Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'и.а. ефремов'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 4 results

  1. Андрей Константинов: «Мы все – земляне, наше многообразие служит устойчивости цивилизации» Статья написана 20 декабря 19:18 Размещена: в рубрике «Интервью» в авторской колонке 240580 Интервью с исследователем творчества Ивана Ефремова, основателем сообщества «Нооген» и одноимённого сайта Наш разговор с Андреем Константиновым, основателем «Ноогена» и автором, пробующим себя в фантастическом жанре, был, прежде всего, вызван желанием разобраться в таком фундаментальном вопросе, как идейное наследие Ивана Ефремова, нынешнем состоянии его изученности и влияния на читающую фантастику (и не только) аудиторию. Андрей Константинов, наверное, один из немногих, кто может дать интересные и исчерпывающие ответы почти на все вопросы, так или иначе связанные с автором «Туманности Андромеды», его жизнью и творчеством. Итак, о Ефремове, утопиях, коммунизме и будущем – из первых рук. Вы один из популяризаторов наследия Ивана Ефремова. С чего началось Ваше увлечение идеями и творчеством этого выдающегося учёного, философа и писателя? Это увлечение началось, когда я школьником впервые увидел фильм Евгения Шерстобитова «Туманность Андромеды». Сейчас не вспомню точно, какой это был год, но могу предположить. Фильм показывали по телевидению. Вероятно, показ был приурочен к семидесятилетнему юбилею И.А. Ефремова, то есть, согласно официальной дате рождения писателя (а в то время была известна только она), это был 1977 год. Конечно, меня, школьника четвёртого класса, в первую очередь в фильме привлекали драматические приключения звездолётчиков на планете Железной звезды, их борьба с тьмой и победа над тьмой. Но также было очень уютное ощущение надёжности: за спиной у героев была благополучная, благоустроенная, приспособленная для интересной и радостной жизни Земля. Позже, в начале 80-х, когда я уже читал роман, эта «социальная» составляющая выдвинулась на первое место. Здесь нужно добавить вот что. Официальная советская идеология клеймила капиталистический строй, и отчасти эта критика была верной, а отчасти – скажем так – сильно упрощённой. Но, насколько сейчас могу вспомнить свои школьные рефлексии, те основания, по которым капиталистический строй отвергал я, мне казались более фундаментальными: мироустройство, где производство всего необходимого для жизни людей является всего лишь побочным результатом эгоизма хозяев экономики, их стремления увеличивать свои прибыли, я считал неправильным с точки зрения этики. Так я стал, если так можно сказать, «стихийным коммунистом» – а образ коммунистического будущего находил в некоторых произведениях советской фантастики, в первую очередь – в «Туманности Андромеды». Также здесь могу назвать повесть Стругацких «Трудно быть богом» и замечательный фильм Ричарда Викторова «Через тернии – к звёздам». На просторах Интернета можно найти информацию о т.н. фанфиках по мотивам романов Ефремова; есть произведения, которые претендуют не только на сюжетные продолжения, но и на развитие ефремовских идей, самого духа «Туманности Андромеды» и «Часа Быка». Некоторые из них опубликованы. Кто они, сегодняшние ефремовцы, чьи наработки Вы бы выделили из этой среды? Здесь я не претендую на полноту, потому что читал мало таких произведений. Самым первым из них для меня стал написанный с большой любовью рассказ Станислава Янчишина «Ты будешь жить!» Что касается более крупных форм, только что закончил читать роман Евгения Белякова «Час Андромеды» и могу поделиться свежими впечатлениями. Этот роман в наибольшей степени соответствует понятию «фанфик», поскольку написан как прямое продолжение «Туманности Андромеды», а часть действия, относящаяся к ХХ веку, по стилю напоминает московскую часть «Лезвия бритвы». Достоинство романа – светлая, уютная атмосфера будущего. Собственно, ради того, чтобы побыть в этой атмосфере, автор и взялся за написание книги, как он мне сам говорил. Теперь о том, что в романе не понравилось. Между эрами Великого Кольца и Встретившихся Рук автор вставляет эпоху космической войны с враждебной цивилизацией, такой гумилёвской «антисистемой» из другой галактики, что, конечно, диссонирует со светлым миром «Туманности Андромеды» (Ефремов, как известно, отрицал саму возможность «звёздных войн» и обосновывал это). И хотя в романе Белякова представители враждебной цивилизации воспринимаются, скорее, как некие совершенные биороботы или порождения хаоса, подобно медузам с планеты Железной звезды, нежели как носители разума и чувств, диссонанс сохраняется. Нелепо выглядят офицерские звания у сотрудников службы психологического надзора Земли. Досадно, что в тексте многовато «ляпов» – например, утверждается, что меловой период был 200 млн лет назад, а расстояние до ближайшей галактики даётся с ошибкой на два порядка. И очень коробит (пожалуй, больше всего) то, как автор в конце книги обошёлся с Эргом Ноором. Очень светлое впечатление оставила повесть Андрея Яковлева «Дальняя связь». В ней есть тонкий интеллектуализм, наслаждение прекрасным, радость жить и познавать мир и такая светлая грусть об уходящей юности. Действие повести происходит в далёком ефремовском будущем (хронологически – в эру Встретившихся Рук), написана она в очень ефремовском вкусе, но при этом совсем не выглядит как подражание Ефремову. Единственное, что портит общее впечатление, – это глава, в которой один из героев, специалист по истории ЭРМ, читает товарищам по космической экспедиции лекцию о революции 1917 года в духе конспирологии. Сама глава выглядит настолько искусственной, что, не будь я лично знаком с автором «Дальней связи», решил бы, что эту главу к ней написал другой человек. Обязательно упомяну роман Ольги Ерёминой и Николая Смирнова (они также авторы биографии Ефремова в серии ЖЗЛ) «Сказание об Иргень», который продолжает традицию исторических произведений Ефремова. Если мы их расположим хронологически – «Путешествие Баурджеда», «На краю Ойкумены», «Таис Афинская», – то увидим, что из этой последовательности выпадает очень важный период в истории человечества – так называемое «осевое время», когда в разных краях мира, от Греции до Китая, зарождались наднациональные, мировые мировоззренческие и этические системы. Авторы взялись эту нишу заполнить, и у них это получилось увлекательно и убедительно. Действие их книги разворачивается в шестом веке до нашей эры и занимает двадцать семь лет, в течение которых герои совершают путешествия по Ойкумене, становятся свидетелями крупных исторических событий, встречаются с выдающимися личностями своего времени. «Лицом к Солнцу» – название серии добротных фантастико-приключенческих повестей и романов Сергея Дмитрюка. Одна из книг серии называется «Чаша Отравы» – дань памяти Ивану Ефремову (как известно, Иван Антонович хотел дать это название фантастическому роману, который не успел написать). Автор размышляет о судьбах человечества, об этических проблемах, которые могут возникнуть перед людьми в будущем. От более подробных комментариев я воздержусь, поскольку пока так и не прочитал всю серию. Даже из этого небольшого перечня можно видеть, что сегодняшние «ефремовцы» очень разные. Наверное, Вас тоже можно назвать продолжателем традиций Ефремова. Так, в Вашей повести «Мы – Земля» соединены черты ефремовской социальной фантастики и своеобразного колдовского фэнтези. Это дань времени или элементы авторского стиля? Это элементы стиля. Сказка всегда рядом. Ефремов, например, писал, что сказочными образами наполнена ноосфера, при этом он на всякий случай ссылался на Вернадского, чьё понятие о ноосфере было всё-таки иным. Выдающийся психолог Карл Юнг то же самое называл коллективным бессознательным. Вообще, у Ефремова и Юнга – таких, казалось бы, разных – можно найти много параллелей. В повести я попытался на уровне сказочных символов показать продолжающуюся веками борьбу двух моделей: господства и товарищества (и шире – любви), – как я понимаю, от её исхода сегодня зависит будущее планеты. Кстати о Юнге. Довольно неожиданно читать о параллелях между Ефремовым и Юнгом. Обычно, характеризуя взгляды Ефремова, вспоминают немецкого психолога и социального философа Эриха Фромма. С Фроммом, конечно, много параллелей. Упомянутый в «Часе Быка» мыслитель эры Разобщённого Мира Эрф Ром, создатель теории инферно, – это сам Ефремов («Старый Эфраим», как он в шутку подписывал некоторые письма другу и коллеге Эверетту Олсону), что видно по содержанию идей Эрф Рома, основанных на палеонтологическом материале. Но также возникают ассоциации и с Эрихом Фроммом. Здесь, во-первых, созвучие имён, вряд ли оно случайно. Во-вторых, согласно роману, Эрф Ром изучал фашистские диктатуры ЭРМ, – а Эрих Фромм, как мы знаем, оставил блестящий социально-психологический анализ германского нацизма (в книге «Бегство от свободы»). Известно, что Ефремов знал некоторые работы Фромма. Так, один пожилой геолог рассказывал, что в студенческие годы был знаком с сыном Ефремова и вхож в их дом, и Ефремов давал им читать на английском статьи интересных западных авторов, в числе которых был Фромм. Оба мыслителя были большие жизнелюбы, оба выступали за рациональные основания этики, оба были блестящими диалектиками. В то же время Фромм был социальным психологом и психоаналитиком с гуманитарным образованием (насколько я понимаю, в те годы, когда он начинал свою деятельность, это был редчайший случай, чтобы у психоаналитика было не медицинское, а гуманитарное образование). Отправной точкой рассуждений Фромма была аксиома о том, что человек по сравнению с животными в наименьшей степени детерминирован инстинктами и вынужден искать им замену – смысл собственной жизни. Этой отправной точки Фромму для решения его задач было достаточно, «глубже» он не спускался. Ефремов же, как выдающийся биолог-эволюционист, палеонтолог и геолог, стремился добраться до корней самой жизни, вывести из всех миллиардов лет её эволюции понимание человека. Теперь о параллелях Ефремова и Юнга. Если говорить об уровне социальном, то их не следует ставить рядом, здесь Юнг вполне «буржуазный» учёный, который жил в тихой благополучной Швейцарии и, похоже, не смотрел дальше постепенного улучшения западной демократии. Здесь Ефремову ближе, конечно, Фромм, который критиковал не только авторитарные, но и современные формально-демократические системы. Но если «спуститься к корням», обнаружится много интересных соответствий. Юнг (как и доктор Гирин из «Лезвия бритвы») был врачом, изучавшим глубины бессознательного: как Ефремов изучал слои палеонтологической летописи планеты, так и Юнг (и Гирин) изучал пласты человеческой психики. Гирин упоминает Юнга, когда говорит, что его «коллективное подсознательное» близко к «современному понятию ноосферы». Юнг обозначил четыре эволюционных уровня развития «анимы» – женского архетипического образа, живущего в глубинах души каждого мужчины (вспомним «She» любимого Ефремовым Хаггарда), – которые очень хорошо соотносятся с четырьмя женскими образами у художника Карта Сана в «Туманности Андромеды». «Основное правило нашей психологии предписывает искать в себе самом то, что предполагаете в других», – сказано в «Часе Быка», но как раз это утверждал Юнг, говоря о психологических проекциях, достигающих максимального развития в политической пропаганде. Ещё можно вспомнить глубокий и серьёзный интерес обоих мыслителей к т.