Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Десницкий А. Что происходит с церковью. Кальвинизм в русском православии


Recommended Posts

Что происходит с церковью. Кальвинизм в русском православии

1153166.jpg?1409918033
Франц Рубо. Православная церковная служба

Что происходит сегодня в РПЦ МП – большая загадка даже для тех, кто к ней принадлежит: степень ее информационной открытости примерна та же, что и у СССР. Но можно попробовать понять, что, собственно, происходит, исходя как раз из официальных и частных выступлений. Какие идеи господствуют сейчас в Патриархии и к чему это приводит на практике? Рискну предложить одну гипотезу: русское православие сегодня переживает некую «прививку кальвинизма». Не спешите кричать «ересь», речь ни в коем случае не идет о каком-то пересмотре догматов – скорее о тонкой настройке в вопросах, касающихся роли церкви в обществе и ее участии в политике.

Что такое кальвинизм?

Центральное для христианского богословия понятие – это спасение, пребывание человека в вечности с Богом и его святыми. Своими собственными усилиями человек спастись не может, это происходит только по милости Божией, когда человек принимает веру во Христа и присоединяется к Его церкви.

А вот дальше начинаются тонкости. Как это получается, что одни люди обретают спасение, а другие нет? И что тут зависит от самого человека? В классическом кальвинизме, одной из основных ветвей протестантизма, все выглядит достаточно просто. Бог сам предназначает одних людей для спасения, других – для погибели, и сам человек ничего изменить не в состоянии. Спасенные входят в церковь и всегда пребывают в ней, их задача – вести достойную жизнь и укреплять свою церковь. Остальные обречены.

Кальвинистская модель сулит процветание: принявшие его Швейцария и Нидерланды, а равно и пуританские колонисты в Америке добились экономического успеха во многом благодаря именно тому, что вопросы духовной жизни оказались раз и навсегда разрешенными и можно было заняться торговлей и ремеслами. При этом, стоит заметить, Жан Кальвин установил в городе Женеве настоящую тоталитарную диктатуру, где богословские и бытовые вопросы равно решались единообразно и на самом высшем уровне.

А при чем тут русское православие? Впервые я встретился с подобными идеями, когда более десяти лет назад единственный раз в своей жизни участвовал в богословском диспуте о книге никому тогда не известного Сергея Худиева, она называлась «Об уверенности в спасении». Краткое содержание: православный христианин может и даже должен быть уверен в том, что ему обеспечено спасение уже в силу его принадлежности к церкви. Именно в этой уверенности он находит силы для духовной борьбы, для проповеди христианства внешнему миру.

Мы с моим другом Михаилом Зеленым написали на книгу развернутую рецензию. Да, говорили мы, Худиев приводит корректные цитаты, но он их приводит не все. И для православия другой подход более характерен: никто ни в чем не может быть уверен до самого конца, потому что каждый из нас слаб. Нерушима лишь верность Бога Своим обещаниям и Его милосердие, дающее нам надежду.

Тогда, в самом начале двухтысячных, этот спор показался мне интеллектуальным упражнением, имеющим мало отношения к практике христианской жизни, тем более что по подавляющему большинству практических вопросов у нас с Худиевым не было разногласий.

Ветер перемен

Но время шло, и в последние пару лет я все чаще слышу от других и сам себе задаю вопрос: что же происходит с нашей церковью? Почему в ней все больше формализма, отчетности и помпезности? Почему церковное руководство все громче и настоятельнее говорит о ценностях и прочих идеологемах и все меньше – о Христе и Евангелии? И почему все строится по кремлевской модели ручного управления?

И тогда я вспомнил о наших спорах с Худиевым, теперь самым известным в стране православным публицистом. Мы по-прежнему общаемся, уважительно спорим и во многом соглашаемся. Только я позволяю себе критиковать политические власти и не соглашаться с конкретными решениями священноначалия, а Сергей со свойственной ему логичностью и красноречивостью эти решения разъясняет и защищает.

И объясняет почему. Если спасение человека, то есть его судьба в вечности, целиком и полностью определяются фактом его принадлежности к церковной организации, его основная задача – укреплять, защищать, развивать эту самую организацию. Он подобен человеку, плывущему в корабле во время бури. Затевать ремонт корабля или обсуждать недостатки капитана – безумие.

Церковь так часто и изображают, в виде корабля, где кормчий – Христос. Впрочем, есть в Евангелии и другой образ: апостолов, которые пересекают Галилейское море без Христа. У них свои какие-то задачи и потребности, и вот на море начинается буря, они в ужасе – и в этот момент они замечают Христа, идущего по волнам. Им остается только просить Его о спасении. И апостол Петр даже решается на безумие: он идет по воде к Спасителю. Его веры хватает всего на несколько шагов, но все-таки он не стал смолить борта, а шагнул по водной глади к тому, без кого и борта не помогут.

