Jump to content
Социология религии. Социолого-религиоведческий портал

Search the Community

Showing results for tags 'религия и наука'.



More search options

  • Search By Tags

    Type tags separated by commas.
  • Search By Author

Content Type


Forums

  • Сообщество социологов религии
    • Разговор о научных проблемах социологии религии и смежных наук
    • Консультант
    • Вопросы по работе форума
  • Преподавание социологии религии
    • Лекции С.Д. Лебедева
    • Студенческий словарь
    • Учебная и методическая литература
  • Вопросы религиозной жизни
    • Религия в искусстве
    • Религия и числа
  • Научные мероприятия
    • Социология религии в обществе Позднего Модерна
    • Научно-практический семинар ИК "Социология религии" РОС в МГИМО
    • Международные конференции
    • Всероссийские конференции
    • Другие конференции
    • Иные мероприятия
  • Библиотека социолога религии
    • Research result. Sociology and Management
    • Классика российской социологии религии
    • Архив форума "Классика российской социологии религии"
    • Классика зарубежной социологии религии
    • Архив форума "Классика зарубежной социологии религии"
    • Творчество современных российских исследователей
    • Архив форума "Творчество современных российских исследователей"
    • Творчество современных зарубежных исследователей
    • Словарь по социологии религии
    • Наши препринты
    • Программы исследований
    • Российская социолого-религиоведческая публицистика
  • Юлия Синелина
    • Синелина Юлия Юрьевна
    • Фотоматериалы
    • Основные труды
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Лицо нашего круга
  • Клуб молодых социологов-религиоведов's Дискуссии

Find results in...

Find results that contain...


Date Created

  • Start

    End


Last Updated

  • Start

    End


Filter by number of...

