Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'христианские ценности'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 3 results

  1. eLIBRARY ID: 26318682 СОЦИАЛЬНО-АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЕ ПЕРСПЕКТИВЫ ОБЩЕСТВЕННОГО РАЗВИТИЯ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА: ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ В ИДЕЯХ И ПРИНЦИПАХ ГРАЖДАНСКОЙ ДЕМОКРАТИИ ЗИНЧЕНКО В.В.1 1 Институт высшего образования Национальной академии педагогических наук Украины, Украина, Киев Тип: статья в сборнике трудов конференции Язык: русский Год издания: 2013 Страницы: 97-107 ИСТОЧНИК: СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА (ПАМЯТИ Ю.Ю. СИНЕЛИНОЙ) Материалы Третьей Международной научной конференции. Ответственный редактор: Лебедев С.Д.. 2013 Издательство: ИД "Белгород" КОНФЕРЕНЦИЯ: СОЦИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ В ОБЩЕСТВЕ ПОЗДНЕГО МОДЕРНА Белгород, 13 сентября 2013 г. КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА: ЦЕННОСТИ, VALUES, ХРИСТИАНСТВО, CHRISTIANITY, ОТЧУЖДЕНИЕ, ALIENATION, ИДЕОЛОГИЯ, IDEOLOGY, НЕОМАРКСИЗМ, NEO-MARXISM, ХРИСТИАНСКИЙ ПЕРСОНАЛИЗМ, CHRISTIAN PERSONALISM, ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ, DEMOCRATIC SOCIALISM, СОБОРНОСТЬ, COMMUNITY АННОТАЦИЯ: В статье рассмотрены проблемы взаимодействия общественного и личного развития; исследованы пути формирования институтов социума, в котором важное внимание уделено системе ценностей. Автор рассматривает социальные и моральные ценности христианства как общественную форму гражданской демократии. Специальным заданием статьи является обоснование того, что социальные и этические ценности демократического социализма сформировались и реализуются на практике в синтезе с христианской традицией. In article problems of interaction of public and personal development are considered; ways of formation of institutes of society in which the important attention is given system of values are investigated. In the context of social ontology and axiology The phenomenon of conflicts at various levels of social life, in particular, value-based, administrative, social, economic, political, ideological and spiritual. An author examines the social and moral values of christianity as public form of civil democracy. Special task is to prove the fact that the social and ethical values of democratic socialism formed and implemented in practice, and the synthesis of the Christian tradition. Занченко В.В. Социально-антропологические перспективы общественного развития.pdf
  2. Научный результат → Социология и управление → 2017 → Выпуск 3 (13) ИЗМЕНЕНИЯ В ОБЩЕСТВЕ И ОБРАЗОВАНИИ: ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ПОЛИТИКИ И ХРИСТИАНСКИЕ ЦЕННОСТИ Trifunovic V.S. Aннотация. Глобально распространенная стратегия неолиберального развития, которая принимается современным обществом, требует принятия конкретных стандартов. Стандартизация законодательства и действий в разных секторах ставит перед локальным сообществом в одно и то же время вопросы соотношения в соответствии с его собственными традициями, культурой, идентичностью и необходимости разработки соответствующей политики развития. Сербское общество, стремясь к вступлению в Европейский Союз (ЕС), создает политику, основанную на стратегии неолиберального развития и широких, так называемых, ценностях западного культурного круга. Такая ориентация порождает необходимость пересмотра своих собственных традиций, истории и культурной самобытности: традиция теряет свое значение, исторические события подлежат переоценке, а культурная идентичность – фрагментации. Эти сложные процессы со всесторонними и далеко идущими последствиями поощряются с помощью политических сфер, таких как культурная политика и политика в области образования. Институциональное образование, как важный фактор в формировании культуры и социализации новых поколений, в силу своей общей эффективности устанавливает новое отношение к христианским ценностям, которое может быть описано как непонимание и отказ от них. Ключевые слова: культура, социализация, образование, культурная идентичность, христианские ценности, личность, гармонизация, сербское общество. Acknowledgements Prepared as a part of the project Sustainability of the Identity of Serbs and National Minorities in the Border Municipalities of Eastern and Southeastern Serbia (179013), conducted at the University of Niš – Faculty of Mechanical Engineering, and supported by the Ministry of Science and Technological Development of the Republic of Serbia. Introduction. After 2000, Serbian society passes through various stages of development with the ultimate aim to harmonize itself with the so-called European space, which comprises the European Union (EU), and which has led to demands that the “domestic” education is connected to the European. There are defined the new education policies, which represent the discontinuity with the established tradition of the socialist period of development and in the level of values are visible two main tendencies: 1) neoliberal ideology and values become dominant; 2) Christian values (under Christian values, in this paper, are included the values on which the Orthodoxy is based) have become part of the school curriculum after several decades. The ongoing education reform, however, has continued to strengthen the first tendency which is in the service of establishing a capital relations in all dimensions of society and constantly undermines Christian values, which seem to be incompatible with the new world order. The subject of analysis in this paper are (a) the place and role of Christian values in the process of secondary socialization of students covered by compulsory basic education, which is being conducted within the institutional educational framework which is exposed to a long term reform; (b) the manner of acceptance of the recommendations that come from the field of transnational education space, specifically the so-called Western cultural circle. The intention of the author