Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'наталья дроздова'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Консультант
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Научный результат
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 14 results

  1. О, это горе - горше нет - как пережить, не знаю. Его к вершине жаркий след слезами поливаю. А в стороне - как страшный сон - "Распни!" - толпы кипенье. Ну взял бы да спустился Он по головам-ступеням и в безопасные места ушёл тропой весенней. Но - если Он сойдёт с Креста, не будет Воскресенья. Ну чем же, чем Ему помочь?! Один - за всех в ответе. Нависла над землёю ночь. И звёздочки не светят.
  2. Без любви - как без родины - и беспутье и страх. Безотцовщина, бродим мы одиноко впотьмах всё путями окольными... Как друг друга найти - ты нас, отче Николае, научи, просвети. В мире так бесприютно нам. А привычкой к грехам, словно сетью, опутаны по рукам и ногам. Я стою пред иконою, слёзы льются из глаз. Чудотворче Николае, моли Бога о нас. Оживи меня, сонную, страх и ложь обнажи, к своему хлебосольному дому путь укажи. Под твоею рукою мне, верю, будет светлей. Милосердный Николае, пожури, пожалей. Всходит солнышко ясное, и кончается ночь. Темнота безобразная прогоняется прочь. Звон летит с колоколенки по просторам полей - ты ли, отче Николае, ищешь блудных детей...
  3. МАРИЯ Я сегодня как будто болею: не мела, не топила печи, праздно вечера жду и лелею на столе лишь огарок свечи. Жду и верю: тебе он и нужен - бедной искорки дерзкий полёт, и на мой незатейливый ужин, всех домов хлебосольных в обход, быстрой тенью по тёмному саду проскользив, дверь плечом отворив, Ты придёшь. Я у ног Твоих сяду, Боже мой. Говори! Говори...
  4. Сегодня - день памяти св. великомученика Димитрия Солунского СТИХИ ДЛЯ ДИМИТРИЯ Благовест над местом лобным. Чудотворная пора. От Солуни до Коломны километра полтора. Как самой небесной тайне верит русская земля чужеземной сказки камню в основании Кремля. И хранят её берёзы, помнят росы на траве князя ласковые слёзы о красавице Москве. И всё те же над Непрядвой птицы белые летят Белокрылые отряды у больничных врат стоят. Где ещё какие войны? Это наш последний бой. Спи, царевич. Спи спокойно. Сёстры верные с тобой. Сёстры - белые косынки. Сёстры - красные кресты. В мир жестокий - от Ордынки - милосердия посты. Нашей ветреной отчизне и расплата, и успех. Он почти дорога жизни - этот Ленинский проспект. Не найти иного брода - по младенческой крови - от родительской субботы к воскресению любви. От Солуни до Коломны километра полтора... Благовест над местом лобным. Чудотворная пора
  5. Наталья Дроздова 22 ч. · В Монастырском лесу (22 октября 2012 г.) *** Я – памятник себе. А ты – вода, из недр целебных бьющая настырно. Я с места не сойду. Но не остыну. И всю себя, до камешка, раздам – скучающим детишкам на игру, несчастным на счастливое бросанье, влюблённым на стоянье под часами… Пусть тарахтит расстроенный Перун этапами податливой земли, не достигая вечных поселений. Нам, баловням художественной лени, всё сразу осиял корсунский Лик. Свет куполов, листвы… восторг един… могила и купель благодаренья… Мы не успели к празднику горенья костров купальских. Сим и победим.
  6. Наталья ДРОЗДОВА *** ….средь звонких тропинок, где церковь цвела на горе и дедушки Фёдора рядом могилка была, один только выцветший крест и стучат на заре былинки по ветру, а чудится – колокола. Накроют столы, будут праздновать день Покрова. Престольная память – пристанище, свет и уют. Съежаются добрые люди – деревня жива! Но нет меня, нет меня, нет меня там, и не ждут. О, как было страшно! Да только ни страх, ни семья… Меня сохранить в бездорожьи кровавых дорог сумела одна лишь Пречистая Матерь Твоя, бездомный, нерусский, святой, безлошадный мой Бог.