Joined

  • Start

    End


Group


AIM


MSN


Сайт


ICQ


Yahoo


Jabber


Skype


Город


Интересы


Your Fullname

Found 13 results

  1. «В библейских мифах описаны природные катастрофы» Евгений Сатановский Ведущий программы "От трех до пяти"… Сергей Корнеевский Ведущий. Александр Городницкий Океанолог, путешественник, писатель… О библейском мифе об исходе евреев из Египта и многом другом. Гость Евгения Сатановского и Сергея Корнеевского в эфире "Вестей ФМ" – океанолог, путешественник, писатель, поэт Александр Городницкий. ГОРОДНИЦКИЙ: Евреи выходят из Египта – 600 тысяч человек. Надо прямо сказать, что сомнительно, что-то многовато. Фараон посылает за ними карательное войско – 800 колесниц. Что-то маловато получается. Вообще, с числительными у древних непорядок. <...> Войско египтян нагоняет уходящих евреев, и Моисей обращается к богу, и бог сотворяет чудо: вода отступает, евреи проходят посуху по этому дну, а когда колесницы кидаются вслед, приходит стена воды и топит войско фараона. Что это такое? Это типичная картина цунами! * * * ГОРОДНИЦКИЙ: Исход из рабства – вечная тема человечества. Полностью слушайте в аудиоверсии. Источник: https://radiovesti.ru/brand/61009/episode/2260391/
  2. Богу нет места во Вселенной? — о четырех ошибках нобелевского лауреата На днях по новостным лентам прошло сообщение о том, что лауреат Нобелевской премии в области физики 2019 года Мишель Майор считает, что Богу нет места во вселенной. По мнению этого выдающегося ученого, религиозное видение говорит, что Бог решил, чтобы жизнь была только здесь, на Земле, и создал ее. Научные факты говорят, что жизнь — естественный процесс. Он также считает, что единственный путь понять, есть ли Бог, — «провести исследование и найти ответ… но для меня для Бога нет места во вселенной». Что же, новости вида «выдающийся ученый сообщает, что Бога нет» — это уже сложившийся жанр. Не так давно о том же самом нам говорил великий британский космолог Стивен Хокинг. Атеисты приободряются, христиане удаляются в глухую оборону. Трудно спорить с нобелевским лауреатом. Человек потратил годы на учебу, потом еще десятилетия на научную работу, наконец, он был увенчан высшей научной наградой. Это явно человек глубоких познаний и блестящего интеллекта. Наверное, он знает, о чем говорит. Что здесь не так и почему люди, которые станут ссылаться на Мишеля Майора в вопросе о бытии Божием, очевидно ошибутся? Ошибок тут несколько. Первая из них — ошибочная апелляция к авторитету. RatioWiki — портал, представляющий в целом атеистическое сообщество, — дает такое определение этой ошибки: «Апелляция к авторитету (лат. Argumentum ad verecundiam) — объявление какого-то утверждения истинным (ложным) на основании того, что какой-либо авторитетный человек считает его истинным (ложным)», и та же статья поясняет, что такая апелляция несомненно ошибочна, если «делается по теме, находящейся вне пределов его квалификации». Выдающийся врач может ничего не понимать в ракетостроении, а экономические суждения нобелевского лауреата по микробиологии могут выдавать самого невежественного дилетанта. Яркий пример — академик Фоменко, который, несомненно, является высококвалифицированным математиком, но вот его суждения в области истории являются вопиющей нелепостью, причем их нелепость бросается в глаза не только специалисту-историку, но и любому образованному человеку. Это не удивительно и ничуть не позорно: выдающийся специалист — это специалист узкий, он имеет полное право не знать того, что не входит в область его компетенции. Мы не уничижаем этого выдающегося ученого, говоря о его явных ошибках в других областях знания. В чем же эти ошибки? Первая ошибка в самой фразе, вынесенной в заголовок, — «для Бога нет места во вселенной», это предполагает восприятие Бога как некоего объекта внутри вселенной, где для него должно быть «место». Это заставляет вспомнить старый семинарский анекдот про профессора богословия, которого попросили подменить заболевшую учительницу в воскресной школе. Обращаясь к первоклассникам, профессор сказал: «Прежде всего, дети, запомните: Бог транс-цен-ден-тен!» Картина, роман или симфония отражают реальность автора, но автор не является фрагментом картины или романа, находящимся в таком-то «месте». Фото waychen_c Комизм ситуации, очевидно, в том, что профессор употребил слово, которое будет заведомо непонятно (и неудобопроизносимо) малым детям. Но оно бывает непонятно и взрослым. Что же оно означает? В контексте христианского богословия — запредельность Бога. Бог находится за пределами вселенной так же, как художник находится за пределами картины, автор — за пределами романа или композитор — за пределами симфонии. Картина, роман или симфония отражают реальность автора, но автор не является фрагментом картины или романа, находящимся в таком-то «месте». Вторая ошибка содержится в утверждении, что «научные факты говорят, что жизнь — естественный процесс». Что такое в данном случае «естественный»? Видимо, речь идет о том, что он находится в рамках неизменных законов природы и не требует вмешательства некой внеприродной силы. Реальность состоит в том, что у науки (пока, во всяком случае) нет ответа на вопрос о том, как возникла жизнь. Дело в том, что существование жизни требует как минимум существования такой сложной структуры, как ДНК, и живой клетки, которая могла бы использовать эту ДНК в качестве инструкции для самовоспроизведения. Именно существование ДНК было одной из причин, которые побудили самого известного атеистического философа ХХ века Энтони Флю признать реальность Бога. Конечно, нельзя исключать, что когда-то в будущем наука ответит на вопрос, каким образом первая живая клетка, способная к самовоспроизведению, возникла по чисто естественным причинам, но — пока, во всяком случае, — мы не можем утверждать, что «жизнь — естественный процесс». Истинность этого тезиса никак не была продемонстрирована. Но представим себе (хотя это и трудно), что мы смогли объяснить возникновение первой ДНК чисто естественными причинами. Докажет ли это небытие Бога? Нет, и здесь мы можем обратить внимание на еще одну ошибку в рассуждениях атеистов. Третья ошибка — это противопоставление творения «естественным процессам», как если бы их «естественность» исключала их целенаправленность. Даже на человеческом уровне это не так. Даже мы постоянно используем естественные процессы в наших целях, по крайней мере, с того момента, как научились пользоваться огнем. Окисление углерода — естественный процесс, который можно описать на языке химии. Исключает ли это описание, данное с точки зрения науки, другой взгляд на тот же процесс горения — «человек готовит себе пищу»? Очевидно, нет. Третья ошибка — это противопоставление творения «естественным процессам», как если бы их «естественность» исключала их целенаправленность. Фото Pasi Mämmelä Это тем более верно для Бога, который является Автором мироздания и всех его законов. Бог не инопланетянин, который бы время от времени вмешивался в независимо от Него происходящее круговращение мира. Все естественные процессы развиваются в рамках Его замысла и по Его воле. Как говорит псалмопевец, ибо Ты устроил внутренности мои и соткал меня во чреве матери моей (Пс 138:13). Такой «естественный процесс», как беременность, в библейской картине мира одновременно является также и актом творения. Объяснение происходящего в рамках «естественных процессов» ничуть не вытесняет Бога из мироздания. Четвертая ошибка — идея, что Бога можно найти научным исследованием. Конечно, косвенно научные исследования указывают на Создателя. Они раскрывают перед нами завораживающую красоту и упорядоченность мира, его математическую структуру, его «тонкую настройку», которая необходима для того, чтобы вселенная могла поддерживать жизнь. Но научный метод в силу самой своей природы исследует материю, а Бог не является материальным объектом или явлением. Исследовать химический состав красок на картине — дело интересное и с точки зрения реставрации нужное. Но этим анализом мы не можем обнаружить художника. Он, напомним, трансцендентен по отношению к картине. Он не является ее частью. Более того, Бог создал нас для личных отношений с Ним, чтобы мы были членами бесконечно счастливой семьи, глава которой Он сам. Мы приглашены в Его дом, мы можем быть приняты, усыновлены. Но это предполагает Его — и нашу — добрую волю. Чтобы встретить Бога, нужно хотеть этого. Поэтому Евангелие говорит: Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят (Мф 5:8). Люди, которые относятся к Богу как объекту, не найдут Его — потому что и не хотят Его найти. И в области науки, и в области веры для того, чтобы знать истину, надо прежде всего хотеть ее знать. На заставке: фото Johan Larsson https://foma.ru/bogu-net-mesta-vo-vselennoj-o-chetyreh-oshibkah-nobelevskogo-laureata.html?nonamp=1&utm_referrer=https%3A%2F%2Fzen.yandex.com
  3. ...Явление это* подлежит беспощадному карантину, быть может – уничтожению. Во всем есть, однако сторона еще более важная. Это – состояние общества. Наука, совершив круг, по черте которого частью разрешены, частью грубо рассечены, ради свободного движения умов, труднейшие вопросы нашего времени, вернула религию к ее первобытному состоянию – уделу простых душ; безверие стало столь плоским, общим, обиходным явлением, что утратило всякий оттенок мысли, ранее придававшей ему по крайней мере характер восстания; короче говоря, безверие – это жизнь.. Но, взвесив и разложив все, что было тому доступно, наука вновь подошла к силам, недоступным исследованию, ибо они – в корне, в своей сущности – Ничто, давшее Все. Предоставим простецам называть их «энергией» или любым другим словом, играющим роль резинового мяча, которым они пытаются пробить гранитную скалу… Глубоко важно то, что религия и наука сошлись вновь на том месте, с какого первоначально удалились в разные стороны; вернее, религия поджидала здесь науку, и они смотрят теперь друг другу в лицо. * Человек с даром летать - главный герой книги Друд
  4. ХРИСТИАНСТВО И НАУКА 28.01.2018 Александр Дугин Описание проблематики и стартовых позиций Христианство не имеет догматической космологии. Теология, сотериология, учение о душе, мораль – четко описаны. Есть определенное также догматическое учение о структуре исторического процесса. Но о физике, веществе, ботанике, биологии такой жесткой кодификации нет. Можно предложить условную схему: космология – базис, теология надстройка, не обязательно интерпретируя их по-марксистски – мол, базис важнее. Можно считать как раз наоборот, но для нас важнее безоценочно осмыслить эту схему. Это позволяет сегодняшним христианам сочетать «веру» с «наукой». Если в отношении истории, библейской хронологии или учения о душе это сделать сложно, то в отношении физики, химии, биологии, астрономии, ботаники, зоологии и т.д. – кажется, что легко. Но это только кажется. Сформулируем вопрос: совместимо ли христианство с современной наукой? Заведомо мы знаем две позиции, которыми все и исчерпывается: сами ученые снисходительно считают христианство «мифом», а его представления о мире «пред-наукой», Pre-Science (парадигма Премодерна); христиане полагают, что «вера» и «наука» не противоречат друг другу, и что христианство является морально-этической и даже сотериологической (у христиан-фундаменталистов) надстройкой над естественно-научным – «объективным» – знанием о мире (кто-то надеется , что по мере развития науки она еще более сблизится с религией, «верую во единый Big Bang» и т.д.) Третья позиция, которая предлагала бы критику науки с позиции христианства отсутствует или существует в зачатке (интересны в этой связи труды о. Павла Флоренского). Никто не осмелится сегодня бросить вызов монументальному зданию современных естественных наук. Однако именно эта третья позиция интересует нас в данной лекции. Космология и представление о природе мира в ранне-христианскую эпоху В Библии и Евангелии, действительно, не содержится догматической космологии. Ничего не говорится об атомах, стихиях (элементах), о развитии, животных видах и т.д. Однако с какими-то представлениями о мире и его сущности христианство как всеобъемлющее мировоззрения просто должно было оперировать. Этими представлениями по историческим и обстоятельствам стали представления о мире греческой культуры эпохи эллинизма (первые века по Р.Х.). Именно на эту греческую науку наложилось христианство. Но все ли было в них принято? И какие именно космологии были приняты в качестве базовых? Здесь и заключается самое главное. Во-первых, в эллинистическом мире существовали три альтернативных подхода к космосу: · атомистский, материалистический, основанный на вере в развитие и прогресс снизу вверх (саморазвитие). Его представляли Демокрит, Эпикур, Лукреций и т.д. · аристотелистский, утверждающий, что божественный порядок вечен и присущ самому миру как божеству; · платонический (и неоплатонический), согласно которому мир создан Творцом в согласии с определенным предвечным планом, воплощенном в вечных идеях. Христианство по факту изначально отвергло первый, и приняло два других в их комбинации и частях. Это абсолютно принципиальный момент для нашей темы. При этом в ходе интеграции аристотелизма и платонизма в христианство были проделаны довольно существенные исправления: вычеркивание политеистических составляющих (богов в природе) и вечность мира. Фигура трансцендентного Творца со всей строгостью христианской догматики отсутствовала в этих моделях. Ее введение существенно корректировало всю картину. Основной идеей аристотелизма был божественный порядок, который исходил из того, что у каждой вещи есть своей естественное место. Все вещи стремятся его занять, но мешают друг другу, это и есть природа движения. Среди причин важнейшей является cause finalis, то есть - во имя чего? Для чего? Куда? Зачем? Это в отношении всех вещей – их цель (естественное место) и есть их смысл. Далее, учение о Боге как недвижимом двигателе. Идея сущего как состоящего из формы и материи. Логика как основа закона мышления, основанная на трех законах А=А, не-А, либо А, либо не А. Это предопределяет совершенно определенную модель космоса. Платонизм предлагал другую структуру. Бог находится не в мире, но за его пределами, а точнее на высшей границе мира, где Непроявленное (апофатическое) граничит с проявлением. Мир же есть процесс постепенного снисхождения, остывания, сгущения, уплотнения идей и эйдосов (монад). Нижним пределом является материя, которая есть выражение чистого небытия (или зла, не имеющего бытия, ничтожного). Между телами и Богом существует иерархия промежуточных существ – душ, героев, даймонов, ангелов, архангелов и «богов». Мир есть иерархическая пирамида, где от каждой телесной вещи возможно восхождение через ее дух-сущность далее к световой иерархии и вплоть до Бога. Душа человека есть идея, нисшедшая в тело и затем возвращающаяся назад к истоку-звезде. Коррекции к платонизму: Бог находится не на границе, а за границей мира, которые разделяет акт творения – Да Будет!, метафизическая интерпретация которого была неизвестна и чужда самому платонизму. Вечность рассекается – у мира и у души человека, а также у существ тонкого мира (ангелов) есть начало, но (!) нет конца. В остальном иерархия космоса принимается. Только на место духов и богов вступают ангелы. Важно: ангелы, будучи творениями, занимают промежуточное место между Богом и природным миром, то есть они выполняют физическую функцию, соединяя нетварное с телесным. Ангелы - фундаментально важный для христианина элемент физической картины мира. Именно ангелы сотрясают землю, насылают язвы и испытания, низводят огонь (на Содом и Гоморру) и т.