is to highlight in this paper the relationship between social dynamics and educational reform that defines the relationship toward changes and their acceptance. The initial assumption is that “domestic” education reform leads to redesigning Serbian cultural identity and complete removal from the supporting element of its vertical – Christian values – by a pronounced tendency toward changes arising from the acceptance of transnational guidelines. Theoretical review. Globalization and educational policies. The neoliberal strategies of development lead to a series of permanent changes in different “local” societies, and to “globalization or the homogenization of education” in the field of education (Barlow and Robertson, 2003). Institutionalized education in different societies is becoming an important actor in promoting neo-liberal doctrine and developing conformist type of social integration, by accepting the so-called standards and “business models” of operation as an expression of compliance with supranational agenda on education. The social role and aims of education are reduced and they are in the function of economic growth. Education should transfer knowledge and create human resources by whose engaging in the economy and other sectors of society there will be enabled its prosperity (Lynch, 2006). Continuous education reforms over the past two decades have, globally, led to the abandonment of Humboldt’s model (Dobbins and Knill, 2009) which was dominant for almost fifty years and to the orientation to the market model (Dobbins, Knill and Vögtle, 2011), whose main objective is to prepare contingents of market competitive labour, for the purposes of capital, whose competences will be in the function of its further fertilization. Economic parameters in the sphere of education were declared to be the supreme quality parameters. It is all being quantified in order to determine with certainty the effectiveness of each factor and the subject of education in the creation of added value (profit) whose existence will, in fact, provide legitimacy to the survival of educational institutions and employees. Educational policies in Serbia are trying to harmonize “Serbian education” with “European education”, for more than a decade. In achieving this ultimate goal the important role have educational policies in the European Union (EU) that seek to respond to: (а) the challenge of preserving the specificity of the educational systems of the member states and coordination between the so-called general and professional education, and the sphere of work and the search for mutual understanding; (b) the challenge of action/influence on education policies of national education systems of the countries wishing to join the EU (Pack, 2011). Accession to the EU, for any country that wants to become part of this integration, represents a major challenge because it is necessary in the pre-accession period to implement huge number of legal norms, which are binding for the EU, in the national legal systems. The procedure of accession is long and may cause a certain fatigue, therefore, the Committee on Education and Culture of the European Parliament carried out the idea so that the EU educational programs become open to third countries with the prospect of accession, in order to realize their accession to EU in the field of education. Education was, therefore, given the role of the integrationalcontribution in the process of joining Serbian society to the EU, and education reforms are an expression of the political will of the ruling groups of neo-liberal orientation. The new education policies have led to changes in the organization and conception of education, redefining in that way many issues, among which stand out the attitude towards culture, cultural identity and Christian values. Research Results and Discussion. Education and identity formation. Identity, as a set of answers to the questions of who we are, who we belong to, what is worth, is based through the process of socialization, and socialization that takes place within the institutionalized education is particularly important. The aspect of identity, as a cultural and normative definition of desirable/right choice, will be taken as the basis for the analysis of identity policy, and as the most important in the current education reform. The formation of identity is enabled by important processes of self-awareness, comprehension and understanding of oneself and others. It is impossible to establish social interaction without formed identities, individual and collective ones, which are, in fact, related to meaning (Jenkins, 1996). Interaction is only possible with the act of distinguishing one’s own identity, identity of the group to which one belongs and the identities of other groups, that is, socially constructed meanings that are attached to them. Constant confronting of the individual and society, at the level of values, leads to de-formatting and re-shaping of personal and collective identities. Society transmits collective norms and models of behaviour that guide the individual, their choices of identity and make them more predictable, by different instruments of action, and one of them is the institutionalized education. It is being carried out socialization in the context of education that creates the basis for shaping the identity of participants in the educational process: it can strengthen the sense of belonging to certain groups as supports in the fragmented reality. Education policies that are in line with the ruling political will, however, create a framework of the functioning of institutionalized education in the field of identity formation, making thus its role contradictory and complex. It is deemed contradictory if we take into account that collective identities (national, cultural) lose their importance in the conditions of globalization and the occurrence of fragmentation of identity (Haralambos and Holborn, 2002; Hall,2010). Collective affiliation is not as important to