Ради блага организации

Впрочем, хватит аллегорий, вернемся к нашей реальности. С приходом патриарха Кирилла связывались многие надежды на обновление церковной жизни, на решение назревших вопросов, таких как богослужение на современных языках и новый перевод на них Библии и святоотеческой литературы, и т.д. Обновление последовало, но почти исключительно – в административной области (новые епархии, синодальные структуры и т.д.).

Повторюсь: если спасение гарантировано самим фактом принадлежности к церковной организации, это все просто совершенно не важно. Вопросы внутрицерковной жизни уже навсегда решены, хорошо ли, плохо ли. С этим всем потом когда-нибудь кто-нибудь разберется, для нас важен лишь рост церковной организации, количественные показатели и все, что нужно для внешнего успеха. Ну а первое условие для процветания любого большого предприятия в нынешней России – это, безусловно, хорошие отношения с Кремлем.

Поэтому в области политики и церковно-общественных отношений церковь как раз исключительно активна. Своеобразным показателем может служить самый представительный церковный форум, ежегодные Рождественские чтения в Москве. На них приезжают люди со всех епархий, и вот из года в год можно слышать десятки докладов о взаимодействии с правоохранительными органами, о патриотическом воспитании, о миссии в местах заключения и возрождении казачества. А вот секция про Библию была всего пару раз – в остальных случаях не набиралось достаточное количество докладчиков, желающих порассуждать о толковании Библии.

Раз все главные вопросы уже решены и церковная жизнь налажена, то остается только ее поддерживать и воспроизводить, а также как можно шире раздвигать в общественном пространстве границы «воцерковленного». А под «воцерковлением» зачастую понимается просто умножение числа «православных маркеров»: иконок, крестиков, молебнов и т.д.

Эта методика проста и понятна и властям, и народу. Что предлагает президент сделать в сложный и, выражаясь пропагандистским языком, «судьбоносный» момент? На месте административного корпуса в Кремле поставить монастыри и церкви. Это предложение встречается в церковных кругах буквально с восторгом: так мы еще больше «воцерковим» сакральный центр страны, Кремль, и сидящую в ней власть. А власть, видимо, понимает это почти в языческом духе: чем больше святилищ и священнодействий, тем больше успеха на охоте и порядка в домашних делах.

Правда, примерно половина той самой Библии говорит о другом: в кризисные, сложные моменты отдельные люди и целые народы должны обратиться к голосу своей совести и что-то изменить в своей жизни. Исайя начал свою проповедь так: «Вы приходите предстать предо Мной – но кто требует от вас во дворах Моих топтаться? <…> Простираете ко Мне руки – Я тогда отвожу глаза; множите молитвы – Я не слышу: руки ваши полны крови. Омойтесь, очиститесь! Удалите злодеяния свои прочь с глаз Моих, прекратите творить зло; научитесь творить добро, ищите правды, порицайте угнетателей, окажите справедливость сироте, правый суд подайте вдове. Вот тогда приходите, и рассудим!»

Это называется «покаяние». Но в богословии нового типа покаяние понимается по упрощенной схеме: это нечестивцы-враги должны перед нами покаяться, и тогда мы их простим. Сами мы, положим, тоже не безгрешны, но у нас отлажены механизмы исповеди, личные грехи и недостатки каждого из нас не лишают сам церковный организм признака непогрешимости. «Мы имеем огромное наследие христианской философии и мысли, которое стало частью церковной традиции, и в свете этого учения мы, воспринимая слово Божие, можем непогрешимо судить о многих делах, философиях, взглядах, которые присутствуют в современной жизни» – так выразил эту идею патриарх Кирилл в своем выступлении в декабре прошлого года.

А ведь не только правителям, но и людям простого звания гораздо проще бывает поручить заботу о спасении своей души безошибочным профессионалам, а самим ограничиться эпизодическим участием в обрядах и соблюдением некоторых простых внешних запретов. Есть в православных газетах и на православных сайтах такая популярная рубрика – «Вопросы батюшке». Стоит ее почитать, чтобы составить представление о чаяниях народных. Богословские вопросы там отсутствуют напрочь (сложно и скучно), нравственные наставления относительно редки (с этим каждый сам разбирается). Львиная доля вопросов о том, что можно есть, что можно носить, в какие места можно целовать жену (реальный пример!), чтобы не нарушить какого-нибудь табу. И еще поиски совета в конкретных житейских ситуациях: какие молитвы читать, если муж пьет или жена гуляет.