н. «паранормальным» явлениям, удивительное знание обоими эзотерической литературы, даже то, что оба высказались по популярной теме НЛО и озвучили близкие выводы. Наконец, даже по индивидуальным качествам – оба отличались выдающейся физической силой, энциклопедическими познаниями и глубокой интуицией. Так что параллели Ефремова с Юнгом, я считаю, вполне обоснованы. По поводу НЛО – думаю, нашим читателям будет интересно узнать о выводах Ефремова касательно этого феномена. Этими выводами он делился с Владимиром Ивановичем Дмитревским в письме от 4 февраля 1961 года. Процитирую: «Я глубоко убеждён, что видения тарелок есть новый вид массового самовнушения и истерии, только в средневековье видели дьяволов и ангелов, а мы теперь – космические корабли. Кроме того, с открытием локации и с радиотелескопами мы стали наталкиваться на разные неизученные и не замечавшиеся ранее атмосферные явления, которые пока мерещатся нам кораблями даже по данным наблюдательных научных и военных станций». И далее, в адрес «вступавших в контакт» – «неполиткорректно», конечно, но ведь это письмо другу, а не статья в журнале: «Конечно, я – не «ультима рацио», но мне-то кажется, что по всем законам божеским и человеческим любые пришельцы должны были вступить с нами в настоящий контакт или же приняться избивать нас, как это мыслят военные, но отнюдь не доверять тайны своего существования случайным психопатам...» Расскажите об истории создания, миссии и деятельности сообщества «Нооген» и одноимённого сайта. К 2001 году я дозрел до идеи создания информационного ресурса как одного из возможных центров кристаллизации будущей субкультуры, условно говоря, «ефремовцев». Так был создан сайт «Нооген». Позже выяснилось, что в Сибири существует летняя школа с таким же названием, из-за чего иногда происходила путаница. Впрочем, все недоразумения быстро разрешились. Перед сайтом стояла двоякая цель. Во-первых, это осмысление и, возможно, развитие идей. Во-вторых – поиск единомышленников. В идейном наследии конечно, в первую очередь речь шла об Иване Антоновиче. Его личность рассматривалась как фокус, в котором сходятся идеи космистов – П. Тейяра де Шардена, В.И. Вернадского, К.Э. Циолковского, Рерихов; культурное наследие Серебряного века и романтиков 20-х годов прошлого столетия (Паустовский, Грин), а также гуманистические идеи Фромма и де Сент-Экзюпери. Первая версия сайта начиналась с созвучных друг другу цитат Ефремова, де Сент-Экзюпери и Фромма. Поиск единомышленников оказался весьма познавательным приключением. Очень скоро выяснилось, что провозглашение группой людей их общего интереса к Ефремову ещё не гарантирует их духовную общность. Есть такая очень познавательная книга Михаила Кордонского и Михаила Кожаринова – «Очерки неформальной социотехники». В ней авторы остроумно замечают, цитируя Пятачка: дело не только в том, «любит ли Слонопотам поросят», но и в том, «КАК он их любит», и весь вопрос в этом самом «КАК». И может оказаться, что в группе из трёх человек, которые любят Ефремова, один – фанат научной фантастики, второй интересуется йогой и всякими «паранормальными» штуками, а третьего хлебом не корми, дай поспорить о политике. Сообщество (клуб, кружок) эти трое вместе создать не смогут – в лучшем случае, при наличии организаторских способностей, каждый из них может создать своё сообщество, никак не пересекающееся с соседним. Кроме того, мотивация людей сильно зависит от исходной психологической установки: в какой мере она основана на жизнелюбии и базовом доверии к миру, а в какой – на сведении счётов с прошлым, решении задач самоутверждения или самоидентификации. Я не хочу сказать, что кто-то «хороший», а кто-то «плохой», кто-то «правильный», а кто-то «неправильный» «ефремовец» – у каждого могут быть свои «тараканы» в голове, вопрос в том, осознаём ли мы это и умеем ли отслеживать. В 2001–2004 гг. «Нооген» служил «рупором» и «радаром» в работе по формированию сообщества под названием «ноосферно-коммунистическая культура» (НКК). Работа закончилась кризисом, психологические основы которого описаны абзацем выше. После сообщество НКК создало свой ресурс под названием «Красная застава». В 2004–2008 гг. на базе «Ноогена» интенсивно работал кружок. Мы регулярно собирались у кого-нибудь дома и обсуждали интересующие нас темы. Эта работа оказалась богата открытиями. Так, матрицентризм ефремовского будущего наводил на мысли о параллелях с матрицентрическими обществами прошлого, открытыми Бахофеном и исследовавшимися Марией Гимбутас, Риан Айслер, Фроммом, а также Ефремовым в «Таис Афинской». О параллелях между книгой Риан Айслер «Чаша и Клинок» и миром ефремовского будущего я делал доклад на ефремовских чтениях в Вырице в 2009 году. Удалось разобраться с хронологией, которую использовал Ефремов в «Часе Быка» – на эту тему тоже был доклад в Вырице. Прогноз Ефремова о времени окончания эры Разобщённого Мира хорошо согласовывался с демографической моделью С.П. Капицы, с выводами современного российского астрофизика и участника программы SETI А.Д. Панова и социального психолога А.П. Назаретяна о «сингулярности» планетарной эволюции, с социально-экономическими работами И. Валлерстайна, показавшими хронологический предел капиталистической мир-экономики. Для тех, кто физически не мог участвовать из-за дальности расстояния между городами и даже странами, работали рассылка и форум «Ноогена» (он вяло функционирует и сейчас, – используя терминологию Л. Гумилёва, в «мемориальной фазе»). Состав кружка менялся, более-менее неизменным оставалось лишь ядро, состоящее из «своих». За пять лет основные темы были исчерпаны, и мы сменили главный вид деятельности, перейдя к организации и проведению ефремовских чтений-фестивалей в Москве – они проводятся, начиная с 2009 года, – и к подготовке к изданию переписки И.А. Ефремова (Москва, изд-во «Вече», 2016). Завершение работы также совпало с новым кризисом (2014–2015), сохранившим кружковое ядро, но покончившим с широким сообществом. Впрочем, кружок работал и позже, но гораздо менее регулярно. Последняя зафиксированная встреча в формате кружка относится к марту 2016 года. В 2004–2006 года в работе кружка участвовал аргентинец Уго Новотный, он тогда жил в Москве. Уго также является активным участником международного гуманистического движения, созданного аргентинским философом Марио Родригесом Кобосом (1938–2010), более известным под псевдонимом Сило. Благодаря Уго в Бразилии и Аргентине была переиздана «Туманность Андромеды» – на португальском (Сан-Паулу, 2014) и испанском (Буэнос-Айрес, 2015) языках, соответственно, а сейчас Уго работает над переводом на испанский «Часа Быка». В работе кружка участвовала профессиональная исследовательница фантастики Лариса Григорьевна Михайлова. Лариса – редактор журнала «Сверхновая», в котором с середины 90-х годов печатала материалы о Ефремове и его переписку с Артуром Кларком, Полом Андерсеном, Питером Шайлером Миллером, с британским переводчиком русской литературы Аланом Майерсом. К 100-летию Ивана Антоновича был напечатан спецвыпуск журнала (№ 41–42), а в последнем на сегодняшний день номере (47–48) опубликованы письма Ефремова братьям Стругацким, присланные Светланой Бондаренко из Донецка и не вошедшие в изданную переписку Ефремова, поскольку они попали к нам уже после отправки макета в печать. Кордонский и Кожаринов – их книгу я уже упоминал выше – отмечали, что жизненный цикл первичного сообщества (клуба, кружка) составляет 3–4 года, при менее интенсивной работе – больше. Обновляя состав и направления деятельности, кружок может просуществовать несколько циклов, после чего либо переходит в «мемориальную фазу», либо угасает, а люди, вышедшие из него, могут сформировать другие сообщества. На примере «Ноогена» эта закономерность хорошо подтверждается. Пройдено три цикла: с НКК (2001–2004); интенсивной кружковой работы (2004–2008); подготовки чтений-фестивалей и издания переписки Ефремова (2009–2015). Сегодня сообщества как такового нет. Есть несколько друзей, которые продолжают проводить ежегодные ефремовские чтения-фестивали и выступать на разных площадках. Возникло сотрудничество с журналом «Техника-молодёжи» – в 2018 году им был выпущен альбом иллюстраций Геннадия Тищенко к книгам Ефремова и посвящённый Ефремову специальный номер журнала с материалами Г. Прашкевича, Г. Тищенко, О. Ерёминой, Н. Смирнова, А. Константинова. Что будет дальше – посмотрим. И по-прежнему обновляется сайт. Как я понял, здесь важно постоянство: если работать