individuals as it used to be; they may have multiple identities at the same time and, depending on the challenges of the given environment, they can experiment with different cultural identities. In conditions, where the cultural identity is being negotiated between actors who come from different cultural areas, the role of education is also relative in the process of creating the basis for the formation of cultural identity (one or more). However, education policies can treat the problem of culture and identity in two ways: so as to impose a specific culture and identity, or waive organized action in this sphere. The document that sets directions of the development of all levels of education, that is, educational policies in the Republic of Serbia, is the Education Strategy by 2020. The Strategy defined the role of education in the level of the culture and formation of identity policies, which is reflected in the “persistent storage and nurturing of national cultural heritage and identity, the development of a tolerant and co-operative relationship to other cultures and strengthening the contributions of culture for the total quality of life of the population of the Republic of Serbia”[1]. Law on the Basis of Education Systems (2009)[2], shows a commitment to respect of diversity and respect of the needs arising from the diversity. Identical objectives are also formulated in the Law on Primary Education (2013)[3]. Educational policy that defines the role of education in the formation, development and preservation of cultural identity based on the characteristics of its own cultural heritage, and by highlighting and standardization of need for respect and understanding of cultural differences and other cultures that exist in society, shows that it complies with the Universal Declaration on Cultural Diversity (UNESCO, 2001) (The Universal Declaration…, 2002) which states that culture is at the center of contemporary debates about identity and that the defence of cultural diversity is an ethical imperative. Serbia, like all societies in transition, has the so-called identity problem - it searches for new identities, and as it seems, more for a confirmation of their acceptance by significant others (the so-called, international community and representatives of pursued integration). It is continuously moving in the direction of overcoming its own limits of identity, which indicate differences in relation to the others, experiencing them as limes which prevents connection with the others. This indicates the imperative of erasing differences of identity between us and others, and the desire for recognition by others that gives us, according to our own estimate, legitimacy to the survival among these different ones. This constant need for acceptance from others, which imposes the adoption of norms and values characteristic of the others, suppressed the primary identity process of self-identification, denying us the answer to the constantly present question of who we are. In the basis of the process that was initiated by the harmonization of Serbian with the so-called European educational space, assumingly, is intercultural understanding and respect, which makes it possible that the experiences which are typical of European space can be transferred to other areas, but do not need to be copied. This is the fine difference, in relation to transnational experiences in the field of educationthat reformers of national education systems do not recognize, especially in countries that have the intention to integrate into the EU. Thus, they miss the opportunity to recognize the specificity of national systems of education which are the expression of the historical and cultural development, bringing into question the ultimate effects of the reforms. Socialization and Christian values. It seems that globalism in Christian values recognizes the threat to its own strengthening. In the basis of global tendencies is clearly visible “hostility” toward Christian values: 1) the creation of supranational formations, like the EU, is based on values that are not Christian (Meyer, 2009): the free market, human rights and reason are the value bases on which the EU is founded; 2) international law imposes standards that enable individuals and minorities to act beyond the Christian value system, and even to develop the emphasised anti-Christian lifestyle; 3) Truth is being banished from public discourse and its place is taken by misinformation, which is aimed at creating New (or Fake) reality. Institutionalized education plays an important role throughout the whole story of rewriting and creating a new world because it has the capacity, human resources and methodology of action which may be in a function of: (а) creation of a brave new world according to the model given in the book of A. Huxley (1931) (Huxley, 2009) or (b) creation of the world that will respect Christian values and provide an opportunity for the individual to give their best and become a man. In the Serbian society today as well, the idea of education as a public good has been replaced by market paradigm of education. Questions of history, culture and religion have become second-class, and even redundant, while the entire educational system turns to requirements of capital. The introduction of religious education in schools in Serbia (2001) is also a requirement of capital: the new ruling groups, under false flag of establishing continuity with the tradition which was interrupted by establishing Socialist order (1945), conduct a reform of education that essentially collapses the reached quality and, in effect, disables the formation of the cultural identity. Classes of religious education, whose alternative are classes of civic education, and which are in line with the requirements of the class-hour system without participation in the liturgy, do not provide the school children with the fullness of life in the community. They represent a partial experience, interacting with school programs in the