Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'христианство'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 283 results

  1. НА СВЯТОЙ ЗЕМЛЕ 1. Иордан Языческих примет нахваливать не буду, но кем-то полдень мой столь щедро освещён, что «здравствуй» молвил мне брат Господа Иуда, запив глотком воды тождественность имён. Ведь тот, Искариот, скрипел за кадром тусклым, за рыбьим пузырём, оконною слюдой... Но трудно родники рекли иссохшим руслам, что не устанут быть единою водой. Что будет полон струй источник Иордана средь спёкшихся песков и жарко-рыжих глин... Там окунул чело в купель я покаянно и не хотел отнять от той воды седин. И рыба подплыла, в уста поцеловала. Тончайшим серебром сверкнули крышки жабр. И влажное лицо я поднял — всё молчало, лишь в мокрые глаза дышали мирт и лавр. 2. Геннисарет И Бог, и дьявол, спрятавшись в деталях, траву и воздух делят пополам. И будет так, что голубая сталь их воздаст любому слову по делам. А потому молчи, чурайся фальши. Всё меньше смысла в умноженье слов. Живи, умри. — А он плеснётся дальше, серебряный, от галилеян, лов. Вода, тенёта, лодок древесина — всё подлинно и взвешено сполна. И мускулисты бронзовые спины ловцов. И силу кормит глубина. Добро и зло, намешаны в чернила, бумажный лист испишут пополам... Пройдёшь Геннисарет и дельту Нила и, если не иссякнет в сердце сила, вдоль русла ляжешь, высветлен и прям.
  2. Бессмертие Бессмертье? Вам, двуногие кроты, Не стоящие дня земного срока? Пожалуй, ящерицы, жабы и глисты Того же захотят, обидевшись глубоко... Мещане с крылышками! Пряники и рай! Полвека жрали — и в награду вечность... Торг не дурен. «Помилуй и подай!» Подай рабам патент на бесконечность. Тюремщики своей земной тюрьмы, Грызущие друг друга в каждой щели, Украли у пророков их псалмы, Чтоб бормотать их в храмах раз в неделю... Нам, зрячим, — бесконечная печаль, А им, слепым, — бенгальские надежды, Сусальная сияющая даль, Гарантирóванные брачные одежды!.. Не клянчите! Господь и мудр, и строг, — Земные дни бездарны и убоги, Не пустит вас Господь и на порог, Сгниете все, как падаль, у дороги. Между 1908 и 1912
  3. Сергей Шелковый Троица Отгремела гроза, и до одури липы запахли. Снова Троицы дух собирает апостолов в круг. Снова каплют с ветвей послеливневой свежести капли - то ли высверки слёз, то ли дробных минут перестук. В полдень в церкви шуршит под ногами душистое сено. От кленовой охапки струится воздушная взвесь. Молодеет Твой храм, как жасминовый куст, неизменно. Дай побыть ещё, Отче, в саду Твоём - ныне и здесь! Я - Твоё ведь созданье, Твой певчий, воительно-слабый, ибо всё, что люблю,- невесомей слезы дождевой... Освежи моё сердце кленовой шумливою лапой и укрой меня на ночь хмельной, приалтарной, травой. Может быть, без похмелья удасться мне утром проснуться, помолиться в родные, промытые ливнем, глаза... Я - Твоё ведь подобье, не пришлый с летучего блюдца. Липы счастливы - в мокрых соцветьях. И стихла гроза.
  4. * * * «Вселенная, пронизанная Богом», и чёрный воздух, пахнущий вином, – вот эта ночь, что проникает в дом, неслышно сбросив обувь за порогом. Присядь же, дознаватель о больном. Живому впрок – всё, что посмело сбыться. Цветущей веткой ночь в стекло стучится, и влажный куст белеет под окном. «Язычник, – говорю я, – царь зверей, Улисс, истосковавшийся по маю! Когда, поднявшись, дверь я прикрываю, твои ль опорки дремлют у дверей?» Пойдёшь ли дальше в вечных башмаках иль двинешься по морю звезд толчками, пространство исцарапает сучками, но вдох и выдох пересилят страх, чтоб здесь, в чуть заржавевшем корабле, в моём, от книг осевшем на бок доме, занёс в журнал суждение о том я, что совершенство ангела – в крыле!