понемногу, но регулярно, дело будет двигаться. Вы упоминали об издании книг Ефремова в Латинской Америке. А как вообще обстоят дела с популяризацией наследия Ивана Антоновича за рубежом? Мне, например, известно о существовании в Болгарии Клуба фантастики и прогностики имени Ивана Ефремова, основанного в 1974 году одним из видных болгарских фантастоведов Атанасом Славовым. Да, болгарский клуб фантастики и прогностики «Иван Ефремов» просто легендарен. В 2009-м году они выпустили юбилейный сборник с материалами о Ефремове, включая перевод его рассказа «Каллиройя», в 2012-м в журнале «Тера фантастика» опубликовали на болгарском языке отрывки из «Лезвия бритвы» и рассказ «Эллинский секрет». Из членов этого клуба я был знаком только с Тодором Яламовым. Это был человек очень светлый и неутомимый – к сожалению, его уже нет с нами, как нет и многих из тех, кого я уже упоминал – Кордонского, Назаретяна, Валлерстайна, Сило – все они ушли уже в этом веке; в ноябре ушла Таисия Иосифовна Ефремова – муза писателя. О существовании других объединений, так или иначе посвящённых Ефремову, за пределами России и Украины я не знаю. Косвенным подтверждением интереса к нему могут быть новые издания. Наталья Петровна Давыдова, директор Вырицкой поселковой библиотеки имени Ефремова, рассказала, как к ним однажды на какое-то мероприятие заехали гости из Южной Кореи, а по прошествии времени оттуда пришла посылка с переведённой и изданной «Туманностью Андромеды» (Сеул, 2017). При этом для оформления обложки была использована советская военная символика – красная звезда с серпом и молотом на ней, что для мира ефремовского будущего, конечно же, анахронизм. Знаю, что в Польше в 2015 году издали «Туманность Андромеды» и «Час Быка», в 2017-м – «Сердце Змеи» и несколько рассказов; в Италии – «Таис Афинскую» (Рим, 2013). Кто и каким образом популяризирует наследие Ефремова в Украине? В первую очередь, конечно, следует назвать Бориса Ивановича Устименко, моряка и журналиста из Белгорода-Днестровского. В юности, находясь на военной службе матросом, он написал Ивану Антоновичу и получил от него ответ. Это было в 1957 году. Так завязалась их переписка и дальнейшая дружба. В 2010 году он издал книгу воспоминаний о Ефремове – «Свет маяка в житейском море». Не могу не упомянуть киевлянина Юрия Шевелу, популяризатора астрономии, космонавтики и фантастики, хоть он и не специализируется именно на Ефремове. Есть такая серия испанских документальных фильмов по истории средневековья, посвящённая очагам межкультурных связей, подготовивших Возрождение. Серия называется «Маяки человечества» («Faros de la humanidad»). Вот, деятельность таких энтузиастов, как Юрий, мне тоже представляется маяками человечества в наше время, когда угроза наступления нового средневековья стала реальной. Дальше, конечно, это участники «Ноогена» Мира Покорук из Винницы и Алексей Афанасьев из Одессы. Мира в 2012–2014 гг. очень много сделала для подготовки к печати переписки Ефремова. Так, у неё лучше всех получалось разбирать, мягко говоря, непростой почерк Ивана Антоновича, также она перевела часть писем с английского (все наши переводчики в издании указаны). С началом войны на Донбассе Мира стала волонтёром в военном госпитале у себя в городе и от наших дел отошла, но в личном письме говорила, что Ефремов, по-прежнему, её любимый автор. Алексей – участник Ефремовских чтений в Вырице и в Москве, также участвовал в работе над изданием переписки И.А., он живо откликнулся на недавнее печальное известие о смерти Таисии Иосифовны. Сейчас контакты с ним эпизодические, но его готовность подставить плечо при появлении нового общего дела никуда не исчезла. Наконец, в Бердянске в 2016 году одна из улиц города при переименовании была названа именем Ивана Ефремова, формально – в рамках политики «декоммунизации», но фактически вопреки ей. Кто-то ведь подбросил эту идею городскому совету. В произведениях Ефремова из цикла «Великое кольцо» обрисована одна из самых известных и, наверное, удачных моделей коммунистической утопии во всей мировой фантастике. В 1950-х – 1960-х годах в СССР появилось много других романов и повестей утопической направленности. Но за последние тридцать лет эгалитаристские утопии вышли из моды, в тренде, если так можно выразиться, всякие «страшилки», в т.ч. социальные. В чём, по-Вашему, причины таких изменений и пишут ли сегодня фантасты коммунистические утопии? Причины в том, что изменилось время. Два десятилетия после окончания второй мировой войны были временем становления и расцвета социального государства – и в Советском Союзе, и на Западе, – временем впечатляющего взлёта науки, начала освоения космоса. Но с 70-х годов начался постепенный закат этой модели. В одном из эпизодов повести «Мы – Земля» я вскользь касаюсь причины такого изменения – это психологическая неготовность большинства жителей благополучных индустриальных стран того времени к свободе – к той свободе, которая не «от», а «для». В результате на смену модели социального государства стала постепенно приходить другая, т.н. «неолиберальная», жёсткая и анти-эгалитарная, в наиболее чистом виде опробованная в Чили при Пиночете. Уничтожение Советского Союза как альтернативы также лежит в русле этой мрачной тенденции. Если в 60-е годы, несмотря на существовавшую угрозу ядерной войны, будущее виделось царством человеческого прогресса, то сегодня «прогресс» – это повышение экономических показателей большого бизнеса, ради которого происходит «зачистка» локальных культур, естественной природной среды и социальной ткани общества, в такой системе места светлому будущему просто нет. Вот в этом, я думаю, и кроется причина изменений, о которых Вы говорите. Несмотря на это, фантасты сегодня коммунистические утопии пишут. Я уже упоминал Сергея Дмитрюка, Андрея Яковлева и Евгения Белякова. В 2013 году в Луганске по инициативе группы московских энтузиастов был издан сборник фантастических рассказов «Будущее есть», посвящённый памяти Анны Горелышевой (1980–2012). Согласно замыслу, в нём предполагалось собрать работы разных авторов, попытавшихся «по-своему заглянуть в светлое завтра человечества» (из аннотации к сборнику). Удалось это только отчасти, поскольку лишь меньшая часть опубликованных в сборнике работ – их можно пересчитать по пальцам одной руки – соответствует теме. На мой взгляд, это рассказы Владимира Петрова-Одинца, Сергея Васильева, Яны Завацкой, Велемира Долоева и Андрея Константинова, при этом разные варианты именно коммунистического общества показаны в работах последних трёх авторов. Сильное впечатление на меня произвёл масштабный роман киевлянина Андрея Дмитрука «Смертеплаватели» – о практической реализации утопии Н.Ф. Фёдорова и К.Э. Циолковского. Продолжение «Смертеплавателей» – «Защита Эмбриона» – повествует о космологической роли творческого начала человека во вселенной. Повесть моего давнего друга, профессионального историка Александра Шубина «Аната и Грум», строго говоря, не является коммунистической утопией; это – футурологический детектив о событиях второй половины XXI века, но мир, показанный в нём, куда благополучнее нынешнего. На мой взгляд, повесть Шубина примыкает к «соларпанку» – новому направлению в литературе и изобразительном искусстве, возникшему в Бразилии в качестве полемического ответа на изображаемые авторами фантастических произведений мрачные картины будущего. На мой взгляд, перспективы у человечества небезнадёжны. Окончательно «накушавшись» неолиберализма, оно сможет найти дорогу к единственному подлинному прогрессу – человеческому. Собственно, этот поиск и не прекращается, и произведения литературы и искусства ещё скажут в этом поиске своё слово. Несколько лет назад я всерьез «заболел» произведениями в условном жанре коммунистической утопии. Со временем заметил одну интересную деталь – больше половины этих вещей принадлежат перу русских авторов (дореволюционных, советских и, в несколько меньшей мере, современных). На Западе такие немногочисленные конструкции были скорее причудливыми исключениями из фантастического мейнстрима, не были утопические сюжеты популярны и, например, среди украинских фантастов (как во времена СССР, так и сегодня). Поиски правды, общественного идеала, традиции классической литературы и гуманистической советской фантастики – эти или какие-то другие причины сформировали интерес к эгалитаризму и левому глобализму именно у русских? Полагаю, что поиски правды и общественного идеала характерны для представителей самых разных народов, чему подтверждением многочисленные эгалитаристские идеи и движения, которыми богата история человечества. Что касается традиций классической русской литературы и советской фантастики (сюда можно также добавить философию «русского космизма»), то они сами требуют объяснения вместе с отмеченной Вами закономерностью. Думаю, причину нужно искать в самих условиях, в которых складывался русский народ. Условия жизни в суровом климате с низкой продуктивностью сельского хозяйства очень наглядно показывали, что выживать и обживать суровую среду обитания здесь можно только сообща. Соответственно, либеральные и вообще индивидуалистические идеи, в отличие от социалистических, в России приживались плохо. При этом преодоление природой обусловленной скудости требовало масштабных проектов переустройства жизни, эти задачи будили мечту, фантазию. Как-то так. Традиционно фантастам задают вопросы о будущем. В контексте нашего разговора хотелось бы конкретизировать, каким видится Вам будущее человеческого общества. Грядет ли уже упоминавшийся Вами соларпанк – Мировая Коммуна, или эпоха безвременья будет продолжаться неопределенно долго? Сегодня человечество проходит глобальную бифуркацию. По историческим меркам она не может быть долгой, и во второй половине века мы уже будем жить в другом мире. Если не произойдёт катастрофы, то к середине века завершится глобальный демографический переход, рост численности населения замедлится, а