foreground and the so-called hidden programs, and they cannot significantly affect the socialization of school children. Application of the instruments, which establish the new world order, such as standardization and unification, and which redesign the local societies (their economy, politics, culture, education, etc.), is more successful if it easily and quickly deals with tradition, historical values and Christian values such as Truth, Love, Justice, Catholicity. Interest of global formal and informal centres of power – constant increase of profits, involves the establishment of order which will lead to: 1) atomizing of individual (their removal from the community and from participation in joint activities such as participation in public services such as the liturgy); 2) loss of capability to understand the positions of others and sympathy towards others, which may only derive from Love; 3) experimenting with identities, which always represents a “showdown” with tradition and traditional notions of Goodness and Justice; 4) the collapse of collective identities, also including the cultural ones; and redesigning the history so that the notions of Truth would fade away and Falsehood would become a New Truth. It is important for people to “join efforts in the search for the suppressed truth, because only it can direct the humanity to more certain future” (Radisic, 2015). The role of institutionalized education is particularly important for the formation of relationship of new generations to the truth – if it transmits the truth contained in the authentic historical sources and the Truth that is spread by Christianity. A prerequisite for the establishment of a new order is “formation” of the individual who will not step into maturity – will not develop the ability to make independent decisions, but they will systematically be prepared to reproduce the thoughts and ideas of others. By joining the institutionalized education that fosters no need for spiritual self-research, an individual is not prepared to question, to doubt, to investigate and trace. By taking away that personal effort, in the way of getting to know what is the Truth, from the individual is taken away the ability to achieve individuation (deification) (Jerotic, 2010), and they retain on a level of material and are prepared to act for the benefit of others, in this case, the world capital. The right education, however, is much more than mastering educational content: “the task of right education is to develop the capacity of young people to think ...; and Deification is a goal to be reached” (Matko, 2015) because any right knowledge has its origins in the knowledge of God in Whom areall the treasures of wisdom and reason hidden. The new generations will be able to feel the experience of Love and recognize the Truth to the extent that Christian values will become part of school curricula. Conclusion. Educational policies are always formed in accordance with a variety of choices of concrete social order. Selected development strategy of the ruling groups directly influences the formation of educational policies, as its implementation achieves reverse impact on the various dimensions of initiated social changes. Social role and goals of education depend on the choice of which right, the so-called political elite and the degree of their power to impose them as non-alternative. Reform of education in the Serbian society is being implemented as part of a “package” of overall social changes that have been initiated “from above” as an expression of the ruling political will. Changes in legislation, in the field of education, have been proposed and created by the most powerful political and highest state structures. The adopted policies of education, in the so-called contemporary Serbian society, provide the opportunity to present different identities within the “domestic” institutionalized education and greater synergy of education and other social actors in their promotion. At the same time, the adopted education policies are aimed at promoting new cultural values – values that contribute to the harmonization of Serbian culture with the cultures of the so-called Western cultural circle. Traditional value systems are being marginalized, suppressed and even declared unacceptable. Creators of development policies in Serbian society are creating for the last two decades the socio-cultural context in which it is ignored the need to preserve cultural continuity, including education, and they are primarily striving to the adoption of solutions that are in compliance with Western megatrends. Serbian society is looking for confirmation of their identity in the movement towards European integration, and “Serbian” education in European dimensions of its own reforms. Both the whole and its part show accommodation abilities - willingness to accept integration requirements to which they aspire and to adapt to the new environment. This, at the same time, means a new attitude toward Christian values – they are losing their crucial place within the institutionalized education. The introduction of religious education as a particular school subject (2001) is a screen behind which is smoothly and systematically strengthened atheistic and even anti-Christian view of the world as prevalent in the socialization of school children. [1]Education Strategy by 2020, 2012. URL: http://www.mpn.gov.rs/wp-content/uploads/2015/08/STRATEGIJA-OBRAZOVANJA.pdf (date of access: 31.5.2017). [2]Law on Basis of Education Systems, 2009. URL: http://www.paragraf.rs/propisi_download/zakon_o_osnovama_sistema_obrazovanja_i_vaspitanja.pdf (date of access: 31.05.2017). [3]Law on Primary Education, 2013. URL: http://www.paragraf.rs/propisi/zakon_o_osnovnom_obrazovanju_i_vaspitanju.html (date of acces: 31.05.2017). Информация об авторе: ТРИФУНОВИЧ Весна Светиславова, доктор социологических наук, одинарный профессор Крагуевачского университета (Сербия) Перевод на русский язык, список литературы и информация об авторе отсутствуют.
