Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'исследования'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Calendars

  • Community Calendar

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 15 results

  1. 13 часов назад, источник: Российская газета Россияне перестали доверять даже близким родственникам Почти половина респондентов, отвечая на вопрос, много ли есть людей, которым они доверяют, заявили, что их мало или нет совсем. Прослушать новость Источник: Reuters Такие данные содержатся в исследовании, которое проводили эксперты Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС при президенте РФ. Доверие, как поясняют ученые, одна из составных частей социального капитала. Но, как выяснилось в ходе опроса, динамика межличностного доверия имеет отрицательный характер, поскольку людей, которым стоит доверять, по мнению почти 30 процентов опрошенных, стало меньше. И лишь 6 процентов респондентов считают, что их стало больше. Наибольшие надежды на расширение числа людей, заслуживающих доверия, испытывает молодежь. После достижения 55 лет надежды на это заметно угасают. Людям этого возраста в большей степени свойственно ожидание сокращения социального окружения, заслуживающего доверия. Численность респондентов, ожидающих подобного сокращения, в этом возрастном интервале вдвое больше, чем в предыдущем (45−54 года). Участники опроса говорили, что стали меньше доверять коллегам (снижение на 25 процентов), друзьям (на 18,2 процента) и родственникам (на 12,6 процента). Читайте также Назван самый популярный самообман Тем временем, Россия обгоняет многие страны и находится недалеко от США — там доверяют своему окружению 35 процентов населения, напомнил в разговоре с «РГ» директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при правительстве РФ Алексей Зубец. «Существует такой проект — международное исследование ценностей, — пояснил эксперт. — Он мониторит показатель доверия людей к своему окружению по разным странам. По данным из этого проекта, в России межличностное доверие достаточно высокое». То же самое показывают исследования, проведенные Финансовым университетом. По словам Зубца, сегодня более 30 процентов россиян (32−34 процента в зависимости от территории и времени проведения исследования) доверяют своему социальному окружению. «Мы не видим никаких признаков, что уровень социального доверия к своему окружению в нашей стране падает, — уверяет Зубец. — Но, с другой стороны, нам далеко до таких лидеров по межличностному доверию как Китай и Швеция. Там своему окружению доверяет более 60 процентов населения». https://news.mail.ru/society/38270000/?frommail=1
  2. Православными христианами назвали себя чуть больше половины россиян (56%). Группа внеконфессионально верующих («верю в Бога, конкретную религию не исповедую») составила 17%. Почти столько же жителей РФ (18%) не считают себя верующими. Пятая часть православных христиан, по их словам, посещает храм раз в месяц и чаще – эта группа составляет 10,5% от всего населения страны. http://www.zircon.ru
  3. 29 Июня 2019 Нетрадиционные верования в России: перспективы распространения Почему и как люди делают выбор в пользу нетрадиционных религиозных течений, и каковы факторы и перспективы распространения новых религиозных движений в современной России – такие вопросы стали фокусом обзорного экспресс-исследования. Проект реализовывался в качественной парадигме и включал в себя кабинетное исследование, экспертный опрос ведущих религиоведов-специалистов в данной предметной области, а также интервью с адептами альтернативных религиозных и духовных учений. Исследование проводилось в мае-июне 2019 г. по заказу Фонда реализации общественных проектов «Время». http://www.zircon.ru/news/netraditsionnye_verovaniya_v_rossii_perspektivy_rasprostraneniya/
  4. ВОЦЕРКОВЛЕНИЕ СЕМЬИ И УДОВЛЕТВОРЕННОСТЬ БРАКОМ Статья основана на анализе данных, полученных автором в ходе тестирования семей православных священнослужителей и мирян, направленного на оценку степени удовлетворенности браком. На примере православной воцерковленной семьи автор показывает необходимость утверждения в обществе духовно-нравственных ценностей брака и приходит к выводу, что решение проблемы кризиса семьи заключается в возвращении людей к своим духовным и культурным традициям. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл основной причиной демографического кризиса в России назвал нарушение системы ценностей и намерен уделять этой проблеме особое внимание[1]. Патриарх говорит о том, что корни демографического кризиса кроются в отступлении от богозаповеданных норм человеческой жизни и залогом улучшения ситуации может стать внутреннее оздоровление общества, возвращение людей к своим духовным и культурным традициям[2]. Огромные потери несет наша страна вследствие того, что многие люди в результате своего духовно-нравственного невежества не могут правильно выстроить супружеские взаимоотношения и создать здоровую семью, чувствуют себя не удовлетворенными в браке. Нами было проведено исследование, посвященное изучению взаимосвязи удовлетворенности браком и воцерковленностью супругов. Мы выдвинули гипотезу исследования: у семей священнослужителей и семей воцерковленных удовлетворенность браком выше, чем у семей невоцерковленных или не верующих и семей, в которых воцерковлен только один из супругов. При исследованиях на российской выборке удовлетворенности браком параметр воцерковленности супругов уже брался во внимание в исследовании И. А. Кузнецовой[3]. Наше исследование отличается тем, что кроме верующих и неверующих пар, мы охватили семьи священнослужителей и пары, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий. Тестирование проводилось в 2010-2011 годах г. Москве и Московской области, республике Карелия, Новгородской Вологодской, Рязанской и Воронежской областях. Удовлетворенность браком мы понимаем как результат адекватной реализации представления (образа) о семье, сложившегося в сознании человека под влиянием встреч с различными событиями в процессе его супружеского опыта[4]. Под воцерковленностью мы понимаем приобщенность человека к христианской традиции и церковной жизни[5], главными критериями которой мы определили регулярное посещение богослужений и регулярное приобщение к Таинствам Исповеди, Святого Причастия. Для проведения исследования был использован «Тест-опросник удовлетворенности браком»[6], разработанный В.В. Столиным, Т.Л. Романовой, Г.П. Бутенко. Тест предназначен для экспресс-диагностики степени удовлетворенности–неудовлетворенности браком, а также степени согласования–рассогласования удовлетворенности браком у той или иной социальной группы. Данная методика была выбрана нами, так как соответствовала цели исследования и давала возможность определить степень удовлетворенности браком в четырех супружеских группах. Опросник состоит из 24 утверждений, относящихся к различным сферам: восприятия себя и партнера, мнения, оценки, установки и т.д. Каждому утверждению предлагается выбрать вариант ответа: а) – верно, б) – трудно сказать, в) – неверно. Супруги независимо друг от друга заполняли тест и при этом также указывали степень своей воцерковленности в православной вере: – священнослужитель; – регулярно хожу в храм, исповедуюсь, причащаюсь; – не значительно воцерковлен(а); – неверующий(ая). При обработке данных респонденты, обозначившие себя как «не значительно воцерковлен» и «неверующий» были объединены в одну группу. В исследовании участвовали 227 семейные пары (454 человека: 227 мужчин и 227 женщин). Средний возраст для выборки – 36 лет (от 19 до 66); мужчин – 37,6 лет (от 21 до 66), женщин – 34,5 лет (от 19 до 64). Среднее количество лет в браке – 13,5 лет (от 1 до 40). Семейные пары были разделены на 4 группы: 1 – 54 семьи священнослужителей (священников и диаконов). Средний возраст для выборки – 33,9 лет (от 19 до 60); мужчин – 35,8 лет (от 21 до 60), женщин – 32,1 лет (от 19 до 56). Среднее количество лет в браке – 13 лет (от 1 до 36); 2 – 66 семей воцерковленных (регулярно ходят в храм, исповедуются, причащаются). Средний возраст для выборки – 36,8 лет (от 21 до 65); мужчин – 38,4 лет (от 21 до 65), женщин – 35,2 лет (от 21 до 54). Среднее количество лет в браке – 12 лет (от 1 до 33); 3 – 41 семьи, в которых один из супругов воцерковлен, а другой не воцерковлен или неверующий. Средний возраст для выборки – 36,3 лет (от 22 до 66); мужчин – 38 лет (от 22 до 66), женщин – 34,7 лет (от 22 до 64). Среднее количество лет в браке – 15 лет (от 1 до 40); 4 – 66 семей не значительно воцерковленных или неверующих Средний возраст для выборки – 37 лет (от 22 до 65); мужчин – 38,2 лет (от 22 до 70), женщин – 35,9 лет (от 22 до 65). Среднее количество лет в браке – 14 лет (от 1 до 32). При изучении уровня удовлетворенности в группах респондентов мы получили следующие данные, представленные в рис. 1 и таб. 1. Рис. 1. Распределение семей по степени удовлетворенности браком. Таб. 1. Удовлетворенность браком в семьях священнослужителей, в семьях воцерковленных, в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий, в семьях невоцерковленных или неверующих. По степени удовлетворенности браком «абсолютно благополучными» считают себя: в семьях священнослужителей: 81% мужчин и 74% женщин; в семьях воцерковленных: 66% мужчин и 57% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий: 54% мужчин и 42% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих: 38% мужчин и 40% женщин. «Благополучным» свой брак считают: в семьях священнослужителей – 19% мужчин и 13% женщин; в семьях воцерковленных – 23% мужчин и 21% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 12% мужчин и 27% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих – 32% мужчин и 27% женщин. «Скорее благополучным» свой брак считают: в семьях священнослужителей – 7% женщин; в семьях воцерковленных – 8% мужчин и 11% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 12% мужчин и 7% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих – 8% мужчин и 11% женщин. В категорию «переходных» попали: семьи, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 5% мужчин и 2% женщин; семьи невоцерковленные или неверующие – 4% мужчин и 2% женщин. «Скорее неблагополучным» свой брак считают: в семьях священнослужителей – 4% женщин; в семьях воцерковленных – 3% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 10% мужчин и 5% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих – 12% мужчин и 8% женщин. «Неблагополучным» свой брак считают: в семьях священнослужителей – 2% женщин; в семьях воцерковленных – 3% мужчин и 5% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 2% мужчин и 10% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих – 3% мужчин и 9% женщин. К «абсолютно неблагополучным» отнесли свой брак: в семьях воцерковленных – 3% женщин; в семьях, в которых один из супругов воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий – 5% мужчин и 7% женщин; в семьях невоцерковленных или неверующих – 3% мужчин и 3% женщин. Таким образом, гипотеза данного исследования подтвердилась: у семей священнослужителей и семей воцерковленных удовлетворенность браком выше, чем у семей, в которых один из супругов невоцерковлен или неверующий и в семьях невоцерковленных или неверующих. При этом заметна четкая градация уровня удовлетворенности в зависимости от степени воцерковленности супружеской пары: самыми удовлетворенным браками являеются семьи священнослужителей, затем семьи воцерковленные, за ними идут семьи, в которых один воцерковлен, а другой невоцерковлен или неверующий и наименее удовлетворенными считают свой брак семьи невоцерковленные или неверующие. При этом, если в семье хотя бы один из супругов воцерковлен, то удовлетворенность браком уже выше. К вопросу о благополучии пар, в которых один из супругов воцерковлен, а другой нет: как следует из графика, если неверующего супруга подводить к воцерковлению, то существует большая вероятность семье войти в категорию благополучных; если же семья будет ориентироваться лишь на супруга неверующего, то у нее больше шансов попасть в категорию менее благополучных семей. Исследование так же показало, что во всех группах респондентов степень удовлетворенности браком у мужчин выше, чем у женщин. Для объяснения данного факта требуется дополнительное исследование. Подтвержденная в ходе работы гипотеза, для основательного ее объяснения, так же требует дополнительных исследований с привлечением соответствующих методов психологической диагностики. Результаты, полученные нами, совпадают с исследованием, проведенным И.