в следующем веке она стабилизируется на уровне 12–14 млрд. Изменится экономическая система, поскольку текущая уже уткнулась в свои естественные пределы: исчерпанность доступных, а потому дешёвых ресурсов; близкое исчерпание источников дешёвой рабочей силы – по мере завершения демографического перехода, а также всё более ощутимые экологические пределы. Другой вопрос – что придёт на смену, будет ли новый мир лучше или хуже, чем нынешний? Будет ли это мир предельно иерархический и тупиковый, как Торманс в «Часе Быка», или возобладает модель с горизонтальными связями между самоуправляющимися общинами и производствами, делегирующими необходимые полномочия на региональный, национальный и наднациональный уровень? Или будет какое-то сочетание, отраслевое или географическое распределение иерархий и горизонтальных сетей? Однозначного ответа на эти вопросы дать нельзя, на то она и бифуркация, время хаотических процессов и неопределённости. На мой взгляд, чтобы повысить шансы благополучного сценария, нужно, во-первых, помнить и напоминать другим об общей судьбе человечества. Как говорил де Сент-Экзюпери, «мы все – экипаж одного космического корабля». Значит – не вестись на политические игры элит, разделяющих и сталкивающих нас по национальному, религиозному, расовому, геополитическому признакам. Мы все – земляне, наше многообразие служит устойчивости нашей цивилизации. Думать, анализировать, не распространять непроверенную информацию, исключить двойные этические стандарты по отношению к «своим» и «чужим». Вообще, само противопоставление «мы – они», это наследие племенного сознания, пора оставить в пещерах, в современном мире с его технологиями оно просто опасно. Во-вторых, новые системы обычно складываются из тех элементов, которые уже существуют в старых, но не являются для них системообразующими, представляют собой фактор «избыточного многообразия». Соответственно, для благополучного сценария нужно изучать, поддерживать, по возможности – самим культивировать такие самоуправляющиеся структуры, повышая их шансы стать системообразующими в будущем. Каковы творческие планы писателя и основателя «Ноогена» Андрея Константинова? Дописать книгу, над которой сейчас работаю. Провести Ефремовские чтения-фестиваль–2020. О других планах пока умолчу, чтобы «не спугнуть». Спасибо за исчерпывающие ответы и интересный разговор! Успешных поисков, новых произведений и творческих открытий в Вашем благородном деле! Беседовал Николай Гриценко Источник — сайт "Нооген" https://fantlab.ru/blogarticle64204?fbclid=IwAR017HTswR0TVekqaheEzwNb39_QMaE91dSLmDzyv4QHlzMCzJVmiuKkg_A
  2. Елена Фёдорова Перечитывая сегодня ефремовские книги, чувствуешь, что их автор был провидцем. Вспомните: Немало совершалось ошибок "...на пути развития новых человеческих отношений. Кое-где случались восстания, поднимавшиеся отсталыми приверженцами старого, которые по невежеству пытались найти в воскрешении прошлого легкие выходы из трудностей, стоявших перед человечеством". Причины восстаний приверженцев старого в бывшем СССР были внутренними - "худший вид катастрофы". Потеря цели и невозможность самореализации стали причиной роста смертности и самоубийств, а также превращение к середине 60-х началу 70-х пьянства в "нормальное", заурядное и обычное явление. В таких условиях богатство и бедность измеряются "суммой мелких вещей, находившихся в личном владении каждого". Вектор общественного сознания повернулся от "Что я еще могу сделать для нашей великой Родины?" к "Что я еще недополучил от этой вонючей страны?". В результате мы имеем "демократию" РФ-ского образца. Наши чиновники, так же как и тормансианские, озабочены "иерархическими перестановками в высшем классе". Мнение масс, для которых "бессмысленность жизни дошла до предела", выражено Коршуновым: "Выживание простого народа как было, так и остается его сугубо личным делом ... В этом плане 6-8 соток и подписка на вестник "ЗОЖ" решает большинство ваших проблем ... И государство никакое не нужно... Еще лучше в целях сохранения того самого душевного спокойствия, уйти в себя и не выходить". Но популярные нынче "кармологи" предупреждают: "Всегда есть хуже куда". Есть такой регионы в РФ, где полностью разрушены производительные силы. Жизнь в значении высшем - это бытие, слово высокого стиля. Вот об этом и хотелось бы поговорить. В обедневшей стране средства духовной ломки для "превращения большинства народа в тупых дешевых роботов" несложны: "террор и голод плюс полный произвол в воспитании и образовании, ... а вместо духовных ценностей знания и искусства внушается погоня за мнимыми ценностями, за вещами, которые становятся все хуже но мере разрушения экономики". Быт - средство духовной ломки. Города, из-за отдаленности и изношенности инфраструктуры готовые стать "исполинской ловушкой голодной смерти". Кажущееся изобилие пищи, на самом деле неполноценной, В ход идут духовные суррогаты, "Счастье человека - быть в ладу с теми условиями, в которых он рожден и будет пребывать всегда'', заявляет Чойо Чагас. А чтобы человек не смог самостоятельно мыслить, внедряется такое отношение к жизни: "уметь видеть, но не пытаться сложить из виденного целое", наоборот "рассыпать целое на крохи". В результате ребенок не получает ни полноценного образования, ни воспитания. Подбором новостей создается "определенное впечатление" и сами новости. Гораздо больше говорят и пишут о плохом, чем о хорошем. "Слово о злом и темном несет больше информации, чем о хорошем и светлом ... легче верят плохому и злому: зло убедительнее, зримее", сказывается и "опасение и настороженность ... индивидуалиста-собственника". Результат массовые нервные и психические заболевания. Вносит в это свой вклад и искусство. "Деятели кино учат, как втаптывать красоту в грязь, "видеть за ней лишь животные чувства" - "это страшная беда для будущего, для тех, кто пойдет по жизни уже ... отравленным ... змеиными произведениями". Писатели "ловко научились отвлекать и развлекать, пересказывая сотни раз одно и то же". "Происходит расщепление психики между призрачным миром и реальностью жизни. В результате людей заставляют гоняться за вещами и умирать от духовного голода еще раньше физической смерти". А другие созрели для веры ... - это их "последнее ... прибежище". Мы вернемся к произведениям Ефремова, его мировоззрение жизнеутверждающее. Быть может, единственный реальный путь достижения бессмертия - оставить значительный и добрый след на земле, Цели подобны планам на картине художника: могут делиться на дальние (еле видные и еле намеченные), второго плана (соответствуют второму пространственному плану картины) и ближние (передний план). Ближняя цель - не дать олигархии прихлопнуть Землю и уничтожить возможность выхода из инферно. То есть необходимо задержать образование монокультуры и мирового государства до тех нор, пока не поднимется общественное сознание. Способствует достижению ближней цели наличие на Земле великого множества народов, нескольких больших культур. Пока мы уступаем то, что могло бы стать нашим оружием - национальное разнообразие, истинно демократические, глубоко народные традиции различных культур, нашим классовым врагам. Теперь - о цели второго плана. Это - победа над инферно. Необходимо здесь параллельное решение двух взаимосвязанных задач: преобразования человека и преобразования планеты. Только коммунизм обещает равную жизнь каждому человеку. Именно поэтому коммунизм устраивает подавляющую часть человечества. "Враги наши говорят, что равная жизнь у слабых получится за счет сильных, но ведь в этом суть справедливости коммунизма ... Для этого и надо становиться сильными - чтобы помогать всем людям подниматься на высокий уровень жизни и познания". И, наконец, дальние цели, которые для нас пока за горизонтом, а герои произведений Ефремова о них уже догадываются. "Человек - это единственная сила в космосе, могущая действовать разумно", - утверждает мыслитель. Родис, несмотря на то, что корни вселенной оказались слишком страшны даже для нее, задумывается об эре соединения Шакти и Тамаса. Скажу о роли нашего поколения. Нам остается только повторить слова Гирина: "Я смогу только приготовить почву тем, кто придет после". Чтобы эта задача оказалась по плечу, нужно быть Победителем - духовно сильным человеком, а в обыденной жизни соблюдать издревле известный человечеству закон, лучшую формулировку которого дал Руставели: "Что раздашь - к тебе ж вернется, а что нет - считай пропащим". 2001 г. *** Память - осколком у сердца. Горечь тяжка утраты, но знамени Родины - рдеться. В бою так гибли солдаты - в рост под огнём поднимаясь, в последнюю шли атаку, но Жизни бессмертна завязь - верь её вещему знаку. У Жизни крепкие корни - память века скрепляет. Народ не молчит покорно, он ведает всё и знает: ярость невиданной схватки колеблет усталую землю. Нет, не страшны нападки тем, кто вызов приемлет. Нам, зубы сжав, сражаться, крепче ряды смыкая, тьме не давать сгущаться, Родину прикрывая. Звёзды, камни и травы, предков наших могилы, если в борьбе мы правы, дайте выстоять силы. 1994 г. http://noogen.su/elena