  7. КЕЛЕЙНОЕ В ИЮЛЕ Пока сомненья булькают в мозгах и, остывая, закипают заново, колотится их злая мелюзга об валуны пустыни Иоанновой. Удушливы рассветные лучи. Томится влага в облаке изменчивом. Акриды несъедобны. Мёд горчит. Колеблемая ветром трость ворчит. Однако ж слово к Слову льнёт доверчиво. Но вязь письма тонка и прикровенна. Не тщись в ней вихрь сюжета рассмотреть иль мудрости спасительную твердь. О жизни думать поздно. Только смерть откроет путь от морока и тлена.
  8. Наталья Дроздова Духов день Лиловый бант на синем платье, глаза в глаза, в руке рука… Нас Духов день в своих объятьях оставил и унёс в века – от разорённой колокольни, от жалкой участи земной. Мы не ходили по окольным, мы шли дорогою прямой – через некошеное поле, а там – цветы, цветы, цветы... Мы не искали сладкой доли, хотели только чистоты и шли, как под благословенье, к руинам храма и пока не достигали откровенья, что жизнь прекрасная хрупка, что плоти тяжелы оковы, врата желанные тесны. И не было креста другого – дороги, времени, страны. Красуйся, храм, любви свидетель! Эпоха лучшая пришла. Нас нет давно на этом свете. Зато звонят колокола.
  9. ПРОЩЁНОЕ Сгорает белоснежная сирень, безропотно, роняя пепел ржавый в колодцы снов. Скучающей державы для веб-страницы сжавшаяся тень приблизилась, дабы на печь смотреть, настроив любознательную жалость на распродажу милости и жара – о сколько б здесь могло ещё сгореть… когда бы не поэзии покров в младенческом своём сопротивленьи. Развязан бант. И содраны колени. Но их не жаль, как и для печки дров, для счастья слёз. Весна. К себе. Домой. Ты всё простил – неверье, гордость, слабость… Но кто простит мне красоту и славу даров Твоих предвечных, Боже мой?
  10. Облака легли сиренево, приспособившись к земле, чтобы нам хватило времени уцелеть в грядущей мгле, отсидеться в душных горницах, электричеством горя. Как-нибудь душа прокормится до конца календаря: жемчугами стародавними в бесполезных сундуках, новой сказки жгучей тайною, не услышанной пока. Как в бермудском треугольнике, прозябая в полусне, я стою на колоколенке. И зачем-то выпал снег.
  11. Из "Осеннего деграданса" ПЕСНЬ О ГОМЕОПАТИИ А как славный мой царь - миротворец и лекарь - слёз моих вещество расщеплял на молекулы и шутам раздавал, палачам и любовницам, чтобы чашам их тоже слезами наполниться. Есть такая метОда старинной традиции: чтобы хворям людским в бесконечности длиться, тело чувств убивать, изымая подробно и подобных себе заражая подобным. Чтоб не стать человекам железа железней, всем полезно вкушать от единой болезни.
  12. Благодарю тебя, воздвигнувший копьё над безобразьем сумрачной нирваны, изобретающей красивое житьё наперекор любви обетованной. До многодетной доброй Хайфы ползвонка. Комфортны щедрой Устинки чертоги. А нить поэзии бездомна и тонка. И не понять, куда ведут дороги. Крутясь у беса на бессонном поводке, устану, и приснится: «Аллилуйя!..» Я припадаю к верно-радостной руке и перстень окровавленный целую.
  13. Сминает февраль новогоднюю вату и с мусором прочим метёт со двора. Мы будем красивы, богаты и святы, и матушка - к нам по заслугам добра. Сломают копыта в прокуренных сенцах все черти и сгинут в исчадиях бед. И только одно благодарное сердце на ощупь находит и выход и свет. А там - на свету - ни друзей, ни соседей, ни нас, уходящих в поток суеты. Где трезвость закона, где хмель милосердья - ни ленточки красной, ни белой черты. Отец Вседержитель Един на Престоле и не отведёт справедливейших глаз. Он для победителей всё приготовил и лишь победителям всё и отдаст.
×
×
  • Create New...

Important Information