имеет ученый говорить, что эта община нерелигиозная, если все ее члены считают себя верующими, молятся какому-то богу или пророку. Как противостоять тем политикам и сектоборцам, которые оценивают любую неправославную общину, как «коммерческий культ», зарабатывающий деньги. Это значит, что рано или поздно в России также задумаются, как и в странах ЕС о том, чтобы предоставлять статус религиозного объединения всем желающим (это не дело государства проверять искренность чувств верующих граждан). А если объединение желает получить освобождение от налогов, то тогда надо проводить экспертизу вероучения и наличия религиозной деятельности.

Несмотря на резкое противостояние сейчас, надо предвидеть будущее взаимодействие Церкви и науки, религиоведов и теологов.

Надо признать, что площадки для открытой дискуссии представителей науки и Церкви, есть, но только в Москве – это Общецерковная аспирантура РПЦ и Свято-Тихоновский православный университет. Основная же часть тех, то занимается религиозными движениями в православных епархиях или учебных заведениях, имеет ксенофобские настроения, прямо выступает против религиозной свободы и запрет даже тех церквей и групп, которые зарегистрированы в России (особенно, активен в этом отношении стал Миссионерский отдел РПЦ, тогда как именно миссией и проповедью этот отдел по существу не занимается). Религиоведы – люди разные, со своими недостатками, многие из которых также являются православными, но сейчас они стали препятствием для новой антирелигиозной кампании. Исследователи слишком хорошо видят, насколько близок лексикон сектоборцев и советского безбожника Емельяна Ярославского.

Роман Лункин

 

%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B3%D0%B8%D0%
  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

Религиоведы переходят в наступление. Ученые не захотели быть инструментом гонений на верующих

 

 

Ответ Татьяны Фолиевой в ФБ на опубликованную заметку Р. Лункина

 

 

 

 

Эта запись будет открытой. Она будет ломанной и сумбурной.

Это пишут мои коллеги. У меня такое чувство, что текст писался на афтепати, между второй и третьей и логика в нем соответствующая, но как-то прямо пахнуло 1937. И в тексте все прекрасно.Я не знаю, как участникам этого КС, а мне за такой стыдно.

К примеру, "Вопрос с новыми религиозными движениями также стоит довольно остро – какое право имеет ученый говорить, что эта община нерелигиозная, если все ее члены считают себя верующими, молятся какому-то богу или пророку". 

Любой ученый может говорить, все что угодно. В этом и цель гуманитарной науки: в споре родить Истину.

""Усилить религиоведческое сообщество, создав профессиональную организацию, возможно, с общественным лицензированием экспертов. Сообщество должно также оперативно реагировать на оскорбительные материалы в СМИ и давать оценку недобросовестным экспертизам. К таковым была отнесена и экспертиза Ларисы Астаховой из Казани – она признала Церковь Саентологии нерелигиозной организацией, как и просили правоохранительные органы и Минюст РФ. Было выражено сожаление, что после окончания научной карьеры Астахова выбрала сектоборчество.""

Роман Лункин, честно, от кого угодно ожидала такую истерику - от вас нет. Это травля коллеги за инакомыслие. Не научная дискуссия, не споры, не статьи, а тупая травля.

Еще цитата: "Любое слово или оценка религиоведа могут стать основание для уголовного преследования. Как в случае со Свидетелями Иеговы, которых признали виновными за провозглашение истинности своей религии, что делают и РПЦ и мусульмане." Эту фразу вообще не поняла, но в контексте фразы выше воспринимается как угроза. Религиовед он как Свидетель Иеговы?

"Несмотря на резкое противостояние сейчас, надо предвидеть будущее взаимодействие Церкви и науки, религиоведов и теологов." А щас мы не предвидим?

" Религиоведы – люди разные, со своими недостатками, многие из которых также являются православными, но сейчас они стали препятствием для новой антирелигиозной кампании." Роман, да что же это такое? Где ваш прекрасный стиль?