д. Так как треть ангелов пала, то они (бесы) спустились на землю и под землю и … и отвечают за наиболее низкие и плотные формы жизни. Ангелы спасают физическую структуру мира, бесы ее портят. Ангелы и бесы совокупно играют фундаментальную роль в причинно-следственной структуре космоса. Поэтому мир не нейтрален: за любой вещью скрывается Ангел, но чаще всего бес. Отсюда императив борьбы с миром, победа над миром (имеется в виду над теми сторонами космоса, в которых сильно влияние бесов). Все это полностью сохранено в православной аскетике, но может сложиться впечатление, что это касается только души. В изначальном христианстве – вплоть до Нового времени, о котором речь пойдет далее – точно также понимался и космос: он раздираем между ангелами и бесами, и по мере приближения к концу времен (христианское прочтение истории), естественно, меняется сама природа мира – влияние бесов нарастает. Модерн и его космос В позднее возрождение (XVI век) и раннее Новое время (XVII век) появляется современная наука. Это значит, что меняется картина мира – космоса, природы, физики. Это изменение имеет четко различимые черты. Объектом демонтажа является аристотелизм (преобладавший в схоластике), но при этом это и не возврат к чистому платонизму. Появляется нечто новое – не-аристотелизм и не-платонизм. Что? Возвращаемся назад: отвергнутая христианством модель досократического атомизма, эпикурейства и эволюцинизма Лукреция. Именно это и становится фундаментальной основой современной науки. Мир создан не сверху (как у Платона), не божественен сам по себе (как у Аристотеля), но материя развивается и сама создает вещи, состоящие и игры атомов. Атомы складываются в системы произвольно. Поэтому у вещей нет естественных мест, а у движения нет causa finalis, есть только causa causalis, причина (почему?) но не цель (зачем?). Одним из первых эту программу Нового времени провозгласил Галилео Галилей, затем подхватил Фрэнсис Бэкон, далее Декарт, Ньютон, Спиноза и т.д. При этом на первых порах Бог и христианство не отрицаются. Напротив, упразднение платонизма и аристотелизма мыслится как очищение христианства от следов язычества, от сакральности космоса. Бог становится «богом» деистов – причиной (causa) организации мира, но более не целью. По ходу отрицается бытие ангелов и бесов (превращающихся из космологических агентов в психологические метафоры). Мир превращается из организма в механизм, «расколдовывается». Протестантизм с его рационализмом еще более способствует интеллектуальному климату, отрицая чудеса, таинства, иконы, евхаристию, саму церковь. Можно, конечно, считать это простым совпадением: мол, одно дело отказ от аристотелизма (и платонизма) и переход к атомизму и механицизму (объективное развитие научных знаний), а другое дело дехристианизация (результат субъективных политических и социальных процессов). Но это настолько связано концептуально, теоретически и исторически, что совпадение слишком невероятно. Мы имеем дело со связанным явлением: изменение базиса (космологии, физики) сопровождается изменением надстройки. Отсюда фундаментальный вывод: значение премодернистской космологии, то есть христианской интерпретации космоса, вещества, физики, преобладавшей с первых веков до конца Ренессанса (а это 16 веков), было гораздо большим и гораздо теснее связанно с догматикой (надстройкой – теологий, сотериологией и т.д.), чем принято считать. Уничтожая христианский, космос ученые Нового времени уничтожали само христианство. И успешно уничтожили. Вывод: наука может быть христианской (в этом случае она должна оперировать аристотелевско-платонической моделью космологии), может быть не-христианской, а может быть и анти –христианской. Не-христианская наука – это космологии индуизма, буддизма, даосизма и других нехристианских культур. Но западно-европейская наука не просто не-христианская: она именно анти-христианская, она создавалась как проект деструкции христианского понимания структуры мира, и вектор ее развития, приведший к современному состоянию техноцентрического общества, может быть оценен с теологических позиций – с позиций надстройки как триумф своего рода анти-религии, а следовательно, современная наука есть победа «философии бесов». Заключение: что делать? Закономерный вопрос христианина: что делать? Как быть? Если встать на эту третью позиции в отношении религии и современной науки, жить становится трудно (можно сказать, невыносимо). Здесь следует не доверять уже не только идеологии современного – безусловно, не-христианского, часто прямо анти-христианского – общества, но и самому окружающему миру, который, если мы задумаемся, внедрен в нас всей структурой воспитания, образования, обучения, культуры так глубоко, что мы убеждены, что это и есть реальность, естественность, бытие, истина. Идеологию можно оспорить (хотя и это трудно, если она тоталитарна, как асе идеологии Модерна – коммунизм, фашизм и – самая тоталитарная из всех! – либерализм), но не доверять своим органам чувств, видеть за «естественными» явлениями то, «чего нет» (как нам сказали родители и в школе) – то есть космологическую мощь ангелов и бесов, это прямая дорога в безумие. Я не знаю ответа на этот вопрос, так как он не может быть ни простым, ни понятным. Я могу только высказать определенные предположения, не будучи уверенным в том, что они эффективны и способны что-то изменить. Во-первых, следует дать себе труд основательно исследовать философию Платона и Аристотеля. Это требует усилий, но это основа христианского мышления. Без Платона основные теологические положения Каппадокийской школы, и более того, сами основы учения о Троице, творении и т.д., не говоря уже об Ареопагитиках, аскетике или исихазме, повисают в воздухе. Основы христианской теологии разработали платоники. И платоновская космология – с христианскими коррекциями -- была включена в эту философию. В христианском контексте ярче всего этот корпус представлен в Ареопагитиках, на западе – у Скота Эуригены. Во-вторых, следует обратить внимание на вполне обоснованную критику Модерна постмодернистами. В целом постмодернисты стремятся не просто разоблачить Модерн, но превзойти его в более насыщенном интеллектуальном сатанизме, доведя материализм и имманентизм до логического предела. Но такая радикальность постмодернистов помогает лучше понять саму структуру науки Нового времени. Тут обнаруживается искусственный и даже поддельный характер доказательной базы творцов научной картины мира. Так Поль Фейерабенд показывает, что Галилей просто подделал опыты, а Бруно Латур исчерпывающе объясняет, как к каким уловкам и надувательству прибегали создатели научной картины мира, основатели первых лабораторий. В целом постмодернисты весьма убедительно доказывают, что научная картина мира есть идеологический конструкт, коллективная социальная психологическая суггестия, результат массового внушения. И здесь самое время вспомнить о функции бесов в христианской космологии: Модерн – это философия дьявола, причем в так называемой «естественно научной» области знаний это не менее справедливо, нежели в сфере религии, теологии или политики. Источник: https://www.geopolitica.ru/article/hristianstvo-i-nauka
  5. ЧЕМ ЗАНИМАЮТСЯ ПРАВОСЛАВНЫЕ УЧЕНЫЕ И КАК ИМ ПОМОГАЕТ ПУТИН ЕЛЕНА РОТКЕВИЧ Президент благословил Организации православных ученых сегодня появляются по всей стране. Петербург – один из первых городов, где еще в 2003 году образовался Союз православных ученых. Но сегодня центр православной науки сместился в село Отрадное Воронежской области. Там в Храме Покрова пресвятой Богородицы в прошлом году встречал Рождество Владимир Путин. Там же расположена штаб-квартира крупнейшего в России межрегионального Объединения православных ученых (ОПУ), имеющего отделения во многих городах страны и 10 филиалов за рубежом, включая Грецию, Болгарию, Германию. Среди членов объединения более полутысячи человек, из них 130 докторов наук. Объединение православных ученых часто проводит научные конференции. У него есть собственные СМИ – печатные, электронные и радио. В «Вестнике православных ученых» публикуются научные статьи участников объединения. Среди затронутых в публикациях тем есть, например, такие. «Миссионерская деятельность словесника при подготовке к ЕГЭ», «Свобода журналистики и необходимость государственного регулирования в отношении СМИ», «Коммунальная сфера России: инновационные проекты, их реализация и оценка экономических последствий», «Установка для получения копченой мускусной утки с применением избыточного давления». Температура повышенная На счету ОПУ уже несколько реализованных проектов. Один из них называется «Изучение жизнеспособности цветов белой лилии от чудотворной иконы Панагия-Крини» (Греция). Дело вот в чем: на острове Кефалония, что неподалеку от горы Афон, каждый год в день Успения Богородицы происходит чудо. На засохших стеблях белых лилий, положенных в киот иконы пять месяцев назад (по случаю предыдущего церковного праздника), распускаются свежие цветы. Чтобы доказать, что чудо существует, православные ученые доставили два экземпляра этих чудесных растений (Lilium candidum L) в Полярно-альпийский ботанический сад-институт им. Н.А. Аврорина (г. Апатиты), где их исследовал кандидат биологических наук, научный сотрудник лаборатории физиологии и биохимии сада-института А.Н. Кизеев. Изучив лилии с помощью микроскопического, физиологического и метода спектроскопии отражения, ученый выдал заключение, что живая часть растения находится на засохшем стебле. Следовательно, чудо – есть. Члены ОПУ провели первый в мире эксперимент по измерению температуры Благодатного Огня в Иерусалиме. Глава ОПУ протоиерей Геннадий Заридзе, биолог по образованию, пишет об этом исследовании в «Вестнике православных ученых» за июнь 2016 года. «Меня отправили на Страстной неделе в Иерусалим на схождение Благодатного Огня в составе официальной делегации от Российской федерации. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла ее традиционно возглавил Владимир Иванович Якунин… Со мной был пирометр – инфракрасный термометр VT 303… Благодатный Огонь сошел… быстро… После того, как мне посчастливилось трижды умыться неопаляющим Святым Огнем, была проведена серия замеров температуры пламени Благодатного Огня с использованием серебряной пластины. Лазерный луч прибора многократно направлялся на нагреваемую Святым Огнем серебряную пластинку толщиной 1 мм, шириной 5 мм и длиной 200 мм. Средняя температура была 42 градуса по Цельсию, через 15 минут Благодатный Огонь приобрел температуру 320 градусов по Цельсию. Это еще раз доказывает скептикам, что чудо Благодатного Огня нарушает законы нашей Вселенной. Холодная плазма появляется и несколько минут существует в условиях нашей земной атмосферы (что с научной точки зрения невозможно), потом через 10–15 минут она получает дополнительную энергию и становится обычным горячим огнем, нарушая закон сохранения энергии», – написал в научном отчете православный ученый Заридзе. Сейчас ОПУ начинает новый научный проект, связанный с чудесным превращением змей в теплокровных гадов. Чудо происходит на том же греческом острове Кефалония, где оживают лилии. Такая концентрация чудес, вероятно, связана с близостью святого Афона. В праздник Успения Пресвятой Богородицы ядовитые змеи со всего острова сползаются на место бывшего монастыря, но никого не кусают. И в этот момент, по словам очевидцев, они становятся теплокровными. ОПУ ищет авторитетного ученого- серпентолога, который мог бы выехать на место чуда, измерить температуру змей и научно обосновать происходящее. Бред и мракобесие В Петербурге у Объединения православных ученых есть филиал, куда вошли участники петербургского Союза православных ученых. Одним из самых ярких научных открытий петербургских исследователей стали новые свойства молитвы. Инженер-электрофизик из НИИ промышленной и морской медицины Ангелина Малаховская доказала, что «Отче наш» и крестное знамение убивают микробов. Для эксперимента была взята вода, загрязненная кишечной палочкой и золотистым стафилококком. Молитву читали и верующие и неверующие, однако число патогенных бактерий в разных средах все равно уменьшалось по сравнению с контрольным образцом в сто раз. Ученые утверждают, что открыли новое, ранее неизвестное свойство Слова Божьего (молитвы) преобразовывать структуру воды. Так, оптическая плотность водопроводной воды, осеняемой крестным знамением обычным верующим, повышалась почти в 1,5 раза. А при освящении священником – почти в 2,5 раза. Ни при каких других сложениях пальцев рук и пассов над водой не удавалось добиться подобных результатов. Исследования велись почти десять лет. По результатам была выпущена монография, снят фильм. Правда, Комиссия по борьбе с лженаукой РАН неоднократно характеризовала подобные «православные открытия» как антинаучные, предостерегая от усиливающегося напора мракобесия. В частности, глава комиссии академик РАН Эдуард Кругляков (ныне покойный) назвал работу православной ученой Ангелины Малаховской, изучившей влияние молитвы на микробов, бредом. Так же, кстати, как и другое ее исследование – о дезинфицирующем воздействии колокольного звона. На фото: Владимир Путин в храме Покрова пресвятой Богородицы в селе Отрадное, ставшем мировым центром православной науки – Много в Петербурге православных ученых? – Если человек православный и ученый, то он, по идее, православный ученый. Но если человек не православный, тогда он не может называть себя православным. Православный ученый – это верующий ученый. Поэтому есть ученые верующие – значит, православные. Конечно, их много. – Чем занимаются православные ученые? – Я экономист. У нас есть еще доктор биологических наук Слезин Валерий Борисович. Он работал в Петербургском НИПИ имени Бехтерева, сейчас на пенсии. Он открыл четвертое состояние сознания – молитвенное. Потом была Ангелина Молоховская (умерла), которая исследовала воздействие крестного знамения на свойства воды. Я являлся ее консультантом. И другие. – Вы как православный экономист сделали какие-нибудь открытия в своей области? – У меня вышел целый ряд публикаций, посвященных православным основам русской экономики, государственности и права, и одна монография – «Христианство и Ислам об экономике». – Какая основная мысль монографии? – В монографии мы развиваем положение (которое обосновали еще в 2003 году) «методология Священного Писания как основа общенаучных методов исследования». Мы считаем, что в Священном Писании изложена эта методология – в закодированном виде. Она, эта методология, универсальна, и в ее основе лежит информационный императив. – Не могли бы вы попроще объяснить? – Конечно! Основой разнообразных социально-экономических явлений является информация в своих определенных количественных и качественных характеристиках. Но информация в рамках разных теоретических концепций имеет разные, скажем так, сущностные атрибутивные свойства. Мы развиваем свою теорию информации, субфункциональную теорию информации, которая является основой информационной парадигмы развития общества, которое идет на смену старой индустриальной, линейной парадигме и которое сейчас начинает развертываться в целую систему понятий – и современной науки, и понятий, которые отражаются в прорывных научных открытиях, которые сейчас делаются… – А Священное Писание при чем тут? – Священное Писание содержит в себе универсальную методологию, на которой базируется вся научная методология. Потому что сначала было слово, и слово было у Бога, и слово было Бог. И Бог сотворил словом. А что такое слово? Это определенная информационная структура, сутью которой является информационная функция. Конечные главы нашей работы посвящены изложению духовно-нравственных основ экономики, государственности и права России. Мировоззренческим и научно-концептуальным основанием является именно православие. Солнце дает жизнь, и православие – тоже. Это та энергия, которая позволяет вам сейчас меня слушать, мыслить, жить. Это та энергия, которую Бог вдунул в вас во время творения вас как личности. Этот субфункциональный принцип бытия и есть дар Божий. Когда этот дух из вас выходит, вы превращаетесь в набор химических элементов… Наша работа – это серьезная научная монография на 400 страниц. – Если во мне нет веры, я – набор химических элементов? – Потенциально каждый человек обладает способностью верить. Почитайте Священное Писание, там все сказано. – А если я принадлежу к другой религии, не к православию? – Это уже другая система координат. Я не специалист в других конфессиях. Я изучаю нашу святоотеческую традицию. – Что вы в вузе преподаете? Ваше православное мировоззрение помогает или мешает учить студентов? – Я много предметов преподаю: экономику, экономическую теорию, теорию информационного общества, теорию информационной экономики. Как человек законопослушный, я прежде всего выполняю установки Минобрнауки. Если в том курсе, который я читаю, есть соответствующий раздел – о нравственных и духовных аспектах экономики – я, естественно, их затрагиваю. Источник: http://gorod-812.ru/chem-zanimayutsya-pravoslavnyie-uchenyie-kak-im-pomogaet-putin/