А. Кузнецовой, которое показало, что уровень удовлетворенности браком у супругов верующих выше по сравнению с парами неверующих. При тестировании с супружескими парами так же проводилась беседа, которая показала, что воцерковленные семьи относятся к браку как к Таинству, считая, что благодать, полученная при Венчании, помогает им в семейной жизни и строят свои взаимоотношения согласно Священному Писанию. Священное Писание говорит об особой ответственности мужа, который призван быть «главою жены», любящим ее, как Христос любит Свою Церковь, а также о призвании жены повиноваться мужу, как Церковь повинуется Христу (Еф. 5, 22–23; Кол. 3, 18). Здесь речь идет, конечно же, не о деспотизме мужа или закрепощении жены, но о первенстве и ответственности, заботе и любви[7]. «Быть главой» – означает заботиться, брать ответственность за благополучие ближнего. Муж отвечает за все сферы семейной жизни: за материальное благополучие, за душевное и духовное состояния супруги и семьи в целом. Это функции, наложенные на мужчину Богом, их нереализованность ведет к своеобразной духовной инвалидизации мужчины и к неудовлетверенности его своим положением[8], что, к сожалению, свойственно мужчинам в современном мире. Жена должна не бояться выпустить из своих рук бразды правления и принять предназначенное ей Богом положение: «повинуйтесь своим мужьям как Господу… как Церковь повинуется Христу» (Еф. 5, 22–24). В христианском браке такие отношения являются естественными и не вызывают неудовлетворенности и разногласий. Более того, психологи-консультанты утверждают: «Практика работы с женщинами, которые начинают строить свои семейные отношения на основе христианской модели супружества, показывает, что их постепенный отказ от тотального контроля за всеми действиями мужа и детей, от стремления управлять всем и всеми достаточно быстро приводит к значительному улучшению семейной атмосферы, к тому, что муж начинает восприниматься ею более позитивно и, соответственно, больше участвует в семейных делах (об этом говорят сами женщины)»[9]. В православной модели брака жизненные ориентиры супругов, их единомыслие в представлении о нравственности, обязанностях мужа и жены помогают предотвращению появления супружеских конфликтов: «Общность веры супругов, являющихся членами тела Христова, составляет важнейшее условие подлинно христианского и церковного брака. Только единая в вере семья может стать «домашней Церковью» (Рим. 16, 4; Флм. 1, 2), в которой муж и жена совместно с детьми возрастают в духовном совершенствовании и познании Бога»[10]. Многие люди в результате своего духовно-нравственного невежества не могут правильно выстроить супружеские взаимоотношения и создать здоровую семью, чувствуют себя в браке неудовлетворенными. Залогом же улучшения ситуации может стать возвращение людей к своим духовным и культурным традициям. Как сказал Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, «исповедуемое Православием восприятие семьи как малой Церкви помогает христианам… правильно выстроить взаимоотношения мужа и жены»[11] и результаты проведенного исследования это наглядно показывают. Дмитрий Дементьев Литература: [1] Демографический кризис вызван нарушением системы ценностей, убежден Патриархhttp://www.newsru.com/religy/23sep2010/demografia.html 23.10.2010 [2] Патриаршее приветствие участникам выставки «В единстве семьи – единство нации» в Храме Христа Спасителя – см.: http://www.patriarchia.ru/db/text/968320.html 21.12.2009. [3] Кузнецова Ирина Александровна. Духовно-нравственные ценности Православия как фактор семейного воспитания детей. Дисс. канд. психол. наук. – СПб.: 2007. – С. 85 – 88. [4] Приводится по: Андреева Т. В. Психология современной семьи. Монография. – СПб.: Речь, 2005. – С. 113. [5] Православная энциклопедия. Том IX.: М.: Церковно-научный центр «Православная энциклопедия», 2005. – С. 495. [6] Тест-опросник удовлетворенности браком, ОУБ // Психологические тесты / Под ред. А.А.Карелина: В 2 т. Т. 2. – М., 2007. – С.173–179. [7] Глава X: Вопросы личной, семейной и общественной нравственности/Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. – М, 2001. – С. 377-378. [8] Лысюк Л. Христианская модель семьи как основа семейного консультирования // Московский психотерапевтический журнал. 2004. №4. – С.70. [9] Там же, С. 74. [10] Глава X: Вопросы личной, семейной и общественной нравственности // Основы социальной концепции Русской Православной Церкви // Юбилейный Архиерейский Собор Русской Православной Церкви. – М, 2001. – С. 373. [11] Патриаршее приветствие организаторам, участникам и гостям VII Всероссийского кинофестиваля короткометражных фильмов «Семья России» http://www.patriarchia.ru/db/text/1158522.html 12.05.2010 http://dimdem.ru/udovletvorennost-brakom-v-semya/?fbclid=IwAR1CtofTSV64Uv7VUn7cUnRxIwzq0HLHbFo4ifRE6Dwx2vI0l53dm5Lr0ws
  5. ПРОБЛЕМА ВОСПРИЯТИЯ РЕЛИГИИ В СОЗНАНИИ СОВРЕМЕННОЙ МОЛОДЁЖИ БЕЛГОРОДСКОЙ ОБЛАСТИ (2019) Выборка квотная, N=600 ПОТОК ОДНОМЕРНЫХ РАСПРЕДЕЛЕНИЙ Что для Вас религия? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Вера в сверхъестественное 177 30,1 2 Богослужения, культовые здания, общественная деятельность 192 32,7 3 Свод моральных норм и правил 207 35,2 4 Повод для конфликта 39 6,6 5 Попытка уйти от реальности 69 11,7 6 Попытка найти истину 135 23,0 7 Возможность обрести своё «Я» 93 15,8 8 Попытка выделиться из других 18 3,1 9 Попытка найти «своих» 27 4,6 10 Культурная традиция 159 27,0 11 Ответ на важнейшие современные вопросы 18 3,1 12 Человеческая глупость 75 12,8 13 Затрудняюсь ответить 12 2,0 14 Другое 0 0,0 Сумма: 1221 207,7 Итого ответивших: 588 100,0 Считаете ли Вы себя религиозным человеком? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да 177 29,5 2 Нет 276 46,0 3 Затрудняюсь ответить 147 24,5 Итого ответивших: 600 100,0 Есть ли у Вас в семье верующие люди? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, все или почти все 264 44,0 2 Отец или мать 96 16,0 3 Бабушки или дедушки. 99 16,5 4 Другие родственники 96 16,0 5 Нет 45 7,5 Итого ответивших: 600 100,0 Что повлияло на Ваше отношение к религии? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 СМИ 60 10,4 2 Литература 156 27,1 3 Мнения друзей, знакомых 99 17,2 4 Семья 261 45,3 5 Собственные поиски 351 60,9 6 Интернет 105 18,2 7 Свой вариант 0 0,0 Сумма: 1032 179,2 Итого ответивших: 576 100,0 Как Вы относитесь к религии? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Крайне положительно 63 10,5 2 Положительно 150 25,0 3 Нейтрально 255 42,5 4 Негативно 84 14,0 5 Крайне негативно 21 3,5 6 Затрудняюсь ответить 27 4,5 Итого ответивших: 600 100,0 Как Вы относитесь к людям, соблюдающим религиозные обряды, ритуалы и т.д.? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Негативно 30 5,1 2 Терпимо 102 17,3 3 С насмешкой 30 5,1 4 Уважительно 225 38,1 5 Безразлично 189 32,0 6 Затрудняюсь ответить 15 2,5 7 Свой вариант 0 0,0 Итого ответивших: 591 100,0 По Вашему мнению, как к религии относится большая часть российской молодёжи? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Положительно 45 7,5 2 Нейтрально 174 29,0 3 Отрицательно 135 22,5 4 Противоречиво 183 30,5 5 Затрудняюсь ответить 63 10,5 Итого ответивших: 600 100,0 Как часто, по Вашему мнению, в СМИ и Интернете говорят и пишут о религии? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Слишком часто 213 35,5 2 В нужной мере 111 18,5 3 Слишком мало 24 4,0 4 Не слежу за этим 204 34,0 5 Затрудняюсь ответить 48 8,0 Итого ответивших: 600 100,0 Эти новости в основном имеют: Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Положительный характер 150 25,4 2 Нейтральный характер 84 14,2 3 Отрицательный характер 126 21,3 4 Затрудняюсь ответить 231 39,1 Итого ответивших: 591 100,0 По Вашему мнению, где чаще всего происходят религиозные конфликты? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 В Интернете 315 56,5 2 В быту 54 9,7 3 При случайном контакте 42 7,5 4 В семье 18 3,2 5 Затрудняюсь ответить 129 23,1 6 Свой вариант 0 0,0 Итого ответивших: 558 100,0 Возникали ли у Вас конфликты на религиозной почве? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да 156 26,0 2 Нет 444 74,0 Итого ответивших: 600 100,0 А приходилось ли Вам быть свидетелем таких конфликтов? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да 327 54,5 2 Нет 273 45,5 Итого ответивших: 600 100,0 Как Вы считаете, возможно ли бесконфликтное существование верующих и неверующих людей? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, возможно 237 39,5 2 Скорее да, чем нет 135 22,5 3 Скорее нет, чем да 126 21,0 4 Нет, невозможно 48 8,0 5 Затрудняюсь ответить 54 9,0 Итого ответивших: 600 100,0 Считаете ли Вы закон о защите прав верующих необходимым? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, он необходим 90 15,0 2 Да, но его нужно смягчить 132 22,0 3 Нет, он не нужен 261 43,5 4 Затрудняюсь ответить 117 19,5 Итого ответивших: 600 100,0 Как Вы считаете, нужно ли молодёжи заниматься изучением религии? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, начиная со школы 99 16,5 2 Да, начиная с университета 12 2,0 3 Да, но когда человек сам решит 231 38,5 4 Не обязательно 138 23,0 5 Не нужно забивать себе голову 96 16,0 6 Затрудняюсь ответить 24 4,0 Итого ответивших: 600 100,0 Считаете ли Вы, что религия воспитывает в человеке моральные качества, нравственность и т.д.? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да 159 26,5 2 Скорее да, чем нет 195 32,5 3 Скорее нет, чем да 75 12,5 4 Нет 108 18,0 5 Затрудняюсь ответить 63 10,5 Итого ответивших: 600 100,0 Имеете ли Вы знания о какой-либо религии и её учении? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, в полной мере 105 17,5 2 Знаком(-а) достаточно хорошо 213 35,5 3 Знаком(-а) немного 225 37,5 4 Нет, почти не имею 39 6,5 5 Затрудняюсь ответить 18 3,0 Итого ответивших: 600 100,0 Как Вы считаете, актуальны ли на сегодняшний день библейские и другие религиозные заповеди? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Да, все 105 17,5 2 Да, большинство 159 26,5 3 Лишь некоторые 171 28,5 4 Нет 93 15,5 5 Затрудняюсь ответить 72 12,0 Итого ответивших: 600 100,0 Исповедуете ли Вы какую-либо религию? Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Христианство (православие) 207 39,2 2 Христианство (другое направление) 24 4,5 3 Буддизм 18 3,4 4 Ислам 0 0 5 Иудаизм 0 0,0 6 Язычество 15 2,8 7 Не верю 264 50,0 8 Другое 0 0,0 Итого ответивших: 528 100,0 Укажите, пожалуйста, свой возраст: Валидные Значения Частота %от ответивших 1 14-19 192 32,0 2 20-24 258 43,0 3 25-30 150 25,0 Итого ответивших: 600 100,0 Укажите Ваш пол Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Мужской 282 47,0 2 Женский 318 53,0 Итого ответивших: 600 100,0 Укажите, пожалуйста, Ваш род занятий: Валидные Значения Частота %от ответивших 1 Учащийся школы 51 8,5 2 Учащийся ССУЗа 57 9,5 3 Учащийся вуза 300 50,0 4 Закончил обучение, не работаю 36 6,0 5 Закончил обучение, работаю 156 26,0 6 Другое 0 0,0 Итого ответивших: 600 100,0
  6. Белгород стал лидером по вовлечённости горожан в православие 14:53, 10 января Религия Культура Белгород вошёл в число лидеров по вовлечению горожан в православную культуру. Исследование провёл Финансовый университет при правительстве РФ. В ходе опроса 51% белгородских респондентов заявили, что у них есть друзья и знакомые, вовлечённые в православную жизнь. В списке лидеров также оказались Воронеж (50%), Курск (49%), Москва (49%) и Липецк (48). — Исследование показало, что список городов-лидеров по вовлеченности населения в православие мало поменялся за последние годы. По результатам аналогичного опроса, проведенного в 2015 году, в число лидеров входили Липецк, Курск, Саранск, Москва, Белгород, Воронеж, Тамбов, Рязань, Ульяновск, Калуга, — отмечают в Финансовом университете. Самый низкий уровень вовлечённости населения в православную культуру отмечен в Улан-Удэ (18%), Уфе (17%), Якутске (14%), Махачкале (6%) и Грозном (5%). Немногим более 1% участников исследования заявили о том, что среди их друзей и знакомых есть активные католики. Наибольшее распространение конфессии отмечено в Калининграде, Санкт-Петербурге, Петрозаводске, Москве и Мурманске. Около 2% респондентов заявили, что среди их друзей и знакомых есть протестанты. Больше всего их в Орле, Севастополе, Петрозаводске, Калининграде и Курске. https://www.go31.ru/news/2269311/belgorod-stal-liderom-po-vovlecennosti-gorozan-v-pravoslavie?fbclid=IwAR0VzhE3sHV5Mby57oH1qmM9q1KDsz3m8EqK4_i9UlBkzf3G24hCzpjcHnk