  3. Цель либеральных СМИ - максимально ослабить влияние христианских ценностей Православные священнослужители об антицерковных информационных кампаниях и об отношении народа к духовенству … В 2010 году в России наибольшим доверием пользовались ученые (средний балл 3,87 из 5 возможных), учителя (3,79) и священнослужители (3,74). Меньше всего опрошенные доверяли политикам (2,53), чиновникам (2,47) и полицейским (2,39). В 2015 году больше всего доверия вызывали рабочие (4,05; в списке 2010 года их не было), учителя (3,96) и военнослужащие (3,95), а меньше всего – политики (2,74), предприниматели (2,84) и чиновники (2,97), сообщаетВЦИОМ. За эти годы сильно выросло доверие к полицейским (с 2,39 до 3,09) и работникам госорганов (с 2,47 до 2,97). Доверие к священнослужителям, напротив, заметно снизилось (с 3,74 до 3,66, а в 2013 году составляло даже 3,41), хотя и остается высоким. «Соответствуют ли эти данные вашим ощущениям? Как бы вы их прокомментировали? С чем вы связываете снижение доверия к духовенству?» - с такими вопросами корреспондент Regions.ru обратился к священнослужителям. Преосвященнейший Ириней, епископ Орский и Гайский, считает, что эти данные отражают действительность, а доверие к Церкви теряется из-за того, что мы порой не соответствуем тому образу, который должны являть. «Ошибки прошлых лет мало чему научили - порой, посылая скорби, Господь очищал нас, делая это нам во благо», - отметил владыка. Он полагает, что авторитет Церкви снизился и после того, как «Пусси райот» оказались в местах лишения свободы. «А вот девушкам многие сострадали, говоря: нужно было поступить с ними по-другому. Закон о защите чувств верующих в связи с ужасным поступком девушек храме Христа Спасителя здесь в какой-то степени сыграл против нас, послужил не во благо Церкви. Не лучшим образом на положение дел повлияли и скандальные истории в прессе, связанные с нравственностью священнослужителей. От лица всех священников прошу прощения, прошу, чтобы люди совершили молитву, дабы мы исправились и выполняли служением своим, что заповедовал Христос. Я верю, что это временно. Мы работам над собой и будем пытаться восстановить то, к чему мы призваны и стремимся», - заключил архиепископ. Протоиерей Александр Кузин, клирик храма Космы и Дамиана в Шубине, заявил, что вполне доверяет этим оценкам, хотя могут быть и погрешности. «Я бы, наверное, сюда включил еще доверие к личности Президента, которое тоже явно растет, и это хотелось бы видеть в общей картине рейтингов доверия. И меня очень радует, что несколько увеличилось доверие к полиции. Снижение доверия к священнослужителям я бы как раз отнес к статистической погрешности, не более того. Кроме того, это можно связать с сознательными попытками дискредитации священства, которые продолжаются уже лет десять. Причем происходит это на самом низовом уровне: от надписей на заборах до публикаций «Московского комсомольца», которые не выше по-своему нравственному уровню, чем заборные надписи. Найдется и еще несколько СМИ, которые себя ведут так же. Поэтому есть явные попытки регулировать общественное мнение, портя репутацию Церкви. Печально, что шельмуют то, чего не знают. Но с другой стороны у Церкви никогда не было периода без оппонентов. Так что никогда не надо расслабляться, и не надо давать повода его ищущим. А в остальном с рейтингом согласен, он ожидаем и вполне положительный», - заключил о. Александр. Протоиерей Андрей Спиридонов, клирик храмов Благовещения Пресвятой Богородицы в Петровском парке и святителя Митрофана Воронежского на Хуторской в Москве, отметил, что общественное мнение легко подвергается внешнему влиянию. «Например, до революции сколько было духовенства, все крестились, венчались, а революционная пропаганда посеяла такую ненависть к «попам-мироедам»! А ведь большинство сельского духовенства еле-еле концы с концами сводило. Так что мнение будет соответствовать тому, какие настроения подогреваются в обществе. Реальность может быть какой угодно, но информационную картину можно смоделировать, подать