  6. Атеисты, скептики и агностики: 11 великих ученых отвечают на вопросы о Боге Британский нейрохирург и автор множества статей про научный атеизм Джонатан Парараджасингхем смонтировал видеозапись, в которой собрал воедино 50 интервью с признанными мыслителями в области физики, химии, философии и психологии. Они поделились своим мнением о вере в Бога и жизни после смерти. Ноам Хомский, Бертран Рассел и Гарольд Крото — «Теории и практики» публикуют подборку самых интересных высказываний о религии. Питер Аткинс профессор химии в Оксфорде «Я думаю, что теология борется с фантомами. Теологи изобрели удивительную вещь — эту практически самодостаточную дисциплину, которая никак не пересекается с физической реальностью. Они сочинили самые разные теории и мысленные конструкции, с помощью которых долгое время пытались наставлять человечество на путь истинный. Одна из таких теорий — о божественной цели. Богословы утверждают, что существует некая предопределенность, которую наука не в силах объяснить. Это типичная теологическая концепция. Они не уважают — и поэтому недооценивают — силу человеческого интеллекта. Они постоянно повторяют этот одновременно наивный и обезоруживающий «аргумент» о неисповедимых путях господних, который ни в коем случае нельзя подвергать сомнению. Это красивые слова, но они лишены всякого смысла. С какой стати, спрашивается, у всего на свете должна быть своя цель и свое назначение?» Саймон Блэкберн профессор философии в Кембридже «О нет, в религиозном плане я — безнадежный скептик. Я думаю, вся эта мифология — прекрасный материал для хорошей комедии, воистину человеческой комедии! Наука оперирует понятиями и явлениями из реального мира — чувственно постижимыми. А Богословие пытается проникнуть в потустороннее, в нечто, что находится за или над реальностью. Дэвид Хьюм говорил, что у религии ничего не получается, потому что подобные начинания просто-напросто бессмысленны. Все по-настоящему полезные идеи касаются того мира, в котором мы находимся. Поэтому лучше бы религия помалкивала!» Стивен Пинкер профессор психологии в Гарварде «Я — когнитивный психолог, и я придерживаюсь натуралистского подхода к вопросу о человеческом разуме. Иными словами, человеческий разум — следствие существования мозга, а мозг — результат эволюции. Я уверен, что нет никакой надобности придумывать некую метафизическую душу для того, чтобы объяснить работу нашего разума. Потому что существуют вполне доказуемые теории о человеческой природе — взять хотя бы нейробиологию или генетику. И если вы вдруг захотите ответить на главные вопросы бытия, вы с легкостью можете обойтись без отсылок к эзотерическим сущностям и божественному началу». Ноам Хомски профессор лингвистики в MIT «Я пытаюсь изо всех сил не верить и стараюсь исходить из того принципа, который провозгласил в свое время Бертран Рассел: необходимо держаться подальше от домыслов о жизни после смерти и верить только тому, чему можно найти подтверждение или доказательство. И единственное возможное исключение из этого правила — вера в идеалы. Например, в равенство, свободу и справедливость. Я бы даже сказал, что это не вера вовсе, это — верность». Лорд Мартин Риз королевский астроном «Наука учит нас, что даже самые простые вещи сложны для понимания. И это заставляет меня с подозрением относиться к любому, кто утверждает, что у него есть простая теория, объясняющая природу всего сущего. То есть я — в какой-то мере пессимист. Думаю, что максимум, на который мы можем рассчитывать, — это объяснять устройство окружающей действительности посредством неких условных метафор и допущений. Соответственно, я полагаю, что мы никогда не сможем похвастаться абсолютным пониманием мироздания. Тем не менее сам я точно не принадлежу к числу тех, кто мог бы принять какую бы то ни было религиозную догму». Сэр Бертран Рассел философ, лауреат Нобелевской премии по литературе «Я изучил христианские догмы и историю противостояния людей верующих и неверующих. И все доводы в пользу существования Бога выглядели настолько неубедительно с точки зрения логики, что я сделал вывод: нет никакой практической пользы в вере в недоказуемые вещи. Ведь тут налицо логическая ошибка: утверждение либо истинно, либо — нет. Если оно истинно — верю, если нет — не верю. И если вы не в силах доказать истинность утверждения, то вы обязаны воздержаться от всяких домыслов и суждений по этому вопросу». Риккардо Джаккони лауреат Нобелевской премии по физике «Каждое иррациональное убеждение несет в себе настоящую угрозу. Оглянитесь вокруг — главная причина проблем в обществе заключается в том, что люди действуют иррационально, потакают своей невежественности. Мне бы хотелось, чтобы с помощью науки можно было добиться сознательности человека. К сожалению, нам пока что не удалось достичь этой цели. Сегодня мы не более рациональны, чем в свое время были древние греки». Брайан Кокс физик, исследователь в CERN «Можно сказать, что я чувствую себя более комфортно благодаря моей вере в Неизвестное. В этом — весь смысл науки, не так ли? Где-то там есть вещи, миллиарды явлений, о которых мы ничего не можем знать. И то, что мы о них ничего не знаем, восхищает меня и пробуждает во мне желание отправиться туда и все разузнать. Это и есть цель науки. Поэтому мне кажется, что если мысль о существовании Неизвестного заставляет вас чувствовать себя неуверенно, то вам лучше не заниматься наукой. Мне не нужен готовый ответ — точнее, готовые ответы — на все вопросы. Для меня самое важное — возможность самому найти и сформулировать их». Сэр Гарольд Крото нобелевский лауреат по химии «Я атеист, и мне кажется, что большая часть ученых разделяют мое отношение к религии. Есть некоторые, которые верят в Бога, но все-таки более 90% всех крупных исследователей — не религиозны. Мы применяем научные методы в своей повседневной жизни — я считаю, что это моя главная интеллектуальная задача. Не то чтобы я не нуждался в некоторой мистической составляющей — я просто-напросто ее не признаю. К тому же, верующие люди — крайне уязвимые создания. Они неразборчивы в своих убеждениях, такие люди могут добровольно принять за чистую монету древние убаюкивающие сказочки, о достоверности которых даже не приходится говорить. Они меня беспокоят, потому что многие из них — влиятельные люди, от их решений зависят судьбы миллионов. Отвечают ли они за свои дела? Сомнительно. Если они готовы поверить в такие небылицы, то возникает вполне резонный вопрос: как далеко они могут зайти в своей легкомысленной иррациональности? Не отразится ли эта прихоть на моей жизни?» Леонард Сасскинд профессор теоретической физики в Стэнфорде «Я не верю в то, что Вселенная была целенаправленно создана неким абсолютом. Я верю, что она появилась в силу тех же причин, что и человек. Разумеется, до Дарвина все выглядело так, как будто человека создал творец. Это вполне естественная мысль: только сущность еще большей сложности — нечто непостижимое и совершенно прекрасное — может сконструировать столь непростой организм и головной мозг. Однако потом этому нашлось намного более прозаичное объяснение — человек, как выяснилось, появился в результате случайной мутации, произошедшей всего лишь из-за перемены в химическом составе атмосферы. Какие-то виды оказались более успешными, какие-то — не очень, кто-то выжил, кто-то — нет. Так что, по справедливости говоря, человека создала другая троица — случайность, статистика и законы физики. Думаю, что примерно то же самое можно сказать о Вселенной». Роберт Колман Ричардсон лауреат Нобелевской премии по физике «Я не верю в какого-то антропоморфного Бога, который каким-то чудесным образом сотворил Вселенную. Что касается жизни после смерти, то все, что я могу сказать по этому поводу: «Было бы здорово!» Но у меня нет ни малейшего основания думать, что она существует». Olga Steb Источник: https://theoryandpractice.ru/posts/4990-ateisty-skeptiki-i-agnostiki-11-velikikh-uchenykh-otvechayut-na-voprosy-o-boge
  7. «Мы в значительной степени променяли технологии на „скрепы“» Ученый-просветитель Александр Панчин — о науке, лженауке и религии Евгений Сеньшин Российская наука находится в непростом положении. И дело не только в слабом, по сравнению с Европой или США, финансировании. Складывается впечатление, что на государственном уровне отдается приоритет не научному знанию, а религиозному. Клерикализация приобрела широкие масштабы. Едва ли не поощряются лженаука и суеверия. Прибавьте к этому ограничения политических свобод, наметившуюся изоляцию от Запада — и станет понятно, почему многие российские ученые предпочитают уезжать работать за границу. Но ведь без науки и технологий у России нет будущего. О том, чем все это грозит развитию страны, мы поговорили с ученым-просветителем, биологом, членом Комиссии РАН по борьбе с лженаукой и фальсификацией научных исследований Александром Панчиным. Александр Панчин Фото: Facebook Александра Панчина «Я бы выкинул из школьных курсов „Основы православной культуры“» — Александр Юрьевич, у вас на страничке социальной сети «ВКонтакте» размещен слоган «Веду неравный бой с мракобесием». Вам не дают покоя лавры Александра Невзорова? По вашему мнению, его бой недостаточен? — Александр Глебович известен прежде всего как борец с религией. Эта тема меня тоже беспокоит, но лишь в одном ряду с другими суевериями и заблуждениями. Моя деятельность часто связана с внимательным анализом источников, чтобы понять, какие ошибки могли быть допущены авторами всяких сенсационных заявлений. Я много пишу про ошибки в самых разных научных и псевдонаучных областях. Приведу в качестве свежего примера «скрытую гомеопатию». Про обычную гомеопатию уже все слышали и знают, что в научном мире ее эффективность не признается. Об этом подробно расписано в меморандуме Комиссии по борьбе с лженаукой, над которым я тоже активно работал. А есть препараты, которые замаскированы под нормальные лекарства, но на самом деле являются гомеопатическими. Это такие препараты, как «Анаферон», «Эргоферон», «Импаза» и ряд других. На этикетке пишут, что препарат содержит 0,003 г действующего вещества, но дальше стоит сноска и уточняется: в разведении 10 в минус 15 степени нанограмм на грамм. Если все это перемножить, то получается, что в препарате ничего нет. Производители умудряются перехитрить не только обычных граждан, но и рецензентов научных журналов. Увы, многие ошибки в их «научных» работах остаются незамеченными. Никому не приходит в голову тщательно перепроверить корректность методики эксперимента. А мы с коллегами находим эти ошибки и пишем о них. Статьи о скрытой гомеопатии — богатый материал о том, как не надо заниматься наукой. Увы, ввести в заблуждение удалось даже Академию наук — туда членом-корреспондентом недавно избрали «скрытого гомеопата». Видимо, осталось избрать теолога. Возьмем еще один пример — астрологию. Исследователь Мишель Гоклен утверждал, что знаменитые спортсмены чаще рождены с Марсом в двух секторах неба. Эта работа вышла достаточно давно, но некоторые астрологи до сих пор на нее ссылаются. Мне было интересно, как такое могло получиться. И оказалось, что там есть ошибки анализа данных: не учтено, что существует очень много разных комбинаций секторов неба и планет, поэтому почти всегда удастся найти «эффект какой-нибудь планеты в каких-нибудь двух секторах». Я про это написал статью в англоязычном журнале Sceptic Magazine. В первом меморандуме Комиссии по борьбе с лженаукой разбиралось коммерческое гадание по отпечаткам пальцев. Тоже тема непростая, ведь авторы методики утверждали, что у них все имеет научное обоснование. Но оказалось, что работы, на которые они ссылаются, либо очень отдаленно относятся к теме, либо содержат ошибки. Моя любимая тема — ГМО (генетически модифицированные организмы). Была знаменитая статья исследователя Сералини, который утверждал, что ГМО вызывает рак у крыс. Я обнаружил в ней ошибки статистического анализа и опубликовал критику в том же научном журнале. Эту же проблему нашли и другие ученые. Благодаря критике исходную статью отозвали. Позже мы нашли ошибки в статистическом анализе и ряда других работ, где утверждалось, что генетически модифицированная еда чем-то отличается от обычной по своему воздействию на организм, и написали об этом обзор в журнале Critical Reviews in Biotechnology. То есть я пытаюсь не просто писать, что кто-то неправ, а детально разбирать аргументацию. В моем блоге можно найти более подробные разборы всех перечисленных историй и многое другое. — Комментируя свою встречу с Ричардом Докинзом, Невзоров небрежно назвал людей вашего положения и уровня «дОцентами»-чирлидерами Докинза? Есть что ответить? — Это не совсем мой конфликт. Дело в том, что однажды на просветительском сайте antropogenez.ru опубликовали разбор ошибок в книге Невзорова о мозге. Александр Глебович на это обиделся и сделал несколько ответных видео, в результате чего возник разлом между Невзоровым и людьми с «Антропогенеза». Именно тогда он стал называть их «дОценты». Сам я книгу Невзорова не читал, но его ответная реакция, как мне кажется, могла быть спокойнее. Не знаю, была ли адресована его реплика и ко мне (я тоже был на встрече с Докинзом), но если и была, то я не в обиде. Считаю, что лучше объединяться вокруг общих интересов, чем ссориться. Ну а ошибки надо уметь признавать и исправлять — от этого все только в плюсе. Скажем, мне очень понравилась история про «отца Пигидия» от Невзорова. Хотелось бы больше таких разоблачений от него и больше любви к ученым. — Наверное, вам, ученым-просветителям меньше всего хотелось бы интересоваться политикой. Но сегодня «духовные скрепы» и «традиционные ценности» стали некой «генеральной линией партии». И выступать против них, может быть, себе дороже. В частности, ваш отец дал крайне нелестный отзыв на диссертацию Павла Хондзинского по специальности «Теология». Это, можно сказать, первая ласточка. Как вы прогнозируете ситуацию в научном сообществе, когда подобные диссертации начнут печь как пирожки? Ожидаете конфронтации? — Проблема плохих диссертаций началась задолго до внедрения теологии. У нас есть диссертации, извиняюсь, по гомеопатии. Есть диссертации, которые вообще являются плагиатом. Последней проблемой у нас занимается сообщество «Диссернет», которое вскрыло множество примеров того, как люди, занимающие достаточно высокие посты, имеют массовые некорректные заимствования в своих трудах, в том числе ректоры некоторых вузов. Видно, что все эти «научные» работы делаются только ради