  5. В ПРАЗДНИК ТРОИЦЫ ПРЕСВЯТОЙ На душе и приятно и благостно, День особый сегодня такой. В храме лица у всех очень радостны, Праздник Троицы Пресвятой! Чабрецом пахнет, розами, мятой И молитва уносится ввысь. Здесь душа моя стала крылатой, Славить Троицу здесь собрались! Слава Богу за эту радость, Ароматы духмяных трав. Со свечами стоим и благость Переполнила сердце нам. Колокольный звон раздаётся И березки шумят листвой. И молитва из сердца льётся В Праздник Троицы Пресвятой! © Copyright: Раиса Верич Попова, 2012
  6. "Троицыно утро, утренний канон..." Сергей Есенин Троицыно утро, утренний канон, В роще по берёзкам белый перезвон. Тянется деревня с праздничного сна, В благовесте ветра хмельная весна. На резных окошках ленты и кусты. Я пойду к обедне плакать на цветы. 3 https://stihi-russkih-poetov.ru/tags/troica
  7. УШЁЛ ТВОРЕЦ ПЕТЕРБУРГСКОГО АНГЕЛА В Питере, в Мариинской больнице от двусторонней пневмонии скончался Роман Шустров - художник, скульптор, кукольник, создатель знаменитого "Петербургского Ангела" - этого бесподобного старичка в поношенном пальтеце, с крылышками, присевшего с книжкой и под зонтом на скамейку в Измайловском саду. Печальное известие. Ангел Шустрова попадает в душу мгновенно, притягивает и уже не отпускает. Чуть карикатурно, чуть гротескно, чуть даже с усмешкой лёгкой, но искренне и с неподдельной любовью. Художник говорил, что это образ той ещё, старой, бывшей, из неведомого прошлого пришедшей петербургской интеллигенции, которая пережила всё — гражданскую войну, голод, холод, сталинские репрессии, еще одну войну, блокаду, хрущёвскую оттепель и много еще чего, и при этом не разучилась читать и смогла сохранить оптимизм. Может, потому и сохранили, что читали хорошие книги. В хороших книгах много оптимизма, они для того и написаны. Светлая память художнику и скульптору Роману Шустову. Господь наверняка дарует ему место в Царствии Небесном. За одного только петербургского Ангела он его достоин. Земля пухом... Комментарии: 7Поделились: 4 https://www.facebook.com/groups/730458203802581/permalink/1516496265198767/
  8. Мы ль не призваны, мы ли не званы на доселе невиданный мор, богохульного века Иваны, братья гиблые мёртвых сестёр? Мы ль не призваны, званы не мы ли хрипом ворона и петуха? Век рассыпался лагерной пылью, горстью пепла, горою греха. Да не имут убитые сраму. Молочай серебрится на рву. Скорбный храм и тропа моя к храму... - Поминаю, молюсь. И живу.
  9. Апокалипсис Движенье крови снизу вверх. Кипенье моря. Окованных стрекоз набег. Се доля! Разъятые вершины скал. И ныне В небе звезд обвал. И дыры. Не кружит сверху воронье… И нету, Никем ответа не дано: За что все это?! 1987 г.
  10. Слава Богу за все. За рассвет и закат И за полные чаши прохладных озер, За сверкающий в небе ночном звездопад, За дыханье весны. Слава Богу за все. Слава Богу за все. За простой черный хлеб, За румяный калач и за липовый мед, За уставшему путнику данный ночлег, За полуденный зной. Слава Богу за все. Слава Богу за все. За хороших друзей, За врагов, налетающих, как воронье, За улыбки счастливые наших детей, За болезни и скорбь. Слава Богу за все. Слава Богу за все. За сердечный покой И на мокром лице капли радостных слез, За источник с живой благодатной водой, За святую Любовь. Слава Богу за все. Протоиерей Василий Мазур Спасибо Марии Козловой!