  3. И.А. Ефремов стал особенно известным и знаменитым после выхода как раз в канун принятия «Программы КПСС» романа-утопии «Туманность Андромеды». Ефремов того периода был ярким представителем социалистического реализма, краеугольным камнем социалистического реализма была идея светлого будущего, которое неизбежно наступит на Земле. Это фантастическое общество и описал Ефремов в «Туманности Андромеды». Поколение шестидесятников восприняло его как манифест нового романтического коммунизма, в построение которого верили в те годы многие неплохие и не глупые люди (тогда как неверующие, наученные горьким опытом сталинизма, молчали). Совсем в другую эпоху вышел «Час Быка». Начало 70-х - эпоха «загнивания» и крушения идеалов. Многие читатели видят теперь в «Часе Быка» грозное предупреждение, противопоставляющее «светлое» и «темное» общества как два варианта возможной эволюции человечества. На далекой планете, которую земляне потом назвали Торманс, сложилось, в отличие от Земли, олигархическое общество, соединяющее в себе как худшие черты социализма, так и худшие стороны капитализма. И вот к этой планете отправляется звездолет (ЗПЛ) землян, с целью устроить коммунистическую революцию. Землянам это удается, но, конечно, не без потерь. Обычный сюжет в советской социалистической фантастике. Однако в романе «Час быка» даже при поверхностном чтении читатель 70-х годов видел простой подтекст: слишком многие черты Торманса, вплоть до бытовых – совпадали с тем, что они видели вокруг. Не хочет ли автор (Ефремов) сказать, что мы «движемся» по направлению к Тормансу, а не к коммунизму? И тогда партийная цензура запретила этот роман и изъяла его из продажи и из библиотек. Роман вновь вернулся к читателям в конце 80-х, но в то время уже появилось много и другой литературы, да еще и "похлеще". И в ней «Час Быка» потерялся… Но, как это ни странно, актуальность ефремовского романа со временем только растет. Наше общество и действительно все в большей степени приобретает черты Торманса. Произведения Ефремова - не просто содержат в себе "второй слой", но это (в особенности, "Час Быка" - вершина фантастики "ефремовского стиля") - КНИГИ-ЗАГАДКИ, которые еще многие поколения литературоведов и "простых читателей" будут разгадывать и трактовать. Подлинный смысл «Часа Быка» в полной мере еще не раскрыт читателями, «код» Ефремова еще не расшифрован. Очень трудно найти какой-нибудь ДРУГОЙ роман, который можно было бы так радикально по-новому открывать много раз. Итак – откроем его… 1. На Земле перед полетом. Идет обсуждение предстоящего полета в Совете Звездоплавания. Председатель говорит: - Напоминаю еще и еще раз: мы не можем применять силу, не можем прийти к ним ни карающими, ни всепрощающими вестниками высшего мира. Заставить их изменить свою жизнь было бы безумием, и потому нужен совсем особый такт и подход в этой небывалой экспедиции…. — А если они не захотят? — возразил юпитерианец. Председатель нехотя ответил: — Обратитесь в Академию Предсказания Будущего. Она уже обсуждает разные варианты. Что происходит? «Юпитерианец» задает важнейший вопрос, от которого зависит судьба экспедиции и судьба всего экипажа. А его НЕХОТЯ переадресовывают... ссылаясь на недостаток времени! Что за странная история времен Эры Встретившихся Рук? Ведь речь идет не о нашем обществе с его бюрократизмом, некомпетентностью, волокитой, бюрократизмом… Это – сияющее будущее, где нет понятия лжи и безответственности? Тут что-то явно не то… Отказ правителей планеты официально принять ЗПЛ «Звездное Пламя» - вовсе не какой-то экзотический вариант, а вполне нормальный, штатный, более того – наиболее вероятный, не рассмотреть который просто нельзя. Судя по словам Председателя о невозможности насильственной «помощи» речь должна была бы идти, вероятно, о длительном присутствии «Темного Пламени» на орбите над Тормансом, изучении, наблюдении, предложении помощи… Для этого вовсе не необходим запрос согласия правителей, которые не отражают (и это очевидно) даже мнение народа. И почему бы еще на Земле, при продумывании проблемы Контакта, не дать - в случае отказа принять звездолет - Фай Родис все полномочия? Зачем спектакль на орбите, если все можно было обсудить на Земле? А может быть, так и было? Нет! Тогда об этом знали бы участники экспедиции. Совет в принципе не мог бы поставить их в такую ситуацию, где у них не было выбора. Это было бы просто глубоко неэтично с его стороны. А это означает, что такого разрешения Фай Родис дано не было, то есть она нарушала данные ей инструкции и преувеличила свои полномочия. Иными словами: все знали все инструкции, однако действия Фай Родис в них не предусматривались. 2. Перед посадкой на Торманс. Итак, у руководительницы экспедиции, Фай Родис, был свой собственный, до поры до времени скрываемый план действий, идущий вразрез с разработанными на Земле планами, вразрез с теми полномочиями, которыми ее наделили. Она обманывает правителей Торманса, разыгрывая невозможную даже в физике будущего связь с Землей и получение ею, руководительницей экспедиции, неограниченных полномочий. Ничего подобного на Земле заранее, как мы видим, не планировалось… И дело тут не просто в обмане, в маленьком спектакле. Обман Фай Родис был ни чем иным как шантажом, построенном на обмане. А шантаж - это нечто гораздо большее, чем просто обман... Это ПОДЛЫЙ обман. Причем ведь ЗПЛ землян представлял не только Землю, но и все Великое Кольцо разумных цивилизаций, стоящее за его спиной. Что же побудило Фай Родис совершить такое? В чем смысл? План Фай Родис, как видно из всего дальнейшего, состоял в том, чтобы пробраться в самый центр иерархии и захватить его. Она решила соблазнить верховного правителя (Чойо-Чагаса). И уже его руками начать крупные реформы. Для этого ей и потребовалось любыми средствами добиться принятия «Темного Пламени» на Тормансе официально, потому что тогда она могла бы уединиться с властителем, что, как она знала, характерно для всех имерий Земли. Маленькая, но эффективно сработавшая женская хитрость... И Фай Родис в этом не ошиблась. А пока звездолетчики обсуждают поступок Фай Родис: «Ложь вызовет ответную ложь, испуг – ответные попытки устрашения, для преодоления которых нужны новые обманы и застращивания, и все покатится вниз неудержимой лавиной ужаса и горя», - говорит Чеди Даан, довольно точно предсказав все дальнейшее. «Я убеждена, что сущность противоречия вы формулируете правильно, - отвечает Фай Родис. – но эти последние ступени – пока далекая абстракция», - отвечает Фай Родис. Однако, как выяснится в дальнейшем, она недооценила тот факт, что Торманс существует отдельно от Земли две с лишним тысячи лет, и также как Земля эволюционировала в смысле «добра», также и Торманс развивался, но только в сторону «зла». Ведь есть совершенное добро, но есть и совершенное зло, и тормансиане действительно оказались в этом близки к совершенству. Попытка Фай Родис проникнуть на Торманс обманным путем была (как дальше мы увидим) трагической ошибкой, и последствия ее были отнюдь не «далекой абстракцией». Ведь что произошло? Чем закончился визит? Горой трупов и землян, и тормансиан. Через 100 лет (или через 130 лет) утверждает Ефремов, результаты полета дали себя знать, и вся планета изменила свою "формацию", стала "коммунистической". Пусть это даже не реверанс в сторону цензуры. Но надежда на это, в тот момент, пока еще "Темное Пламя" находится на Тормансе, настолько нереальна, настолько мало имеет шансов, что становится очевидным: грубое внедрение, которое предприняли земляне на Тормансе, - есть ни что иное как безумие и даже преступление. По-видимому, Ефремов демонстрирует провальность тактики быстрых рискованных «революционных» действий. «Руководясь достойными намерениями, я смею все», - говорит Фай Родис. Ее побуждения действительно достойны и чисты, но от этого результат ее деятельности не становится "достойнее": ни Тивису, ни Гэна Атала, ни Тор Лика, ни других жертв ее «достойных намерений» уже невозможно будет воскресить. 3. Встреча с Чойо Чагасом Фай Родис недооценила проницательности Чойо Чагаса. На первой же встрече владыка Торманса разгадал ее ложь. — Каковы нормы человеческого общения у вас, на Земле, — продолжал Чойо Чагас, — в каких случаях вы говорите правду? — Всегда! — Это невозможно. Истинной, непреложной правды нет! — Есть ее приближение к идеалу, тем ближе, чем выше уровень общественного сознания человека. — При чем тут оно? — Когда большинство людей отдает себе отчет в том, что всякое явление двусторонне, что правда имеет два лица и зависит от изменяющейся жизни… — И вы всегда держитесь этого правила? Неотступно? — Неотступно! — твердо ответила Родис и тут же про себя смутилась, вспомнив инсценировку, разыгранную на звездолете. Случайны ли эти вопросы? Конечно нет! Чойо Чагас сразу вынудил Фай Родис запутаться в противоречиях: мы говорим правду всегда, но… любое явление двусторонне… правда имеет два лица… и т.д. Он заставил Родис смутиться: «Вы всегда придерживаетесь этого правила? Неотступно?» Но какого именно правила? Что истина двусторонняя, и, следовательно, ею можно вертеть как угодно? Но – внимание! Чойо Чагас на протяжении этого разговора постоянно смотрит в в древний гадательный шар, пытаясь постичь Фай не только "практическим умом", но и телепатически. И с первой же встречи у него сложился ПЛАН (видимо, как раз, когда он смотрел в шар), что нужно уничтожать всех землян "ПО ОДНОМУ". И он уже тогда видел кошмарный результат будущей экспедиции в хвостовое полушарие. Почитайте внимательно это место! - Думали ли вы о планах знакомства с нашей планетой? Фай Родис изложила намеченный вчера план.