 
Link to comment
Share on other sites

РЕЗОЛЮЦИЯ ПО РЕЗУЛЬТАТАМ КРУГЛОГО СТОЛА "ПРОБЛЕМЫ РЕЛИГИОВЕДЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ" - 19 февраля 2016, Москва   Печать E-mail

01.03.2016 11:00

 

 

РЕЗОЛЮЦИЯ

по результатам заседания круглого стола на тему:

«Проблемы религиоведческой экспертизы».

 

19 февраля в Москве прошел организованный Центром религиоведческих исследований «РелигиоПолис» круглый стол, посвященный проблемам религиоведческой экспертизы, в работе которого приняли участие религиоведы, социологи религии, юристы из Москвы, Санкт-Петербурга, Нижнего Новгорода, Тулы, Перми, Воронежа, Тюмени, Владивостока. В выступлениях участников были поставлены и проанализированы вопросы, связанные с производством религиоведческой экспертизы, а также отмечено, что недостаточно профессиональный, необъективный подход к проведению религиоведческой экспертизы может создать серьезные проблемы для последователей различных религиозных традиций, осложнить взаимоотношения государства с религиозными объединениями и религиозную ситуацию в стране в целом.

В результате обсуждения, участники «круглого стола» приняли настоящую резолюцию, в которой обращают внимание на актуальность ряда позиций в части проведения религиоведческой экспертизы.

1. Религиоведческая экспертиза является одним из важнейших инструментов в регулировании отношений между государством и религиозными объединениями и призвана содействовать государственным органам, включая суды, в решении ряда вопросов, в том числе:

1.1. является ли организация религиозной;

1.2. установления религиозной принадлежности организации (то есть, определение религиозного направления, к которому она относится);

1.3. выявления соответствия между заявленными и фактическими формами деятельности; соответствия культовой и внекультовой практики уставным видам деятельности посредством наблюдения за деятельностью и отправлением культа в религиозной организации, а также изучения ее документов и религиозной литературы;

1.4. решения вопроса о возможности государственной регистрации религиозного направления или отклонения такой возможности (задача государственной религиоведческой экспертизы);

1.5. изучения религиозной литературы организации, в которой выявляются ценностные ориентации, миссионерские призывы, социально значимые установки с целью дифференциации призывов экстремистского и неэкстремистского характера (обычно эта задача решается в комплексной экспертизе, где религиоведческая экспертиза представляет собой лишь часть, наряду с лингвистической, а иногда и психологической частями общей экспертизы).

Общей целью религиоведческой экспертизы является установление религиозного либо нерелигиозного характера организации, определение наличия признаков религиозной организации, а также, в составе комплексной экспертизы (совместно с лингвистической частью) исследовать религиозную литературу и сделать выводы, позволяющие суду обнаружить или не обнаружить в исследуемых экспертом объектах элементы экстремизма.

2. При проведении религиоведческой экспертизы особое значение приобретают вопросы соответствия ее общенаучным и юридическим принципам, а также, в практическом аспекте, наличия общей методики ее проведения, в основе которой лежат унифицированный категориально-понятийный аппарат и конкретные методы экспертного исследования, общепринятые в современном российском религиоведении [1]. Это означает, что религиоведческая экспертиза не предназначена для научных или политико-правовых дискуссий, выяснения различных позиций, сложившихся в религиоведении по тому или иному вопросу, критики одних позиций и поддержки других, историографического обзора религиоведческих работ или предшествующих экспертных заключений и т.д. Религиоведческая экспертиза должна опираться на нормативный, а не полемически проблематизируемый текст. К нормативным текстам обычно относятся учебники, словарно-энциклопедические и справочно-аналитические издания, к проблемным – монографии и научные статьи.

Задачей религиоведческой экспертизы являются четкие, не допускающие разноообразия толкований ответы на вопросы, поставленные перед экспертом, изложенные с опорой на источники, которые необходимо проанализировать и оценить, а также на знание объекта изучения. Например, при изучении какой-либо религиозной организации, эксперту необходимо посетить ее, ознакомиться с ее деятельностью, религиозной практикой и соответствующими документами.