  7. Научный результат → Социология и управление → 2017 → Выпуск 3 (13) Белова Т.П., Крупина А.В. ОТНОШЕНИЕ К ПРАЗДНИКАМ КАК ПОКАЗАТЕЛЬ ВОЦЕРКОВЛЁННОСТИ СТУДЕНЧЕСКОЙ МОЛОДЁЖИ Татьяна Павловна Белова Александра Викторовна Крупина Aннотация. В статье подчёркивается актуальность изучения в современной отечественной социологии процесса воцерковления и воцерковлённости как его результата, обосновывается значимость исследования отношения к религиозным праздникам как одного из показателей воцерковлённости. Эмпирическую базу статьи составляют результаты анкетного опроса, проведённого в июне 2016 г. в Ивановском государственном университете и Ивановском государственном энергетическом университете по стратифицированной пропорциональной выборке. При характеристике уровня религиозности и воцерковлённости использовались следующие индикаторы: религиозная и конфессиональная самоидентификация, частота и мотивация хождения в храм, знание Евангелий и других религиозных книг, знание молитв и частота их совершения, соблюдение постов и понимание их смыла. Отношение к праздникам исследовалось в когнитивном и практических аспектах. Результаты анкетирования сопоставлялись с данными других опросов, а также с теоретико-методологическими положениями концепций российских и зарубежных социологов. Ключевые слова: воцерковление, показатели воцерковлённости, религиозная и конфессиональная самоидентификация, студенчество. Введение (Introduction). Одно из популярных направлений исследований в российской социологии религии – изучение процесса воцерковления. Начало ему было положено В. Ф. Чесноковой. Она сформулировала теоретическое понятие, разработала методику его измерения и апробировала ее в количественных социологических опросах Фонда общественного мнения. Воцерковление, в интерпретации Чесноковой, ‑ это «добровольное признание человеком влияния Церкви», которое осуществляется через личное усвоение «установленного в ней образа жизни и образа мыслей», при чём «усвоение образа мыслей происходит параллельно и в тесной связи с усвоением образа жизни» (Чеснокова, 2005: 18). Эта методика использовалась в эмпирических исследованиях ФОМ (Воцерковленность православных…, 2015) и Ю. Ю. Синелиной (Синелина, 2006). В последние годы обсуждение российскими социологами теоретико-методологических и эмпирических сторон социологического изучения воцерковления и воцерковлённости не прекращается (Алексеева, 2009; Белова, 2015; Дивисенко, 2016; Ипатова, 2004; Лебедев, 2013; Рыжова, 2016; Уфимцева, 2013). Теоретический обзор (Theoretical review). Как правило, в качестве показателей воцерковлённости православных христиан используются пять переменных, предложенные В. Ф. Чесноковой: «частота посещения храма», «частота причащения», «регулярность чтения текстов Священного Писания», «форма молитвы» и «пост». Но возможно использование и других индикаторов, например, «отношение к религиозным праздникам», т.к. он тесно связан с православным образом жизни, который, как отмечала Валентина Фёдоровна, является главным «проводником устойчивого влияния Церкви на человека», а потому, утверждала она, «начинать изучение религиозности населения… следует именно с понятия образа жизни» (Чеснокова, 2005: 18-19). Отношение к конкретным православным праздникам (прежде всего, к Пасхе) в постсоветское время стало специальным предметом эмпирических исследований, проводимых с использованием различных методик[1]. Отношение к праздникам как показатель воцерковлённости нами рассматривается как отношение к знаменательным, с точки зрения православной традиции, дням, отмечаемые верующими в память о тех или иных событиях. Когнитивный аспект этого отношения предполагает уровень знания дат праздников, их смыслов, символики; а практический – действия, которые совершаются в дни этих праздников и установки на праздничные практики. Научные результаты и дискуссия (Research Results and Discussion). В июне 2016 г. было проведено поисковое исследование методом анкетного опроса студентов первых – четвёртых курсов Ивановского государственного университета и Ивановского энергетического университета (N=100 чел.). Выбор классического и технического университета был обусловлен исследовательской установкой на сравнение данных по группам различных направлений подготовки. В ИвГУ опрашивались студенты, обучающиеся на социолого-психологическом, экономическом, юридическом факультетам и факультете романо-германской филологии, в ИГЭУ – на электромеханическом, теплоэнергетическом факультетах и факультете экономики и управления. Указанный состав факультетов позволил опросить равное количество юношей (N=50 чел.) и девушек (N=50 чел.) по гуманитарному, экономическому и техническому направлениям подготовки. К религиозным или сомневающимся, но ближе к религиозным отнесли себя 37% всех опрошенных, из них 48% женщин. Наибольшие показатели религиозности отмечены у студентов гуманитарного направления (вместе с сомневающимися 41,8%), а наименьшие – у студентов технического направления (соответственно – 32,4%). В целом среди студентов-технарей более половины отнесли себя к сомневающимся, колеблющимся между верой и неверием (58,8%). Среди студентов-экономистов преобладают нерелигиозные люди (54,8%). Таким образом, подтверждается наличие «светского паттерна сознания молодого поколения» (Лебедев, 2007: 88). Среди студенческой молодежи выявлена следующая конфессиональная самоидентификация: православные – 45,0%; неверующие без конфессиональной принадлежности – 24,0%; верующие без конфессиональной принадлежности – 23,0%; христиане без конфессиональной принадлежности – 7,0%; буддисты – 1,0%. Поскольку в ивановских вузах в основном учатся выпускники средних учебных заведений г. Иваново и Ивановской области, то логично сопоставить полученные данные с результатами опроса в рамках проекта «АРЕНА», проведённого в 2012 г. По Ивановской области они были такими: православные – 55,0%, из них: православные в Церкви – 47,0%, православные вне Церкви – 8,0; верующие без конфессиональной принадлежности – 28,0%; христиане без конфессиональной принадлежности – 2,0%; неверующие – 13,0%; буддисты – 0,0% (АРЕНА, 2012: 171). Сравнение данных двух опросов позволяет выявить следующие тенденции: во-первых, в среде студентов двух ивановских вузов отмечается меньшая доля православных (но примерно такая же, как православных в Церкви); во-вторых, примерно равная доля внеконфессиональных верующих (но с большим количеством «христиан вообще»); в-третьих, более значительная доля нерелигиозных. Что касается буддистов, то в исследованиях, проводимых на территории Ивановской области, они встречаются только в молодёжной среде (но всегда на уровне статистической погрешности). Православных выявлено примерно равное количество среди мужчин (46,0%) и женщин (44,0%), что опровергает стереотип о православии как о «женской религии». Неверующих без конфессиональной принадлежности традиционно больше среди мужчин (30% против 18% женщин). Верующих и христиан без конфессии оказалось больше среди женщин (соответственно 30% и 8%, против 16% и 6% среди респондентов мужского пола). По признаку направления подготовки конфессиональная самоидентификация выглядит следующим образом: наибольшая доля православных среди технарей (53,0%), наименьшая – среди экономистов (34,3%); по неверующим распределение обратное: 20,5% технарей и 28,5% экономистов; среди последних больше всего верующих без конфессии (25,7%) и христиан без конфессии (11,5%). Буддистом себя определил мужчина-гуманитарий. Православными среди студентов гуманитарного направления определили себя 48,3%, неверующими – 22,7%, верующими без конфессии – 19,3%, христианами без конфессии – 6,5%. Противоречия между группами по религиозной и конфессиональной идентификации выявляются в любом социологическом исследовании, проводимом в постсоветской России. Мы специально сопоставили эти группы (см. табл.1). Таблица 1 Самоопределение по отношению к религии в зависимости от конфессиональной самоидентификации (в %, N=100) Table 1 Self-determination in relation to religion in dependence from confessional self-identification (in%, N = 100) Самой последовательной является идентификация по признаку неверия, так как никто из этой группы не считает себя религиозным человеком, в то время как, только каждый четвёртый «верующий вообще» относит себя к таковому. Наибольшая доля религиозных людей отмечается в группе православных (вместе с сомневающимися 60,0%). Именно об этих студентах можно говорить, как о включённых в процесс воцерковления. Картина по другим показателям группы православных студентов следующая. Не реже раза в месяц в храм ходит 1,0% студентов, 2-3 раза в год – 46,6%, были несколько раз в жизни – 42,2 %, никогда в жизни не были – 0,2%. Таким образом, у большей части православной молодёжи отсутствуют постоянные контакты с церковью. Аналогичное явление отмечается на Западе, и оно расценивается как свидетельство «о неприятии молодыми людьми традиционной институциональной религии в пользу новых форм духовности» (Каргина, 2013: 110). Основными мотивами посещения храма у православных студентов являются: потребность поставить свечку – 75,6%, помолиться – 53,3%; исповедоваться и причаститься – 22,2%, принять участие в богослужении – 13,3%. Практически никто из опрошенных не знает и не читает Евангелия (таковых 91,1%), 40% никогда не молятся, 86,7% не постятся, 57,8% понимают пост, в первую очередь, как время отказа от определенной пищи. Интересно отметить, что студенты с православной идентичностью чаще, чем все остальные респонденты (46,6% против 12,7%) указывали на то, что на их отношение к религии повлияли родители. Эти результаты логично вписываются в контекст рассуждений Ч. Тейлора о том, что сегодня, несмотря на «гораздо меньший уровень преемственности поколений в религиозной приверженности», продолжают отмечаться и, возможно, развиваться «коллективные варианты религиозного выбора». При этом в качестве одной из причин данной тенденции канадский учёный называет «непрекращающееся значение праздника» (Тейлор, 2017: 639), что служит дополнительным аргументом актуальности выбора темы нашего исследования. Практически все опрошенные студенты, не зависимо от религиозной и конфессиональной самоидентификации, знают христианские праздники: Пасху – 87,0%, Рождество – 79,0%. Однако у них нет понимания иерархии праздников, принятой в православном вероучении: 65,0% всех респондентов (68,8% православных и 61,8% представителей других конфессиональных идентичностей) ставят Рождество на первое место. Пасха в представлениях 60,0% опрошенных (53,3% православных и 65,5% с другими конфессиональными предпочтениями) занимает второе место. При этом 76,0% респондентов (из которых 91,1% православных) понимают религиозный смысл Пасхи и практически в каждой семье его отмечают. Аналогичная ситуация с богородичными праздниками. В качестве главного праздника студенты называют Рождество Богородицы (44,0% всех опрошенных, 46,7% православных). Приоритет Успения Богородицы признаёт каждый десятый респондент (11,0%) и лишь незначительная доля (4,4%) православных студентов. Специальный акцент в опросе делался на вопросы, связанные со свадебными церковными практиками. Например, мы выясняли осведомлённость студентов о том, можно ли играть свадьбу на Благовещение: 67,0% всех респондентов и 62,2% православных ответили, что не знают; отрицательный (правильный) ответ дали соответственно 11,0% как всех опрошенных и столько же православных. Далее студентам предлагался тестовый вопрос на знание самой популярной поры свадеб в дореволюционном прошлом. Основная часть всех опрошенных (65,0%, из них 66,0% мужчин и 64,0% женщин) и большинство православных (68,9%) выбрали дату 30 сентября (Вера, Надежда, Любовь и мать их София). Правильный ответ «14 октября (Покров)» указали 14,0% респондентов (8,0% мужчин и 20,0% женщин) и 13,3% православной молодежи. Наименьшее число выборов пришлось на 27 сентября (постный день) – 9,0% от всех (10,0% мужчин, 8,0% женщин) и 11,1% православных, но никого из студентов с религиозным самоопределением. Следует отметить то, что, когда выявлялось понимание студентами смыслов поста, им, в том числе, предлагался вариант «время, когда нельзя играть свадьбу». Он оказался значимым для 6,0% опрошенных и 11,1 православных. Эти результаты отразились и на ответах на вопрос о возможности венчаться, жениться (выходить замуж) на День Петра и Февронии. Утвердительный ответ дали 540% всех респондентов (50,0% мужчин, 58,0% женщин) и 73,3% православных, а отрицательный (соответствующий православным нормам) – 6,0% опрошенных (4,0% мужчин, 8,0% женщин) и 6,7% православных. Таким образом, наше исследование показало, что студенты имеют слабое представление о православных свадебных традициях. В то же время в студенческой среде растет значимость праздника в честь святых Петра и Февронии. Половина студентов (46,0% юношей и 54,0% девушек, 55,6% православных) знают символ этого праздника (ромашку). Для 30,0% всех респондентов и 46,7% православных День любви и верности – это 8 июля, но для 25,0% опрошенных и 17,8% православных (с невысокими показателями воцерковлённости) – это 14 февраля. Интересно отметить, что популярность дня святого Валентина выше у девушек (34,0% против 16,0% юношей) и у студентов-экономистов (37,0%). Но в основном студенты считают этот праздник католическим (53,0% всех опрошенных и 60,0% православных). Для 32,0% опрошенных и 37,8% православных 25 января – не только день российского студенчества, но и день святой Татианы. Однако традиции ходить в храм в этот день у студентов ИвГУ и ИЭГУ не сложилось. Возможно, сейчас, когда начались службы в Храме Всех Святых (домовом храме ИвГУ), ситуация будет меняться. Заключение (Conclusions). Предполагается дальнейшее изучение отношения к праздникам как показателя воцерковлённости. Итак, религиозные праздники – это одно из базовых оснований конфессиональной и этнокультурной традиции, обеспечивающей преемственность поколений в религиозной идентификации. Отношение православного верующего к религиозным праздникам является важным показателем воцерковлённости, т.