информацию в том ключе, который кому-либо выгоден. Общеизвестно, что еще в конце 80-х годов, когда опасались, что в обществе рейтинг Церкви окажется заоблачно высоким, на совещании руководителям ведущих СМИ дали негласное задание: постараться всеми мерами снизить рейтинг Церкви. И пошло-поехало. Да, недостатки у Церкви, конечно, могут быть, или у некоторых представителей Церкви, но ведь это раздувается так, что порой не соответствует реальной вине. А что касается людей верующих, единственное, что реально составляет проблему, – сокращение количества молодежи по сравнению с 90-ми годами. Со временем может возникнуть серьезная кадровая проблема. Но это процессы внутренние, хотя и непростые», - подчеркнул о. Андрей. Иерей Андрей Михалев, настоятель Свято-Троицкого храма г. Орла, руководитель епархиального отдела по взаимодействию церкви и общества, руководитель комиссии Орловской митрополии по вопросам семьи, отметил, что ему часто приходится общаться с теми, кто находится на больничной койке: у них недоверия к священнослужителю нет, они готовы слушать его советы – никакого отторжения священник не чувствует. «Много общаюсь я и со студентами. Они внимательно слушают, задают вопросы - чувствуется заинтересованность. Главное посеять зерно, а взойдет оно или нет, зависит от человека – это его свобода выбора, которую не ограничивает даже Господь. Что же касается результатов опроса – думаю, ни этот, ни какой-либо другой не даст полной картины. Но если считать представленные данные точными, их можно объяснить. Мы видим, что сейчас активно предпринимаются попытки расколоть наше общество, настроить людей друг против друга. Эти попытки уже увенчались успехом – никто никому не верит. Не верят ни полицейским, ни врачам. А есть ли доверие в семьях? Увы. Подчас его нет и между близкими людьми, что уж говорить посторонних. Нам нужно меняться, а это возможно через покаяние. Пока его не произойдет, люди не станут добрее друг другу. Беда в том, что меняться они не хотят», - заключил о. Андрей. Священник Николай Святченко, председатель Отдела по миссионерской, молодежной и катехизаторской работе Гатчинской и Лужской епархии Санкт-Петербургской митрополии, считает, что «это в основном вызвано кампаниями в средствах массовой информации, которые последние два-три года будто специально кто-то инициирует». «СМИ всячески стараются найти что-нибудь крамольное в жизни священнослужителей и преподнести так, чтобы об этом говорили часто и как можно дольше - одну и ту же статью перепечатывают разные издания. Хотя в поступках представителей любого сообщества можно отыскать много дурных примеров. Мы можем найти их и у представителей тех профессий, которые, казалось бы, должны нести только благо - врачей, учителей. Наши СМИ много писали о дорожно-транспортных происшествиях, в которых попадали священнослужители, находясь в нетрезвом состоянии. Мне кажется, эта информация подается не совсем честно - как известно, на дорогах России погибает в год более 20 тысяч человек, половина из них – по вине водителей, которые не справились с управлением, нарушили правила, находились в алкогольном опьянении. Среди виновников таких ДТП наберется и пять - десять священнослужителей. Церковь борется с такими случаями, но иногда все же грех побеждает. Думаю, его нужно пожалеть такого человека, покрыть его грех любовью – по крайней мере, не раздувать эту историю, не твердить о ней на всех углах», - продолжил священник. «Я нисколько не оправдываю тех, кто совершил преступления – они должны отвечать по всей строгости закона. Но особо усердная работа СМИ здесь мне кажется нарочитой – как будто бы они преследует определенные цели. Возможно, причина этого - желание максимально ослабить влияние христианских ценностей на людей, сделать больнее священнослужителям, дискредитировать их. Или, например, появляются статьи о том, что некий священник построил в деревне, где служит, огромный дом. При этом не пишут, что у священника десять детей, много другой родни, которая, собственно, и помогала в строительстве, а кредит