Таким образом, религиоведческая экспертиза является специализированным текстом, в котором в системном и логическом виде с научных (религиоведческих) позиций представлены сведения о той или иной религии – религиозной традиции или религиозном направлении, – и который является предельно лаконичным ответом на поставленные перед экспертом конкретные вопросы.

3. Объектом религиоведческой экспертизы являются религиозные объединения, их деятельность, произведенная, приобретенная, импортированная и распространяемая религиозная литература, печатные, аудио- и видеоматериалы; учредительные и иные документы; религиозные учебные программы; предметы религиозного назначения; материалы, содержащие сведения об осмотре культовых зданий и сооружений, иных объектов и помещений, специально предназначенных для богослужений, молитвенных и религиозных собраний, предметов; сведения о содержании богослужений и других религиозных обрядов и церемоний, описывающие предметы материального мира, в которых различными приемами, средствами и способами реализован замысел религиозного объединения.

Предметом религиоведческой экспертизы являются подлежащие установлению обстоятельства, в соответствии с конкретными вопросами, поставленными перед экспертом.

Субъектом религиоведческой экспертизы является лицо или группа проводящих ее лиц.

4. Экспертом-религиоведом может выступать лицо или группа лиц, чья научная компетенция удостоверена соответствующими документами и признана научным сообществом. Эксперт должен иметь ученую степень в сфере научного религиоведения и научные труды по религиоведческой тематике, в частности, публикации по исследуемой сфере, а также обязательно обладать опытом изучения и анализа деятельности религиозных объединений, умением использовать в работе методологию исследования религиозных феноменов, учитывать международный опыт и, наконец, владеть навыками производства религиоведческой экспертизы, включая процедуру подготовки экспертизы.

Помимо общих религиоведческих познаний, эксперт должен обладать специальными знаниями о конкретных религиозных феноменах. Кроме обладания специальными знаниями, эксперт должен занимать объективную, взвешенную, лишенную тенденциозности позицию в отношении объекта экспертизы.

Экспертом должен быть специалист, который имеет личный опыт научного исследования экспертируемых религиозных объединений, что предполагает соблюдение и обеспечение со стороны эксперта одновременно двух методологических принципов:

  • эмпатическое постижение религиозных идей и ценностей исследуемого религиозного объединения, а также их динамического взаимодействия;
  • воздержанность («заключение в скобки») от внесения в эксперизу своих личных мировоззренческих (включая религиозные) и аксиологических установок – симпатий и антипатий.

Участие в религиоведческой экспертизе любого уровня обязывает специалистов в сфере научного религиоведения придерживаться профессионального соглашения (конвенции, имеющей статуснеформальной нормы), которое включает следующие пункты:

1. Давая согласие на предложение участвовать в экспертной деятельности в качестве религиоведа, специалист обязан иметь отчетливое представление о возможных последствиях использования его положительного или отрицательного заключения — как в правоприменительной практике, так и в иных ситуациях.

Специалист отказывается от участия в экспертизе, если перед ним ставятся задачи, выходящие за пределы его научной компетентности и/или профиля профессиональной деятельности.

2. В любом виде религиоведческой экспертной деятельности специалист руководствуется принципами объективности, непредвзятости, беспристрастности и безоценочности.

3. Эксперт-религиовед подвергает научно-критическому рассмотрению любые утверждения и аргументы, какой бы стороне они не принадлежали.

Экспертные суждения и выводы должны быть основаны на сведениях, получивших подтверждение с помощью научных способов проверки, и выражены в терминологии, принятой в профессиональном научном языке той специальности, которую представляет эксперт.

4.  В ходе экспертной деятельности религиовед может использовать ссылки на позиции других специалистов, расходящиеся с его собственными положениями и выводами. Однако эти ссылки на иные, отличающиеся точки зрения, применяются только для демонстрации неоднозначности научных трактовок для указания на теоретико-методологические различия в подходах и интерпретациях.