к. непосредственно связано с православным образом жизни. Его когнитивный аспект отражает степень принятия вероучительных положений, а практический – их закрепление в повседневной жизни. Результаты опроса, проведённого в двух ивановских вузах (классическом и техническом университетах), с одной стороны, говорят о высоком уровне знания студентами христианских праздников, не зависимо от конфессиональной принадлежности, а с другой, – об их слабом институционально-доктринальном понимании, включая праздники, связанные со свадебными практиками. Данные об отношении опрошенного контингента к религиозным праздникам коррелируют с другими показателями низкой воцерковлённости студенческой молодёжи (частота и мотивация хождения в храм, знание Евангелий и других религиозных книг, знание молитв и частота их совершения, соблюдение постов и понимание их смысла), но в то же время свидетельствуют об интересе студентов к православной традиции, который в перспективе может послужить благоприятным условием для вхождения в церковную жизнь. 1 В соцсетях о Пасхе написали почти 2 млн пользователей: в два раза больше, чем в 2014 году. URL: http://sreda.org/2015/v-sotssetyah-o-pashe-napisali-pochti-2-mln-polzovateley-v-dva-raza-bolshe-chem-v-2014-godu/235994 (дата обращения: 15.04.2015); Великий пост и Пасха: Пресс-выпуск, 13.04.2017. URL: https://www.levada.ru/2017/04/13/velikij-post-i-pasha-3/ (дата обращения: 14.04.2017). Список литературы Алексеева М. С. Воцерковленность как показатель религиозности // Социологические исследования. 2009. №9. С. 97-102. АРЕНА: Атлас религий и национальностей Российской Федерации. М.: Среда, 2012. 240 с. Белова Т. П. Особенности социологического изучения процесса воцерковления православных и протестантов // Проблемы моделирования социальных процессов: Россия и страны АТР: Материалы Всеросc. научно-практич. конф. с межд. участием / отв. ред. И. Г. Кузина. Владивосток: Дальневост. федерал. ун-т, 2015. С. 125-128. Воцерковленность православных. Индекс воцерковленности православных: мониторинг. URL: http://fom.ru/TSennosti/11587 (дата обращения: 24.08.2015). Дивисенко К. С. Тесным путем и в нужном направлении: проблема выявления сильной группы православных верующих // Социологические исследования. 2016. №10. С. 128-138. Ипатова Л. П. Православные женщины: пути воцерковления // Устная история и биография: женский взгляд / ред. и сост. Е.Ю. Мещеркина. М.: Невский Простор, 2004. С. 153-189. Каргина И. Г. Ключевые тренды в изучении современных проявлений религиозности // Социологические исследования. 2013. №6. С. 108-115. Лебедев С. Д. Отношение учащейся молодежи к религии // Социологические исследования. 2007. №7. С. 87-97. Лебедев С. Д., Сухоруков В. В. Тесный путь не туда? // Социологические исследования. 2013. №1. С. 118-126. Рыжова С. В. Особенности изучения религиозной идентичности россиян // Социологические исследования. 2016. №10. С. 118-127. Синелина Ю. Ю. Динамика процесса воцерковления православных // Социологические исследования. 2006. №11. С. 89-97. Тейлор Ч. Секулярный век. М.: ББИ, 2017. 967 с. Уфимцева Е. И. Особенности воцерковления в оценках православной молодежи // Социологические исследования. 2013. №1. С. 127-134. Чеснокова В. Ф. Тесным путём: Процесс воцерковления населения России в конце ХХ века. М.: Академический проект, 2005. 304 с. Татьяна Павловна Белова кандидат философских наук, доцент, доцент кафедры социологии и управления персоналом Ивановского государственного университета. Александра Викторовна Крупина студентка социолого-психологического факультета Ивановского государственного университета Перевод на английский язык отсутствует.
  8. Научный результат → Социология и управление → 2015 → Выпуск 1 (3) А. Г. Нестерова ДИНАМИКА РЕЛИГИОЗНОЙ СИТУАЦИИ В ВОЛГОГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ (2011-2014 ГГ.) Aннотация. В статье рассматриваются предпосылки и отдельные аспекты современной религиозной ситуации в Волгоградской области – наличие конфессий и количество религиозных организаций, функционирующих на территории области. Волгоградская область исторически имеет особый геополитический статус, так как граничит с Казахстаном, а также территориально близко расположена к регионам Северного Кавказа. Религиозная картина Волгоградской области представлена 22 вероисповеданиями, среди которых наиболее многочисленные на протяжении последних лет являются православие и ислам. Кратко представлены результаты социологического исследования религиозной ситуации в Волгоградской области в динамике за последние несколько лет, которые сводятся к следующим выводам: многонациональное население Волгоградской области обладает достаточно высоким уровнем толерантности. Вероисповедная политика в Волгоградской области способствует стабилизации духовно-нравственной обстановки, формированию толерантного сознания, укреплению основ веротерпимости, взаимопонимания людей разных национальностей и разных вероисповеданий. Ключевые слова: религиозная ситуация, толерантность, религиозность. Влияние религии на современные процессы модернизации в различных регионах мира и в частности Российской Федерации сегодня трудно переоценить. В современном глобальном мире происходит усиление одних религиозных направлений и ослабление других. А процесс глобализации приводит к размыванию национальной и культурной идентичности и обособлению национально-культурного взаимодействия. Последние несколько лет показали, что проблемы религиозной толерантности или наоборот – религиозного экстремизма – становятся важным политическим инструментов в руках политических сил. Очевидным является тот факт, что определенные политические структуры используют религиозные воззрения как средство дискриминации и разделения народов (примером является современная ситуация на Ближнем Востоке). А религиозно окрашенные лозунги используются в целях дестабилизации социокультурного климата в различных регионах планеты. Религиозный экстремизм – как явление XXI века становится головной болью мирового сообщества. И если справиться с ситуацией в Ливии или Ираке рядовым россиянам не под силу, то создать атмосферу веротерпимости и толерантности в границах собственных вполне посильная задача. Вот почему мониторинг религиозной ситуации сегодня – важная и своевременная задача, способная выявить малейшие изменения в религиозном климате отдельного российского региона и принять меря для сохранения стабильности и веротерпимости. Волгоградская область исторически имеет особый геополитический статус, так как граничит с Казахстаном, а также территориально близко расположена к регионам Северного Кавказа. Религиозная картина Волгоградской области представлена 22 вероисповеданиями, среди которых наиболее многочисленные на протяжении последних лет являются православие (около 90% респондентов), ислам (около 7% респондентов) и остальные распределены между иными вероисповеданиями примерно по 0,5-0,1 % каждое. Несмотря на такое разнообразие религиозных институтов, религиозная ситуация в Волгоградской области сохраняет свою стабильность, отличается низкой конфликтностью и высокой толерантностью. Проведенные в 2005-2013 гг. социологические исследования религиозной ситуации и мониторинги социокультурной ситуации Волгоградской области (N=1000) позволили выявить состояние религиозной ситуации в регионе и динамику ее развития. Одним из важных характеристик религиозной ситуации является уровень религиозности населения. Поэтому одним из основных вопросов был «Считаете ли Вы себя верующим человеком?». На протяжении исследуемого периода доля верующих респондентов изменялась незначительно. Так если в 2005 году, почти 76% респондентов назвали себя верующими, то в 2013 году количество верующих респондентов увеличилось незначительно – около 80%. При этом, каждый четвертый респондент имеет неустойчивые мировоззренческие ориентации. Можно отметить ситуативный характер религиозности населения Волгоградской области. Это выражается в том, что большинство опрошенных респондентов обращаются «к Богу» в трудной жизненной ситуации, а в остальное время практические не посещают храмы и не соблюдают основные религиозные ритуалы. Доля респондентов, для которых религия – одна из главных ценностей в жизни незначительна, не более 4% всех респондентов. Таким образом, истинно религиозных респондентов мало. При этом степень религиозности сельского населения продолжает оставаться более высокой, чем городского населения. Основные тенденции соответствуют общероссийским показателям: среди верующих больше женщин среднего и старшего возраста, чем мужчин. Важным показателем стабильности религиозной ситуации в регионе можно считать уровень толерантности населения. Социологические исследования показали, что для респондентов не имеет значение вероисповедание человека при определении степени доверия к нему (более 74% респондентов готовы доверять людям, независимо от его вероисповедания). В то же время не верующим доверяют менее 1% респондентов, а верующим – около 24%. В данном случае, респонденты отмечали, что абсолютно неверующий человек не заслуживает полного доверия. Почти 70% респондентов уверенны, что все религии на территории Российской Федерации должны обладать равными правами, которые гарантированы соответствующими конституционными принципами. В тоже время, в районах, где количество православных респондентов приближается к 95% и выше, многие отмечали, что православие должно иметь преимущество как государствообразующая религия. Православие в сознании людей, независимо от пола, возраста, образования представляется религией, роль которой и в сегодняшней социально-политической жизни России достаточно велика. В основе большого числа заявленных православных как в городе, так и в области лежит представление о православии как общерусской традиционной религии, неотъемлемой части русской культуры. Преимущественное положение православия, как правило, отмечали в районах компактного проживания казаков на территории Волгоградской области (например, Ольховский, Урюпинский районы). В то же время, например, в Палласовском районе, где исторически проживают казахи, чеченцы, а представители православия составляют меньшинство – респонденты отмечали, что все религии на территории Российской Федерации должны иметь равные права. В настоящее время можно выделить множество факторов, которые так или иначе могут повлиять на религиозную ситуацию в Волгоградской области и в России в целом. Отсутствие религиозной нетерпимости, противоречий и конфликтов по религиозным вопросам в обыденной жизни, на уровне межличностного общения – важный показатель стабильности религиозной ситуации в регионе в последнее десятилетие. В то же время следует отметить ряд тенденций, которые наметились в религиозной ситуации Волгоградской области в последние несколько лет. Одной из таких тенденций является тот факт, что религиозные организации остаются важными социальными институтами, которые профессионально занимаются духовым и нравственным воспитанием и сохраняют высокую степень доверия граждан. Особый авторитет традиционно сохраняет Русская православная церковь, особенно в районах области с компактным проживанием донских казаков (Урюпинский, Клетский, Михайловский и др.) Учитывая значительно преобладание православных респондентов в области, это не вызывает удивления. Несмотря на то, что РПЦ в последние годы часто оказывается в центре скандалов[4, 5, 8], доверие к ней неуклонно растет. В то же время в обществе наблюдается рост ксенофобных настроений. Причем если раньше в ксенофобских настроениях преобладал антисемитизм, то теперь основное раздражение вызывают кавказцы, которые, в большинстве своем представляют ислам. Всплеск ксенофобии в Волгоградской области был обусловлен рядом террористических актов, осуществленных на территории Волгоградской области исламскими боевиками (2000, 2011 и 2013 гг.). Однако об открытых противостояний между православием и исламом, пока нет. Большинство конфликтов, имеющих место между представителями ислама и иных вероисповеданий, на территории Волгоградской области имеют бытовой характер, а не религиозное противостояние. Особенно часто подобные бытовые конфликты возникают в местах компактного поселения приверженцев ислама (Палласовский и Светлоярский районы). Еще одной тенденцией, более характерной для всей России в целом, является политизация религиозных организаций, которая в разной степени характерна сегодня практически всем конфессиям. Несмотря на кажущуюся «открытость народу» РПЦ является достаточно закрытой политической структурой с монархической формой правления и неприятием любых проявлений демократии [11]. Другим проявлением политизации является тот факт, что известные политические и общественные деятели поддерживают религиозные фонды и организации [2, 7]. В исламе политические вопросы неотделимы от собственно религиозных. Причиной политизации ислама является, по мнению некоторых исследователей, период политического возрождения, который выражается в появлении различных религиозно-политических доктрин. Например, теория «исламского пути развития» сводится к декларации о стремлении к миру, социальной справедливости, демократии, равноправию всех народов и наций, и признает ислам в качестве краеугольной основы государства [10]. А такое явление как «ваххабизм» многие видят основным источником проблем. «Парадокс в том, что, привычно пугаясь «ваххабизма», федеральная власть, − по словам А.В. Малашенко, − пребывает в твердой уверенности в конформизме традиционного ислама как на Кавказе, так и в Поволжье, не обращая внимания на его политизацию. И если кто-то из ответственных чиновников федерального уровня вдруг узнает, что традиционный ислам также содержит политическую составляющую, а его носители полагают себя не просто союзником, но и наставником для местных политиков, то они, скорее всего, удивятся и не поверят этому обстоятельству» [3]. Еще одной тенденцией, которая вызывает наибольшее беспокойство исследователей, является «национализация» религии. Происходит переход от этнонационального компонента религии к националистическому, что представляет определенную опасность. Такие тенденции характерны и для ислама и для православия, а так же в той или иной мере затронули все религии и верования России и Волгоградской области. Об этом косвенно может свидетельствовать тот факт, что большинство респондентов, считающих себя православными (около 76%), не верят в Бога и не считаю себя верующими. То есть православие выступает не как религия, а как признак национальной идентичности: «Я православный – значит я русский». Данный принцип закрепился не только в массовом сознании, но и в официальных концепциях РПЦ [6]. Тенденция национализации религии исходит как от общества, так и от религиозных организаций. Если для русского населения характерно причислять себя к православию, то населения территорий распространения ислама и буддизма ассоциируют себя именно с этими религиями. Все эти тенденции позволяют охарактеризовать религиозную ситуацию Волгоградской области как устойчивую и стабильную. Многонациональное население Волгоградской области положительно относится к различным вероисповеданиям, обладает достаточно высоким уровнем толерантности. Вероисповедная политика в Волгоградской области способствует стабилизации духовно-нравственной обстановки, формированию толерантного сознания, укреплению основ веротерпимости, взаимопонимания людей разных национальностей и разных вероисповеданий. Поэтому ее дальнейшее ее развитие должно осуществляться на основе глубокого анализа, постоянного мониторинга состояния дел в сфере государственно-конфессиональных и межрелигиозных отношений, укреплении правовых основ деятельности религиозных организаций. Список литературы Беликова Е.О. Религиозная ситуация в Волгоградской области: социологический анализ: дис. ... канд. социол. наук. Волгоград, 2007. 202 с. Голос Церкви должен звучать в полную силу монархии. URL: http://simvol-veri.ru/xp/vladimir-putin-golos-cerkvi-doljen-zvuchat-v-polnuyu-silu.html (дата обращения: 02.09.2014) Малашенко А. Ислам для России. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2007. С. 120. Никонов А. РПЦ умирает. И слава Богу! URL: http://argumentua.com/stati/rpts-mp-umiraet-i-slava-bogu (дата обращения: 01.09.2014) Олигархи в рясах: ТОП «роскошных» скандалов из церкви. URL: http://news.bigmir.net/ukraine/686771-Oligarhi-v-rjasah--TOP--roskoshnyh--skandalov-iz-cerkvi (дата обращения: 01.09.2014) Основы социальной концепции Русской православной церкви. URL: http://www.patriarchia.ru/db/text/141422.html (дата обращения: 02.09.2014) Путин В.В. Сила России заключается в ее вековых ценностях. URL: http://www.pravoslavie.ru/news/72343.htm (дата обращения: 01.09.2014) Самые громкие скандалы и преступления РПЦ! URL: http://www.youtube.com/watch?v=IQbQN5HyCC8/ (дата обращения: 02.09.2014) Сгибнева О.И. Современная религиозная ситуация: социологический анализ // Власть. 2012. №3. С. 75-78. Станкевич Г.В. Политизация религии как отражение глобализационных тенденций в современном мире. URL: http://www.rusnauka.com/11_EISN_2011/Politologia/7_84853.doc.htm (дата обращения: 09.09.2014) Шаргунов А. Мир без православной монархии. URL: http://www.pravoslavie.ru/smi/46441.htm (дата обращения: 29.08.2014) Швечиков А. Русская православная церковь и монархия. URL: http://ruskline.ru/news_rl/2013/04/06/russkaya_pravoslavnaya_cerkov_i_monarhiya/ (дата обращения: 27.08.2014) А. Г. Нестерова кандидат социологических наук, доцент Волгоградский государственный университет пр. Университетский, 100, Волгоград, 400062 Россия
  9. Атеистов обвинили в аморальности даже сами атеисты Предубеждение по отношению к атеистам продемонстрировали жители 13 стран вне зависимости от количества верующих граждан. Наталья Пелезнева Существует несколько определений атеизма. Его понимают и как отказ от веры в единого бога или многих богов, и как отрицание сверхъестественного. Согласно исследованию, проведенному в 2005 году создателями Британской энциклопедии, атеистами назвали себя 2,3% людей (в опросе не участвовали приверженцы буддизма и других нетеистических религий). По данным опроса Pew Research Center, также проведенного в 2005 году, 53% американцев относятся к атеистам отрицательно. Предубеждение по отношению к атеистам существует по всему миру — это доказало новое исследование международной группы ученых. Они провели опрос в 13 странах с различным количеством атеистов в обществе. В исследовании участвовали и граждане относительно «светских» стран (Нидерландов, Новой Зеландии), и представители стран, где большинство составляют верующие (Объединенные Арабские Эмираты, Индия). Всего ученые опросили 3256 человек. Участникам предложили модификацию теста, созданного в 1980-х годах психологами Амосом Тверски и Даниэлем Канеманом. Чтобы проиллюстрировать, как возникают когнитивные искажения, Тверски и Канеман составили описание тридцатилетней незамужней женщины по имени Линда, остроумной и интересующейся вопросами дискриминации и социальной справедливости. Затем участников эксперимента спрашивали, кем с большей вероятностью окажется Линда — кассиром банка или одновременно кассиром банка и активной феминисткой? Большинство опрошенных выбирали второй вариант, хотя банковских кассиров в США куда больше, чем феминисток. Это когнитивное искажение назвали ошибкой конъюнкции. В новом исследовании ученые составили описание в высшей степени аморального человека. В детстве этот безымянный персонаж мучил животных, а повзрослев, стал серийным убийцей. Он похитил пятерых бездомных и жестоко убил, а останки похоронил в подвале своего дома. Участникам предлагалось указать, кем с большей вероятностью окажется маньяк — просто преподавателем или преподавателем с выраженной позицией относительно религии (последовательным верующим или атеистом). Большинство опрошенных «записали» учителя-маньяка в атеисты. Наименее предубежденными по отношению к неверующим оказались жители Финляндии, наиболее предвзятыми — граждане Индии. Во всех странах опрошенные чаще подозревали в вымышленных преступлениях атеиста, чем верующего. Сильное предубеждение высказали жители многих сравнительно «светских» стран — Австралии, Великобритании, Нидерландов. Даже участники опроса, определявшие себя как атеистов, были склонны обвинять именно персонажа-атеиста. Данные опроса по странам, Nature Human Behaviour По словам ученых, результаты опроса показывают, что общество по-прежнему связывает понятие морали в основном с религией. Это представление не зависит от менталитета или социальной структуры определенной страны. Исследование опубликовано в журнале Nature Human Behaviour. Источник: https://naked-science.ru/article/psy/ateistov-obvinili-v-amoralnosti-dazhe
  10. В Издательстве Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета (ПСТГУ) вышел уникальный сборник с материалами международного исследовательского проекта информационно-аналитического центра факультета социальных наук ПСТГУ: Приход Русской Православной Церкви в России и за рубежом: Материалы к изучению приходской жизни. Выпуск 4: Приходы Америки Ответственный редактор: д.э.н., профессор И.П.Рязанцев, редактор-составитель, к.соц.н. М.А. Подлесная. Четвертый выпуск сборника «Приход Русской Православной Церкви в России и за рубежом» факультета социальных наук ПСТГУ продолжает серию публикаций интервью и аналитических материалов по приходской жизни Церкви, начатую в первых трех выпусках 2011, 2013 и 2015 годов. За это время уже сформировалась определенная исследовательская перспектива, методологические основы изучения приходов, построенные на принципах невмешательства и максимального раскрытия точек зрения участников событий и процессов. В центре внимания - сами социальные акторы, священнослужители и прихожане, интервью с которыми позволяют раскрывать не только социальное, но и личностное измерение церковной жизни. Четвертый сборник посвящен приходским материалам, собранным в Соединенных Штатах Америки, и тесно связан с именем святейшего патриарха Тихона (Белавина) – небесного покровителя Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Именно в США, в далеком 1898 году будущий патриарх начинал свое служение в качестве епископа Аляскинско-Алеутского, возглавляя кафедру вплоть до 1907 года, и оставил о себе память «благостного святительствования». В сборнике представлены интервью со священниками, кейсы, аналитические статьи, переводы, авторские материалы исследователей из России, США, Германии и Греции, публикующиеся в рамках международного исследовательского проекта «Приход Русской Православной Церкви в России и за рубежом» информационно-аналитического центра факультета социальных наук Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Материалы сборника дают определенный срез современной Православной приходской жизни за рубежом, главным образом, приходов Северной Америки; Православных приходов, существующих в условиях иноконфессиональной, поликонфессиональной и православной среды (на примере США, Германии и Греции). Предназначено для социологов, ученых смежных научных направлений, церковной общественности и широкого круга читателей. ISBN: 978-5-7429-1059-6 Приобрести можно на сайте издательства ПСТГУ: http://pub.pstgu.ru/history-of-church/10121.html