корочки. Это глубокая проблема. Понятно, что все обладатели таких наукообразных степеней замотивированы сделать карьеру, повысить свой социальный статус и поэтому применяют некоторые административные меры, чтобы заткнуть критиков, как-то их дискредитировать или подменить само общественное представление о том, что такое научная деятельность. Дескать, ученый не обязан всеми силами стремиться к объективности и честности, а «личностный опыт веры» — тоже наука. Увы, принимая такую позицию, скоро любую ерунду можно будет назвать наукой, и термин обесценится. Меня, конечно, такой подход не устраивает. Поэтому я пытаюсь противостоять этому искажению и к конфронтациям готов. — Но все же я прошу вас ответить, что делать с теологией, которую возвели в ранг академической науки. Ведь конфликт неизбежен. И если сейчас введена православная теология, то вслед за ней пойдет исламская. Или, может быть, их лучше не трогать? — Про это нужно писать и объяснять: несмотря на то что ВАК стал выдавать степени по данной дисциплине, это еще не значит, что теология стала наукой. Ну а если бы ВАК поручили выдавать звания гроссмейстеров по шахматам? Теоретически такое могло бы случиться, но от этого шахматы не стали бы наукой, при всем уважении к этой замечательной игре. Вероятно, внедрение теологии преследует цель перераспределения средств, которые сейчас идут на нормальную науку. Для этого сначала надо провести теологов в РАН, а дальше, может быть, кто-то из них будет целиться в президенты Академии наук. Впрочем, даже если теологи смогут формально вступить в Академию наук, это не значит, что их туда кто-то изберет. Может быть, они хотят получать государственные гранты, чтобы за деньги налогоплательщиков (в том числе неверующих) навязывать обществу религию? Хотя опять-таки, если они формально получат возможность получать научные гранты, это не значит, что им их дадут. Кроме того, новоиспеченные теологи смогут заняться проповедью среди молодежи. Собственно, вся эта шумиха началась после того, как оказалось, что «Основы православной культуры» не так популярны в школах, как хотелось бы РПЦ. Видимо, понадобились кадры пропагандистов. То, что за теологией скрывается религия, не отрицают и сами сторонники теологии. После защиты диссертант Павел Хондзинский сказал, что теология — это «саморефлексия Церкви». Патриарх Кирилл заявил, что теология «является систематическим выражением религиозной веры». «Что касается богословия — оно исходит из безусловного факта существования божественного откровения, заключенного в Священном писании. Богословие включает в себя общее учение Церкви, сформулированное Церковью на основе Писания», — продолжает Хондзинский. Про его «личностный опыт веры» уже кто только не шутил в научных кругах. А еще мои коллеги подали апелляцию на первую защиту по теологии. Оказалось, что там был целый ряд формальных нарушений, довольно серьезных. — Вот вы так легко говорите: надо писать, объяснять, просвещать. Цитата в пику вашему тезису. Как-то известный эволюционист Марков в одном из интервью за 2015 год заявил следующее на вопрос о своей миссии: «Да, раньше у меня возникали мысли о миссии, об общественной пользе, о том, что стране нужно просвещение, образование. Но в последние года два я сильно разочаровался в этих идеях. И сейчас я не верю, что я могу что-то сделать для таких глобальных общностей, как целая страна, которая пошла, как мне кажется, куда-то совсем уж не туда. Не уверен, что мои идеалы здесь кому-то нужны. Я не знаю, что будет со страной, предчувствия у меня самые дурные…» А у вас нет таких пессимистических мыслей и дурных предчувствий? — Скорее всего, Александр Марков прав в том, что у нас мало шансов что-то изменить в масштабах страны. По крайней мере, силами небольших групп энтузиастов, которые занимаются просвещением. Но это не значит, что наши локальные действия бессмысленны. Опять вернусь к гомеопатии. Бывает так, что ею лечат серьезное заболевание, например рак. И это ведет к тому, что пациент не получает должного лечения и умирает. Я знаю множество таких историй. Даже если два человека избегут таких опасных заблуждений благодаря тому, что их информировали, — уже будет большая польза. Кроме того, благодаря лекциям того же Маркова и других популяризаторов науки расширяется сообщество людей, которые тянутся к знаниям. Может быть, кто-то, прочитав научно-популярную книгу о биологии, станет в будущем ученым и откроет лекарство от какой-нибудь опасной болезни. Но, увы, нам сложно измерить эффективность нашей деятельности. Поэтому главным надежным аргументом для меня является то, что я не могу иначе. Мне интересно писать про науку и разоблачать мифы. Да, бой этот неравный. Особенно учитывая то, что наиболее активные носители мифов нередко заинтересованы в них экономически. Те же гомеопатические компании зарабатывают миллиарды рублей в год только на российском рынке. Признаюсь, это тоже делает битву увлекательной. Хочется сказать: вызов принят! И иногда вопреки всему удается одержать маленькую победу. Например, с гаданием по отпечаткам пальцев мы кое-что отвоевали. Был случай, когда нас с Александром Сергеевым (коллегой из Комиссии по борьбе с лженаукой) пригласили в здание Совета Федерации. Там заседала комиссия, которая рассматривала критерии отбора талантливых школьников в заведения для дополнительного образования. И один из критериев основывался на вот этих гаданиях. Но мы объяснили, что это не работает, и при нас этот пункт вычеркнули из программы. — Продолжая вопрос, не кажется ли вам, что сегодня борьба за естественнонаучную картину мира становится не просто борьбой просветительской, но и политической? Если да, то какую роль здесь должны играть ученые вроде вас? — Мне кажется, нам не стоит особо отклоняться от выбранного пути. Нужно рассказывать людям про науку. Рассказывать хорошо, увлекательно, интересно. Я был бы рад, если бы все больше ученых занимались популяризацией. Но я понимаю, почему они этого не делают. Бывает так, что времени не хватает или, допустим, отсутствуют ораторские способности. Хотя этому несложно научиться. Конечно, одной популяризацией ограничиваться нельзя. Нужно менять подходы к образованию, повышать престиж профессии учителя и уровень подготовки педагогов. Но изменить систему образования очень сложно. Складывается впечатление, что контроль над этой сферой находится у людей, которые не заинтересованы в том, чтобы страна умнела. Здесь как раз уместно вспомнить введение в школах «Основ православной культуры». Если бы я был министром образования, то я, конечно, выкинул бы этот курс из программы и поставил вместо него курс критического мышления, научного метода и прикладной теории вероятностей. Без этих знаний люди будут и дальше верить в астрологию, ясновидящих, гадалок и экстрасенсов. Знание о религии давать тоже можно. Например, даже можно читать Библию на уроках литературы, наряду с другими произведениям, описывающими вымышленные события и героев. Но это должны быть светские предметы и педагоги. Отдельно отмечу, что существует масса научных работ о том, почему люди верят в сверхъестественное: не только в бога, но и в демонов, призраков, экстрасенсов. Про это, наверно, тоже можно интересно рассказать. «Тяжело притворяться верующим: целовать иконы, встречаться со священниками, поддерживать клерикализацию» — Ваши устремления понятны. Но все это без участия в политике не имеет особого смысла. Как думаете, есть ли на сегодня в Госдуме группа лоббистов от науки? Или, может быть, какие-то депутаты открыто поддерживают вашу деятельность? — Мы видим, насколько распространено среди населения незнание базовых научных понятий. Едва ли депутаты понимают науку лучше, чем среднестатистические граждане. Может быть, ситуация изменится в лучшую сторону, если в целом уровень образования в стране поднимется и интерес к науке возрастет. Тогда и депутатов, переживающих за научно-технический прогресс, будет больше. Может быть, такие люди есть в Госдуме и сейчас, просто они не столь громко о себе заявляют, как их коллеги, выдумывающие странные и скандальные законопроекты. Было бы здорово, если бы они дали о себе знать. А то непонятно, к кому обращаться. — Вот есть, например, целый комитет по образованию и науке. Но, судя по тому, что его возглавляет политолог Вячеслав Никонов, внук Молотова, а его заместителем является Геннадий Онищенко (в прошлом глава Роспотребнадзора), то возникают сомнения насчет вашего предложения. Зато в нем числится лауреат Нобелевской премии Жорес Алферов. И вот тут надо вспомнить одну круглую дату. Если вы помните, то почти ровно 10 лет назад, 22 июля 2007 года, было написано и подписано так называемое «Письмо десяти». Это обращение десяти ученых к Владимиру Путину, в котором, в частности, авторы выражали обеспокоенность «всё возрастающей клерикализацией российского общества». Текст заканчивался так: «Мы не можем оставаться равнодушными, когда предпринимаются попытки подвергнуть сомнению научное Знание, вытравить из образования „материалистическое видение мира“, подменить знания, накопленные наукой, верой». Среди подписавших был как раз Жорес Алферов, а также Евгений Александров, Гарри Абелев, Лев Барков, Андрей Воробьёв, Виталий Гинзбург и другие. Но, судя по тому, что мы видим, это обращение так и не было принято во внимание главой государства, что говорит о слабости сообщества ученых. Может быть, лучше не сопротивляться, как вы пишете, мракобесию, а тихо заниматься прикладной наукой? Тем более что массам всегда нужно нечто иррациональное, а власти с помощью этого удобнее управлять массами. — Не исключаю, что Путин и правда является верующим, что это не игра. По крайней мере, мне было бы очень тяжело притворяться: целовать иконы, встречаться со священниками, поддерживать клерикализацию страны. Может быть, он искренне полагает, что делает полезное дело. Но нельзя не заметить и экономический аспект: Церковь — это хорошо организованный и прибыльный бизнес. Возможно, окружение президента заинтересовано в нем. И тогда мне понятно, почему это письмо-предупреждение академиков абсолютно ни на что не повлияло. Но это не значит, что спустя 10 лет эта борьба потеряла смысл. Сейчас происходит борьба идей. Одни люди популяризируют науку, рационализм, просвещение, другие — религию, эзотерику, мистицизм, божий страх, ритуалы, приверженность культам. Да, у последних чаще находится административный ресурс в качестве поддержки. Вот даже министр образования и науки входила в совет по теологии. И это делает бой, я повторюсь, неравным. С другой стороны, это все можно представить в виде некой шкалы: слева — темные века, а справа — триумф науки. На данный момент ползунок находится в левой части шкалы. Но ведь могло бы быть и хуже! Посмотрите, что происходит сегодня в некоторых ближневосточных государствах, где доминирует религия. Полагаю, что все не так плохо, потому что кто-то все же сопротивляется, а не занимает пассивную позицию. Мы не побеждаем, но хотя бы не окончательно проиграли. — К слову сказать, всегда ли вера и наука находятся на полярных точках той шкалы, о которой вы говорите? Что вы думаете о верующих ученых, а также тех, кто сочувствует религии? Вспомним хирурга Валентина Войно-Ясенецкого, он же архиепископ Лука, который, между прочим, канонизирован. Вспомним покойного академика Сергея Капицу, в одном из своих интервью незадолго до смерти на вопрос: «Вы верующий?» — он ответил: «Я русский православный атеист». А патриарха Кирилла он назвал «активно мыслящим человеком» и отметил, что между ними нет разногласий. Как вы объясните этот феномен и почему, как вы сказали выше, не сможете имитировать веру, даже если это будет выгодно для вас с точки зрения карьеры? — «Этот великий ученый был верующим!» — популярный аргумент, когда проповедник хочет сказать, что религия — это круто. Наверное, его должна печалить мысль, что этот аргумент используется лишь в одну сторону. Фраза «этот выдающийся отец церкви любил биологию и физику» едва ли станет успешным рекламным лозунгом естествознания. Тем не менее верующие могут быть учеными, и тому есть масса примеров. Но это не значит, что между верой и наукой нет противоречий. Это проблема двойных стандартов: если X и Y одинаково необоснованны, но в Х мы верим, а Y отбрасываем — получается как-то нехорошо. Вера в Бога обоснованна не больше, чем вера в Летающего макаронного монстра. Подобный уровень аргументации я не считаю достаточным, и ни один ученый не счел бы достаточным, если бы речь шла на менее чувствительную тему. Ну а имитировать я не готов, потому что сам не хотел бы жить в мире имитаторов. — А так ли нужна «высшим эшелонам власти» естественнонаучная картина мира? Может быть, им легче управлять страной и поддерживать так называемую «политическую стабильность», когда господствует религия, те самые «духовные скрепы», о которых впервые заявил тот же Путин? — Я написал новеллу, которая называется «Апофения». Это антиутопия про мир, где место науки заняли разного рода предрассудки, в том числе религиозного характера. Например, они заменяли тяжелую воду на ядерных электростанциях на святую, наводили ракеты при помощи экстрасенсов и использовали ясновидящих для раскрытия преступлений. Мне представляется, что если человек на самом деле верит в то, что молитва помогает и работает, тогда ему и медицина не нужна, а нужно больше храмов. Или можно создавать при помощи генной инженерии устойчивые к засухе растения, а можно нанять шаманов, которые будут танцами призывать дождь. Глава государства может повлиять на то, что из перечисленного будет внедряться в практику. И от этого будет зависеть, будем ли мы отставать от других стран или идти в ногу со временем. Увы, мы в значительной степени променяли технологии на «скрепы». Но я надеюсь, что это временно. Например, на своих лекциях я вижу много любознательной молодежи, я ощущаю рост заинтересованности наукой у этой демографической группы. Еще мне нравится, что все чаще науке симпатизируют журналисты и блогеры. Это дает надежду, что в будущем общественное мнение все же изменится и мы сменим курс на прогрессивный. В любом случае я хочу, чтобы Россия была развитой страной с высокой продолжительностью жизни и высоким благосостоянием населения. «Закон о защите чувств атеистов — глупость» — Говоря о молодежи и блогерах, нельзя не вспомнить казус Соколовского. Недавно у себя на странице в «ВКонтакте» вы написали в связи с включением блогера в список экстремистов: «Законы в России нужно менять». А что именно нужно менять? Почему вас не устраивает нынешний уровень законов? — Я считаю, что любую идею надо подвергать критике, и если она ее не выдерживает, тем хуже для идеи. Если кто-то не в состоянии защитить свои идеи, то их не стоит придерживаться и тем более пытаться защитить с помощью законов. Смеются прежде всего над идеями, внутренние противоречия которых легко продемонстрировать. Закон о защите «чувств верующих» — это такое жульничество, когда человек, проигравший спор, обижается и внезапно бьет оппонента в пах. Вот так я это вижу. Некоторые люди считают, что нужно принять закон о защите чувств атеистов. Но я считаю, что и это глупость. Атеисты потому и не нуждаются в таком законе, что их взгляды не так легко высмеять, как взгляды верующих. Поэтому сам факт принятия закона о защите чувств верующих в текущей формулировке равносилен признанию интеллектуальной несостоятельности тех, кто его поддержал. Если мы говорим о законах, которые как-то связаны с наукой, то я здесь вынужден снова вернуться к теме ГМО. У нас в законе говорится примерно следующее: выращивать ГМО нельзя, но разрабатывать, импортировать, продавать и есть можно. Это странно и, на мой взгляд, антипатриотично. Получается, что если в России кто-то сделает крутую разработку, то ему придется продать ее за границу, там что-то вырастят, а мы потом эту продукцию будем покупать. Я считаю это и глупо, и вредно. В своей книге «Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации» я подробно объясняю, почему не нужно бояться этой технологии. — К слову сказать, здесь уместно вспомнить такой случай. Недавно Рунет облетело видео, где ортодокс-старообрядец и предприниматель Герман Стерлигов инициировал некий «ритуал» закидывания яйцами портретов «колдунов-ученых». В вас это не вселяет страх? Пока в ход идут яйца. Но кто знает, может быть, через лет пять будут громить лаборатории и отдельные фанатики будут охотиться на ученых, которые, по мнению верующих, могут делать что-то, что им не по нраву. Как реагировать на подобное? — Удивительно, что осужденный (пусть условно) и внесенный в список экстремистов и террористов Соколовский не призывал никого убивать. А вот Стерлигов открыто призывал сжигать «колдунов-ученых», и ничего с ним не сделали. Это двойные стандарты. Я считаю, что все имеют право на критику и скорее выступил бы за то, чтобы уголовных дел не заводили в обоих случаях. — Но если все-таки маятнику не удастся качнуться в другую сторону, религия и «духовные скрепы» останутся в приоритете по отношению к науке и просвещению, что тогда делать молодому поколению? Может быть, уезжать? Но и здесь государство уже прицеливается. Если вы знаете, в начале июля с инициативой запретить выезд из страны талантливой молодежи выступил Русский академический фонд, который возглавляет двоюродный племянник президента России Роман Путин. Может быть, лучше успеть уехать, пока такая идея не воплотилась в законе? — Допустим, у вас потекли трубы, вы затопили соседей снизу. Но вместо того, чтобы вызвать сантехника, вы постоянно черпаете воду ведрами и выливаете их на улицу. Бороться надо не со следствием, а с причиной. Талантливая и перспективная молодежь уезжает из страны не просто так. Кого-то не устраивают нищенские зарплаты ученых или отсутствие жилья, других — клерикализация, третьих — ограничения свободы слова и иные законодательные ущемления прав. Решение простое: вместо того чтобы принимать еще один закон, из-за которого еще больше людей захочет «свалить», примите закон, из-за которого захочется остаться. Создайте комфортные условия для начинающих и опытных специалистов. Сам я имел возможность уехать, но не сделал этого потому, что мне нравится делать то, чем я занимаюсь в России. Но я понимаю, почему многие мои коллеги работать здесь нормально не могут. — Но как же Роснано, Сколково, Иннополис и много еще чего… В вас это не вселяет оптимизм? — Я не говорю, что все плохо. Например, государство учредило гранты, которые даются российским специалистам, уехавшим за границу, чтобы они вернулись и основали свою лабораторию. Раньше был фонд «Династия», который выдавал гранты молодым ученым, во время действия которых специалист должен был оставаться в России. Увы, в итоге фонд объявили иностранным агентом. Мне трудно судить о Роснано и Иннополисе, я не знаком подробно с их работой. Про Сколково скажу, что для молодых ученых они создают комфортные условия, чтобы остаться в России. Это, конечно, плюс. «Предпочел бы крионирование, если бы это не было так дорого» — Какие еще заблуждения, которые сегодня распространяются в обществе, вы бы отметили? — Очень много лженауки, связанной с диетами, питанием и с альтернативной «медициной». В случае с диетой постоянно повторяются всякие страшилки про консерванты. Вы наверняка слышали про страшные добавки Е. Но если вы возьмете обычное яблоко, то вы найдете там те же самые Е. Аскорбиновая кислота тоже имеет значок Е. Но в этом обозначении нет ничего страшного. Это лишь означает, что какой-то компонент продукта внесен в каталог, который устанавливает безопасные дозы его присутствия в пище. Можно вспомнить разного рода биологически активные добавки. На эту тему посоветую послушать лекции Алексея Водовозова, автора книги «Пациент разумный». Он приводит такой пример псевдомедицины, как гемосканирование. То есть берут образец крови и под микроскопом его рассматривают на глазах пациента, потом показывают ему трещины в покровном стекле и говорят, видите, это у вас скопление в крови каких-нибудь солей, чего нет на самом деле. После такой «диагностики» человеку предлагают дорогостоящие БАДы. К сожалению, такого околомедицинского шарлатанства у нас сегодня много. Забавно наблюдать, как лженаука использует современные цифровые технологии. Есть, например, такие деятели, которые предлагают из интернета скачивать некие звуковые «лекарства», потом их надо записать на компакт-диск, на него поставить стакан воды — и он зарядится «позитивной энергией». Вы будете смеяться, но этим занимаются в Московском государственном университете. А это моя альма-матер! Впрочем, чему теперь удивляться, если у нас в вузы введена теология как наука. Про ужасы ГМО я уже говорил, читайте мою книгу. Но добавлю, что почему-то страхи перед ГМО идут в одном комплекте со страхом перед глутаматом натрия. Это на самом деле глутаминовая кислота, которая входит в состав любых белков, в том числе в мясо. Завершая ответ на этот вопрос, вспомню одну смешную историю. Как-то я был на одной телепередаче, куда пришел человек, считающий, что ГМО очень опасны. Он принес с собой палочки из лозы, с помощью которых он искал ГМО. Вот такой уровень развития борцов с этой технологией. — Видите ли вы некий элемент шарлатанства в крионике и трансгуманизме в целом? В частности, вы наверняка знакомы с Данилом Медведевым и его «Российским трансгуманистическим движением». — Крионика — это альтернативная форма погребения. Есть идея, что если вас сегодня заморозят после смерти, то когда-нибудь в будущем смогут «воскресить» или воссоздать вашу личность по вашему размороженному мозгу. Но пока что это никому не удалось, и мне видится вероятность успеха небольшая. Насколько мне известно, те люди, которые предлагают крионирование, этого факта и не скрывают. А значит, я бы не стал это рассматривать как шарлатанство. Ведь тут никто никого не обманывает. Единственная проблема — это дорогостоящий способ погребения. Но есть и дороже, например заказать себе гроб из золота. Я бы и сам предпочел крионирование, если бы это не было так дорого. Но я не питаю большой надежды, что потом это мне поможет «воскреснуть», так что лучше побороться за продление жизни. Что касается трансгуманизма, то перегибы бывают везде. Да, иногда в своих лекциях и текстах некоторые трансгуманисты приукрашивают будущее. Но зато редко искажается настоящее положение дел. Технологии геномного редактирования действительно развиваются. Уже сегодня мы можем лечить заболевания, которые раньше были неизлечимы. Недавно в США была одобрена технология использования иммунных клеток человека для лечения некоторых форм рака. Трансгуманизм уделяет большое внимание геронтологии, изучению механизмов старения организма. Действительно, сегодня ученые ищут подходы к замедлению старения. Многим знаком пример голого землекопа, который может жить в 10 раз дольше обычных грызунов. Я и сам разделяю позитивный прогноз, что продлить жизнь человека можно и достаточно надолго. Где находится предел такого нестарения — это вопрос дискуссионный. Я не думаю, что человек в итоге сможет достичь бессмертия, но, допустим, существенно замедлить ход старения, так, чтобы никто не умирал от старческих болезней, — вполне себе правдоподобный сценарий. — Если говорить о перегибах, то, как вы, наверное, знаете, сегодня многие интересующиеся трансгуманизмом, ждут операцию по пересадке головы одного человека к телу другого, которую планирует провести итальянский нейрохирург Серджио Канаверо. Возможен ли такой эксперимент в принципе и чем он может закончиться? — Пересадку головы уже делали, но только животным. Это приводило к достаточно скорой их гибели. При этом нижняя часть тела не управлялась мозгом. Я смотрел выступления и читал публикации Канаверо, в которых он обосновывает возможность своего плана. В принципе, он находится на переднем крае науки и пытается шагнуть за него. Он в курсе всех проблем, которые возникают при пересадке органов, понимает, что нервная ткань плохо срастается, понимает, что будет иммунное отторжение, понимает, что мозг очень недолгое время может существовать без кровоснабжения. И на все эти проблемы у него есть какие-то ответы. Например, если мозг охладить, тогда он меньше повреждается при прекращении кровоснабжения, это показано на животных. Этот нейрохирург хочет использовать очень тонкий нож для разрезания нервных волокон и при этом использовать некое вещество, которое способствует их регенерации. Далее — он собирается использовать препараты для иммуносупрессии, при этом правильно подобрать тело донора. Но все же мне кажется, что проводить подобный эксперимент можно только после того, как он будет успешно проведен на животных. И боюсь, что долго пациент не проживет. «Ценность жизни обостряется как раз в контексте атеизма и материализма» — Вот тут мы подошли к последней теме интервью — это проблема науки и морали. Раз уж мы начали наш разговор со ссылки на Невзорова, позволю себе им и закончить, поскольку он много об этой проблеме рассуждает. Александр Глебович часто любит критиковать мораль и противопоставлять ее науке, а себя называет абсолютно аморальным существом. Что вы думаете на этот счет? Вы же сами говорите, что сначала надо провести успешный эксперимент над животными, а потом подвергать опасности жизнь человека. Морально ли положить человеческую жизнь на алтарь науки, пусть даже и пациент — доброволец? — Конечно, я считаю, что человеческая жизнь крайне ценна. И ее ценность лишь увеличивается после осознания того факта, что после смерти ничего нет. Если бы человек был действительно на 100% убежден в существовании загробного мира, то что мешало бы ему стремиться туда попасть пораньше или отправить туда других? Речь не обязательно идет о самоубийстве. Можно, например, просто делать опасные и глупые вещи. Или из благих целей жестоко убивать других людей ради того, чтобы они стали мучениками и попали на небеса. Такое поведение можно вывести из ряда религиозных догматов, но, к счастью, не все делают этот логический шаг. Но мораль — это не только религия. Какие-то представления о хорошем поведении и альтруизме встречаются и в животном мире. У них тоже бывает взаимовыручка и, например, запрет на убийство. Что касается человеческой морали, то она постоянно меняется на протяжении веков. Раньше было нормально иметь рабов, дискриминировать людей по цвету их кожи или полу. Сегодня это порицается. Из этого автоматически следует, что моральные представления эволюционируют, а не основаны на законах, данных свыше или на древних традициях. Возвращаясь к вопросу пересадки головы, нужно сказать, что если человек в курсе всего того, что с ним может быть, если идет на эксперимент добровольно и в ясном уме, то я не вижу здесь никакого преступления и перешагивания через нормы морали. Другое дело, что раньше во имя медицины делались эксперименты на людях вопреки их воле. Например, вспомним нацистского преступника доктора Йозефа Менгеле. Конечно, его действия мне представляются аморальными. — Но тогда, развивая вашу мысль, стоит легализовать эвтаназию, как это сделали некоторые европейские страны, и не бороться с суицидами, особенно взрослых людей. В обоих случаях — это добровольный уход из жизни. — Обе эти темы сложные и деликатные. Что касается эвтаназии, то в каждой конкретной ситуации существует масса факторов, которые могут повлиять на оценку того, было это личным решением человека или нет. Человек с тяжелой неизлечимой болезнью, может быть, и хочет жить, но он видит, что тем самым доставляет неудобства своим родственникам. И тогда он принимает решение уйти из жизни ради того, чтобы облегчить жизнь близких. Но, возможно, именно родственники пациента ради наследства и подводят его к такой мысли, и на самом деле это не его желание. Возможно, проблему мог бы решить какой-то разумный протокол, учитывающий все возможные проблемы. Что касается суицида, то он часто возникает на фоне депрессии. А сегодня есть много способов бороться с ней. — Вас устраивает то, как Госдума и Роскомнадзор борются с проблемой суицида? — Порой все доходит до абсурда. Например, в России был запрещен смешной образовательный мультик, предостерегающий об опасностях, с которыми может столкнуться человек. Он назывался «Dumb ways to die», или «Глупые способы умереть». Его заблокировали за пропаганду суицида. Люди часто уходят из жизни из-за реальных психологических проблем, а не принуждения. И надо не сайты в интернете запрещать, а помогать людям. Но второе делать, конечно, никто не хочет. — Другой аспект морали — секс. Мы видим, что происходит с «высоко моральными» людьми на этой почве. Они не могут принять, что в мире существует многообразие сексуальных моделей. Здесь вспомним Милонова, Мизулину, массу клерков РПЦ вроде Чаплина, Смирнова, Ткачева, — все они ратуют за патриархальную модель семьи и никакого секса вне церковного брака. И в этом смысле они правы в своей борьбе с атеизмом. Свободное сексуальное поведение напрямую вытекает из материалистического понимания нашей жизни: если мы — просто временно структурированная звездная пыль, так зачем лишать себя удовольствия? А такое видение человека возникло как раз благодаря развитию науки. Разве не так? К слову сказать, даже Ричард Докинз во время своего недавнего приезда в Россию на вопрос, о чем он жалеет в своем возрасте, ответил словами английского поэта Джона Бетчемена: «Секса бы побольше». — Мне встречались не только атеисты, которые имели очень богатый сексуальный опыт и фантазии на тему секса, но и верующие. Поэтому я бы не стал говорить, что в зависимости от отношения к вопросу существования бога, автоматически вытекает сексуальная модель поведения. Хотя на словах, конечно, много чего порицается, а потом не соблюдается. Мне кажется, что вопрос сексуального поведения — это личное дело каждого. Кому-то нравится моногамия, а кому-то полиамория. Кто-то гетеросексуален, кто-то бисексуален, кто-то гомосексуален. Люди разные. Вместо того чтобы доказывать другим, что выбранная тобой форма отношений лучше, чем другие, не проще ли искать партнеров и партнерш среди единомышленников, заранее предупреждая о своих намерениях. Это не наука, тут нет правильных ответов. Одним словом, странно осуждать людей за их вкусы. Я спокойно отношусь к сексу и разным формам отношений, если они не нарушают чьих-то прав и интересов. Это как с музыкой: одному нравится рэп, другому — хэви-метал, а кто-то любит слушать щебетание птиц и журчание ручья в лесу. Источник: https://www.znak.com/2017-07-27/uchenyy_prosvetitel_aleksandr_panchin_o_nauke_lzhenauke_i_religii