  11. РАЗГОВОР СУГРОБОВА С ЯНВАРЦЕВЫМ I Январцев, друг, хоть ты и не еврей, А топчешься на русском перекрестке. Ты не устал от этих январей, роняющих рождественские блестки? От сладкой предпасхальной немоты, Стояния с зажженными свечами? От встреч нежданных с возгласами «Ты!», От столкновений с чуждыми плечами? От этой восхитительной страны, Где благовест тревожнее набата, Где речь об объявлении войны Из доходяги делает солдата? Ты не устал от этих пустырей, Что поросли быльём дикорастущим, И вовсе не дождутся косарей Ни в этом веке, ни в ином, грядущем? II Я не устал. Мой век отмерен вширь Простором мысли и восторгом веры. Сажèнью измеряется пустырь, Но не нужны просторам землемеры. Владею всем, что выдал мне Господь: Землей и синевой небесной тверди, И той водой, что превращает плоть В творение, не знающее смерти. Мой перекресток – это просто крест, Тебе его не видно из трясины, Но я-то каждой ночью слышу треск Костей своих и крестной древесины. Прислушайся, Сугробов! Жизнь проста, Нет ничего, что жизни этой проще: Любое утро – снятие с креста, И всякий сон – как в Гефсиманской роще. Тебе, Сугробов, выдано сполна Любви и силы, гнева и отваги; Ты честен, как священная война, И милостив, как царские бумаги, Но, к сожаленью, вовсе не поэт И даже не пловец в подлунном море, И крыльев у тебя, Сугробов, нет, Чтобы летать в сияющем просторе. Попробуй жить обычным рыбаком, Тащи в лодью свой невод загребущий. Глядишь, и позовет тебя кивком По берегу задумчиво идущий… Спасибо Дмитрию Мельникову!
  12. Анна Долгарева /стихи/ 21 апреля 2019 г. · А воздух жаркий, и липкий, и так его мало. Пропустите, говорит, пропустите, я Его мама, но ее, конечно, не пропускают, ад хохочет, трясется, и зубы скалит, торжествует. А она говорит: дайте мне хоть ручку Его неживую, подержать за ручку, как в детстве, я же мама, куда мне деться. Вот она стоит, смерть перед ней, в глаза ей смеется, Пасть у смерти вонючая, зрачки-колодцы, Смерть идет по земле, истирает гранит и крошит, А она отвечает: Маленький мой, хороший, Ты уж там, где ты есть, победи, пожалуйста, эту дрянь. Ты вот ради этого, пожалуйста, встань, Открывай глаза свои, неживые, незрячие. И плачет, сильно-пресильно плачет. Он войдет в ее дом через три дня. Мама, скажет, мама, послушай, это и правда я, Не плачь, родная, слушай, что тебе говорят: Мама, я спустился в ад, и я победил ад, Мама, я сделал все, как ты мне сказала. Смерть, где твое жало?
  13. Гулко звуки колокольные Улетают в твердь небес За луга, за степи вольные, За дремучий темный лес. Миллиардом звуков радостных Льет певучая волна… Вся мгновений дивных, сладостных Ночь пасхальная полна, В них, в тех звуках - миг прощенья, Злобе суетной – конец. Беспредельного смиренья И любви златой венец, В них – молитвы бесконечныя, Гимнов дивные слова. В них печаль и слезы вечныя Смытый кровью Божества. В них земли восторг таинственный И святой восторг небес, В них Бессмертный и Единственный Бог воистину воскрес! © Лидия Чарская
  14. Великая Суббота Блаженны те, кто духом нищи, Иным - беда. Сегодня прав ты, Фридрих Ницше, Как никогда: Бог мертв. Отрёкся трижды Симон, Который Пётр, И стало так невыносимо, Что он допёр: Нельзя всецело полагаться Ни на кого: На друга, на семью, на нацию, На самого Себя - подавно! Так что, дети, Не надо клятв. Клянётся кто-то вам - приметьте Вот этот взгляд: Сейчас он верит очень искренне В свои слова, Но и трёх раз петух не выкрикнет, Как голова Его погрузится в сомнение, А сердце - в страх. Всё то, в чём был он так уверен, Теперь лишь прах. Мы как супруги ненадёжны И как друзья. А детям верить разве можно? Увы, нельзя. Так кто же? Кто достоин веры? Большой вопрос. Нет, был один, по крайней мере. Но то Христос.