Чойо Чагас слушал внимательно и, к удивлению Родис, не высказывал никаких возражений. Он стоял, посматривая на хрустальный шар и как будто задумавшись. Родис умолкла, и он, не отводя глаз от шара, дал согласие на все поездки своих гостей. И, как нам известно, план Чагаса выполнился до самого конца, тогда как план Родис трагически провалился... Чагас был просто ГОРАЗДО ИСКУСНЕЕ, чем Родис в грязной политике тормансианского инферно. Буквально в одной этой сценке - отражение ВСЕГО романа! В романе есть символ ДВА МАГИЧЕСКИХ ШАРА. Один шар - у Чагаса, второй - у Родис. Символы эти читаются как ПРИЗЫВ ОСОЗНАТЬ И ПОЧУВСТВОВАТЬ СИЛУ ОБОИХ ТИПОВ МЫШЛЕНИЯ ("ДОБРА" И "ЗЛА") - и применять их одновременно, скрещивая их "оптические оси", и находя ту ТОЧКУ, В КОТОРОЙ ОНИ ПЕРЕСЕКАЮТСЯ. Фай Родис, хоть и прошла тренировку как историк Земли («круги инфернальности», специальный тренинг для познания психологии прежних времен), но что такое виртуальные тренинги перед настоящей жизнью в инферно, в которой все время «тренировался» Чойо Чагас?! Фай трудно продолжать "врать"! Она не привыкла к этому на Земле. Тогда как Чагас - занимается этим каждый день в течение всей жизни. Это - его среда. Но, тем не менее, первый раунд остался за Родис: тормансиан удалось обмануть, удалось посадить ЗПЛ «Темное Пламя» на Торманс «в режиме» официального контакта, имея санкцию Совета Четырех и Владыки планеты. Более того, Фай Родис не ошиблась, считая, что Владыка планеты захочет иметь аудиенцию в стиле тет-а-тет. 4. Обольщение Владыки. Следующим шагом «программы» Родис было любовное соблазнение Чойо Чагаса. Один незадачливый исследователь творчества Ефремова упрекает Фай Родис, что де она вела себя легкомысленно, спектакль зачем-то эротический поставила перед высшими лицами Торманса, с танцами обнаженных женщин. Ведь это непозволительное расслабление и неосторжность! Совершенно человек не понимает. Именно эти действия как раз и были главными в стратегии Фай Родис. Вероятно, Фай собиралась влюбить его в себя на высоком уровне, по полной программе, исполнить своего рода настоящую функцию женщины: возвышать мужчин. Разумеется, тех, кого можно возвысить, кто не превратится в свинью - по принципу Цирцеи. Ну а если не удастся, если Чагас неумолимо превратится в свинью, – просто завладеть его волей. И она достигла успехов. Почти. В одной хорошей книге, содержащей и наставления женщинам, как влюбить в себя мужчину, один советов выглядит так: каким-то образом красивая женщина должна показаться мужчине обнаженной, что и сделала Фай в подземелье садов Цоам. Если мужчина внезапно увидит женщину обнаженной, у него возникают прочнейшие ассоциативные связи. Многие женщины знают об этом. Возможно, ИАЕ также откуда-то вычитал этот "прием": он интересовался такими вещами (хотя бы в связи с романом «Таис Афинская»). …Не сразу Чойо Чагас сообразил, что видит свою гостью в обтягивающем, как собственная кожа, скафандре, и жадно принялся ее разглядывать. Фай Родис вернулась к настоящему, легко соскочила со стола и под пристальным взглядом Чойо Чагаса пошла к стулу, на котором лежала ее одежда. Чойо Чагас поднял руку, останавливая Родис. Она недоуменно посмотрела на него, поправляя волосы. - Неужели все женщины Земли так прекрасны? - Я самая обыкновенная, - улыбнулась Фай Родис и спросила: - Мой вид в скафандре доставляет вам удовольствие? - Конечно. Вы так необычно красивы. Фай Родис свернула тонкую одежду в пышный жгут и обмотала вокруг головы, наподобие широкого тюрбана. Надетый слегка набекрень, тюрбан придал правильным и мелким чертам земной женщины беспечное и лукавое выражение. Чойо Чагас зажег верхний свет и медлил, глядя на гостью с нескрываемым восхищением. Очевидно, что эта сценка была подстроена Фай Родис. Но (тут уж, действительно случайно) появляется Таэль. И - что с ним происходит? Он тоже потрясен, и в дальнейшем выясняется – тоже влюблен! Чойо Чагас в конце концов собирается сделать Фай Родис любовницей, более того – матерью своего ребенка, которому уготована участь следующего владыки Торманса. Но Родис отказывается, чем лишь увеличивает степень влюбленности в себя Чагаса. — Так вы отказываетесь? — в вопросе Чагаса прозвучала угроза. — Конечно. …Чойо Чагас откинулся на диван и задымил трубкой. Родис повернулась к нему спиной и подошла к двери… Чагас из своего сумрачного обиталища смотрел на нее. Он физически ощущал походку Родис. В сияющем белом сари, сквозь складки которого ясно обрисовывалось ее тело, Фай Родис показалась ему недосягаемой, а себя он увидел унизительно смешным. …Овладев собой, он вошел в зеленый кабинет, теперь навсегда связанный с образом владычицы Земли, и, подперев руками голову, сел к столу. И если бы все это происходило на Земле, Фай Родис могла бы торжествовать победу: теперь пришла бы пора заняться реформами. Однако любовь на Тормансе эволюционировала 2000 лет независимо от Земли. Родис ошиблась. 5. Таэль. Фай полагает, что Таэль глубоко влюбился в нее. На самом деле, она ошибалась и в глубине чувств Чагаса, и в глубине чувств Таэля. Например, она говорит перед смертью, что не Чагас в этом виноват. На самом деле, скорее всего, именно Чагас и его верный соратник Таэль все держат в своих руках. А дело в том, что действие "любовных чар" на землян и на торманианцев имело различное влияние. Земной мужчина, если и влюблялся, то надолго - на много лет. А, например, Таэль очень быстро "вынырнул" из-под чар Фай Родис, обладая натренированным умением "перерезать" в душе любые привязанности, умение, которому учатся тормансиане с детства самой своей жизнью. Есть РАЗНИЦА: у Фай Родис - тренинг, у Таэля - жизнь. Что побеждает - очевидно. Для тормансианцев легенда о Цирцее имеет еще ТРЕТИЙ ВАРИАНТ: ни "вверх", ни "вниз", но - оборвать духовную связь, превратив ее в ЛОЖЬ. Фай Родис на Земле никогда с этим не встречалась. Это ее и погубило. О "своеобразии" "миссии" Таэля впервые предположил Переслегин еще лет десять назад в послесловии к новому изданию романа. Можно не сомневаться, что в «помощники» Фай Родис будет поставлен (причем именно Чойо Чагасом) наиболее искусный, притом, очевидно, наиболее высокопоставленный и квалифицированный разведчик, которому Властитель планеты абсолютно доверял. Когда Чагас, уставший от рутины, уходил в свое подземелье, он оставлял своим заместителем, конечно, «невидимым» – именно Таэля. Он же курировал все службы безопасности Властителя, оставаясь в глазах окружающих полнейшим «ничтожеством» с тройным именем. Тот же Таэль, конечно, руководил и «операцией» взаимодействия с «Темным Пламенем». И орден Серых Ангелов тоже был под его негласным контролем (иначе он просто не смог бы просуществовать в условиях тоталитарного Торманса). Мера доверия к Таэлю позволяет считать его ближайшим соратником Чойо Чагаса, его главным слугою, причем таким, который, как правило, всегда оказывался и господином. Фай Родис, не знающая реальности Торманса, приняла Таэля за друга, и он смог играть «двойную игру», стать двойным агентом. И каждый из участников стал считать его своим. Причем «игра» может даже не быть тайной. Фай Родис все-таки что-то заподозрив, решила проверить Таэля. Она вызвала его на «откровенный разговор», экранированный от подслушивающих устройств. «О, это опасная игра. Рассказать правду, которая не повредит вам, умолчать о важном, придумать полуправду. Имеешь дело с умными врагами, но полуправда, изобретенная для политического обмана, годится как оружие против них же», - объясняет Таэль. Родис не может ему не верить. Ее внутренние детекторы рассчитаны на разделение правды и неправды. Они бессильны перед полуправдой. И кого тут Таэль называет «умными врагами»? Скорее всего – и тех, и других… Фай Родис провела рукой по волосам инженера. - Слушайте, Таэль! Продолжайте их информировать, вы знаете, у нас нет секретов (так ли?- ЕАБ). Мы возьмем вас в «Темное Пламя», вылечим, дадим крепость тела, психическую тренировку… А вот этого уже Таэлю точно не нужно: на «Темном Пламени» его бы железно «рассекретили». -Нет, Родис… одно приближение к вашей силе потребует столько времени и внимания для себя («Всего лишь два-три месяца», сказала Родис – какой огромный срок, если учесть дальнейшее многократное увеличение эффективности действий!), что меня не хватит на более важное: доброту, любовь, жалость… - Хорошо, Таэль! Побуждения ваш прекрасны! Что же затмило ум руководительницы землян? Что заставило ее в этот миг не зародить в себе СОМНЕНИЯ в искренности «великого друга Земли»? В тексте четко дан ответ на этот вопрос: очередное эмоциональное затмение с видениями тормансианского инферно. Насчет того, почему Чагасу не удалось "затащить" Фай Родис к себе в кровать, у меня только предположения. Он из какой-то дурацкой "гордости" такой цели (обольстить Родис) и не ставил. Он знал, с какой целью Родис с ним уединяется, и думал, что сорвать ягодку будет просто и так. А вот Таэль уже много добился. Фай влюблена. И самое главное - она при этом потеряла бдительность. - Я их не боюсь, - сказал Таэль, - и не потому, что уверен в своей силе... - На что же вы надеетесь? - На свою слабость. Палачи сначала крушат человека физически. Вторая ступень - психическая ломка. Я погибну на первой ступени, и они не добьются ничего! Такой героизм приводит к неожиданным следствиям. Фай Родис выпрямилась, вздохнув. Тормансианин не мог отвести взгляд от ее высоко поднявшихся грудей. Непристойно и стыдно по морали Ян-Ях, но женщина Земли приняла взгляд инженера как естественную дань влечения мужчины. ...Фай Родис провела рукой по волосам инженера... ...Тормансианин встал с дивана... Не буду делать никаких выводов... Кроме следующего. Фай Родис должна была уже к этому моменту великолепно понимать, насколько велико искусство тормансиан в плане ОЖИВЛЕНИЯ умерших. Поэтому то, что сказал ей Таэль - была ЧИСТАЯ ЛОЖЬ, отговорка, и он чуть не попался. Фай Родис этого не заметила… Обычного, простенького "инженера Таэля" к Фай Родис не подпустили бы на 1000 км. Фай обладала чудовищными способностями. Зачем Чагасу было бы давать ей в руки еще и такой козырь? Ведь любого "простого человека" Фай элементарно превращала в своего союзника и, главное, в свой инструмент для межпланетных взаимоотношений. Обычная мораль здесь отступает. Фай ЯВНО, причем практически на глазах у жены (Янтре-Яхах) соблазняет ее мужа. Естественно, жена возмущена. А что ей ответила Родис? Мол, это касается отношений между планетами, а ее вовсе не касается. В результате Родис еще и "осталась права" (в сознании читателя). Если бы Таэль был простым малым, она бы, ни секунды не думая, скрутила бы его и превратила в слугу. И разве Чойо Чагас ЭТОГО НЕ ПОНИМАЛ?! Когда от этого зависела его жизнь? (Висевшая на волоске). По-моему, эти вещи ясны не только столь умному и тренированному падла-йогу как Чагас, но и любому человеку, даже с не очень высокими способностями... Поэтому ясно, КОГО подсунули Фай Родис. Отсюда и Серые Ангелы - спецслужбы, аналог соответствующих советских спецслужб. Либо это ПРОСТО РЯЖЕНЫЕ, либо это наскоро "создавшаяся древняя организация", члены которой - люди вполне искренние, но которых спецслужбисты "ведут" НА ОЧЕНЬ КОРОТКОМ ПОВОДКЕ" (как, впрочем, и Фай Родис). Ефремов досконально изучал проблему спецслужб и их тактику работы. Эта сторона деятельности писателя нам мало известна. Я только предполагаю, что она была ГОРАЗДО ОБШИРНЕЕ, ЧЕМ НАМ КАЖЕТСЯ. Уже интересы ИАЕ в области парапсихологии НЕ МОГЛИ НЕ СТОЛКНУТЬ ЕГО с ними, потому что любые исследования в этой сфере в нашей стране тогда проходили под эгидой КГБ СССР. Во всяком случае, можно предполагать, что если кто и ошибся бы в теме о том, кто есть на самом деле Таэль - то не Ефремов. Кроме того, в тексте ЧБ об этом сказано очень прозрачно... Единственное, что не укладывается, казалось бы, в предположение о том, что Таэль исполнял такую роль - это его помощь Вир Норину в уничтожении излучателя, способного пробивать защитные поля землян. Однако в тексте романа четко сказано, что о возможности построить такой аппарат знали ДВА человека: мужчина и женщина джи: Ду Бан-Ла и Ниу-Ке. Вся «администрация» Ген Ши (одного из 4-х мудрейших) была буквально «напичкана» агентами Таэля (о чем можно догадаться по тому. насколько быстро был уничтожен сам Ген Ши и его окружение). Поэтому узнать имя второго человека, владеющего технологией создания такого аппарата ему было не сложно. Как заодно и собрать его. Поэтому Таэль совершенно спокойно уничтожает аппарат! И Вир Норину, который тратит огромные усилия, чтобы уничтожить смертельный для него аппарат, просто невдомек, что все это – пустое дело, и что ему вообще осталось жить полтора дня. Версия о ДВУХ джи, обладающих знаниями об аппарате, отсутствует в журнальном варианте и вставлена Ефремовым только в книгу. Как объяснить иначе эту «вставку» как ни желанием разъяснить читателю дальнейшую судьбу Вир Норина? (Пытки, мучительная смерть в застенках «лиловых»). И еще возникает вопрос: так ли уж хорошо разбирались земляне (в т.ч. и Фай Родис) в том, хороши или плохи люди на Тормансе? Для людей на Земле эта «техника» распознавания, наверно, годилась. Но для эволюционировавших 2 тысячи лет тормансиан она явно давала сбои. Например, Фай, прося у Чойо Чагаса помощи в спасении экспедиции трех землян, «промахнулась» в определении стадии "улучшения" Чагаса, и не предугадала его поступки. И эта ошибка стоила их смерти. А Таэль через какое-то время пришел на корабль с гордостью объявляя о страшной мести за Фай Родис. Такой ли уж он добрячок, как полагала Фай? 6. Наивность членов экипажа. Проиллюстрирую это на цитатах. Первый контакт с тормансианами, когда земляне получили отказ в разрешении посадить звездолет на планету. — Я бы сказал, что попытка познакомить Торманс с нами провалилась, — скупо улыбнулся Гриф Рифт. — Хороши же эти правители! — возмущенно воскликнула Чеди. — Они боятся! — Того же, чего боялись все воспитанные капитализмом, проникнутые завистью принужденного неравенства. Боятся конкуренции, — печально ответила Фай Родис. — То есть того, что мы отнимем власть? — спросила Чеди. — Конечно! — Но ведь это дико и нелепо. Зачем нам власть в чужом мире? — Это ясно для нас, для всей Земли, для Великого Кольца, но вряд ли много людей на Тормансе понимают это. Реплики Чеди Даан производят, мягко говоря, странное впечатление. Будто она первоклассница и впервые задалась подобным вопросом. И почему-то перед полетом ей никто не объяснил, куда она летит. А ведь когда тормансиане через 130 лет прилетели на Землю, действительно, никто и не задавался вопросом: зачем ИМ власть в чужом для них мире? Интересно, долго ли продержалась ЗЕМЛЯ? Вир Норин приводит к Родис свою тормансианскую возлюбленную Сю-Те, объявляя о своем решении остаться на Тормансе. - Вир, — неожиданно согласилась Родис и продолжала на земном языке: — Вы погибнете, но принесете большую пользу, а ей дадите сколько-то месяцев, вряд ли лет, счастья. Фай Родис к этому моменту уже понимала, что земной человек не сможет продержаться на Тормансе долго. Он не сможет адаптироваться. Его воспитание НЕПРИГОДНО для тормансианских условий. Он НЕ ВЫДЕРЖИВАЕТ КОНКУРЕНЦИИ. Вот еще: Родис вспоминала с усмешкой свои инфернальные испытания. Здесь она спустилась на куда более низкие круги инферно. Это – признание того, что ее подготовка была несколько недостаточной... В сущности, такая подготовка и не могла быть "достаточной", т.к. тормансиане "проходили ее" всю жизнь, а на Земле, если бы были созданы такие условия, то это был бы ДАЛЕКО НЕ "КОММУНИЗМ". Истина в том, что "коммунизм" или (как его не называй) оптимальное, хорошее, "идеальное", утопическое общество не приспособлено, как это ни странно, для совершенствования людей. Ибо любая тренировка уступает такой "тренировке" как сама жизнь, которая ставит не "тренажерные", а РЕАЛЬНЫЕ проблемы. В один из вечеров Гриф Рифт сидел перед пультом персональных сигналов, поставив локти на полированную доску и подперев кулаками тяжелую голову. Позади него медлительно и бесшумно возник Соль Саин. — Что вы бродите, Соль? — не поворачиваясь, спросил Рифт. — Неспокойно на душе? — Я как бегун, весь выложившийся в рывок и остановленный задолго перед финишем. Трудно переносить вынужденное безделье…. А сейчас хоть начинай курить какой нибудь легкий наркотик. — Что вы говорите, Соль! Инженер Соль Саин поднял голову, и зеленые огоньки придали нездоровый оттенок его сухому лицу, туго обтянутому гладкой кожей. Фай Родис была права. Может быть, и месяца еще не прошло после высадки на Торманс, как человек, ДАЖЕ ЕЩЕ НЕ ПОБЫВАВШИЙ ВНЕ КОРАБЛЯ, упал духом настолько, что хочет уже наркотик. Это просто смешно. Но и сама Фай Родис испытывала огромный стресс, хотя и скрывала его. Чувство безыскодности, забытое со времен инфернальных испытаний, стеснило грудь Родис, и она опустила голову, чтобы Эвиза и Вир не прочитали в ее лице ностальгию. Сколько еще предстояло здесь обманов, прежде всего среди людей, совершенно подобных земным и столь отличных душевно! Мы видим, насколько ТЯЖЕЛО ей (Раджа-йогу) дается КАЖДЫЙ обман, свой ли, чужой ли! Вывод: звездолетчики с Земли были катастрофически не готовы к полету, причем, вероятно, они и не могли бы быть к нему готовы в принципе: так как в некотором почти философском смысле в рамках художественного «эксперимента» оказалось, что Зло в прямой стычке с Добром побивает Добро. Из этого следует лишь то, что земному раю, «коммунизму», или как его там ни называй, остается лишь ЗАБЛОКИРОВАТЬСЯ ОТ ТОРМАНСА, не подпуская его к себе, и, как следует из «Эпилога» земляне космический корабль к Тормансу посыласть не стали. Прошло уже и не сто, а сто тридцать лет, и только по получению «объемистой информации» о том, что произошло на Тормансе за эти 130 лет от «цефеян» земляне вроде бы решились на встречу с тормансианами. И, можно только «надеяться», что в рекомендации Машин Общего Раздумья не затерялся скептический голос разума, выражающего сомнения в том, что «остров инферно» на планете Тор-Ми-Осс действительно уничтожен… Мир коммунизма Земли – неустойчив, он не сможет сопротивляться «зародышу» Торманса, если он появится (хоть случайно) на Земле. Потому что люди Земли НЕ ПРИСПОСОБЛЕНЫ к борьбе с повреждающими факторами тоталитаризма. И действительно ведь им НЕГДЕ этому учиться! Но в особенности удивляет именно непоследовательность и сумбурность ДЕЙСТВИЙ землян, попадающих в экстремальные ситуации. Например, возьмем экспедицию в «хвостовое» полушарие. Земляне, окруженные бандитской шайкой, могли бы уничтожить их в одно мгновение, тем более они знали, или думали, что перед ними законченные негодяи, «нелюди». Но они не пользуются этим «способом решения конфликта» из чувства гуманизма до конца. Прилет дискоидов от ЗПЛ «Темное Пламя» тоже невозможен именно по этой же причине: их невозможно посадить без жертв со стороны бандитов. В течение длительного времени земляне применяют ненасильственную тактику, хотя в последние минуты становится ясно, что они сами погибают. И вот в журнальном варианте романа Тивиса Хенако, ставшая среди землян психологическим лидером, дает команду взорвать площадку, где они находятся, причем при этом погибают и бандиты. Видимо, такое поведение Ефремову показалось уж совершенно нелогичным, и в книжном варианте земляне пытаются залезть на башню, но та падает от мощного инфразвука, погребая под собой и землян, и бандитов. Но возникает целый ряд вопросов. Например, дискоид можно было бы посадить где-нибудь неподалеку и пробиться к неудачливой троице под защитой силового поля. Это раз. Или можно было ориентироваться на бегство на тех же СДФ, которыми земляне пользовались превосходно. Или расстрелять бандитов наркотическими иглами – почему нет? Но был выбран наиболее опасный вариант, к тому же после длительного ожидания мифической помощи от тормансиан. - Пробивайтесь за город, раскидав толпу инфразвуком! – крикнул командир. - Бесполезно, далеко не уйдем. Мы слишком долго ждали, поверив в самолеты Чагаса, иначе постарались закрепиться в каком-нибудь здании, - с виноватой ноткой сказал инженер броневой защиты… Люди совершенно забыли, кто такой Чойо Чагас, забыли, наверно, и на какую планету высадились. Все это можно объяснить абсолютной растерянностью и полным непониманием менталитета и Чойо Чагаса, и его подручных… -… Прошу, не тратя времени, отдайте приказ! Мы можем послать свой дисколет, но он летает не быстрее ваших охранных самолетов, и главное — мы не знаем, как обращаться с такой дикой толпой по вашим законам. Что вы применяете в подобных случаях? Успокоительную музыку или ГВР — Газ Временной Радости? — Газ Радости! — сказал Чойо Чагас со странной интонацией. — Пусть будет так! И Фай Родис не вникла в эту «странную интонацию»! А ведь в тот момент землянам было еще не поздно попытаться пробиться из города или закрепиться в одном из зданий. С ее блестящими познаниями в языке тормансиан, она оказалась беспомощной и некомпетентной в скрытых интонациях и в понимании психологии человека, использующего этот язык. Потому что можно выучить язык за несколько дней, но нельзя ВЫУЧИТЬ ЖИЗНЬ, нельзя стать тормансианином, не перестав, хотя бы отчасти быть землянином. Вот поэтому-то землян обдурили словно детей. Они были игрушками в руках сил инферно, и просто вынуждены были позорно БЕЖАТЬ. Оказывается и Вир Норин проговорился на лекции перед учеными, когда рассказывал об устройстве Космоса. И некоторые из них - поняли, что сообщения с Землей физически быть не может. Согласовывать предыдущее вранье со своей речью и врать «творчески» - этого "могучий ум Вир Норина" не умеет. Земляне безмерно доверчивы, считают, что их враги будут заботиться о них, привыкших к обычной на Земле атмосфере заботы друг о друге. Им трудно понять, что "великое предательство" - это обычное и привычное и весьма эффективное "взаимодействие" с врагами, коими они были для тормансианской олигархии. А для тех вообще не бывало "друзей". Ефремов пытался показать, насколько наивное добро уязвимо. Именно поэтому звездолетчики с Земли проигрывают сражение, которое они считали "контактом". 