  11. Русский — необязательно православный 10 февраля 2016 в 20:09, просмотров: 3680 В большие праздники в храмах и мечетях не протолкнуться. Все помнят, как более полумиллиона человек сутками стояли в очереди, чтобы поклониться Поясу Пресвятой Богородицы в Москве. Активно строятся новые церкви по программе шаговой доступности. В УК РФ появилась статья «Об оскорблении чувств верующих». На первый взгляд градус религиозности в нашем обществе неуклонно растет. Но не все так просто, считает Елена Александровна КУБЛИЦКАЯ, кандидат философских наук, ведущий научный сотрудник Института социально-политических исследований Российской академии наук (ИСПИ РАН). фото: Елена Светлова — Елена Александровна, вы ведь занимаетесь мониторинговыми социологическими исследованиями религиозной жизни уже 40 лет, то есть с советских времен. Как удавалось получить достоверные результаты опросов, когда вера в Бога могла стоить человеку карьеры? И детей крестили, и покойников отпевали тайно... — Да, это было время, когда многие люди скрывали свои религиозные убеждения. У нас официально считалось: большинство населения — атеисты. Это было не совсем так. Фактический уровень религиозности был на порядок выше, чем по официальной статистике, которая оценивала его на 15–20 процентов. На самом деле верующих было 45–50%, если брать в среднем по стране. В Москве — порядка 35%, а в Средней Азии примерно 70–80 процентов. Многое зависело от специфики региона. Анкеты были анонимные, но люди все равно боялись отвечать на прямой вопрос, и мне приходилось выявлять правду с помощью других показателей. Моя задача была увидеть объективную картину. Руководство, конечно, было недовольно, например, результатами опроса в Таджикистане: «Елена Александровна, почему у вас среди коммунистов 40 процентов верующих, а среди комсомольцев — 70 процентов?!» — Понятно, что такие результаты власть совсем не радовали! — В советское время была установка, что влиянию религии наиболее подвержены необразованные, малоинтеллектуальные люди. Но я доказывала обратное. Никаких публикаций я тогда делать не могла — результаты исследований находились под грифом секретности. Только в 90-м году моя первая работа по секуляризации увидела свет в журналах «Наука и религия» и «Социологические исследования». — А сегодня люди откровенно отвечают на вопросы о своей религиозности? — Сейчас все с точностью до наоборот. У верующих повысилась самооценка. Если в СССР им приходилось скрывать свои религиозные убеждения, то сегодня могут испытывать сложности последовательные атеисты. Поэтому социологам необходимо учитывать факт «латентного» атеистического мировоззрения населения, а именно обращать внимание на маркеры нерелигиозного сознания и поведения. Многие атеисты стараются не афишировать свои убеждения и часто уходят в позицию «затрудняюсь ответить». Или в «болото» — так я называю колеблющихся между верой и неверием. Люди опасаются прямых признаний в атеистических позициях. В беседе признаются, что чувствуют себя при этом неудобно, дискомфортно. К слову, атеисты порой обижаются, когда их называют неверующими. Они тоже верят, но не в сверхъестественные силы, а в человека, в его возможности и т.д. — Уровень религиозности в стране продолжает нарастать? — Да, такая тенденция сохраняется. Тем не менее вот уже лет пять–восемь начиная с 2008 года уровень религиозности населения остается почти неизменным в одиннадцати регионах России, которые у нас включены в мониторинг. Например, по нашим данным, уровень религиозности населения в Москве в 1996 году достигал 50 процентов, к 2008 году он поднялся до 62%, в 2014-м — 64%, в 2015-м — 63%. Три процента в социологии — это уровень статистической погрешности. В столице соотношение религиозного и нерелигиозного населения в 2015 году составило 6:1 и занимает одно из лидирующих мест в исследуемых нами субъектах Федерации. Соотношение религиозного и нерелигиозного населения в большой степени зависит от различных факторов: социально-экономических, территориальных, исторических, конфессиональных, этнических — и в целом по России составляет примерно 3:1. Но в двух федеральных округах — Южном и Приволжском — религиозное население превышает нерелигиозное в 4 раза. А в Дальневосточном округе данное соотношение 1:1. — Хотелось бы узнать, сколько среди верующих воцерковленных людей, соблюдающих все правила культового поведения? — Мы наблюдаем снижение уровня воцерковленности верующих. Речь идет о тех, кто часто посещает культовые учреждения (церковь, мечеть, молитвенный дом и др.), регулярно участвует в религиозных праздниках и исполняет все обряды. И если в 2010 году в Московском регионе этим требованиям соответствовало 45 процентов от опрошенного религиозного населения, то в 2015 году количество таких убежденных верующих в Москве не превысило и 30 процентов. Больше всего — 38 процентов — тех, кто регулярно участвует в религиозных праздниках. Часто совершают молитвы 27 процентов, исповедуются и причащаются 12 процентов верующих, соблюдают посты 15 процентов. Знаменательно, что 30 процентов из этой группы, практически каждый третий, вообще никогда не участвовали в религиозных обрядах. Социологическое исследование, проведенное в целом по России в 2012 году моей коллегой доктором наук Юлией Юрьевной Синелиной, показало, что только 17–18 процентов населения регулярно читают Евангелие (Коран) и молятся, а утреннее и вечернее правило читает всего один процент населения. — Можно ли на основании всех этих данных составить социальный портрет религиозного москвича? — Доминирующие характеристики социального портрета убежденного верующего (безотносительно к конфессии) в 2015 году таковы: это женщина от 50 до 59 лет, некоренная москвичка, то есть приезжая, со средним специальным образованием, служащая или пенсионерка, со средним уровнем материального достатка. Второй срез социологического анализа касается конфессиональной самоидентификации. И здесь мы наблюдаем более размытую картину. Итак, как выглядит социальный портрет православного жителя столицы? Это коренная москвичка, русская, от 30 лет и старше, с незаконченным средним, средним специальным и профессиональным образованием. Сферы социальной деятельности: служащие, интеллигенция, не занятая на производстве, а также пенсионеры. Уровень дохода — из групп среднеобеспеченных («доступно большинство товаров длительного пользования, кроме автомашины»). Среди жителей Москвы определяется и характерный «социальный портрет» мусульманина. Это молодой мужчина 25–29 лет со средним специальным и неоконченным высшим образованием, из групп рабочих или предпринимателей, со средним уровнем материального дохода, приезжий (некоренной москвич). — Осталось обрисовать социальный облик «Фомы неверующего». — Социальный портрет нерелигиозных москвичей к 2015 году не изменился. В группах «неверующих» и «атеистов» чаще всего оказывается коренной москвич, русский, в возрасте от 18 до 29 лет, с неполным высшим и высшим образованием, из групп инженерно-технических работников и студентов, со средним уровнем материального дохода. — Интересно, а полку атеистов хоть сколько-нибудь прибыло? — Да, нерелигиозное население мегаполиса за последние 5 лет чуть увеличилось: было 10 — стало 17 процентов. И половина из этой группы — убежденные атеисты. Проанализировав ответы респондентов на вопрос «Изменение отношения к религии на протяжении жизни», мы выявили следующую динамику: к атеистической позиции склонилось лишь 8 процентов верующих: «был верующим, стал неверующим». Но в два раза больше опрошенных изменили свою мировоззренческую позицию в пользу религии: «был неверующим, стал верующим». — Известно, что Федор Михайлович Достоевский обдумывал идею романа «Атеизм» — о тех русских людях, которые теряют веру. Писателю приписывают фразу «Быть русским — значит быть православным». Православие для россиян — вопрос веры или национальной идентичности? — Вы правы: респонденты так часто и говорят: «Русский — значит православный. Татарин — значит мусульманин». Москвичам задавался вопрос, к какому вероисповеданию они себя относят. Увы, не все понимают, что считать себя православным — значит быть религиозным человеком. Многие опрошенные, указывая в анкете, что они неверующие или атеисты, в то же время считают себя православными. Самое высокое несоответствие конфессиональной и религиозной самоидентификации отмечается именно среди русского населения. В 2014 году с православием себя идентифицировал 81 процент населения, верующими себя при этом позиционировали 64%. Примечательно, что в 2008 году православными назвались 75 процентов. В целом уровень конфессиональной идентичности среди москвичей постоянно повышается. И похожую картину вот уже на протяжении двух десятилетий мы наблюдаем во всех регионах России. Некоторые социологи показатель религиозности оценивают по конфессиональной принадлежности, тем самым завышая уровень религиозного населения. Если человек отвечает, что он мусульманин или православный, его автоматом записывают в религиозную категорию, а это не совсем так. Чем больше ущемляется какая-то нация, тем заметней стремление людей оберегать свою национальную самобытность. Мы видим смешение национальных и религиозных признаков. Кроме того, исторически традиционные конфессии неразрывно связаны с культурой того или иного народа. Активизация национальной идентичности нередко объясняется и политической солидарностью. В качестве примера приведу такую конфессиональную принадлежность, как исламский ваххабизм. — В соответствии с Конституцией нашей страны Церковь отделена от государства, тем не менее она играет все более заметную роль в общественной и даже политической жизни России. Большинство населения, по-видимому, приветствует такое положение дел? — Результаты социологических опросов фиксируют: роль Церкви как социального института в нашей стране, где преобладающая часть населения декларирует свою религиозность, довольно высока. Приведу некоторые данные из мониторинговых исследований. Итак, до 47 процентов населения Москвы в 2010 году и уже 53 процента в 2014-м доверяют Церкви как социальному институту. Среди верующих респондентов показатели еще выше: если в 2010 году Церкви доверяли 59 процентов, то в 2014-м — уже 80! Если с тезисом «Православие должно стать государственной религией» в 2010 году соглашался каждый четвертый москвич, то в 2014-м — таких уже было 40 процентов. Опять-таки в верующей аудитории голосов «за» намного больше. И, наконец, лишь около половины нашего населения ратуют за то, что Церковь должна быть отделена от государства. В свою очередь 79% нерелигиозного населения выступает за отделение церкви любой конфессии от государства. Но удельный вес неверующих у нас крайне незначителен. И все-таки, несмотря на значительную клерикализацию общественного сознания, сегодня нельзя сказать, что возрастает положительная оценка деятельности Церкви в обществе. В 2010 году 43 процента москвичей посчитали, что «Церковь и религиозные институты играют положительную роль в жизни человека и общества, если они влияют на государственные решения». В 2014-м с этим согласились уже 40 процентов, а в 2015 году данную позицию разделили лишь 32 процента жителей мегаполиса. Тоже немало, конечно, но тенденция прослеживается. — Однако все равно большинство россиян доверяет Церкви? — Да, вотум доверия колоссальный. Если сравнить с другими общественными структурами, то Церковь в безусловных лидерах. Такая ситуация наблюдается уже два десятилетия. У Церкви сегодня есть только один конкурент — Президент Российской Федерации. К слову, в начале нулевых Церковь по доверию занимала первое место. Следом шла армия и лишь потом президент. Последние 5–7 лет, как мы наблюдаем, РПЦ немного теряет свое влияние. — В чем видят роль религии москвичи? — В сохранении традиций и национальной культуры, в воспитании нравственных ориентиров. Большое значение придается психологической и духовной функции религии. В этом сходится подавляющее большинство верующих, как православных, так и мусульман, — до 95 процентов. Около половины неверующих и атеистов разделяют эту позицию. В то же время говорить о толерантности этой части населения по отношению к религии можно с натяжкой. Судите сами: 38 процентов считают, что «религия отрицательно влияет на психическое здоровье людей», 42 процента убеждены, что «религия разъединяет людей, способствует разжиганию религиозной и национальной розни», а 54 процента согласны с тем, что «религия ограничивает свободу выбора, мешает участию человека в общественной деятельности». А тезис «Религия не играет никакой роли в обществе» разделяют 10 процентов верующих и 34 процента нерелигиозного населения. — Мы все ищем и ищем общенациональную идею, а вот же она — сила, те самые скрепы, которые смогут объединить народ. Ваше мнение? — Как ни странно, несмотря на то, что доверие к Церкви как социальному институту продолжает оставаться высоким, тем не менее ориентация населения на религию как общенациональную идею, способную объединить россиян, не находит значительной поддержки. Респондентам были предложены номинации: патриотизм, социальная справедливость, равенство, национальная гордость, безопасность, духовность — религия и религиозные традиции оказались на седьмом-восьмом месте. Всего 15 процентов опрошенных отдали предпочтение этим ценностям. Характерно, что лишь мусульмане (32 процента) ставят религию в качестве объединяющей идеи и религиозные традиции на более высокую позицию. И только 13 процентов православных видят в религии консолидирующую силу. Елена Светлова "Московский комсомолец", 10 февраля 2016 г. http://www.mk.ru/social/2016/02/10/sociologi-rasshifrovali-religioznyy-kod-rossiyanina.html