за стройматериалы ему придется выплачивать еще много лет. А читатели проглатывают «жареные» факты. Самое плохое в этом, что пытаются разделить представления о Церкви и вере. Человеку как бы говорят: «ты веруй, но не будь церковным». Но такая индивидуальность не ведет ни к чему хорошему. Человек не участвует в церковных таинствах, не живет жизнью церковной общины, не общается с другими верующими, не помогает нуждающимся, перестает читать Священное Писание. Духовное развитие человека прекращается. Думаю, мысль «вера может быть и без Церкви», а также недоверие к священникам, внушают еще и для того, чтобы подорвать духовные основы, разрушить единство нашего народа: Церковь - единственный институт, который заинтересован, чтобы Российское государство было сильным и единым», - заключил о. Николай. Священник Стефан Домусчи, кандидат философских наук, кандидат богословия, доцент, заведующий кафедрой нравственного богословия Православного института св. Иоанна Богослова, считает, что к таким данным нужно относиться внимательно - хотя статистика, конечно, всегда неточна. «Доверие к Церкви несколько могло снизиться из-за скандалов, раздуваемых прессой. Некоторые темы поднимались уже после того, как перестали быть интересны обществу. Понятно: такая "работа" дает определенные результаты. Хотя доверие к священнику заложено у людей в «культурной памяти», оно не базируется на знании церковной жизни и быта. Часто у людей возникают ложные представления о Церкви, а когда они сталкиваются с «настоящей Церковью», действительность их разочаровывает. Дело не в том, что они увидели что-то плохое в Церкви - просто представляли все несколько иначе. Кроме того, возможна и обоснованная потеря доверия к Церкви - из-за того, что мы, духовенство, не делаем в полной мере того, что должны были бы делать. Мы часто слишком пассивны в обсуждении проблем обычных людей. Но дело не только в священниках. Многие люди, к сожалению, воспринимают эту жизнь как временную, а значит, не заслуживающую внимания. Они забывают, что от того, как мы проживаем эту жизнь, зависит, к чему придем в вечности. И если сегодня нам неинтересны беды или проблемы ближних, мы не пытаемся быть честными друг с другом, нам и там ничего хорошего ждать не стоит», - заключил о. Стефан. Священник Петр Коломейцев, декан психологического факультета Православного института св. Иоанна Богослова Российского православного университета, считает, что трудно говорить об общем отношении к духовенству – оно у всех разное. «Мы иногда видим, что люди отказываются самостоятельно принимать решения, перекладывая всю ответственность на духовника. С таким тоже приходится работать – это духовный инфантилизм. А некоторые говорят, что никогда не пошли бы в церковь и не стали спрашивать там совета. Но когда начинаешь выяснять, почему, оказывается: не потому, что они сами общались со священнослужителями и попали в какую-то плохую, конфликтную ситуацию или чем-то были неудовлетворенны, а потому, что настроены против духовенства под влиянием СМИ. Это мне напомнило ситуацию, когда в школе девочка на вопрос учительницы, почему она не выучила стихотворение Пушкина, ответила: «А знаете, сколько у него было женщин?». Это, конечно, всех рассмешило. Ну, во-первых, всем известно, что за величина Пушкин в мировой литературе, он действительно гений. А во-вторых, его позиция по этим вопросам отражена в творчестве – он относится к обману девушки как к катастрофе вселенского масштаба. А тут ученица, ничего не зная про Пушкина, решила, что никогда не будет его читать. К сожалению, нечто похоже наблюдается и у людей, которые говорят, что не испытывают никакого доверия к духовенству. Между тем их представления основаны только на материалах СМИ», - продолжил священник. «Кроме того, часто люди и не хотят обращаться к духовенству, понимая: за этим последует какая-то работа над собой. Нужно будет исповедоваться, менять свою жизнь. А зачем прилагать усилия, что-то менять? Лучше сказать, что священник плохой, нежели чем признать: «да, действительно, у меня есть недостатки, которые нужно исправлять». Тем не менее, по моим наблюдениям сейчас волна антиклерикализма пошла на убыль. Многие люди, не связанные тесно с Церковью, все равно видят, что священники много работают, занимаются делами милосердия. И у тех, кто активно следит за происходящим в мире, действительно появляется к ним уважение. Мне кажется, об этом просто нужно больше говорить. Книгу владыки Тихона Шевкунова «Несвятые святые» сейчас называют «православным бестселлером» - а он рассказал обычные истории о духовенстве. Но для многих людей это стало откровением: они не представляли, как живет духовенство, каковы взгляды священнослужителей, их жизненная позиция…. В дореволюционное время ситуация была примерно такой же. Есть только один роман о духовенстве того времени - «Соборяне» Лескова. Так что большинство людей находятся во власти стереотипов», - заключил о. Петр. Священник Филипп Ильяшенко, клирик храма святителя Николая в Кузнецкой слободе, заместитель декана исторического факультета ПСТГУ, кандидат исторических наук, доцент, напомнил слова одного известного политического деятеля: «Есть ложь, большая ложь и статистика». «Все статистические данные нужно внимательно изучать. К тому же, как мне кажется, ни одно общественно-государственное, да и частное агентство сейчас нельзя считать политически не ангажированным», - добавил священник. «Рост доверия к людям, связанным с силовыми ведомствами, охраной правопорядка, государственными служащими (то есть чиновниками) тоже, на мой взгляд, отражение неких объективных процессов – рейтинг доверия к правоохранительным органам в нашей стране и к чиновникам никогда, наверное, не был так низок, как в последнее время. Не без помощи так называемой оппозиции нам показывали весьма существенные проблемы в этих структурах, и государство предприняло усилия, чтобы отношение к ним поменять. Мы знаем о масштабной реформе в Министерстве внутренних дел. Один из моих прихожан перешел на другую работу, но затем решил, что должен служить именно там. Для того, чтобы вернуться, ему потребовалось чуть ли не полгода проверять как физическое, так и психическое здоровье, в том числе, неоднократно проходить проверки на полиграфе, чтобы в МВД убедились: он не коррупционер, не наркоман и не преступник. Небезуспешны были и попытки показать: коррупция в нашей стране не безнаказанна, хотя у меня по-прежнему создается впечатление, что «слоны» этого порока ловят «мышей» этого же порока и показательно казнят их на глазах обывателей, чтобы те успокоились и увидели: борьба идет. Думаю, на этом пути нас ожидает еще много трудов, причем весьма тяжких», - продолжил он. «Но, наверное, самое интересное и, может, в чем-то показательное - это отношение к духовенству. Снижения доверия к его представителям, наверное, отражает какие-то общие процессы, но я скажу о своем частном мнении, мнении не специалиста в этом вопросе: то, о чем должно говорить духовенство, к чему призывать народ - трудновыполнимо. И, столкнувшись с трудностью, людям проще постараться ее миновать. Тем более что духовенство говорит о трудности на всю жизнь, а не на какое-то время. И, во-вторых, современный пастырь не всегда соответствует тому образу, который он должен являть. Если мы, священники, сумеем вдохновить людей своим примером (не корыстолюбия, но самоотверженного служения, пастырства) - тогда несмотря ни на какие трудности, испытания, скорби и печали, мы поведем за собой приходящего, ищущего. А если мы постигнем все теоретические науки, но наша жизнь при этом будет не то что далека от совершенства (она в любом случае от него далека), но не будет хотя бы устремлена к нему – конечно, никакого доверия не то что умножить, но даже сохранить мы не сумеем. И в этом смысле современный мир, как мне кажется, бросает серьезный вызов священнослужителю – быть образом Христа, а не того, кто вместо Него», - заключил священник. http://ruskline.ru/news_rl/2016/01/13/cel_liberalnyh_smi_maksimalno_oslabit_vliyanie_hristianskih_cennostej/
×
×
  • Create New...

Important Information