У этих людей никто не отбирал свободы и ответственности, они сами с готовностью перекладывают их на плечи священнического сословия. Собственно, так всегда и жило большинство людей. Именно потому и появлялись люди, подобные библейским пророкам или средневековым юродивым, они будили совесть, они заставляли пересматривать привычные представления и возвращаться к самым истокам веры.

О еретиках и либералах

Все, о чем было сказано выше, все же можно с полным основанием считать разновидностью христианской жизни. Сложнее те случаи, когда подобный подход (который, конечно, никто не называет кальвинистским) приводит к полному разрыву с Евангелием, причем это, как правило, остается совершенно неосознанным и сопровождается ударными дозами «православной» риторики.

В этой связи назову еще одного публициста, Егора Холмогорова. Не особенно слежу за его творчеством, но знаю, что он предложил в свое время такую идею. Евангелие, пример Христа – все это прекрасно и возвышенно, но простым людям для повседневной практики не очень подходит. Им лучше будет обращаться к примеру святых и следовать им.

Только слишком уж разные примеры давали святые. Вот, скажем, канонизированный новгородский архиепископ Геннадий. С одной стороны, под его началом была создана первая полная Библия на церковнославянском языке, причем те ветхозаветные книги, которые не удалось найти на славянском, заново перевели с древнееврейского. С другой стороны, он прославился как пламенный борец с «ересью жидовствующих». «Пламенный» – в прямом и непосредственном смысле слова: одобрял сожжение еретиков по «гишпанскому» образцу. Чему последовать, каждый выбирает сам. А вот Христос и Его Евангелие варианта с сожжением еретиков (нынешним языком выражаясь, либералов) никак не предлагает.

Меня всегда удивляло, как это люди, читающие Евангелие и исповедующие веру во Христа, могли доходить до войн и казней его именем. Это прекрасно иллюстрирует Холмогоров, когда, оставаясь в уютном кресле с любимым девайсом в руках, он призывает православный люд убивать и умирать в Новороссии, а руководство России – «включить Гитлера». На полях замечу, что Гитлера, как и ядерную реакцию, можно включить только один раз.

Если отнести Христа к области чего-то раз и навсегда решенного, если видеть себя в лагере уже отобранных для спасения праведников, никакое средство в конечном счете не покажется неприемлемым для достижения тактического преимущества. Ведь стратегическая победа нам уже гарантирована.

Сказав все это, я, видимо, должен пояснить, чего я точно не имел в виду. Прежде всего, не хочу обвинять никого в ереси и порицать сам факт кальвинистского влияния. Когда-то и колокола пришли в Россию с Запада, православный Восток их не знал. Вопрос не в том, откуда что пришло, а в том, насколько оно полезно. И как раз ударные дозы кальвинизма, на мой взгляд, породят куда больше проблем, чем решат.

Далее, я не пытаюсь подражать Лютеру и «исправлять недостатки» церковной жизни, не справившись с собственными недостатками. Христианство огромно и неисчерпаемо, оно не вмещается целиком в любую, самую совершенную церковную структуру. Разные времена, опыт разных святых раскрывают для нас его различные грани, и все равно приходится искать свой собственный путь, потому что скопировать ничего невозможно. Не только кальвинистская диктатура невозможна у нас сегодня, но и, скажем, обитель преподобного Сергия Радонежского или Иерусалимская община апостольских времен. Мы другие, мы живем в другие времена и можем создать только нечто свое.

Но для начала неплохо бы задуматься: что, собственно, происходит сегодня в Русской православной церкви, и не ограничиваться общими словами о вечном и прекрасном. 

 

Источник: http://slon.ru/world/kalvinizm_v_russkom_pravoslavii-1153166.xhtml

Link to comment
Share on other sites

Да, прекрасно сказал А. Десницкий: неплохо бы задуматься: что, собственно, происходит сегодня в Русской православной церкви, и не ограничиваться общими словами о вечном и прекрасном. И, прежде всего, задуматься социологически.

Link to comment
Share on other sites

Максим Сидельников


Из Патриархии может ли быть что доброе?