  8. Катасонов В.Ю. Катасонов Валентин Юрьевич — профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательства. Окончил МГИМО в 1972 г. В 2001-2011 гг.— заведующий кафедрой международных валютно-кредитных отношений МГИМО (У) МИД России. В 1991-1993 гг.— консультант ООН (департамент международных экономических и социальных проблем). В 1993-1996 гг.— член Консультативного совета при президенте Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР). В 1995-2000 гг.— заместитель директора Российской программы организации инвестиций в оздоровление окружающей среды (проект Всемирного банка по управлению окружающей средой). Специалист в области экономики природопользования, международного движения капитала, проектного финансирования, управления инвестициями. Автор десяти монографий, в том числе: «Великая держава или экологическая держава?» (1991), «Проектное финансирование как новый метод организации инвестиции в реальном секторе экономики» (1999), «Бегство капитала из России» (2002), «Бегство капитала из России: макроэкономический и валютно-финансовые аспекты» (2002) и другие. С января 2012 г. возглавляет Русское экономическое общество им. С.Ф.Шарапова, является главным редактором печатного органа РЭО — журнала «Наше дело». Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия Многие уверены в том, что в мире имеет место «прогресс», т. е. процесс обретения человеком и человечеством всё более полного знания. Однако есть знание и «знание». Одно знание приближает человека к тому, что философы называют абсолютной истиной, а другое «знание» его может от этой истины уводить. Мы живём в такое время, когда человек и человечество двигаются семимильными шагами по той дороге, которая всё дальше уводит человека от истины. И тем поводырём, который ведёт за собой человечество по этой дороге, оказывается, как это ни странным может показаться многим, наука. Наука, как многие полагают, представляет собой общественный институт, на который возложена миссия познания природы, общества, человека. Однако сегодня имеется много признаков того, что она превратилась в секту. Причем секту, имеющую откровенно антихристианскую направленность. Яркое тому доказательство — лженаучная теория под названием «дарвинизм». Источник: http://www.koob.ru/katasonov/lzheproroki Катасонов В.Ю. Лжепророки последних времён. Дарвинизм и наука как религия.doc
  9. В Пензе православные врачи изучат связь заболеваний с греховной жизнью 27 апреля в Пензенском епархиальном управлении на Советской площади пройдет очередное собрание регионального отделения Общества православных врачей России им. святителя Луки под председательством иеромонаха Феодора (Володина). «Состоятся тренинги по обучению православных врачей правильному просвещению и ориентированию пациентов, желающих обратиться к Богу, тем самым способствуя не только физическому, но и духовному исцелению больных. Также будут рассмотрены вопросы связи заболеваний с греховной жизнью», - сообщили в пресс-службе епархии. Перед собравшимися выступят психотерапевт Анатолий Загребаев, врачи УФСИН и центра крови. Принять участие в мероприятии приглашаются все желающие православные медики, оно начнется в 16:00. Первое заседание регионального отделения общества православных врачей состоялось 11 февраля 2016 года, на нем было официально объявлено о регистрации организации. Источник: http://www.penzainform.ru/news/social/2017/04/23/v_penze_pravoslavnie_vrachi_izuchat_svyaz_zabolevanij_s_grehovnoj_zhiznyu.html
  10. Астрология и логика, или Шесть вопросов к астрологам Сергей Арктурович Язев, кандидат физико-математических наук «Химия и жизнь» №6, 2008 Начало. Окончание Астрология пользуется популярностью и, несомненно, занимает важное место в нашем сознании. При этом есть люди, придерживающиеся полярных позиций по отношению к этому феномену: кто-то истово верит в астрологию, кто-то не менее яростно ее опровергает. Ясно, что проблема есть, и неплохо бы в ней разобраться. Можно ли вообще называть астрологию наукой? Какова ее концепция? Что у нас получится, если к анализу астрологии мы применим правила научного метода, рассмотренные в прошлом выпуске журнала («Химия и жизнь», 2008, №5)? Почему некоторые ученые так резко критикуют астрологию? Какие доводы есть у ее приверженцев? Займемся рассмотрением этих вопросов. В чем смысл астрологии? Если говорить кратко, всё сводится к следующему. Известно, что Солнце, Луна и планеты Солнечной системы заметно перемещаются по небу на фоне некоторых созвездий, которые традиционно называют зодиакальными. Некоторые планеты при этом движутся на фоне звезд сложным образом, меняя «прямое» направление движения на «обратное» и описывая таким образом своеобразные петли. От дня ко дню смещения планет невелики, но за недели и месяцы перемещения некоторых из них становятся значительными и вполне заметными. Идея астрологии заключается в том, что положение планет, Солнца и Луны относительно конкретных созвездий в момент рождения человека влияет на его судьбу. Поэтому, анализируя расположение светил в нужный момент, можно сказать о человеке многое, включая его характер, склонности, предрасположенность к тем или иным болезням и т. д. Более того, можно сказать о наиболее вероятных поворотах его судьбы на протяжении всей жизни. Считается, что каждая планета, находясь на фоне того или иного созвездия, влияет на судьбу вполне определенным образом. Суммарное воздействие всех рассматриваемых планет дает некий результат, который может вычислить «опытный» астролог. Что касается алгоритма анализа расположения светил, то он появился очень давно и принципиально не менялся на протяжении последних двух тысяч лет. Существует более мягкий вариант концепции. Речь идет о том, что положение планет не влияет на судьбу человека, но указывает на нее, подобно тому, как перемещение стрелок часов не вызывает наступления вечера, но напоминает об этом. Такой версии, впрочем, придерживаются далеко не все астрологи. Большинство настаивает на прямом воздействии светил. Однако в обоих случаях имеется в виду, что Вселенная — это единая самосогласованная система и судьбы отдельных людей (а в наше время говорят о судьбах фирм, самолетов, городов, стран) каким-то непостижимым образом связаны с перемещениями небесных светил. Процедура составления астрологических прогнозов сопряжена с довольно сложными математическими построениями. Прежде всего, надо, разумеется, знать положение на звездном небе всех светил, влияние которых предполагается учесть. Раньше это требовало довольно сложных расчетов, что объединяло астрономию и астрологию. В наше время существуют совершенные и доступные компьютерные программы, которые позволяют в считанные секунды определить положения светил на небе в нужный момент времени. Это, так сказать, астрономическая часть составления прогноза. Дальше начинается собственно астрология. Давно замечено, что пять видимых простым глазом (без биноклей и телескопов) планет, а также Солнце и Луна перемещаются не как попало, а вдоль некоего круга, пересекающего на небе двенадцать созвездий. Строго говоря, на этом круге их тринадцать, но при первом рассмотрении это не очень существенно. Со времен древних греков созвездия называются зодиакальными. Названия созвездий преимущественно обозначают животных — например, Овен, Скорпион, Рыбы, Телец, Рак. Само слово «зодиак» по-гречески означает «круг животных», «звериный круг». Астрологи разбили пояс зодиака на двенадцать равных частей и каждую часть протяженностью в 30 градусов назвали знаком зодиака. Их названия такие же, как у зодиакальных созвездий (Весы, Рыбы и т. п.). Можно добавить, что не стоит слишком преувеличивать само понятие «созвездие». Под созвездием понимается участок неба в пределах определенных границ. Границы можно провести, как кому вздумается, и долгое время в разных странах так оно и было. Так, Птолемей выделял на небе 48 созвездий, а монголы в XIX веке — 237. Строго говоря, можно было разбить небо на сто созвездий, а можно было на два — всё зависело только от желания и удобства. В 1922 году комиссия квалифицированных экспертов Международного астрономического союза предложила установить единую мировую систему созвездий. Небосвод был поделен на 88 участков (созвездий), а в справочники всего мира были занесены согласованные названия. Для списка созвездий, лежащих в плоскости земной орбиты (их оказалось, по новому раскладу, 13 штук), были сохранены исторически сложившиеся названия двенадцати зодиакальных созвездий плюс название тринадцатого созвездия — Змееносец. То, что все планеты, Солнце и Луна перемещаются только на фоне этих 13 созвездий из 88, связано лишь с тем, что Солнечная система оказалась плоской, и при наблюдениях с Земли все указанные светила видны на фоне удаленных звезд, находящихся именно в созвездиях, которые случайно оказались в этой плоскости. Астрологи делят небо на 12 секторов — так называемые дома. Эти дома охватывают всё небо — как его видимое полушарие (над горизонтом), так и невидимое, которое закрыто для наблюдений Землей. Если мы проведем на небе воображаемый круг через точки востока и запада на горизонте, а также через точку у нас над головой — зенит, то на этом круге дома будут представлены как сектора с раствором опять-таки 30 градусов. Астрологи утверждают, что дома управляют разными сторонами жизни человека и даже частями его тела. Из-за вращения Земли вокруг своей оси, а также из-за перемещения светил и постоянного смещения границ домов относительно знаков зодиака картина непрерывно меняется. Астрология как раз и предлагает рассматривать схему расположения знаков зодиака, домов и светил, если смотреть на небо в конкретный момент времени из конкретной точки на поверхности Земли. Такая схема получила название «гороскоп». Задача астролога — выполнить правильную интерпретацию гороскопа, составленного для конкретного момента и места рождения человека. Итак, теперь мы в общих чертах представляем себе, что такое астрология. Попытаемся проанализировать ее с позиций одного из важнейших правил научного метода — принципа логичности. Всюду ли концепция астрологии последовательна и логична? Нет ли противоречий? Оказывается, есть. Можно даже сказать так: вся идея астрологии представляет собой сплошной комок противоречий, о которых сами астрологи стараются не думать. Давайте рассмотрим несколько противоречий, для чего зададим шесть вопросов воображаемым астрологам. Возможно ли, чтобы каждый день для одной двенадцатой человечества выпадала одинаковая судьба? Этот вопрос, как и некоторые другие, приведенные ниже, задал член Тихоокеанского астрономического общества США Эндрю Фрэкной. Поясним вопрос. В публикуемых астрологических прогнозах (ежедневная астрологическая колонка печатается в более чем 1200 американских газетах) информация зависит только от вашего знака зодиака. Если вы Овен, вы читаете про себя то, что относится к прогнозу для Овнов. К каждому знаку может отнести себя примерно одна двенадцатая часть населения Земли, или пятьсот миллионов человек. Хотелось бы спросить у астрологов: неужели они считают, что каждый день для полумиллиарда человек должен быть одинаковый прогноз? Понятно, что среди пятисот миллионов Овнов на Земле в один и тот же день кто-то родится, кто-то умрет, кто-то женится, кто-то заболеет, кто-то вкусно пообедает в Новой Зеландии, а кто-то будет голодать в Эфиопии. Астропрогноз же для них будет один и тот же. А в то же время едва ли у всех пассажиров «Титаника» был на день катастрофы одинаковый астропрогноз? Конечно, астрологи защищаются. Они говорят, что газетные гороскопы приблизительны, а для точного прогноза нужны более детальные гороскопы, зависящие от точного (до минут и секунд!) времени рождения каждого человека. Об этом мы поговорим чуть ниже. А пока сделаем вывод: по крайней мере, газетные астрологические прогнозы суть полная ерунда, поскольку они предназначены одновременно для сотен миллионов самых разных людей, живущих, а также рождающихся и умирающих под одним и тем же знаком по всему миру. Почему для астрологии так важен момент рождения? Многим астрология именно потому и кажется точной наукой, что она использует для своих прогнозов точное время рождения человека — чуть ли не до секунды. Нередко, когда гороскоп не хочет сбываться, астрологи утверждают, что неточность прогноза обусловлена тем, что неизвестен точный момент рождения человека, — как будто несколько секунд или часов кардинально изменят его характер или судьбу. Много столетий тому назад, когда астрология, собственно, и появилась, считалось, что именно момент рождения и есть момент начала новой жизни. Сегодня мы знаем, что на самом деле новая жизнь начинается значительно раньше — в момент оплодотворения. Что же касается рождения, то это процесс довольно случайный. В зависимости от внешних факторов роды могут начаться раньше или позже, причем разброс по времени может достигать нескольких недель! Мы понимаем, а биологи и врачи это подтверждают, что к моменту рождения младенец уже вполне сформировался в утробе матери. И если он появится на свет на несколько часов (или суток, а тем более минут или секунд) раньше или позже, то вряд ли его личные качества изменятся из-за мифического влияния какой-то планеты. Каждый из нас не раз имел возможность убедиться, как удивительно проявляются в детях гены родителей. Мы видим, что свойства характера, внешность, темперамент, предрасположенность к тому или иному виду деятельности и многое другое определяются двумя факторами — наследственностью и средой. Кто из нас не замечал, что ребенок «весь в папу» (бабушку, тетку и т. д.). Это кажется нам естественным и хорошо объясняется биологией. Однако в высшей степени странным кажется убеждение астрологов, что характер человека и его судьба будут совершенно иными, если он родится на сутки раньше или позже. С точки зрения логики имело бы смысл, наверное, рассматривать для составления гороскопов момент зачатия, а не рождения. Итак, можно сделать вывод, что традиционное составление астрологического прогноза, основанного на моменте рождения, мягко говоря, нелогично. Каким образом планеты могут влиять на судьбу человека? Дело в том, что планеты чудовищно удалены от Земли. Самая близкая к нам планета Венера, находясь в беспрерывном движении вокруг Солнца, никогда не приближается менее чем на 40 миллионов километров. Марс, который в девять раз меньше Земли по массе, лишь изредка подходит к нам на кратчайшее расстояние в 53 миллиона километров — как, например, в августе 2003 года. Остальные планеты Солнечной системы находятся на еще более значительных расстояниях. Непонятная астрологическая сила должна действовать, во-первых, на огромных расстояниях, во-вторых, избирательно: на двух людей планета действует почему-то по-разному, хотя они живут в одинаковых условиях в соседних квартирах. Интересно, откуда планета Сатурн с расстояния больше миллиарда километров «знает», как надо повлиять на каждого из шести миллиардов человек на Земле, если с такого расстояния саму Землю можно рассмотреть только в телескоп. Но допустим, что так называемая астрологическая сила все-таки существует. Может быть, это какая-то из уже известных физических сил? Сегодня физикам известны четыре типа сил. Первая из них — сила тяготения, или гравитационная, она описывается законом всемирного тяготения. Каждое физическое тело обладает свойством, которое физики называют гравитационной массой, или просто массой. Чем больше масса, тем больше притяжение. В то же время чем дальше массы друг от друга, тем притяжение слабее. Любой школьник может рассчитать, с какой силой притягивается человек, например, к планете Юпитер. Из-за громадного расстояния до этой планеты сила притяжения к ней мизерна! По сути, нет таких приборов, которые могли бы эту силу зарегистрировать. Можно сказать, что автомобиль на соседней улице притягивает вас к себе куда сильнее, чем Юпитер. Масса у автомобиля, конечно, гораздо меньше, чем у царя планет, но зато автомобиль ближе. Уже упоминавшийся Эндрю Фрэкной привел такой наглядный пример. Акушер, принимающий ребенка, оказывает на него гравитационное воздействие в шесть раз более сильное, чем Марс. В общем, по всем параметрам сила тяготения никак не годится на роль астрологической силы, влияющей на наши судьбы. Вторая из известных сил — это сила электромагнитного взаимодействия. Описывается она законом Кулона, также хорошо известным каждому школьнику. Электромагнитная сила, как и гравитационная, быстро убывает с расстоянием (если расстояние вырастет в два раза, сила уменьшится в четыре). Эта сила гораздо мощнее гравитационной, однако возникает она только между электрически заряженными телами. А электрически заряженные тела в нашей Вселенной — большая редкость. Хотя