  15. Борис Пастернак «На Страстной». Ещё кругом ночная мгла. Ещё так рано в мире, Что звёздам в небе нет числа, И каждая, как день, светла, И если бы земля могла, Она бы Пасху проспала Под чтение Псалтыри. Ещё кругом ночная мгла. Такая рань на свете, Что площадь вечностью легла От перекрёстка до угла, И до рассвета и тепла Ещё тысячелетье. Ещё земля голым-гола, И ей ночами не в чем Раскачивать колокола И вторить с воли певчим. И со Страстного четверга Вплоть до Страстной субботы Вода буравит берега И вьёт водовороты. И лес раздет и непокрыт, И на Страстях Христовых, Как строй молящихся, стоит Толпой стволов сосновых. А в городе, на небольшом Пространстве, как на сходке, Деревья смотрят нагишом В церковные решётки. И взгляд их ужасом объят. Понятна их тревога. Сады выходят из оград, Колеблется земли уклад: Они хоронят Бога. И видят свет у Царских врат, И чёрный плат, и свечек ряд, Заплаканные лица - И вдруг навстречу Крестный ход Выходит с плащаницей, И две берёзы у ворот Должны посторониться. И шествие обходит двор По краю тротуара, И вносит с улицы в притвор Весну, весенний разговор И воздух с привкусом просфор И вешнего угара. И март разбрасывает снег На паперти толпе калек, Как будто вышел человек, И вынес, и открыл ковчег, И всё до нитки роздал. И пенье длится до зари, И, нарыдавшись вдосталь, Доходят тише изнутри На пустыри под фонари Псалтырь или Апостол. Но в полночь смолкнут тварь и плоть, Заслышав слух весенний, Что только-только распогодь - Смерть можно будет побороть Усильем Воскресенья. Спасибо Ирине Михайловской!
  16. Фреска в монастыре Ватопед на горе Афон, в котором Благовещение - главный престольный праздник. Спасибо о. Венедикту (Молчанову)!
  17. * * * Для жизни духа нет плохих времён, как нету для неё времён хороших. Гончарной глине предназначен обжиг, упорный жар со всех шести сторон. Живущий неизбывно одинок, и он немей при жизни, чем пристало. Но тишь читать умеет между строк, но музыка - не медный лай кимвала. Когда признанью не хватает слов, то это оттого, что слишком много их сказано, без сердца и без Бога, и смысл бежал из непробудных снов. В пределе откровенья - тишина. Она - и зной кровИ, и дрожь ресницы. Когда-нибудь, очнувшись ото сна, почувствуешь - яснеет пелена и с чистого листа рискнёшь родиться.
  18. Мне велено сказать, и вот я говорю... Геннадий Жуков Мне велено сказать, и вот я говорю, Что вы хорошие, вы очень неплохие. Но "эль" и "эр" родного языка Вы в детстве перепутали слегка. Услышав "храм", вы повторили "хлам", И ждете в хлам сошествия Мессии. Любезные, во хлам к вам не сойдет Господь. Вы хлеб сносили в хлев, сливали кровь в криницы, Вы рвали плоть с молитвой о любви. Вы спутали "давать" с "давить". Вам удавиться Привычней во сто крат, чем удивиться. Страх заменил восторженное "ах!". Я говорю: не спеться вам, но спиться Во хламе на крови. Мне велено сказать, и вот я говорю, Что жизнь бессмысленна, увы, но хороша. Жизнь хороша, и каждое мгновенье Жизнь хороша, и больше ни шиша! А там в конце - и тело и душа - Лишь пар и прах, и это утешенье. И я пришел, чтобы утешить мир. Утешься, мир, нет в небесах отмщенья. Но прежде, чем великое забвенье Охватит мир, изъеденный до дыр, Вам жрать навоз и гной цедить из рек. Провидел Босх библейские кошмары, Но Босх - не Бог, нет в Боге Божьей кары, Ведь проклят человеком человек. И я не добр, и зла я не держу. Вы все хорошие, вы очень неплохие. Вы ждали в хлам сошествия Мессии - Вот я пришел... И вот я ухожу.
×
×
  • Create New...

Important Information