7. Смерть и последняя воля Фай Родис. У любого внимательного читателя «Часа Быка» вызывают сомнения и вопросы некоторые странные детали последних глав романа. Первое: почему земляне, прервав свою миссию так быстро возвратились домой, на Землю, бросив на Тормансе, к тому же, Вир Норина. Почему бы им не остаться, и действовать, например, по схеме: «затаиться» и оказывать влияние на обстановку одним своим присутствием, а тем временем поджидать другого звездолета? Но мы уже выше видели, что возвращение «Темного Пламени» было БЕГСТВОМ землян, не выполнивших поставленной перед ними задачи, и спасающих свои жизни. Другой вопрос связан с обстоятельствами смерти Фай Родис. Почему она предпочла свою собственную смерть бегству по тому же самому коридору, по которому только что ушел Таэль? Ведь она могла бы попытаться прорваться через этот коридор. Задержать ее с девятиножкой вряд ли кто смог бы. И на этот вопрос тоже можно сейчас, в свете сказанного, ответить. Фай Родис понимала, что ее «великолепный план» (соблазнение владыки Торманса, проведение его руками прогрессивных реформ) полностью провалился. Что именно она отвечает за гибель троих землян, за передачу тормансианским спецслужбам девятиножки и других земных технологий. И главное – за непредусмотренные и несанкционированные Советом Звездоплавания или какой-то другой инстанцией Земли действия при посадке ЗПЛ и потом. Фай Родис, фактически, аналог (или потомок) Мвена Маса из «Часа Быка», близкого Ефремову персонажа. Но в «Часе Быка» Фай Родис не смогла пережить всех ужасных последствий своих действий и фактически кончает самоубийством. Таэль с Чагасом были абсолютно готовы и к варианту, что «Темное Пламя» решит остаться. Они бы просто и дальше продолжали водить землян за нос, и уж тогда ПОЛНОСТЬЮ "выдоили" бы землян, взяли бы все, и мечта Оллы Дэз стать женой или любовницей властелина тогда бы исполнилась в полной мере и даже больше. Поэтому приказ Фай Родис - срочно покинуть Торманс - это самое умное, что можно было сделать в этой ситуации. Земляне оказались СОВЕРШЕННО НЕ ГОТОВЫ к встрече с Тормансом. Сколько они были на Тормансе? Меньше полугода. А уже все (оставшиеся в живых) в мыле... уже вымотались настолько, что дальнейшая борьба просто бесполезна… Несовершенство "коммунистических" землян, ярко и даже трагично проявившееся в ЧБ, привело к их поражению. Поставило перед проблемой дальнейшего совершенствования (т.к. такой Земле невозможно будет победить Зло на Тормансе и даже сохранить саму себя). Земляне оказались СЛИШКОМ ХОРОШИМИ, СЛИШКОМ ДОБРЫМИ, что привело к их беззащитности. В том числе и перед самими собой: у них развиваются фобии и неадекватные реакции. Грифа Рифта пришлось приказом "эвакуировать" с Торманса, иначе он проявил бы развившийся в нем психопатический комплекс, и, мстя за "убитую" (а на самом деле покончившую жизнь самоубийством) возлюбленную, он мог уничтожить огромное количество безвинных людей. Соль Саина выпускать наружу было нельзя, т.к. он оказался склонным к наркомании... Такой экипаж ДОЛЖЕН БЫЛ БЫТЬ СРОЧНО ОТПРАВЛЕН НА ЗЕМЛЮ, чтобы он не натворил ужасных дел, полностью скомпрометировав землян и погубив миссию окончательно. Поэтому-то так истошно и кричит Фай Родис: "Улетайте! Домой! Слышите Рифт?" Самым ужасным для Фай Родис стало внезапное понимание, что ее последняя надежда – Серые Ангелы – это все та же банда террористов, не способная ни к чему, кроме террора. А Таэль, который и свел Фай Родис с Серыми Ангелами, не может не быть тайным или явным для них руководителем Серых Ангелов, потому что в современном обществе спецслужбы и организации, подобные Серым Ангелам, представляют собой единую систему. Многовековое латентное существование Серых Ангелов в условиях тоталитаризма невозможно: раскапывают даже еще только собирающиеся возникать организации, и даже несуществующие. При Сталине не могло быть "тайной" подпольной оппозиции, и не было. Если бы таковая появилась, то только по принципу известного "Треста", созданного чекистами для вылавливания "врагов советской власти". Весьма странно, что Фай не обратила внимания на то, что на фоне реалистичного описания города и всей обстановки на Тормансе Серые Ангелы выглядят весьма театрально, в особенности, когда они всюду суют свои платиновые перстни... - Гриф, мой командир, я убеждаю вас, умоляю, приказываю: не мстите за меня! Не совершайте насилия. Нельзя вместо светлой мечты о Земле посеять ненависть и ужас в народе Торманса. Не помогайте тем, кто пришел убить, изображая бога, наказующего без разбора правого и виноватого, — самое худшее изобретение человека. Не делайте напрасными наши жертвы! Улетайте! Домой! Слышите, Рифт? Кораблю — взлет! Высказывание неоднозначное. «Те, кто пришел убить правых и виноватых» - это, конечно, не те, кто пришел убить Фай Родис, т.к. в этом случае нужно было бы употребить единственное число. Это высказывание может быть обращено к Грифу Рифту: «Не помогайте, изображая бога». Это означало бы, что Фай Родис боится, что Гриф окажется гораздо хуже всех тормансиан и правителей вместе взятых, его поведение будет худшим из всего, что изобрело человечество. Зачем же тогда, извините, лететь спасать Торманс, когда ТАКОЙ человек как Гриф Рифт - вот он, ходил по Земле, даже был назначен на высокую должность командира ЗПЛ – может уподобиться худшему изобретению человека! Что-то не в порядке в кадровых службах Совета Звездоплавания?! Очевидно - так. В два счета из-за своих проблем он может страшно отомстить тормансианам, не различая, кто прав, а кто виноват, приравняв себя к богу. Или это высказывание о Серых Ангелах, которым накануне Фай Родис читала лекцию о том, что благотворен только террор с точным прицелом, который дается тренировкой своих психических сил и раскрытием в себе Способностей Прямого Луча (то есть парапсихологических способностей)? Тогда Фай Родис таким способом передавала скрытую информацию о разоблачении Таэля и Серых Ангелов. Терроризм «Серых Ангелов», который они продемонстрировали после смерти Фай Родис, был слепым. Очевидно - находить истинных преступников они так и не научились, а – к «делу» уже приступили.. И, мне кажется, главной причиной их разоблачения было именно МОЛЧАНИЕ Серых Ангелов. "Здесь надо еще много думать, - сказал предводитель "Серых Ангелов", - но я вижу свет". И удалился. И больше уже не появлялся. Он, видимо, много думал. Думал много, думал долго. А то, что "он" придумал, высказал Таэль зведолетчикам. Это была программа террора, широкого и слепого. И, интересно, КАКИМ ОБРАЗОМ Серым Ангелам удалось бы воткнуть свои кривые ножи в тела Ген Ши и Ка Луфа? (Без помощи спецслужб?) Ведь организация тормансианских масонов возобновила свою деятельность, как было сказано, только с прилетом землян. Неужели реально за такой короткий срок подготовить массовые убийства чиновников, защищенных тройной и четверной системой охраны? Этой байке вряд ли поверил даже Гриф Рифт, который сказал: "Чего вы этим добьетесь?" Эти слова можно понимать и как "вам не удастся заставить нас поверить в эту туфту". Итак Фай Родис поняла, что после ее смерти Серые Ангелы, не поменяв тактику, не научившись парапсихологическим методам "вычисления" настоящих виновников, примутся за свое и будут, возможно, просить у землян оружие. И она, естественно, предупредила землян, чтобы им не помогали... — Выполняйте завет Родис, милые друзья! — сказал Вир Норин. — Помните ее последние слова. Только мы с вами слышали их. Рифт! До тех пор, пока Таэль не "рассекретит" Вир Норина (то есть не поймет, что тот "рассекретил" его), Вир Норин может быть в относительной безопасности. Таэль будет использовать его как способ добиться верховной власти. Однако Вир Норин и тут трагически заблуждался: Таэль прекрасно знал последние слова Фай Родис. Вир Норин за минуту до катастрофы переключился на звездолет и видел все в боковом створе его экрана, так же как и Таэль, через девятиножку Эвизы, взятую из святилища. Изучив скрытый «слой» смыслов романа «Час Быка», теперь мы можем поставить Фай Родис в ряд с героем «Туманности Андромеды» Мвеном Масом. Они оказываются настоящими героями в основном смысле этого слова, не только литературными. Как и многим героям, им свойственно стоять вне закона, их деяния приводят по их вине к трагическому концу, к смерти окружающих и к их собственной смерти (или около того). Аналогов можно найти много. Первое, что приходит на ум: герой «Слова о полку Игореве», князь, совершивший безумный и неудачный поход, погубивший свою дружину… © 2009. Евгений Беляков, evgeni123456 @ yandex.ru http://www.moonrainbow.ru/forum/viewtopic.php?t=1748
  4. Социология религии и другие отрасли религиоведения https://religiophobia.appspot.com/jw/ Религиозные новости и аналитика Другие научные и публицистические ресурсы http://identityworld.ru/index/publications/0-23 - Сеть по исследованию идентичности https://strelka.com/ru/events/events/contemporary-russia - Институт "Стрелка". Современная Россия Ефремовиана
×
×
  • Create New...

Important Information