отдельные частицы, содержащиеся в звездах и атмосферах планет, могут нести электрический заряд, но по численности положительные и отрицательные заряды уравновешивают друг друга. Это значит, что все планеты, включая нашу Землю, Марс, Венеру и так далее, в целом электрически нейтральны. А стало быть, никакие электромагнитные силы, которые могли бы влиять на человека со стороны того же Марса, просто не возникают. Конечно, «продвинутый» астролог может сказать, что, поскольку мы видим на небе Марс, это значит, что лучи света (электромагнитные волны) от Марса попадают на сетчатку глаза. На это можно возразить: Марс сам не светится — он просто отражает мизерную часть падающих на него лучей Солнца. То есть мы видим тот же самый свет, что и солнечный, только гораздо более слабый. Свет далекой автомобильной фары в тысячи раз сильнее света Марса. Было бы очень странно, если бы этот отраженный солнечный свет мог бы почему-то влиять на судьбы людей. Ведь тогда любой предмет на Земле, который мы видим, тоже должен учитываться в гороскопах: если мы видим предмет, значит, на сетчатку глаза попадают лучи света, отраженные предметом, — в точности такие же, как от Марса, только более интенсивные. Остаются еще две силы. Это так называемые силы ядерного взаимодействия, сильного и слабого. Но вся штука в том, что эти силы работают только на фантастически малых расстояниях, сравнимых с размерами ядра атома. Что уж тут говорить о дистанциях между планетами. Итак, ни одна из известных на сегодня физических сил не может претендовать на статус астрологической силы. Но если известные силы не могут отвечать за астрологическое влияние, может быть, есть некие неизвестные силы? Астрологи, как правило, на это и ссылаются. Они говорят, что физики зря воображают, будто им известно всё на свете, и что астрология как раз и занимается теми воздействиями и влияниями, которые науке пока не по зубам. Конечно, на это можно возразить, что вначале надо доказать, есть ли вообще эти самые воздействия и влияния. Ведь если их нет, то нет никакого смысла искать соответствующую силу. Предположим пока, что влияние есть. Это значит, что существует некая таинственная астрологическая сила, которую нельзя свести к известным физическим взаимодействиям. Однако анализ показывает, что предположение о существовании такой силы неизбежно ведет к неразрешимым логическим противоречиям. Это можно показать, задав еще несколько трудных для астрологии вопросов. Почему для составления гороскопов учитывается только влияние планет? Ответ на этот вопрос понятен каждому астроному. В те времена, когда создавалась астрология, еще не было телескопов. Поэтому планеты, которые двигались на фоне удаленных и казавшихся неподвижными звезд, выглядели странно и загадочно. Их непонятные движения — то прямые, то попятные — наводили на мысль, что они что-то означают, что в этом есть какой-то смысл. Поэтому делали попытки интерпретировать именно движение планет. Ведь никто и предположить не мог в те годы, что помимо планет, с точки зрения астрономии — маленьких и неэнергоемких небесных тел, во Вселенной существуют многообразные космические объекты, размеры и энерговыделение которых порой в триллионы раз превосходят планетные показатели. Последние десятилетия привели к открытию множества удивительных объектов в космосе. Вспомним, например, о сверхмассивных черных дырах — монстрах, располагающихся в центрах гигантских звездных скоплений. Только в нашей собственной Галактике, куда, помимо Солнца, входит еще примерно 150 миллиардов (а по некоторым оценкам, триллион) звезд, имеется черная дыра массой более двух с половиной миллионов масс Солнца! Такие чудовища обнаружены в центрах уже многих галактик. Сегодня известны удивительные нейтронные звезды с громадной плотностью. В чайной ложке вещества нейтронной звезды может поместиться масса в сотни миллионов тонн. При этом магнитные поля на поверхности таких звезд могут достигать величин, в квадриллионы раз превышающих значение магнитного поля Земли. Обнаружены так называемые квазары — компактные активные ядра галактик, излучающие как сотни миллиардов звезд одновременно, выбрасывающие с гигантскими скоростями струи вещества, которые простираются на миллионы световых лет. Известны явления так называемых сверхновых — колоссальные взрывы звезд, во время которых вещество звезды разлетается в пространстве со скоростью в тысячи километров в секунду, а яркость во время взрыва возрастает в миллионы раз. По сравнению с этими, громадными по массе и энерговыделению, объектами и явлениями планеты выглядят жалкими и малоинтересными кусочками вещества. Тем не менее астрологи строят свои прогнозы только на основе определения положения планет, совершенно не учитывая возможного влияния квазаров, черных дыр, массивных звезд и т. п. Могут ли быть правильными гороскопы без учета тех объектов, которые по всем параметрам превосходят планеты? Если нет, то все гороскопы, составленные за тысячи лет, можно спокойно выбросить: экзотические объекты Вселенной там не учтены, поскольку астрологи вообще ничего о них не знали. Если даже предположить, что влияние оказывают почему-то только планеты (а не звезды, квазары и т. п.), что уже выглядит совершенно нелогичным, то гороскопы всё равно следует признать неточными. Во-первых, внешние планеты Солнечной системы открыты сравнительно недавно: Уран — в 1781 году, Нептун — в 1846-м, Плутон — в 1930-м. Астрологи до этого ничего не знали об этих планетах и не учитывали их в гороскопах, следовательно, их прогнозы в прошлом были заведомо неправильными. Но сейчас мы знаем, что Плутон, например, — это самая большая ледяная глыба из так называемого пояса Койпера, находящегося за орбитой Нептуна. Таких глыб (правда, чуть поменьше) за Нептуном открыто уже сотни. Астрономы признали, что Плутон только с большой натяжкой можно назвать планетой. У него, судя по всему, нет ядра, мантии и коры. Но если мы учитываем Плутон в гороскопах, то нужно учитывать и громадное количество таких же по строению тел, плавающих на периферии Солнечной системы в поясе Койпера. Если же мы учитываем Марс, Меркурий и Луну, то нужно учесть и десятки тысяч малых планет — астероидов, которые вращаются вокруг Солнца точно так же, как и крупные планеты. Дело в том, что многие астероиды устроены так же, как планеты, и отличаются только меньшими размерами (например, Церера и Паллада). Надо заметить, что некоторые нынешние астрологические школы, пытаясь осовременить свою концепцию, начинают учитывать при составлении гороскопов астероиды. Немедленно возникает вопрос: а почему только некоторые, а не все? Уж если астероиды влияют на судьбу, то без полного учета хороший гороскоп не составишь. Однако, продолжая рассуждать логически, мы придем к следующему положению. Предположим, что астероиды оказывают-таки на нас астрологическое воздействие. Но что такое астероид? Это глыба из камня и железа. Грубо говоря, то же самое можно сказать и про планеты земной группы — Меркурий, Марс, Венеру, Землю, а также Луну. Если мы считаем, что глыба из камня и железа почему-то должна влиять на судьбу человека, почему мы не учитываем влияние точной такой же глыбы у нас за окном? Я имею в виду обычные горы, холмы, месторождения железной руды и т. п. Древние астрологи, глядя на движения планет, представления не имели о том, как планеты устроены. Им казалось, что это нечто особенное, небесное, не имеющее ничего общего с нашей земной реальностью. Планеты виделись им как загадочные сверкающие огни на фоне черного неба, непостижимым образом перемещающиеся среди звезд. Теперь, когда земные аппараты исследовали грунт Венеры и Марса, а с Луны доставлены несколько сотен килограммов породы, мы прекрасно понимаем, что никаких принципиальных отличий у Земли и этих планет просто нет. Поэтому приписывание гигантским камням, летающим вокруг Солнца, каких-то особенных свойств, позволяющих им влиять на нашу жизнь, выглядит нелогичным. Я, во всяком случае, не взялся бы объяснять кому-либо, почему его личные успехи в любви и бизнесе на этой неделе должны зависеть от глыбы из гранита и базальта, припорошенной песком с большим содержанием железа, с ледяными наслоениями на полюсах и вечной мерзлотой под слоем грунта. Глыбы, которая называется Марс и летает вокруг Солнца в 230 миллионах километров от него. Напоследок еще одно. С 1995 года началась триумфальная серия открытий планет возле других звезд, так называемых экзопланет. Каждый год добавляет к этому списку десятки новых и новых объектов — планет, похожих на Юпитер. Чтобы быть последовательными, астрологи, по-видимому, должны учитывать и эти объекты. Откуда астрологи узнают, как на нас влияют вновь открытые объекты? Здесь астрономы просто посмеиваются над астрологами. Когда речь идет о влиянии, скажем, Юпитера, Марса или Венеры, астрологи ссылаются на многовековой опыт наблюдения этих планет. Эти яркие объекты на небе никто никогда не открывал, поскольку они всегда были видны и заметить их могли даже наши далекие предки. Но как быть, например, с тем же Плутоном? Он был открыт Клайдом Томбо в 1930 году — по сути, совсем недавно. Откуда астрологи узнали, как Плутон влияет на людей? Ссылки на опыт предков тут уже не проходят: предки вообще понятия не имели о существовании Плутона. Если современные астрологи начнут учитывать воздействие астероидов и других ранее неизвестных объектов, то как они узнают, на что и как влияют эти объекты? Ни один астролог вам этого не расскажет, поскольку эти влияния не измеряются и не определяются в опыте, а просто домысливаются. Я был в полном восторге от некой статьи в отечественном астрологическом журнале. Там говорилось, что астероид «Ленинград» имел некую мистическую связь с судьбой великого города. Когда же городу было возвращено имя Санкт-Петербург, эта связь была утрачена! Хотелось бы знать, как всё это происходило и откуда астролог обо всем этом узнал. Ученые, привыкшие пользоваться научным методом, пересказывали друг другу эту статью как анекдот, в очередной раз подтверждающий нелепость астрологии. Зависит ли сила астрологического воздействия от расстояния? Это чрезвычайно важный вопрос. Дело в том, что целый ряд вопросов к астрологии может быть объяснен зависимостью величины астрологической силы от расстояния. В самом деле, почему астрологи не учитывают влияние квазаров и мало интересуются звездами? Ответ простой: потому что эти объекты невероятно удалены и поэтому их влияние гораздо меньше небольших, но близких к нам планет. Но как только астрологи дадут такой ответ, они немедленно попадут в логическую ловушку, выбраться из которой невозможно. Если гипотетическая астрологическая сила зависит от расстояния, то почему это никак не учитывается в гороскопах? Марс, например, может оказаться с той же стороны от Солнца, что и Земля, а может разместиться и с противоположной стороны. При этом его расстояние от Земли изменится примерно в пять раз. То же самое характерно для любой другой планеты. При этом может случиться так, что Марс в обоих случаях окажется на фоне одного и того же созвездия (знака). Поэтому астролог даст одинаковую трактовку влиянию Марса, не учитывая изменения расстояния до него. Почему так происходит, предельно ясно. Когда создавалась астрология, считалось, что Земля находится в центре мира и все планеты движутся вокруг нее по хрустальным сферам. Значит, расстояние от Земли до любой планеты всегда было одинаковым и его можно было вообще не принимать во внимание. Что, собственно, до сих пор и делается в астрологии, которая молчаливо использует все построения многовековой давности, опровергнутые ходом развития науки. Итак, астрология сталкивается с неразрешимым парадоксом. Если таинственная астрологическая сила зависит от расстояния, то астрологи делают ошибку, не учитывая в прогнозах постоянные и значительные изменения расстояний между Землей и каждой из планет Солнечной системы. Если таинственная астрологическая сила не зависит от расстояния, то астрологи делают ошибку, не учитывая в прогнозах влияние квазаров, пульсаров, черных дыр и других удаленных космических объектов. Попутно заметим, что в природе пока не обнаружены силы, которые не зависели бы от расстояния. С точки зрения логики такие силы вряд ли существуют, поскольку тогда мы должны были бы ощущать суммарное воздействие громадного количества удаленных космических объектов. Ничего подобного, однако, не наблюдается. Принцип логичности астрологией явно не соблюдается. Самое любопытное, что астрология и не пытается как-то разрешить те несообразности, о которых шла речь. Читатель может в этом убедиться, заглянув в любую книгу по астрологии. Там об этих вещах даже не упоминается. А это значит, что нарушается и принцип честности: если ты знаешь о слабых местах теории, ты должен сам о них сказать. Уже с этой точки зрения астрология не тянет на то, чтобы называться наукой. Недоверчивый читатель может сказать: мало ли что говорят консервативные ученые! Всем рассуждениям о принципе логичности грош цена, если окажется, что на самом деле астрологические предсказания верны, поскольку практика — критерий истины. О том, какова же практика, какие астрологические закономерности всё же существуют и как они могут быть объяснены, — обо всем этом мы поговорим в следующем выпуске журнала. Книгу С. А. Язева «Мифы минувшего века» можно купить в интернет-магазине по адресу http://www.sibran.ru в разделе научно-популярные книги. (Окончание в следующем номере) Источник: http://elementy.ru/lib/430628
  11. Павел Чеботарев, докт. физ. -мат. наук, зав. лаб. Института проблем управления РАН. — Всерьез клерикализовать науки и их преподавание, к счастью, невозможно. Но для нашей государственной программы выработки у граждан навыка «что угодно считать чем угодно» эти попытки — серьезное подспорье.
  12. Вспоминаю её. Прошло два года - как вихрь, по ощущениям почти мгновенно. И как-то неестественна мысль, что эти два года, насыщенные, даже весьма насыщенные событиями, делами, переживаниями и мыслями, её не было. Её просто не может не быть - вопреки всему, вопреки эмпирическим фактам и логике "ветхой земли". Само имя "Юлия Синелина" отзывается, когда его произносишь или вспоминаешь, живым теплом, а не отчуждённым холодом чего-то "прошедшего". Почему её "забрали на небо" - вопрос философский, богословский и мистический. И даже - "почему" или "зачем"? Сама она была убеждена, что всё неслучайно, на всё Божья воля. Как ей открылась эта воля, когда - мы здесь не узнаем, и не должны знать. Но вот что точно - Юлия не случайно пришла почти одновременно к религиозной вере и к социологии религии. Не случайно всё сложилось так, что она стала крупным социологом, будучи верующим человеком. Не случайно, будучи человеком высокой культуры и интеллекта, она совместила то, что, согласно привычным и религиозным, и сциентистским стереотипам, несовместимо - искреннюю веру и науку, причём науку о земных путях той самой веры, которую разделяешь сам. Разделить и сочетать их в одной душе так, чтобы одно не мешало другому - но даже наоборот, подпитывало друг друга и вело - по этому лезвию бритвы удалось пройти немногим. Я думаю, что сам пример её жизни, сама её личность - "послание", которое мы только начинаем понимать. Скорее всего, это путь - маленький, но яркий указатель направления развития нашей, да и, возможно, всей науки, и всей религиозной культуры. "Рост степени синтеза" (В.П. Бранский). Конвергенция и интеграция (Сорокин и другие). Тот "тесный путь", который представляется сегодня немыслимым, но которым мы, видимо, должны пройти. И какая же работа, как писал Маяковский, "адовая" предстоит впереди! Голубь пролетел между сходящимися скалами - теперь настаёт черёд корабля ("Аргонавты").
×
×
  • Create New...

Important Information