У французов есть такое выражение, смахивающее по звучанию на детскую считалочку: "Comparaison n'est pas raison". Смысл его таков: сравнение чего-либо с чем-либо – не аргумент в споре. Если вы сравниваете Путина с Гитлером, как это сделали почти одновременно Кэмерон, Шойбле и Шендерович, то это больше всего говорит не об уподобляемом, а об уподобляющих. Элементарная логика подскажет: будь ВВП и в самом деле фюрером, Шендерович продолжал бы свои разоблачения из застенков, подобно Юлиусу Фучику. А поскольку неистовый Виктор вопиет о репрессиях из московских ресторанов и эфира столичных радиостанций, вывод напрашивается сам собой: скорее всего, это не Владимир Владимирович агрессор; скорее всего это три сравнителя окажутся пошляками. Потому что пошлость – это не что иное, как стремление прослыть Юлиусом Фучиком, им не являясь.


Впрочем, Путин – не главный пострадавший от некорректных сравнений со стороны отечественных и зарубежных псевдо-Фучиков. Вторая главная мишень отечественных "компарезонщиков", которой приходится постоянно отряхивать от себя самые немыслимые сравнения – это Русская Православная Церковь. Вот, например, библеист и религиозный публицист Андрей Десницкий усмотрел в современном лице Церкви некое сходство с... кальвинизмом. "Русское православие сегодня переживает некую прививку кальвинизма", – авторитетно пишет Десницкий на страницах ресурса slon.ru в статье "Что происходит с церковью. Кальвинизм в русском православии".http://slon.ru/world/kalvinizm_v_russkom_pravoslavii-1153166.xhtml


Я прививок не боюсь, если надо уколюсь, но на месте Русской Православной Церкви я не ждал бы от рекомендуемых г-ном Десницким инъекций ничего хорошего. Этот "доктор" обычно суров в своих диагнозах. Особенно суров он к Московской Патриархии: когда речь заходит о ее "болезнях", Десницкий вслед за грибоедовским Репетиловым вопиет, что "радикальные потребны тут лекарства". А предлагаемые им инъекции своей радикальностью приближаются к смертельным, ибо если следовать логике А.С.Десницкого, в Церкви так все плохо, что эвтаназия представляется единственным выходом.


Уже имея опыт чтения данного автора, при первом же сравнении г-ном Десницким Патриарха РПЦ с Кальвином я понял, что Кальвину несдобровать. Не потому, что суровый женевец и в самом деле был уж очень порочен или суров (ныне г-н Десницкий дает индульгенцию даже киевскому "патриарху" Филарету, призывающему убивать "захватчиков-москалей" на востоке страны). Кальвин обречен потому, что ни с кем хорошим Десницкий главу Русской Православной Церкви уж точно не сравнит.


Предчувствия меня не обманули. Вот оно, необходимое порицание: "Стоит заметить, что Жан Кальвин установил в городе Женеве настоящую тоталитарную диктатуру, где богословские и бытовые вопросы равно решались единообразно и на самом высшем уровне". Что сие значит? Во-первых, Андрей Сергеевич тут явно перепутал эпохи: тоталитаризм (исследователи возводят этот термин к итальянскому фашисту Бенито Муссолини) возник в двадцатом веке и обозначает реалии двадцатого века – политические системы, где государство стремилось ВСЕ определять во ВСЕХ сторонах жизни граждан. Во-вторых, даже Шендеровичу вряд ли придет в голову утверждать, что Русская Православная Церковь "решает единообразно" и богословские, и бытовые вопросы в жизни сегодняшней России. Ау, Андрей Сергеевич: неужели надписи типа "для мусульман скидка в 10 процентов" в кабинете дантиста или многотысячные собрания протестантов рядом с метро "Алексеевская" – неужели все это сделано "по личному распоряжению и для блага государства" некоего православного Ришелье? Да побойтесь Бога, Андрей Сергеевич!


На вопросе о "тоталитаризме" Кальвина хотелось бы остановиться подробнее. Как уже было сказано, тоталитаризм – явление двадцатого века. Обычно тоталитарными режимами называют лезшие в душу и в личную жизнь обывателя режимы Гитлера, Сталина, Муссолини. Некоторые смельчаки, поглядывая на откровения г-на Сноудена, добавляют в этот список и современные США. Но записывать в "тоталитаристы" жившего в шестнадцатом веке Кальвина – это уж чересчур. Даже если возводить все грехи нынешнего протестантского мира к Кальвину (а большинство крупных войн двадцать первого века начали, увы, протестанты) – все равно выходит несправедливо: разве можно сажать прадедушку в тюрьму за грехи правнука?