  12. Русская христианская гуманитарная академия Философский факультет МГУ имени М.В. Ломоносова при участии Ассоциации исследователей эзотеризма и мистицизма (АИЭМ)эзотеризм митицизм исследования при поддержке портала «Religious—Life.Ru» Программа Зимней религиоведческой школы ЭЗОТЕРИЗМ И МИСТИЦИЗМ: ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬСанкт-Петербург, 1–4 февраля 2016 года Информация для участников: Регламент обсуждения доклада на Школе: презентация доклада (20-30 минут), свободная дискуссия (10-15 минут). Оргвзнос для участников Школы (докладчиков и слушателей) составляет 1 000 руб. (для членов АИЭМ – 500 руб.). Взнос уплачивается в оргкомитет в первый день работы Школы. Оргкомитет Зимней религиоведческой школы: д.ф.н. Р.В. Светлов (председатель), д.ф.н. А.М. Прилуцкий, к.ф.н. В.В. Винокуров, к.ф.н. С.В. Пахомов, к.ф.н. Ю.Л. Халтурин, к.ф.н. С.А. Панин, П.Н. Костылев. Адрес проведения мероприятий Школы: Санкт-Петербург, наб. р. Фонтанки, д. 15, Русская христианская гуманитарная академия. Все заседания проводятся в ауд. 321 (3-й этаж). E-mail: winterschool2016@yandex.ru, тел.: 8-921-384-30-29 (Сергей Владимирович) 1 февраля 2016 года, понедельник 11.00. Регистрация. 12.00. Пленарное заседание. Приветствия участникам Зимней школы от оргкомитета, АИЭМ и администрации Русской христианской гуманитарной академии. Пленарные доклады: — Костылев П.Н., старший преподаватель философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, Москва.О религиоведческих школах. — Пахомов С.В., к.ф.н., доцент Института философии Санкт-Петербургского государственного университета и Русской христианской гуманитарной академии, Санкт-Петербург. Современная российская эзотериология. Презентация журналов «Религиоведческие исследования» (2015, №2) и «Aliter» (2015, №5), секретарь АИЭМ, к.ф.н., доцент Российского химико-технологического университета имени Д.И. Менделеева, Москва, Панин С.А. Общее фотографирование участников школы. 13.40–14.40. Обеденный перерыв 14.40–15.40. Лекция 1. Пахомов С.В. Методология эзотериологических исследований. 15.50–16.50. Лекция 2. Светлов Р.В., д.ф.н., профессор, декан факультета философии, богословия и религиоведения Русской христианской гуманитарной академии, Санкт-Петербург. Как изготовить эзотерику? Эзотерический «дискурс подозрительности» в современных трактовках античных текстов. 17.00–17.30. Презентация религиоведческих изданий по тематике школы. 2 февраля 2016 года, вторник 10.20–11.20. Лекция 3. Винокуров В.В., к.ф.н., доцент философского факультета МГУ имени М.В.Ломоносова, Москва. Приложение методологии Л. Витгенштейна и К.-Г. Юнга к исследованию эзотерических учений. 11.30–12.30. Лекция 4. Панин С.А. Эзотеризм и немецкая философия XIX века. 12.40–13.40. Лекция 5. Костылев П.Н. Исламский эзотеризм и суфизм: от тождества к различию. 13.40–14.40. Обеденный перерыв 14.40–15.40. Лекция 6. Кузьмишин Е.Л., к.ист.н., независимый исследователь, Москва. Тайные и закрытые общества как медиа эзотерических традиций. 15.50–17.20 Reading-группа, ведущий Панин С.А. 18.00. Экскурсия в Государственный Музей истории религии (по желанию). 3 февраля 2016 года, среда 10.20–11.20. Лекция 7. Гальцин Д.Д., к.ист.н., научный сотрудник Библиотеки Академии наук, Санкт-Петербург.Язычество XXI в.: мистицизм, апокалиптика, теология, политический протест. 11.30–13.40. Лекции 8–9. Родиченков Ю.Ф., к.ф.н., доцент Вяземского филиала Московского государственного университета технологий и управления, Вязьма. Английская алхимия: метаморфозы и традиция. 13.40–14.40. Обеденный перерыв 14.40–16.10. Доклады. Секция 1: Теоретические аспекты изучения эзотеризма и мистицизма, модератор Пахомов С.В. Винокуров В.В. Эзотерические учения: комплекс и парадигма. Зеленцов Д.Б., независимый исследователь, Воронеж. Нейротеология: возникновение, основные идеи и методы перспективной науки о религиозном опыте. Базлев М.М., магистр Центра изучения религии Российского государственного гуманитарного университета, Москва. Исследование соотнесения феноменов религиозного опыта и измененных состояний сознания 16.20–17.50. Доклады. Секция 2: Конкретно-исторические аспекты изучения эзотеризма и мистицизма, модератор Костылев П.Н. Орлова Д.А., преподаватель Московского финансово-юридического университета, Москва. Мистицизм Тибетской Книги Мертвых. Уймина Ю.А., аспирант Гуманитарного университета г. Екатеринбург. Достижение супраментала как наивысшей точки пути совершенствования человека в учении Шри Ауробиндо. Двинянинов Б.К., аспирант факультета философии, богословия и религиоведения Русской христианской гуманитарной академии, Санкт-Петербург. Обзор российских научных исследований герметизма. 4 февраля 2016 года, четверг 10.30 – 11.30. Доклады. Секция 3. Эзотерические течения в России, модератор Панин С.А. Тюхтяев А.Е., магистрант Европейского университета в Санкт-Петербурге, аспирант Музея антропологии и этнографии имени Петра Великого РАН, Санкт-Петербург. Сакральное пространство и его интерпретации (на примере посетителей дольменов Большого Геленджика). Елагин С.С., студент Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, Москва. Южинский кружок и его влияние на искусство постсоветской России. 11.45 – 13.15 Круглый стол «Инсайдер / аутсайдер в изучении эзотеризма», модератор Панин С.А. 13.30. Завершение работы школы. Подведение итогов, выдача сертификатов участников http://religious-life.ru/2016/01/programma-shkoly-ezoterizm-i-mistitsizm-istoriya-i-sovremennost/
  13. Великий пост в фокусе социологов: как рассмотреть за цифрами… Христа Почему разнятся оценки численности постящихся? Есть ли динамика в количестве соблюдающих Пост? И можно ли, оперируя цифрами, рассуждать о «качестве» соблюдения Поста? О социологическом взгляде на Великий пост рассказывают руководитель Исследовательской службы «Среда» Алина Багрина и аналитик «Среды» Мария Курочкина. Великий пост в цифрах: как оценить численность и мотивации постящихся Численность постящихся россиян оценивается, в среднем, от 5% до 20%, при этом в последние пять лет эта цифра практически не меняется. Почему так различаются цифры? Мария Курочкина: Два года назад мы проводили собственный опрос и получили цифру 5% – это близко к тому, что получают в исследованиях ФОМ, ВЦИОМ и Левада. Поскольку метод опроса и размер выборки у всех названных организаций не особенно отличается, похоже, не это влияет на разницу в цифрах. По моим наблюдениям, на итоговую цифру заметно влияет время проведения опроса (перед Постом, во время или после), а также то, каким образом вопрос сформирован и какие варианты ответа он включает. Когда мы задаём вопрос перед началом Поста, то получаем цифру, говорящую о намерении поститься, когда вопрос задаётся в середине или по окончании Поста – реальную цифру. Динамики по численности постящихся в последние десять лет мы не наблюдаем, она меняется в рамках ошибки выборки. Алина Багрина: Эта разница между намерением и реальностью – отдельная тема для разговора. Но и даже с учетом этого, «вилка», которую показывают ФОМ, ВЦИОМ, Левада-центр и Ромир, достаточно большая, картина получается размытая: постятся не то 4%, не то 30% россиян. Помимо времени опроса, на итоговую цифру заметно влияет уточнение о строгости соблюдения Поста. М.К.: Приведу цифры. ВЦИОМ опрашивал россиян в 2013 году в начале Поста и в конце. Процент респондентов, которые полностью (строго) соблюдают, в начале и в конце Поста остался неизменным: сколько начали строго поститься, столько же и продолжили. «Слетают» те, кто планировал поститься частично: их к концу Поста стало меньше на 7%. Доля тех, кто намеревался поститься только в последнюю неделю, не изменилась. Соблюдаете ли вы Великий пост, и в какой мере? (закрытый вопрос, один ответ) Инициативный всероссийский опрос ВЦИОМ проведён 27-28 апреля 2013 г. Опрошено 1600 человек в 130 населенных пунктах в 42 областях, краях и республиках России. Статистическая погрешность не превышает 3,4%. Похожие факты есть и в опросах Левада-центра за 2014 год: процент строго постящихся не меняется в начале, середине и конце Поста. У Левады в данных есть весьма интересный момент. До начала частично поститься хотели 18%, в середине частично соблюдали Пост 11%,а после завершения Поста о частичном соблюдении заявили опять-таки 17%. То есть они присоединились к постящимся по ходу дела. Похожая ситуация у тех, кто постится последнюю неделю: планировали так поступить 4%, к середине Поста число желающих выросло до 10%, а после окончания Поста оказалось, что постились последнюю неделю 8%. Соблюдение Великого поста Источник: Левада-центр. Опрос проведен 25-28 апреля 2014 года по репрезентативной всероссийской выборке городского и сельского населения среди 1602 человека в возрасте 18 лет и старше в 130 населенных пунктах 45 регионов страны. Распределение ответов приводится в процентах от общего числа опрошенных вместе с данными предыдущих опросов. Статистическая погрешность данных этих исследований не превышает 3,4%. А.Б.: Можно сказать, что в ходе Великого поста возникает некая группа, которая «загорается в процессе». Эта группа небольшая, но довольно интересная, – некоторые постящиеся, выходит, не планировали соблюдать Пост. Эта группа могла как «заразиться общим духом», так и прийти к Посту своим личным путём. С другой стороны, интересно было бы глубже посмотреть на тех, кто планировал поститься, но в итоге не стал этого делать или не смог дойти до конца: почему, что помешало? Это было бы интересно и крайне полезно. Позволю себе в этой связи вспомнить о практике постов в исламе. Рассказ о Рамадане начинается с намерения, называемого ният. Что это такое? Это присутствие в человеке желания и решимости поститься, следуя велению Господа. Место расположения этого намерения — сердце. И поэтому во время поста мусульманам рекомендуется молиться в начале каждого дня о даровании сил на то, чтобы продержаться в посте этот день. Интересная практика. Конечно, для анализа происходящего в религиозном мире хочется использовать более сложные инструменты анализа, чем простой опрос. На вопрос о мотивации соблюдения Поста, когда его в поточной ситуации задаёт незнакомый человек, респонденты могут давать социально одобряемые или просто самые очевидные из предложенных ответов. Так, постящиеся ради похудения и из соображений здоровья вполне могут на вопрос интервьюера ответить, что делают это во имя аскезы и духовного самоограничения. В то же время те, кто по-настоящему следуют самоограничению, возможно, выберут ответ «для здоровья» или «диета», чтобы ему… не лезли в душу. Более показательным мог бы стать, например, вопрос «Какие чувства Вы испытываете, когда поститесь?». В начале Поста нынешнего года была проповедь Святейшего Патриарха Кирилла, на которой он сказал, что «…целью Поста является достижение новых состояний человека. Нового по отношению к тому, что было до начала Поста». То есть цель Поста — это самопознание. Поэтому, если человек пытался соблюдать Пост и у него не получилось, но он анализирует, думает, лучше понимает себя, — то даже такой неудавшийся пост в какой-то степени все равно удался. Сомнения верующих: вера без религии и «периодическое воцерковление»Как бы лично Вы оценили численность постящихся? М.К.: Сложный вопрос… Я бы назвала цифру в 20%. При том, что численность строго постящихся и вкладывающих в смысл Поста не только пищевые ограничения, я бы оценила плюс-минус как ошибку выборки (3-4%). Поясню. В ходе проекта «Арена: Атлас религий и национальностей» в 2012 году получилось, что 25% россиян «верят в Бога или высшую силу, но конкретную религию не исповедуют». Эта группа представляется крайне важной. Не только для исследователей, но и для миссионеров разных вероисповеданий. Похоже, сегодня численность этой группы растёт. А.Б.: Да, в 2014 году её численность выросла до 32%. И мы рады, что ввели этот вариант ответа на вопрос о вероисповедании в нашу анкету в «Арене». Эта группа большая и, я бы сказала, честная. Есть группа людей, которых можно назвать «периодически воцерковлёнными»: периоды регулярного посещения церкви у них чередуются с периодами игнорирования церковной жизни, даже уходами. При этом на вопрос о вере в Бога они отвечают утвердительно. И, в конечном счёте, они сами не знают, как правильно себя назвать. Они не готовы, положа руку на сердце, заявить, что «исповедуют православие и принадлежат к Русской Православной Церкви» (вариант ответа на вопрос о вероисповедании из анкеты проекта «Арена» — прим. ред.). Скорее всего, они отнесут себя к группе верящих, но не принадлежащих. М.