Если таковые различия имеются, то в экспертном заключении они не должны формулироваться в стиле полемики и, тем более, опровержения взглядов других экспертов по рассматриваемым вопросам.

5. Право оспорить неприемлемую для себя точку зрения других экспертов является неотъемлемым для любого специалиста. Однако это право специалист реализует исключительно за пределами религиоведческой экспертной деятельности.

Оптимальной формой проведения объективной государственной религиоведческой экспертизы является коллегиальное рассмотрение ее текста и выводов, когда результаты экспертного заключения выносятся на общее обсуждение круга ученых, чья компетентность в данном вопросе признана и не вызывает сомнений.

 

 

* * *

Предложения участников «круглого стола»:

1. Поручить И.В. Загребиной, А.В. Пчелинцеву и Е.С. Элбакян подготовить учебник и/или монографию о проблемах религиоведческой экспертизы и после прохождения процедур рецензирования опубликовать.

2. Внести на рассмотрение уполномоченных органов государственной власти предложения:

2.1. О закреплении в нормативных документах требования к квалификации экспертов и содержанию религиоведческой экспертизы;

2.2. Дополнить статью 3.1 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности», устанавливающую, что Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами, нормой, в соответствии с которой не могут быть признаны экстремистскими материалами Священные Писания всех религиозных организаций, зарегистрированных в Российской Федерации.

 

 

ОСОБОЕ МНЕНИЕ

относительно вклада исследователей религии в отношения религии и государства по результатам заседания круглого стола на тему: «Проблемы религиоведческой экспертизы».

1. Органы государственной власти, в ведение которых так или иначе попадают религиозные объединения, должны определиться с тем, зачем обществу и государству необходимо выделение таких объединений в отдельный класс с особым правовым положением. От этого зависит нормативное определение религии, которого нет ни в нынешнем законодательстве России, ни в науках о религии. Без такого определения невозможно однозначно определить, является ли религиозным то или иное объединение, является ли религиозным то или иное вероисповедание, является ли религиозной та или иная обрядность, является ли религиозным то или иное образование (обучение).

2. Всякие попытки принудительно унифицировать эту область вне чётко сформулированной государственной политики неизбежно приведут к произволу: исследователи религии, пользующиеся разными подходами, будут давать взаимоисключающие советы государственным служащим, а те будут принимать решения, руководствуясь своим индивидуальным пониманием. Если же попытаться навязать всем исследователям религии какой-то один подход, это неминуемо приведёт к смерти науки, её перерождению в чисто политический институт, неспособный критично и адекватно отображать действительность.

3. Исследователи религии могут ответить на вопросы представителей государственной власти, будь то судьи, прокуроры, следователи, депутаты законодательных собраний или правительственные чиновники, в отношении фактических сведений о том или ином объединении, но они не должны давать никаких оценок, будь то правовые, политические, моральные, идеологические, религиозные или любые другие.

4. Исследователи религии должны исследовать верования людей, а не диктовать им ту или иную характеристику этих верований либо участвовать в таком диктате.

Юрий Тихонравов - кандидат философских наук, директор Центра изучения и развития межкультурных отношений, автор книги “Судебное религиоведение” (1998).

 

 

 

___________________________

[1]  В качестве отправной точки, на наш взгляд, могут быть признаны «Основы религиоведения: учебник для ВУЗов» (под ред. доктора философских наук, профессора И.Н. Яблокова, неоднократно переиздававшийся в издательстве «Высшая школа»), а также словарно-энциклопедические издания: «Религиоведение: энциклопедический словарь» (под ред. докторов философских наук, профессоров А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян; - М.: «Академический проект», 2006) и «Энциклопедия религий» (под ред. докторов философских наук, профессоров А.П. Забияко, А.Н. Красникова, Е.С. Элбакян; - М.: «Академический проект», 2008).

 

 

Москва

19 февраля 2016 года

 

 

Архив RP

  • Upvote 1
Link to comment
Share on other sites

  • 1 month later...
Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information