Кстати, если Кальвин столь плох, логично было бы озаботиться спасением души его последователей в Швейцарии, Франции или Германии, а заодно и в США. Поводов для беспокойства более чем достаточно: западные христиане позорно закрыли глаза и на убийства единоверцев в Ираке после вторжения южноамериканского баптиста Клинтона в эту страну в 2003 году, и на истребление христиан в Сирии поддержанной Западом оппозицией президенту Башару Асаду в 2011-2014 гг. Да и погромы христиан в Египте после революции 2011 года, по поводу которой было столько восторгов в США и Евросоюзе, хранители "западных" (уже давно не христианских!) ценностей предпочли не замечать. Может, стоит этих людей вывести из тьмы заблуждения? Есть пример. Патриарх Кирилл, по поводу которого Десницкий буквально сочится сарказмом, не побоялся первым возвысить свой голос в защиту сирийских христиан в 2011 году.


Но нет, не протестантов хочет А.С. Десницкий спасать из тьмы невежества и лицемерной политкорректности. Предмет его ненависти и лицемерных забот – аз, недостойный православный христианин. При этом Десницкий, как и многие либералы скрывает ненавидимую им социальную группу традиционных верующих за лицемерным местоимением "мы": "В последние пару лет я все чаще слышу от других и сам себе задаю себе вопрос: что же происходит с нашей церковью? Почему в ней все больше формализма, отчетности и помпезности? Почему церковное руководство все громче и настоятельнее говорит о ценностях и прочих идеологемах и все меньше – о Христе и Евангелии?"


Слово "ценности", напомним, – не из российского и даже не из советского словаря. Оно – из англосаксонского, протестантского каталога values. И если в нашем обществе сегодня говорят не о "немецких" по языковому происхождению идеалах (fuer jeden Haushalt ideal) и тем более не о славянской духовности, а об английских ценностях – то это всего лишь дань всемирной англосаксонской моде. Впрочем, русская духовность многие поветрия пережила с пользою для себя: Никон любил греческое богослужение, Пушкин – французскую литературу, Аксенов – англо-американский дух игры. И ничего, выжили и даже – увы и ах, Андрей Сергеевич! – поздоровели и питаемся нормально под всеми санкциями.


Понимаю, А.С. Десницкому неприятно признавать, что злится он не по делу. Наверняка он подыщет пару цитаток на тему того, что я занимаюсь доносами, а он – вместе с Шендеровичем – балансирует на тонком канате между рестораном гурманской кухни и тюрьмой.


Тем не менее и неприятные слова иногда стоит послушать – хотя бы для того, чтобы не впасть в гордыню. И знание библейских цитат тут не спасает. Ибо главная жертва Господу – дух сокрушен, то есть, в просторечии, – обычная человеческая скромность. Вот этого духа сокрушенного Андрею Сергеевичу и не хватает, хотя он наверняка найдет сто библейских цитат в свою защиту.


Уверен, что А.С. Десницкий знает и иные цитаты из книг библейского мудреца Соломона. Например, такую: "Не будь слишком строг, и не выставляй себя слишком мудрым". Это о попытках единолично определять, "чем же больна наша Церковь". Есть в Библии кое-что и о грантах: "Притесняя других, мудрый делается глупым, и подарки портят сердце". Есть там и о бесшабашной смелости, с которой некоторые якобы верующие ругают поносными словами священноначалие и решают, что в церкви устарело, а что достойно сохранения: "Начало мудрости – страх Господень; глупцы только презирают мудрость и наставление".


Увы, для Андрея Сергеевича Русская Православная Церковь уже давно – не наша. Слишком много было с его стороны оскорблений в адрес церковного священноначалия, слишком много гордыни, слишком мало – милости и искреннего желания помочь нелицемерно. И не пристало ему в этой ситуации строить из себя этакого пророка Иеремию, обличающего церковных "аппаратчиков" и озабоченного их чрезмерным материальным благополучием. Тут уместно было бы вспомнить цитату из Деяний святых апостолов: "Итак внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господню, которую приобрел он себе Кровию Своею".


Итересно, что в английских переводах цитата дается еще более однозначно: "Кормите (feed) Церковь Господню".


Вот о чем бы вспомнить г-ну Десницкому перед написанием очередной статьи в Газете.ру или slon.ru Вспомнит ли? Сомневаюсь. Скорее – выступит все с новыми сравнениями, да обличениями. И в какой-то момент публика устало вздохнёт и скажет словами Козьмы Пруткова: "Резон иль не резон – я за чужой не отвечаю сон". Ибо сны Десницкого рождают чудовищ.


 


Источник: http://www.religare.ru/2_105049.html


Link to comment
Share on other sites

Guest
Reply to this topic...

×   Pasted as rich text.   Paste as plain text instead

  Only 75 emoji are allowed.

×   Your link has been automatically embedded.   Display as a link instead

×   Your previous content has been restored.   Clear editor

×   You cannot paste images directly. Upload or insert images from URL.

Loading...
 Share

×
×
  • Create New...

Important Information