К.: Так вот, по аналогии с этой группой «верю, но не принадлежу», когда я говорю, что 20% россиян соблюдают Пост, я учитываю этих же «сомневающихся верующих»: они начинают поститься и бросают, присоединяются к Посту ближе к середине или концу, постятся нестрого, выборочно. Эта скачущая группа важна с точки зрения своей мотивации и во многом похожа на группу верящих в Бога, но не принадлежащих к конфессии. Она напоминает такую «пластилиновую» структуру, которая деформируется в разные стороны, на которую можно воздействовать. По моим ощущениям, в этой группе «практикующих сомневающихся» в последние годы наблюдается динамика, во многом за счёт молодёжи. А.Б.: Если говорить о приросте за счёт молодёжи, то, скорее, мы имеем дело с городской молодёжью. Как ни странно, православие сегодня выступает как укрепляющаяся городская религия, религия больших городов. М.К.: Группа россиян старше 45 лет, по моему мнению, более стабильна, в то время как со стороны 18-35-летних в последнее время наблюдается интерес к религии, в какой-то мере это становится модным, особенно это видно на примере традиции окунаться на Крещение. Мода идёт на некие прикладные, практически вещи, но, возможно, постепенно через них можно прийти и к духовному осмыслению веры. А.Б.: Некоторое время назад, когда православие выглядело «модным», социально одобряемым феноменом, в опросах получались раздутые цифры. Ближе к настоящему контекст поменялся. Многие люди оказываются в непонятной для них Церкви. Поэтому группа «верящих и находящихся в поиске» – потенциально честная и активная группа. Они своего рода лакмусовая бумажка, испытание для миссионеров разных религий, включая в том числе гражданскую религию, которая сегодня у нас скорее оказывается политической религией. Кто корректней подойдет к этой группе, чей посыл будет убедительней, того они и услышат. ПостИться и пОститься: о количестве и качестве постящихсяАлина Юрьевна, а как бы Вы оценили численность постящихся? А.Б.: Начнём с того, что даже само это слово звучит по-разному: одни люди постЯтся, другие — пОстятся. Вариант «пОстятся» ассоциативно отсылает к социальным сетям (смеётся – прим. ред.), поэтому он вспомнился при разговоре о молодёжи. Использование того или иного слова – это показатель культурных различий, это качественный показатель. Поэтому на вопрос о численности постящихся отвечу так: а мы не знаем!.. Мы не знаем, потому что для такой оценки более релевантны тонкие количественно-качественные критерии, а перед нами из опросов – «цифры плашмя». Возьмём, к примеру, группу «строго постящихся»: казалось бы, с ними всё понятно, они всё делают по правилам, несмотря ни на какие ошибки выборки. Но мы не знаем, а является ли их Пост «христианским» или «фарисейским»? «А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно» (Матф. 6:17-18) – мы не знаем эту тайну и не узнаем. Поэтому я, как и моя коллега, при ответе на такие вопросы могу опираться преимущественно на интуицию. Ориентироваться на каноничность поста очень сложно. Например, когда еда была в дефиците, самоограничение включало, прежде всего, пищевое ограничение. Сейчас мы живем в сытом мире, поэтому не случайно говорят, скажем, про пост информационный. Все знают, что с точки зрения здоровья периодически полезно не есть красное мясо, но причём здесь христианский Пост? Попробуй не сидеть на форумах, меньше общаться по телефону… Есть такой феномен, как «сладкий Пост». Когда в лавочке при монастыре витрина полна такими манящими вкусностями, пусть даже постными, – ты смотришь на них и понимаешь, что что-то не понимаешь (улыбается – прим. ред.). Пожилым людям, например, свойственно заедать Пост булочками и вареньем… Мы можем иметь дело с человеком, который, по мере своих сил и возможностей, пытается встать на путь понятного ему самому самоограничения. Например, отказаться на время Поста от кофе. Таких людей я бы включила в названные моей коллегой 20% постящихся. А можем иметь дело с канонически, строго-настрого соблюдающими, регулярно ходящими в церковь и при этом… полными чувства собственной значимости и гордости людьми. Это, своего рода, психологическая катастрофа. Эти примеры отсылают нас к качественной составляющей Поста. Когда мы спрашиваем людей, соблюдают они Пост или нет, и получаем какие-то цифры – у нас нет никаких критериев, помимо их личного голоса сердца, для определения — «настоящий» ли это Пост или «ненастоящий». М.К.: В противовес упомянутым Алиной «фарисеям» вспомнился интересный момент из нашего опроса московских прихожан, который подтверждает и мой личный опыт. Есть определённая группа среди верующих людей, которой свойственно недооценивать себя в силу своей… «недостойности». По объективным критериям (посещение Церкви, Причащение и проч.) они окажутся людьми глубокого воцерковлёнными, но по личной оценке не каждый из них признает себя таковым. Потому что они считают, что сделанного ими мало, недостаточно. А.Б.: Опрос прихожан — это «не секулярная социология», тут цифры и даже наблюдаемые, казалось бы, факты, рискуют оказаться неинформативными, — ибо разделение на респондентов и исследователей достаточно условно. Важно самому погружаться в суть, переставая быть «субъектом в рамках проводимого исследования». В каком личном качестве мы исследуем Пост? От этого зависит результат и находки, даже когда они, казалось бы, выражены в цифрах. Традиции Великого поста: христианская, культурная и общенациональнаяА.Б.: На сопоставлении нескольких групп данных хотелось бы предположить, что мы имеем дело с одновременным сосуществованием в современной России нескольких «постных традиций». Назовем их «христианская» и «советская». Во времена Советского Союза многие семьи, даже имея в своем составе коммунистов и комсомольцев, сохранили традицию поститься – хотя бы несколько дней перед Пасхой, красить яйца и печь куличи. Как ни странно, но ассоциативная связка красного радостного советского и красного радостного пасхального имела место. На пасхальные «мелочи» советское руководство смотрело сквозь пальцы, наверное, потому что сами в семьях пекли куличи и красили яйца.. При этом о содержании (чтение Евангелия, осмысление Поста) речи не было, но форма (не есть мясо и красить яйца) сохранилась до наших дней – в виде общенационального Поста. Что касается разведения на строгий и нестрогий Пост – это другое дело. Тут может быть строгий христианский и нестрогий христианский Пост, строгий «советский» и нестрогий «советский» Пост. Это похоже на то, что принято называть «культурным» православием? А.Б.: Не совсем. Если учитывать сравнительно новый пост-перестроечный феномен культурного православия, тогда у будет три традиции Поста: христианская, советская и культурная. При этом границы между последними двумя достаточно зыбкие. В первом случае, традиция унаследована из Советского союза и по большей части относится к пожилым людям, во втором, мы говорим о некоей религиозно-культурной идентичности, присоединенной к государственной и национальной принадлежности, – эта ситуация более применима к молодёжи. Можно ли в таком случае говорить о возможном росте численности «культурных» постящихся на фоне роста патриотизма? Например, за счёт присоединения Крыма? А.Б.: А может быть, наоборот? Мы не знаем. Интересно было бы посмотреть, а не произошло ли, напротив, уменьшения численности в «культурной» и «советской» группах за счет неофитов обновленной политической религии, всплеска интереса к СССР. Тут существуют разные точки зрения. «Крым-Наш» для обычных россиян не обязательно идет рука об руку с православием. Не уверена, что есть детальные динамические исследования этой взаимосвязи. Тут, на мой взгляд, стоит учиться у market research, проводить масштабные регулярные замеры с высокой детализацией. Вот мы говорим, что постящихся от 4% до 30% – это же огромная группа, но мы почти ничего про них не знаем. Чего можно достичь отказом от еды и есть ли в Посте место для Христа?Продолжая разговор о количестве и качестве, давайте поговорим о мотивации постящихся. Судя по опросам, для многих Пост прежде всего повод очистить организм, сесть на диету. Что Вы думаете о таких мотивах? А.Б.: Это большой козырь для миссионеров, когда они говорят на общем языке со своей паствой. М.К.: Кстати, группа, для которой пост — повод очистить организм, численно сокращается: в 2009 году 19%, в 2013 – 16% и в 2014 — 13%. А вот группа по самоограничению в рамках религиозных убеждений выросла на 10%. Что для Вас означает пост? (закрытый вопрос, один ответ) Еженедельный Омнибус ВЦИОМ, 1600 респондентов, опрос в 46 субъектах страны, в 130 населенных пунктах в разные годы. А.Б.: Пост несколько реже соблюдают мужчины и молодежь, чаще пожилые женщины… А что Вы скажете о тенденции массового вводить в кафе и ресторанах постное меню? Ведь она, скорее, рассчитана на молодёжь. А.Б.: Так Пост входит в постсекулярное культурное пространство, но это, скорее, маркетинговый феномен. М.К.: Тут такой ещё любопытный момент. Ведь почему-то, когда человек из соображений здоровья решает ограничить себя в пище, он выбирает для этого не случайное время, а именно период Великого поста. Мне кажется, это хорошо. Можно прийти к вере, скажем так, умом, а потом погружаться в практики, а у кого-то сначала практика, а потом наступает понимание. Об этом, конечно, должны говорить миссионеры, но в целом, я по этой причине положительно оцениваю группу постящихся ради оздоровления. А.Б.: Конечно, даже просто стремясь оздоровиться или по иной мирской причине, но человек соприкасается с Традицией, постепенно становится её частью. При этом, на заметку миссионерам, не надо забывать, что «религия здоровья» – одна из ведущих в современном обществе: мы верим во врача, в медицину. Да, возможно, люди начинают думать о своём здоровье в это время, потому что понимают, что будут делать это не одни и меньше шансов сбиться с пути. Кроме того, это возможность приобщиться к культуре… А.Б.: Войти в Традицию легче вместе со всеми, но возникает риск размывания христианского содержания. Христианский путь – он очень личный, не «массовый». М.К.: Я думаю, личный путь и участие в Традиции – цикличны, одно перетекает в другое и наоборот. А.Б.: Да. Думаю, подробные исследования всех прозвучавших взаимосвязей – качества и количества, разных традиций, личного и общего – были бы полезны многим батюшкам, которые обращаются к своей пастве во время Поста. Зная о том, какова ситуация в качественном измерении, какова динамика, каковы типичные заблуждения, им было бы проще найти нужные слова, и Пост для многих прихожан стал бы более осознанным, осмысленным. И даже есть в каких-то семьях постная традиция это просто унаследованная привычка, или это стремление участвовать в общем деле, или это путь к оздоровлению, может, какие-то личные сомнения и поиски, принадлежность к стране и культуре – всё это хорошо и правильно таким, какое оно есть. Осталось чуть-чуть – добавить в историю… Христа. Беседовала Ксения Русс Диаграммы подготовлены порталом Православие.ru В оформлении статьи использованы работы участников фотопроекта «Святое и ценное в России»: Денис Демков — Сверху, Андрей Рассанов — Отражение человеческой души, Александр Зимин — Утреннее правило
  14. Выступление на I Научной Трибуне Института Философии и общественной теории, Сербия, Белград, 21 сентября 2012 г.
  15. Уважаемые коллеги! Вашему внимаю предлагается статья Ю.Ю. Синелиной, помещённая в одном из китайских научных журналов и опубликованная в сборнике материалов на сс.324-343. Эта статья была любезно подготовлена к печати и предоставлена редакции с разрешения семьи Ю.Ю. Синелиной Еленой Александровной Кублицкой. Сама Юлия Юрьевна не успела довести редакцию до завершения. Аннотация: Статья посвящена анализу динамики религиозности россиян. Основное внимание в работе уделено изучению изменения религиозного сознания и поведения право-славных и мусульман. Особо рассматривается динамика доверия россиян к Церкви как социальному институту. Ключевые слова: уровень религиозности, православные, мусульмане, неверующие, доверие к социальным институтам, воцерковление. Скачать "Динамика религиозности россиян (1989-2012)" Статья опубликована на портале "Религиозная жизнь" (рубрика "Социология религии"): http://religious-life.ru/2014/09/sinelina-dinamika-religioznosti-rossiyan-1989-2012/
×
×
  • Create New...

Important Information